-18 C
Астана
27 февраля, 2021
Image default

Евгений Жовтис: «Мирное собрание рассматривается властями как угроза»

Неде­лю назад, 26 мар­та, мажи­лис пар­ла­мен­та Казах­ста­на в пер­вом чте­нии одоб­рил с «сопут­ству­ю­щи­ми поправ­ка­ми» про­ект зако­на о мир­ных собра­ни­ях, рас­кри­ти­ко­ван­ный пра­во­за­щит­ни­ка­ми, в том чис­ле дирек­то­ром Казах­стан­ско­го бюро по пра­вам чело­ве­ка Евге­ни­ем Жовти­сом, как «не соот­вет­ству­ю­щий меж­ду­на­род­ным стандартам».

Про­ект раз­ра­бо­та­ло мини­стер­ство инфор­ма­ции и обще­ствен­но­го раз­ви­тия после неод­но­крат­ных обе­ща­ний вла­стей Казах­ста­на пере­смот­реть дей­ству­ю­щее зако­но­да­тель­ство. После состо­яв­ших­ся в июне про­шло­го года пре­зи­дент­ских выбо­ров, кото­рые сопро­вож­да­лись мас­со­вы­ми про­тестны­ми акци­я­ми и задер­жа­ни­я­ми их участ­ни­ков, Касым-Жомарт Тока­ев, объ­яв­лен­ный побе­ди­те­лем выбо­ров, выска­зал­ся за пере­ход от раз­ре­ши­тель­но­го к уве­до­ми­тель­но­му харак­те­ру митин­гов. Эту же мысль Тока­ев повто­рил на засе­да­нии создан­но­го по его же ини­ци­а­ти­ве кон­суль­та­тив­но­го орга­на — «сове­та обще­ствен­но­го дове­рия» (НСОД). В фев­ра­ле пра­ви­тель­ство пред­ста­ви­ло про­ект зако­на на обще­ствен­ное обсуж­де­ние. Пра­во­за­щит­ни­ки и акти­ви­сты заяви­ли, что в про­ект «пере­ко­че­ва­ло» мно­же­ство огра­ни­че­ний из дей­ству­ю­ще­го зако­на, к тому же раз­ра­бот­чик пред­ла­га­ет уже­сто­чить нака­за­ние за орга­ни­за­цию несанк­ци­о­ни­ро­ван­ных митин­гов и уча­стие в них. В мар­те зако­но­про­ект посту­пил в пар­ла­мент. В рабо­чую груп­пу в мажи­ли­се для обсуж­де­ния зако­но­про­ек­та вошли несколь­ко пред­ста­ви­те­лей граж­дан­ско­го обще­ства, в том чис­ле Евге­ний Жовтис.

1 апре­ля ста­ло извест­но, что Жовтис поки­нул рабо­чую груп­пу. В этот же день меж­ду­на­род­ная пра­во­за­щит­ная орга­ни­за­ция Human Rights Watch при­зва­ла Нур-Сул­тан отло­жить рас­смот­ре­ние в пар­ла­мен­те зако­но­про­ек­та и учесть мне­ния акти­ви­стов, кото­рые опа­са­ют­ся, что вла­сти уско­рят при­ня­тие в усло­ви­ях чрез­вы­чай­но­го поло­же­ния, когда дей­ству­ют запрет на мас­со­вые меро­при­я­тия и огра­ни­че­ния на пере­дви­же­ния, затруд­ня­ю­щие моби­ли­за­цию обще­ствен­но­сти. Евге­ний Жовтис счи­та­ет, что спе­шить с при­ня­ти­ем про­ек­та, кото­рый регла­мен­ти­ру­ет реа­ли­за­цию пра­ва на сво­бо­ду мир­ных собра­ний, не нужно.

«СУТЬ АБСОЛЮТНО ВЫХОЛОЩЕНА»

Азаттык: Гос­по­дин Жовтис, появи­лась инфор­ма­ция о том, что вы поки­ну­ли рабо­чую груп­пу по про­ек­ту зако­на «О поряд­ке орга­ни­за­ции и про­ве­де­ния мир­ных собра­ний». Вы под­твер­жда­е­те это?

Евге­ний Жовтис: Да, я вышел из рабо­чей груп­пы. Об этом я вче­ра вече­ром (31 мар­та. — Ред.) элек­трон­ным пись­мом изве­стил руко­во­ди­те­ля рабо­чей груп­пы по дан­но­му зако­но­про­ек­ту гос­по­ди­на [Кана­та] Муси­на, чле­на коми­те­та по зако­но­да­тель­ству и судеб­но-пра­во­вой рефор­ме мажи­ли­са. Я так­же напра­вил это пись­мо ещё двум чле­нам рабо­чей груп­пы и НСОД (Наци­о­наль­но­го сове­та обще­ствен­но­го дове­рия. — Ред.) Мух­та­ру Тай­жа­ну и Асыл­бе­ку Кожахметову.

Правозащитник Евгений Жовтис, директор Казахстанского бюро по правам человека.
Пра­во­за­щит­ник Евге­ний Жовтис, дирек­тор Казах­стан­ско­го бюро по пра­вам человека.

Азаттык: Что повли­я­ло на это ваше решение?

Евге­ний Жовтис: К сожа­ле­нию, на такой корот­кий вопрос я не могу дать тако­го же корот­ко­го отве­та. Хотя мож­но было бы про­сто ска­зать, что такое реше­ние при­ня­то по при­чине того, что я не вижу смыс­ла в сво­ём уча­стии в рабо­чей группе.

Азаттык: В таком отве­те кто-то из ваших оппо­нен­тов может узреть чуть ли не про­яв­ле­ние некой обиды…

Евге­ний Жовтис: Ника­кой оби­ды здесь нет — я не в том воз­расте и не в том поло­же­нии, что­бы на кого-либо оби­жать­ся. Как вы зна­е­те, я меж­ду­на­род­ный экс­перт по пра­ву на сво­бо­ду мир­ных собра­ний, соав­тор Руко­во­дя­щих прин­ци­пов ОБСЕ по сво­бо­де собра­ний (и пер­вой, и вто­рой, и тре­тьей редак­ций), участ­ник кон­суль­та­ций по под­го­тов­ке все­объ­ем­лю­ще­го Заме­ча­ния обще­го поряд­ка № 37 Коми­те­та ООН по пра­вам чело­ве­ка к ста­тье 21 Меж­ду­на­род­но­го пак­та о граж­дан­ских и поли­ти­че­ских пра­вах о пра­ве на мир­ные собра­ния, кото­рое пред­по­ла­га­ет­ся при­нять до кон­ца это­го года.

Руко­во­дя­щи­ми прин­ци­па­ми поль­зу­ет­ся Евро­пей­ский суд по пра­вам чело­ве­ка, их исполь­зу­ет Коми­тет ООН по пра­вам чело­ве­ка и наци­о­наль­ные суды ряда стран — чле­нов ОБСЕ.

Я плот­но и про­фес­си­о­наль­но рабо­таю в этой обла­сти с 2007 года, участ­во­вал в под­го­тов­ке заклю­че­ний по про­ек­там зако­нов цело­го ряда стран: от Поль­ши, Сер­бии, Бос­нии и Гер­це­го­ви­ны до Укра­и­ны, Узбе­ки­ста­на и других.

Я был чле­ном Меж­ду­на­род­ной комис­сии экс­пер­тов по собы­ти­ям 6 мая 2012 года на Болот­ной пло­ща­ди в Москве и гото­вил раз­дел докла­да этой комиссии.

Я не про­сто пра­во­за­щит­ник, пред­ста­ви­тель обще­ствен­ной орга­ни­за­ции. Я еще и экс­перт и при­вык к тому, что моя ква­ли­фи­ка­ция не ста­вит­ся под сомне­ние и исполь­зу­ет­ся эффек­тив­но. И я про­дол­жаю утвер­ждать, что рас­смат­ри­ва­е­мый про­ект зако­на не соот­вет­ству­ет меж­ду­на­род­ным стан­дар­там по цело­му ряду параметров…

Азаттык: В нача­ле про­цес­са по раз­ра­бот­ке про­ек­та ново­го зако­на о мир­ных собра­ни­ях в ряде казах­стан­ских СМИ писа­ли, что за осно­ву был взят про­ект Жовти­са. Вы сей­час гово­ри­те так, буд­то рас­смат­ри­вал­ся не ваш про­ект, кото­рый, по сооб­ще­ни­ям СМИ, вы еще в про­шлом году отпра­ви­ли разработчику…

Евге­ний Жовтис: Я над про­ек­том это­го зако­на рабо­тал еще в 2007 году. Он даже полу­чил поло­жи­тель­ное заклю­че­ние Экс­перт­но­го сове­та Комис­сии по пра­вам чело­ве­ка при пре­зи­ден­те. Потом, по раз­ным при­чи­нам, его поло­жи­ли под сук­но. Летом и осе­нью про­шло­го года этот про­ект обсуж­дал­ся, в том чис­ле с уча­сти­ем Обще­ствен­но­го сове­та при аки­ма­те Алма­ты и был направ­лен и в НСОД, и в адми­ни­стра­цию пре­зи­ден­та, и раз­ра­бот­чи­ку (мини­стер­ству инфор­ма­ции и обще­ствен­но­го согла­сия. — Ред.). Какое-то шеве­ле­ние вокруг него было в сен­тяб­ре. Но уже к октяб­рю обсуж­де­ние мое­го про­ек­та заглох­ло. И вот в нача­ле фев­ра­ля это­го года раз­ра­бот­чик пуб­ли­ку­ет про­ект кон­цеп­ции дру­го­го зако­но­про­ек­та, в тот же день — сам зако­но­про­ект, а в мар­те пра­ви­тель­ство уже пере­да­ёт его в пар­ла­мент. Вид­но, что раз­ра­бот­чик читал мой про­ект и даже кое-что исполь­зо­вал — но все­го лишь для сво­е­го рода аран­жи­ров­ки раз­ра­бо­тан­но­го им про­ек­та. А суть мое­го про­ек­та была абсо­лют­но выхолощена.

«ВРАЖДЕБНОЕ» ОТНОШЕНИЕ К МИРНЫМ СОБРАНИЯМ

Азаттык: Мог­ли бы вы пояс­нить раз­ни­цу меж­ду сутью ваше­го про­ек­та и сутью про­ек­та министерства?

Евге­ний Жовтис: Суть мое­го про­ек­та зако­на о митин­гах в том, что он уста­нав­ли­ва­ет имен­но уве­до­ми­тель­ный поря­док, при­чём не для всех видов мир­ных собра­ний, а там, где необ­хо­ди­ма помощь пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов для содей­ствия их про­ве­де­нию, не регу­ли­руя то, что мож­но не регу­ли­ро­вать, спо­соб­ствуя граж­да­нам в про­ве­де­нии мир­ных собра­ний — под­чер­ки­ваю, исклю­чи­тель­но мир­ных, — учи­ты­вая при этом и огра­ни­чи­тель­ные момен­ты, кото­рые неиз­беж­ны в любом таком зако­но­да­тель­стве, одна­ко при­ме­ня­е­мы лишь в исклю­чи­тель­ных случаях.

Суть про­ек­та зако­на раз­ра­бот­чи­ка заклю­ча­ет­ся в том, что он носит не про­сто огра­ни­чи­тель­ный харак­тер (заву­а­ли­ро­ван­ный таки­ми нор­ма­ми, как направ­ле­ние уве­дом­ле­ния и раз­ду­мы­ва­ние в тече­ние трёх дней об отве­те, кото­рый может быть в виде отка­за в митин­ге по ряду осно­ва­ний, при­ве­ден­ных в законе, при­чём целый ряд из них не соот­вет­ству­ет прин­ци­пу допу­сти­мо­сти огра­ни­че­ний по меж­ду­на­род­но­му пра­ву, уста­нав­ли­вая раз­ре­ши­тель­ный поря­док для шествий и демон­стра­ций), но и в том, что он заве­до­мо смот­рит враж­деб­но, как сквозь про­резь при­це­ла, на само такое обще­ствен­ное явле­ние, как мир­ное собра­ние (пикет, митинг, демонстрация).

Об этом мож­но судить и по тому, что в сопут­ству­ю­щем зако­но­про­ек­те о вне­се­нии изме­не­ний и допол­не­ний в дру­гие зако­ны в одном из таких зако­нов мир­ное собра­ние при­рав­не­но к воз­дей­ствию ядер­но­го взры­ва, граж­дан­ской войне и воору­жен­но­му кон­флик­ту. При таком пони­ма­нии любое мир­ное собра­ние рас­смат­ри­ва­ет­ся вла­стя­ми как угро­за, а соби­ра­ю­щи­е­ся граж­дане как потен­ци­аль­ные пра­во­на­ру­ши­те­ли, гото­вые к «свер­же­нию кон­сти­ту­ци­он­но­го строя» или «захва­ту власти».

Азаттык: Раз­ра­бот­чик утвер­жда­ет, что учел пере­до­вой меж­ду­на­род­ный опыт при рабо­те над про­ек­том это­го зако­на. Вы с этим не согласны?

Мож­но, конеч­но, исполь­зо­вать опыт Север­ной Кореи и Турк­ме­ни­ста­на, и тогда вооб­ще ника­ко­го зако­на не надо будет по при­чине отсут­ствия там это­го пра­ва вообще.

Евге­ний Жовтис: Я прин­ци­пи­аль­но не согла­сен с таким утвер­жде­ни­ем. Более того, созда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что раз­ра­бот­чи­ки зако­но­про­ек­та из мини­стер­ства инфор­ма­ции и обще­ствен­но­го раз­ви­тия вооб­ще не зна­ко­мы с меж­ду­на­род­ным пра­вом в этой обла­сти. Они исполь­зу­ют опыт таких стран, как Рос­сия или Син­га­пур. Одна­ко опыт этих стран не толь­ко не отно­сит­ся к луч­шим миро­вым прак­ти­кам, но и силь­но кри­ти­ку­ет­ся в меж­ду­на­род­ном сооб­ще­стве. Напри­мер, Рос­сия про­иг­ры­ва­ет дела в Евро­пей­ском суде по пра­вам чело­ве­ка, пото­му что её зако­но­да­тель­ство о мир­ных собра­ни­ях и осо­бен­но пра­во­при­ме­ни­тель­ная прак­ти­ка про­ти­во­ре­чат Евро­пей­ской кон­вен­ции о защи­те прав чело­ве­ка и основ­ных сво­бод, кото­рую она рати­фи­ци­ро­ва­ла. Кро­ме того, раз­ра­бот­чи­ки про­сто иска­жа­ют зару­беж­ный опыт, осо­бен­но таких госу­дарств, как США, Фран­ция, Англия.

Они исполь­зу­ют не основ­ные прин­ци­пы меж­ду­на­род­но­го пра­ва и совре­мен­ные кон­цеп­ции в обла­сти пра­ва на мир­ные собра­ния, а отдель­ные, выдер­ну­тые из кон­тек­ста, поло­же­ния из зако­но­да­тель­ства неко­то­рых стран.

А вооб­ще мож­но, конеч­но, исполь­зо­вать опыт Север­ной Кореи и Турк­ме­ни­ста­на, и тогда вооб­ще ника­ко­го зако­на не надо будет по при­чине отсут­ствия там это­го пра­ва вообще.

КОРОНАВИРУС КАК ПРЕДЛОГ ДЛЯ «ЗАКРУЧИВАНИЯ ГАЕК»?

Азаттык: Если всё так пло­хо как с кон­цеп­ту­аль­ной сутью зако­но­про­ек­та, так и с тем, как с вами обо­шлись, — то есть не при­слу­ша­лись к ваше­му мне­нию — то поче­му вы тяну­ли с реше­ни­ем о выхо­де из рабо­чей группы?

Евге­ний Жовтис: Я сде­лал всё, что мог, — напра­вил в мини­стер­ство и депу­та­там мно­же­ство доку­мен­тов, вклю­чая меж­ду­на­род­ные стан­дар­ты, пакет аль­тер­на­тив­но­го зако­но­про­ек­та. Я поучаст­во­вал в несколь­ких засе­да­ни­ях рабо­чей груп­пы и попы­тал­ся пред­ста­вить аргу­мен­ты. Так что моя совесть в этом отно­ше­нии чиста. Она так­же чиста и перед мои­ми кол­ле­га­ми из актив­ных пра­во­за­щит­ных и граж­дан­ских орга­ни­за­ций, кото­рые соби­ра­ют сот­ни под­пи­сей про­тив это­го зако­но­про­ек­та, пото­му что, как я и обе­щал, я свою пуб­лич­ную пози­цию и в рабо­чей груп­пе озву­чил. Я честен перед собой, обще­ством и государством.

Я, дей­стви­тель­но, до послед­не­го наде­ял­ся, что воз­об­ла­да­ет здра­вый смысл. Одна­ко, участ­вуя во втор­ник, 31 мар­та, в онлайн-обсуж­де­нии про­ек­та зако­на, окон­ча­тель­но убе­дил­ся в том, что в кон­цеп­ту­аль­ном отно­ше­нии ниче­го не меня­ет­ся, а мое даль­ней­шее уча­стие в совер­шен­ство­ва­нии аран­жи­ров­ки негод­но­го по сво­ей сути, по идео­ло­гии про­ек­та зако­на в даль­ней­шем может послу­жить пово­дом для вла­стей заявить о моем яко­бы согла­сии с их проектом.

Азаттык: Что ста­ло послед­ней кап­лей, пере­пол­нив­шей чашу терпения?

Не толь­ко исто­рия, но уже и име­ю­щий­ся опыт в свя­зи с пан­де­ми­ей коро­на­ви­ру­са сви­де­тель­ству­ет о том, что авто­ри­тар­ные режи­мы исполь­зу­ют сло­жив­шу­ю­ся ситу­а­цию с «поль­зой» для себя, то есть для даль­ней­ше­го закру­чи­ва­ния гаек, в том чис­ле и через уже­сто­че­ние законодательства.

Евге­ний Жовтис: Такой послед­ней кап­лей мож­но, навер­ное, счи­тать вопрос о месте и поряд­ке про­ве­де­ния пике­ти­ро­ва­ния. В про­ек­те раз­ра­бот­чи­ка преду­смот­ре­но, что оди­ноч­ные или неболь­шие груп­по­вые пике­ты, о кото­рых тоже надо уве­дом­лять, тоже мож­но будет про­во­дить толь­ко в спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных местах, опре­де­лён­ных мест­ны­ми мас­ли­ха­та­ми. Это вооб­ще про­ти­во­ре­чит меж­ду­на­род­ной прак­ти­ке, и опыт демо­кра­ти­че­ских стран сви­де­тель­ству­ет, во-пер­вых, о том, что пике­ты (непо­движ­ные) про­во­дят­ся без вся­ко­го уве­дом­ле­ния, кро­ме лишь запре­щён­ных мест; во-вто­рых, сама суть пике­та заклю­ча­ет­ся в том, что он про­во­дит­ся у объ­ек­та пике­ти­ро­ва­ния, а не за кино­те­ат­ром «Сары­ар­ка» или у памят­ни­ка Махат­мы Ган­ди (пло­щад­ки, отве­ден­ные вла­стя­ми Алма­ты для про­ве­де­ния митин­гов. — Ред.).

Азаттык: Коро­на­ви­рус при­шел и в Казах­стан. Счи­та­е­те ли вы, что каран­тин и дру­гие огра­ни­че­ния в пери­од пан­де­мии как-то могут ска­зать­ся на про­цес­се при­ня­тия ново­го зако­на о мир­ных собраниях?

Евге­ний Жовтис: Вне вся­ко­го сомне­ния. Не толь­ко исто­рия, но уже и име­ю­щий­ся опыт в свя­зи с пан­де­ми­ей коро­на­ви­ру­са сви­де­тель­ству­ет о том, что авто­ри­тар­ные режи­мы исполь­зу­ют сло­жив­шу­ю­ся ситу­а­цию с «поль­зой» для себя, то есть для даль­ней­ше­го закру­чи­ва­ния гаек, в том чис­ле и через уже­сто­че­ние зако­но­да­тель­ства. В дан­ном слу­чае речь не столь­ко об уже­сто­че­нии, сколь­ко о том, что я не исклю­чаю, что раз­ра­бо­тан­ный пра­ви­тель­ством зако­но­про­ект может доволь­но быст­ро прой­ти не толь­ко через мажи­лис, но и через сенат пар­ла­мен­та. В свою оче­редь, я хочу заявить, что в свя­зи с этой пан­де­ми­ей, наобо­рот, не надо спе­шить с при­ня­ти­ем это­го зако­на. Поче­му? Пото­му, что сей­час и речи не может быть о митин­гах. Как ни пара­док­саль­но, пан­де­мия коро­на­ви­ру­са созда­ет воз­мож­ность не спе­ша и каче­ствен­но пора­бо­тать над этим зако­но­про­ек­том. Лич­но я счи­таю, что имен­но так и сле­ду­ет посту­пить — ото­звать про­ект зако­на из пар­ла­мен­та и напра­вить его на меж­ду­на­род­ную экспертизу.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Дарига против Карима, или Кто станет вторым елбасы

Тимошенко обещает поднять мир против РФ

Если бы елбасы пришел в Белый дом