10 C
Астана
24 апреля, 2024
Image default

Евгений Жовтис: «Что это за масштабная прослушка оппозиции?»

Про­тив кого басту­ю­щие неф­тя­ни­ки Жана­о­зе­на вме­сте с Вла­ди­ми­ром Коз­ло­вым, Сери­ком Сапар­га­ли и Акжа­на­том Ами­но­вым раз­жи­га­ли соци­аль­ную рознь? И мож­но ли счи­тать выво­ды судеб­ных экс­пер­тов из цен­тра судеб­ной экс­пер­ти­зы при Мини­стер­стве юсти­ции объ­ек­тив­ны­ми и неза­ви­си­мы­ми? На эти вопро­сы нам отве­тил извест­ный пра­во­за­щит­ник и юрист Евге­ний Жовтис. 

 

Автор: Евге­ний ЖОВТИС

 

Во втор­ник на судеб­ный про­цесс по делу извест­но­го поли­ти­ка Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва, обще­ствен­но­го дея­те­ля Сери­ка Сапар­га­ли и лиде­ра рабо­чих Акжа­на­та Ами­но­ва по тре­бо­ва­нию сто­ро­ны защи­ты Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва были при­гла­ше­ны судеб­ные экс­пер­ты — Асет Сван­ку­лов и Дина­ра Момбе­ко­ва из цен­тра судеб­ной экс­пер­ти­зы Мини­стер­ства юсти­ции и Назым Меде­уова из реги­о­наль­ной науч­ной лабо­ра­то­рии судеб­ных экс­пер­тиз г. Аста­ны. Имен­но они про­во­ди­ли бух­гал­тер­ские, фило­ло­ги­че­ские и пси­хо­ло­ги­че­ские экс­пер­ти­зы мате­ри­а­лов дела. (Подроб­нее об этом читай­те в репор­та­же с суда «“Дело Коз­ло­ва”: сло­ва “ора­за”, “той” име­ют скры­тый смысл!»)

Назым Меде­уова предо­ста­ви­ла ана­лиз по бух­гал­те­рии АО «Озен­му­най­газ» и в сво­их выво­дах сде­ла­ла заклю­че­ние, что рабо­чим на 16 мая 2011 года были начис­ле­ны коэф­фи­ци­ен­ты 1,7 и 1,8 и про­ве­де­ны все выпла­ты (зара­бот­ная пла­та, пре­ми­аль­ные, выпла­ты за вред­ные усло­вия рабо­ты, раз­лич­ные над­бав­ки) и, соот­вет­ствен­но, пред­при­я­тие дол­гов не име­ет. Но при этом она не дала точ­но­го отве­та на вопро­сы сто­ро­ны защи­ты: поче­му коэф­фи­ци­ен­ты к зар­пла­те рабо­чих были при­ме­не­ны не сра­зу и выпла­чи­ва­лись непра­виль­но, поче­му зар­пла­та рабо­чих с при­ме­не­ни­ем коэф­фи­ци­ен­тов уве­ли­чи­лась не на 80%, а на 9%, куда делись 47% из пре­ми­аль­ных выплат и другие.

Экс­перт Асет Сван­ку­лов сде­лал заклю­че­ние из сте­но­грамм бесед и теле­фон­ных раз­го­во­ров Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва с Була­том Ата­ба­е­вым и Жан­бо­ла­том Мама­ем, что, про­из­но­ся сло­ва «буча», «той», они вкла­ды­ва­ли в них скры­тый смысл.

Тре­тий экс­перт Дина­ра Момбе­ко­ва на суде дока­зы­ва­ла, что рабо­та пар­тии «Алга» по орга­ни­за­ции митин­гов и демон­стра­ций, бой­ко­ту выбо­ров пре­зи­ден­та и кри­ти­ке оши­бок пра­ви­тель­ства была наце­ле­на на свер­же­ние кон­сти­ту­ци­он­но­го строя. В каче­стве аргу­мен­та про­зву­ча­ло, что обви­ня­е­мые исполь­зо­ва­ли в сво­их раз­го­во­рах такие сло­ва, как «ора­за», «гид­ра», «бур­да».

Мы реши­ли узнать мне­ние извест­но­го пра­во­за­щит­ни­ка Евге­ния Жовти­са, что он дума­ет о выво­дах судеб­ных экс­пер­тов и счи­та­ет ли их объективными.

- Ну конеч­но, я не дово­лен, — сра­зу же ска­зал пра­во­за­щит­ник. — Во-пер­вых, это были все сотруд­ни­ки Мини­стер­ства юсти­ции. Так как центр судеб­ной экс­пер­ти­зы нахо­дит­ся при Мини­стер­стве юсти­ции, то мы име­ем дело с пред­ста­ви­те­ля­ми испол­ни­тель­ной вла­сти. Сам факт, что люди рабо­та­ют на испол­ни­тель­ную власть, а чело­ве­ка судит испол­ни­тель­ная власть, вер­нее, предъ­яв­ля­ет­ся обви­не­ние в лице испол­ни­тель­ной вла­сти, сра­зу вызы­ва­ет опре­де­лен­ные сомнения.

Он при­знал­ся, что сре­ди адво­ка­тов и пра­во­за­щит­ни­ков уже дав­но гово­рят о том, что судеб­ная экс­пер­ти­за явля­ет­ся про­дол­же­ни­ем сто­ро­ны след­ствия. «Хотя по суще­ству судеб­ный экс­перт дол­жен быть ней­траль­ным», — под­черк­нул правозащитник.

Вто­рой момент, кото­рый отме­тил пра­во­за­щит­ник, это то, как была про­ве­де­на экспертиза.

- Оче­вид­но, что люди выдер­ги­ва­ют фра­зы из кон­тек­ста. То есть, с одной сто­ро­ны, они гово­рят, что рас­смат­ри­ва­ют дан­ный раз­го­вор в кон­тек­сте, а с дру­гой — они отка­зы­ва­ют­ся отве­чать на вопро­сы, кото­рые им зада­ют адво­ка­ты и под­су­ди­мые, кото­рые как раз исхо­дят из контекста.

Но боль­ше все­го его «уди­ви­ла» тре­тий экс­перт, при­знал­ся Жовтис. На ее выво­дах, кото­рые кос­ну­лись дея­тель­но­сти оппо­зи­ци­он­ной пар­тии и оце­ноч­ных суж­де­ний под­су­ди­мых, он оста­но­вил­ся подроб­нее. Он выра­зил свое недо­уме­ние, поче­му в вину оппо­зи­ци­он­ной пар­тии ста­вит­ся ее закон­ная деятельность.

- Боль­шая часть ее выступ­ле­ния была посвя­ще­на момен­там, свя­зан­ным с дея­тель­но­стью оппо­зи­ци­он­ной пар­тии. Когда она гово­рит про фор­ми­ро­ва­ние нега­тив­но­го обра­за вла­сти, она абсо­лют­но пра­виль­но гово­рит, а какой еще образ вла­сти оппо­зи­ци­он­ная пар­тия долж­на фор­ми­ро­вать, если она хочет прий­ти к вла­сти? Или когда она гово­рит: «Те или иные реше­ния вла­сти они ста­ви­ли под сомне­ния, при­зы­ва­ли к митин­гам и несо­гла­сию», это тоже пра­виль­но. Посмот­ри­те Кон­сти­ту­цию, в ней, во-пер­вых, закреп­ле­но идео­ло­ги­че­ское и поли­ти­че­ское мно­го­об­ра­зие. Во-вто­рых, закреп­ле­ны все воз­мож­ные мето­ды, кото­ры­ми пар­тии могут вос­поль­зо­вать­ся, если они вла­стью не доволь­ны. Сюда вклю­ча­ют­ся митин­ги, демон­стра­ции, нега­тив­ное отно­ше­ние к вла­сти, кри­ти­ка вла­сти. Един­ствен­ное, что запре­ще­но делать, — это наси­лие, — под­черк­нул юрист.

Далее Евге­ний Жовтис оста­но­вил­ся на выво­дах экс­пер­та об оце­ноч­ных суж­де­ни­ях под­су­ди­мых. Он отме­тил, что, делая такие выво­ды, нуж­но исхо­дить, преж­де все­го, из меж­ду­на­род­ной практики.

- Попыт­ка усмот­реть в неко­то­рых оце­ноч­ных суж­де­ни­ях и мне­ни­ях некие при­зы­вы к насиль­ствен­но­му изме­не­нию кон­сти­ту­ци­он­но­го строя, у меня вызы­ва­ет сомне­ние и очень серьез­ные вопро­сы, — под­черк­нул пра­во­за­щит­ник. — Дело в том что, у меня серьез­ные вопро­сы по пово­ду самой запи­си. Что это за опе­ра­тив­ные разыск­ные меро­при­я­тия, санк­ци­о­ни­ро­ван­ные про­ку­ро­ром? При этом про­слу­ши­ва­ют мас­штаб­но, вклю­чая всех, в том чис­ле г‑на Сапар­га­ли, кото­рый изби­рал­ся кан­ди­да­том в депу­та­ты мас­ли­ха­та. Если мы послу­ша­ем, что гово­рят на наших кух­нях, то, что на суде пере­чис­ли­ли, пока­жет­ся дет­ским лепе­том. Поэто­му здесь нуж­но оттал­ки­вать­ся от меж­ду­на­род­ной прак­ти­ки. Она заклю­ча­ет­ся в одной про­стой фор­му­ле: выра­же­ние соб­ствен­но­го мне­ния — это пра­во, а пра­во на сво­бо­ду сло­ва абсо­лют­но, за исклю­че­ни­ем того момен­та, когда она пред­став­ля­ет реаль­ную угро­зу насилия.

Евге­ний Жовтис так­же под­черк­нул, что выво­ды нуж­но делать из общей ситу­а­ции: где и в каком эмо­ци­о­наль­ном состо­я­нии гово­ри­лось все это — на кухне или на пло­ща­ди. И некая теле­фон­ная бесе­да, по мне­нию экс­пер­та, не может брать­ся за осно­ву обвинения.

- Я на лек­ци­ях все­гда при­во­дил такой при­мер: бабуш­ка сидит на кухне, она про­шла вой­ну, а сей­час не на что купить лекар­ства. И она в поры­ве него­до­ва­ния гово­рит: «Взо­рвать бы все это к чер­то­вой мате­ри». Ее, конеч­но, мож­но обви­нить в тер­ро­риз­ме, если про­слу­шать ее квар­ти­ру. Но все пре­крас­но пони­ма­ют, что здесь нет реаль­ной угро­зы. Отсю­да я исхо­жу: если вы види­те неко­то­рые побу­ди­тель­ные дей­ствия, напри­мер, чело­ве­ка, высту­па­ю­ще­го на пло­ща­ди, дей­стви­тель­но при­зы­ва­ю­ще­го что-то гро­мить, то здесь мож­но при­влечь за при­зы­вы к наси­лию. А если люди про­сто обсуж­да­ют, и их мне­ния эмо­ци­о­наль­ны и, может, даже зашка­ли­ва­ют, то нуж­но раз­би­рать­ся очень чет­ко в кон­тек­сте и смот­реть на воз­мож­ную реаль­ную угро­зу насилия.

Пра­во­за­щит­ник еще раз отме­тил, что не толь­ко в обви­ни­тель­ном заклю­че­нии, но и в выво­дах экс­пер­тов он так и не полу­чил отве­та: меж­ду кем и кем раз­жи­га­лась соци­аль­ная рознь.

- Экс­пер­ты бра­ли фра­зы, в опре­де­лен­ном кон­тек­сте и пыта­лись дока­зать, что здесь содер­жит­ся соци­аль­ная рознь или содер­жит­ся при­зыв к насиль­ствен­ной смене кон­сти­ту­ци­он­но­го строя. Но я так и не услы­шал ни от одно­го экс­пер­та, соци­аль­ная рознь раз­жи­га­лась меж­ду кем и кем? С одной сто­ро­ны, понят­но, речь идет о рабо­чих, а кто с дру­гой сто­ро­ны — власть? Но власть — это не соци­аль­ная груп­па. Так какую соци­аль­ную груп­пу име­ют в виду экс­пер­ты, когда они утвер­жда­ют, что в тех или иных листов­ках или при­зы­вах содер­жа­лись при­зы­вы к раз­жи­га­нию соци­аль­ной роз­ни? Кто они — те, в отно­ше­нии кото­рых раз­жи­га­ет­ся рознь?

Под­го­то­ви­ла Шари­па ИСКАКОВА

View article:
Евге­ний Жовтис: «Что это за мас­штаб­ная про­слуш­ка оппозиции?»

архивные статьи по теме

Больше 150 объектов на 17,5 млрд долларов: первые находки «Трекера зарубежного имущества российской элиты» от OCCRP

Editor

Садыков и амнистия несовместимы?

Вся жизнь, как Первое апреля!