25 C
Астана
5 августа, 2021
Image default

Евгений ЖОВТИС: «Процесс в Актау надо прекращать, а подсудимых — оправдывать»

Про­ку­ра­ту­ра Ман­гы­ста­уской обла­сти, про­ве­дя про­вер­ку заяв­ле­ний под­су­ди­мых неф­тя­ни­ков о звер­ствах сле­до­ва­те­лей, отка­за­ла в воз­буж­де­нии уго­лов­но­го дела по фак­ту пыток. После это­го заяв­ле­ния люди выхо­ди­ли из зала суда не менее потря­сен­ны­ми, чем после рас­ска­зов о чудо­вищ­ных пыт­ках, кото­рым под­вер­га­лись под­су­ди­мые неф­тя­ни­ки во вре­мя «след­ствен­ных мероприятий».

 

Автор: Евге­ний ЖОВТИС

 

Все жда­ли как мини­мум рас­сле­до­ва­ния, но даже меди­цин­ских обсле­до­ва­ний и экс­пер­тиз в отно­ше­нии под­су­ди­мых   про­ве­де­но не было.  Им про­со отка­за­ли! Но раз­ве так может быть? С этим наив­ным вопро­сом мы обра­ти­лись к извест­но­му пра­во­за­щит­ни­ку Евге­нию Жовти­су.  

-  Евге­ний Алек­сан­дро­вич, име­ла про­ку­ра­ту­ра пра­во отка­зать под­су­ди­мым в воз­буж­де­нии дела по фак­ту пыток?

- Для меня важ­но не то, воз­бу­ди­ли дело или нет, а то, что отка­за­лись про­во­дить над­ле­жа­щее рас­сле­до­ва­ние. Воз­бу­дить уго­лов­ное дело мож­но толь­ко после того, как рас­сле­до­ва­но все, что заяви­ли под­су­ди­мые, и на осно­ва­нии выяв­лен­ных фак­тов уста­нов­ле­но нали­чие кри­ми­наль­ной составляющей.

Это осо­бен­но стран­но, если вы сов­ме­сти­те этот про­цесс с про­цес­сом над началь­ни­ком изо­ля­то­ра вре­мен­но­го содер­жа­ния. Оче­вид­но, что это­го чело­ве­ка судят в свя­зи с тем, что задер­жан­ный погиб в резуль­та­те пыток. То есть гово­рить о том, что пыток не было, невоз­мож­но уже по одно­му это­му фак­ту. Мож­но гово­рить о том, были ли они еди­нич­ны­ми или мас­со­вы­ми, но они были!

Оче­вид­но, что в слу­чае под­твер­жде­ния тех фак­тов, кото­рые изло­жи­ли под­су­ди­мые, все полу­чен­ные дока­за­тель­ства ста­но­вят­ся не име­ю­щи­ми юри­ди­че­ской силы, недо­пу­сти­мы­ми с уче­том наше­го зако­но­да­тель­ства и не могу­щи­ми быть при­ня­ты­ми. И оче­вид­но, что надо было пре­кра­щать про­цесс и про­во­дить такое рас­сле­до­ва­ние. Это­го сде­ла­но не было и при­хо­дит­ся толь­ко раз­ве­сти руками.

- Может быть, дело в том, что дока­зать при­ме­не­ние пыток непросто?

- При­ве­ду при­мер. В свое вре­мя Казах­стан посе­щал спец­до­клад­чик ООН по пыт­кам. С ним при­ез­жал экс­перт-врач — тот, кто оце­ни­ва­ет, при­ме­ня­лись пыт­ки или нет. Так вот, в раз­го­во­ре экс­перт ска­зал, что почти ко всем, с кем он встре­чал­ся (а ему дали воз­мож­ность встре­тить­ся с людь­ми, содер­жа­щи­ми­ся в след­ствен­ных изо­ля­то­рах), дей­стви­тель­но пыт­ки применялись. 

Я спро­сил: как вы это опре­де­ли­ли? Ведь было мало­ве­ро­ят­но, что его при­ве­ли к тем, у кого были пере­ло­ма­ны реб­ра или были синя­ки. Он ска­зал: мне не нуж­ны сле­ды пыток,  я доста­точ­но опы­тен (25-лет­ний стаж), что­бы из раз­го­во­ра понять, гово­рит этот чело­век прав­ду или нет.

К чему я веду? Пыт­ки — это не толь­ко игол­ки под ног­ти и утюг на грудь. Речь идет не толь­ко о том, изби­ва­ли ли чело­ве­ка до такой сте­пе­ни, что он стал инва­ли­дом в резуль­та­те мето­дов дозна­ния, как они у нас назы­ва­ют­ся. Пыт­ки — это и поме­ще­ние в тем­ную каме­ру, допрос ночью, пси­хо­ло­ги­че­ское дав­ле­ние, угро­зы близ­ким… Это огром­ное коли­че­ство раз­но­го рода фак­то­ров, и для их уста­нов­ле­ния нет необ­хо­ди­мо­сти обра­щать­ся к вра­чу и уста­нав­ли­вать сле­ды на теле.

Исхо­дя из слов про­ку­ро­ра, у меня нет ника­ких сомне­ний, что в слу­чае жана­о­зен­ско­го дела про­вер­ка была про­ве­де­на фор­маль­ная, пото­му что для того, что­бы по 37-ми людям уста­но­вить, что они гово­рят неправ­ду, нуж­но было изу­чить мас­су доку­мен­тов. Когда под­су­ди­мый был задер­жан, когда достав­лен, когда был пер­вый допрос, когда впер­вые появил­ся адво­кат, был ли про­ве­ден акт меди­цин­ско­го осви­де­тель­ство­ва­ния перед поме­ще­ни­ем в изо­ля­тор вре­мен­но­го содер­жа­ния, был ли про­ве­ден акт меди­цин­ско­го осви­де­тель­ство­ва­ния до и после допро­са, было ли видео допроса…

То, что ниче­го это­го сде­ла­но не было, озна­ча­ет толь­ко одно: резуль­та­ты этой  про­вер­ки не соот­вет­ство­ва­ли бы тре­бо­ва­ни­ям меж­ду­на­род­но­го зако­но­да­тель­ства о пыт­ках. Суще­ству­ет такое поня­тие, как пре­зумп­ция пыток. Если чело­век гово­рит, что в отно­ше­нии него были при­ме­не­ны пыт­ки, то это зада­ча пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов дока­зать, что их не было. Эти доку­мен­ты не име­ют обя­за­тель­ной юри­ди­че­ской силы, но если суд хочет обес­пе­чи­вать все­сто­рон­нее объ­ек­тив­ное рас­смот­ре­ние дела, то он при­ме­ня­ет эти процедуры. 

- Как Вы дума­е­те, какой будет реак­ция на это реше­ние про­ку­ро­ров со сто­ро­ны Запада?

- Я пока не имел воз­мож­но­сти обсуж­дать эту тема­ти­ку с евро­пей­ца­ми, но  могу пред­по­ло­жить, какой будет реак­ция. Дело в том, что для евро­пей­ско­го вос­при­я­тия, преж­де все­го пра­во­во­го, полу­чить при­зна­тель­ные пока­за­ния под пыт­ка­ми и потом осно­вы­вать на них обви­ни­тель­ный при­го­вор — это невоз­мож­но, пото­му что под­ры­ва­ет все осно­вы правосудия.

 Для евро­пей­ско­го пра­во­во­го вос­при­я­тия, как, впро­чем, и для севе­ро­аме­ри­кан­ско­го, про­бле­мы про­це­ду­ры клю­че­вые, даже по срав­не­нию с самим обви­не­ни­ем, пото­му что толь­ко про­це­ду­ра поз­во­ля­ет защи­тить неви­нов­но­го чело­ве­ка. Поэто­му  пра­во на неза­ви­си­мо­го адво­ка­та, пра­во хра­нить мол­ча­ние, неза­ви­си­мое меди­цин­ское осви­де­тель­ство­ва­ние и про­чее —  базо­вые. Если чело­век заяв­ля­ет, что к нему при­ме­ня­лись пыт­ки, это ста­вит под сомне­ние вооб­ще все рас­сле­до­ва­ние и обви­не­ние чело­ве­ка. Это на 90% сни­ма­ет раз­го­во­ры о винов­но­сти дан­но­го лица.

Если вы уве­ре­ны, что чело­век совер­шил пре­ступ­ле­ние и для это­го есть вся необ­хо­ди­мая дока­за­тель­ная база, вам неза­чем его пытать. А если вы его пыта­е­те, то вы либо пыта­е­тесь уско­рить рас­сле­до­ва­ние, либо пыта­е­тесь пове­сить на неви­нов­но­го преступление.

- Уже даже не юри­стам вид­но, что про­цесс торо­пят. Как Вы дума­е­те, зачем так  гонят коней?

- Судя по тому, как про­цесс пошел, ясно, что воз­ник­ло очень мно­го вопро­сов к обви­не­нию, к рас­сле­до­ва­нию, к резуль­та­там этот судеб­но­го про­цес­са. Поэто­му про­цесс уско­ря­ют, что­бы выру­лить из этой ситу­а­ции. При­го­вор, я думаю, будет обви­ни­тель­ным, но вла­сти поста­ра­ют­ся сба­лан­си­ро­вать — кого-то, воз­мож­но, оправ­да­ют, кому-то дадут условно.

- То есть здесь зада­ча — при­знать сам факт?

- Да, при­знать, что эти люди в той или иной сте­пе­ни, кос­вен­но или пря­мо, при­ни­ма­ли уча­стие в про­изо­шед­шем. И закрыть тему, кто в дей­стви­тель­но­сти был виновен.

- Как повли­я­ет про­цесс в Актау на дело Козлова?

- Это юри­ди­че­ский факт, что бес­по­ряд­ки были, что к бес­по­ряд­кам были при­част­ны неф­тя­ни­ки, и что дли­тель­ная акция неф­тя­ни­ков закон­чи­лась бес­по­ряд­ка­ми. В деле Коз­ло­ва нуж­но будет толь­ко дока­зы­вать связь меж­ду Коз­ло­вым и неф­тя­ни­ка­ми. Нуж­но будет дока­зы­вать, что дей­ствия Коз­ло­ва и дру­гих лиц были направ­ле­ны на то, что­бы эти бес­по­ряд­ки состо­я­лись рано или позд­но. Вот будет зада­ча обвинения.

- А Ваши про­гно­зы по делу Коз­ло­ва мож­но услышать?

- Мне труд­но ска­зать, не хочу быть Кас­сан­дрой. По ощу­ще­ни­ям, я доста­точ­но пес­си­ми­сти­чен в отно­ше­нии это­го дела. Чело­ве­ка столь­ко дер­жат в след­ствен­ном изо­ля­то­ре, про­дле­ва­ют каж­дый месяц меру пре­се­че­ния… Я не думаю, что в этой ситу­а­ции суд будет более объ­ек­тив­ным и более бес­при­страст­ным, чем в том про­цес­се, о кото­ром мы говорили.

- Оппо­зи­ция очень часто гово­рит об ими­дже Назар­ба­е­ве, в част­но­сти на при­ме­ре Ваше­го дела гово­ри­лось, что оно очень нега­тив­но отра­зи­лось на его ими­дже. Как Вы счи­та­е­те, вли­я­ют ли такие судеб­ные  про­цес­сы и такие приговоры?

- В любом слу­чае такие про­цес­сы вли­я­ют на имидж, и они не луч­шим обра­зом демон­стри­ру­ют пра­во­вую систе­му госу­дар­ства, неза­ви­си­мость пра­во­су­дия, отсут­ствие поли­ти­че­ских пре­сле­до­ва­ний. Реак­ция вполне нега­тив­ная. Но вопрос в мас­шта­бах или глу­бине это­го негатива.

Запи­сал Игорь ВИНЯВСКИЙ

Read More:
Евге­ний ЖОВТИС: «Про­цесс в Актау надо пре­кра­щать, а под­су­ди­мых — оправдывать»

архивные статьи по теме

Тезисы: Почему бойкот выборов – плохая идея

Editor

Новый метод борьбы с экстремизмом?

В «Каражанбасмунай» как минимум лукавят?!