6 C
Астана
26 мая, 2024
Image default

Дустом травить прессу не пробовали?

«Вас не жда­ли, а вы при­пер­лись!» Как пока­за­лось, имен­но эту фра­зу после мое­го выступ­ле­ния с удо­воль­стви­ем озву­чи­ли бы хором участ­ни­ки экс­перт­ной встре­чи, на кото­рой обсуж­да­лись меж­ду­на­род­ные стан­дар­ты о СМИ и наше наци­о­наль­ное зако­но­да­тель­ство в этой обла­сти.
Подроб­но­сти читай­те на http://clck.ru/D0nk

Автор: Татья­на ТРУБАЧЕВА

В поза­про­шлую пят­ни­цу мне уда­лось-таки попасть на эту встре­чу. Хотя пус­кать на нее пред­ста­ви­те­лей нашей редак­ции не хоте­ли очень силь­но — об этом мы чест­но напи­са­ли в колон­ке редак­то­ра в послед­нем апрель­ском номе­ре нашей газе­ты. Напом­ним, что нака­нуне орга­ни­за­то­ры меро­при­я­тия (Казах­стан­ская кри­ми­но­ло­ги­че­ская ассо­ци­а­ция) без оби­ня­ков нам заяви­ли, что пре­зи­дент ассо­ци­а­ции запре­тил нам давать аккре­ди­та­цию. Но после дол­гих деба­тов про­бле­ма вро­де бы была уре­гу­ли­ро­ва­на, и на встре­чу я попала.

Чинов­ник за сло­ва не отвечает

Экс­пер­ты, сра­зу ска­жу, там собра­лись более чем солид­ные. Взять хотя бы пред­се­да­те­ля Кон­сти­ту­ци­он­но­го Сове­та Иго­ря Рого­ва, пред­се­да­те­ля Вер­хов­но­го суда Бек­та­са Бек­на­за­ро­ва, пер­во­го заме­сти­те­ля гене­раль­но­го про­ку­ро­ра Иога­на Меркеля.

Но уже после несколь­ких выступ­ле­ний ста­ло понят­но: бла­го­род­ней­шее собра­ние орга­ни­зо­ва­но для того, что­бы дока­зать — наци­о­наль­ное зако­но­да­тель­ство соот­вет­ству­ет меж­ду­на­род­ным стан­дар­там, СМИ в Казах­стане чув­ству­ют себя хоро­шо, сво­бо­ду сло­ва надо огра­ни­чи­вать ради наци­о­наль­ной без­опас­но­сти, а за кле­ве­ту нака­зы­вать в уго­лов­ном порядке.

Так, Серик­ка­ли Тыны­бе­ков, про­фес­сор, заве­ду­ю­щий кафед­рой судеб­ной вла­сти и уго­лов­но­го про­цес­са Каз­НУ, в сво­ем докла­де сре­ди про­че­го вспом­нил, что жур­на­ли­сты часто кри­ти­ку­ют раз­ре­ши­тель­ный харак­тер реги­стра­ции СМИ. Но г‑н Тыны­бе­ков не видит в этом проблемы.

- Зако­но­да­тель­ство Казах­ста­на по это­му вопро­су посто­ян­но раз­ви­ва­ет­ся, — сооб­щил про­фес­сор при­сут­ству­ю­щим. — Упро­щен поря­док созда­ния СМИ. Что каса­ет­ся самой про­це­ду­ры поста­нов­ки на учет, то про­це­ду­ра ока­за­ния услуг стро­го фор­ма­ли­зо­ва­на для госор­га­нов, что очень важ­но для мини­ми­за­ции фак­тов тех или иных злоупотреблений.

Пра­во­вед так­же отме­тил, что наци­о­наль­ное зако­но­да­тель­ство кри­ти­ку­ют за то, что поста­нов­кой на учет зани­ма­ет­ся госор­ган, зави­си­мый от пра­ви­тель­ства. Но и тут он не видит кри­ми­на­ла, пото­му что, заме­тил он, у нас есть в Кон­сти­ту­ции нор­ма о недо­пу­ще­нии неза­кон­но­го вме­ша­тель­ства госу­дар­ства в… дела обще­ствен­ных объединений.

Чуть поз­же при­сут­ству­ю­щих в зале при­гла­си­ли к обсуж­де­нию докла­дов. Я, есте­ствен­но, вос­поль­зо­ва­лась этой воз­мож­но­стью, пото­му что рас­суж­де­ния о лег­ко­сти про­хож­де­ния через про­це­ду­ру реги­стра­ции СМИ меня сму­ти­ли. Я рас­ска­за­ла, как уже пол­то­ра года газе­та «Моя рес­пуб­ли­ка» не может прой­ти пере­ре­ги­стра­цию. Газе­та хоте­ла лишь поме­нять пери­о­дич­ность выхо­да — была еже­ме­сяч­ным изда­ни­ем, а реши­ла стать еже­не­дель­ным. Зако­но­да­тель дает на это 15 дней. Но в Мини­стер­стве инфор­ма­ции поте­ря­ли доку­мен­ты, изда­ние уже даже суд выиг­ра­ло, но мини­стер­ские ни мычат ни телятся.

- Когда чинов­ни­ки захо­тят, они могут не дать газе­те выхо­дить, поэто­му сто­ит сде­лать про­це­ду­ру уве­до­ми­тель­ной или поста­нов­ку на учет отдать на откуп обще­ствен­но­му объ­еди­не­нию. А даль­ше пусть рынок реша­ет, жить нам или нет, — внес­ла я предложение.

И тут бла­го­род­ней­шее собра­ние завол­но­ва­лось. Сна­ча­ла напе­ре­бой, а потом и все вме­сте при­сут­ству­ю­щие во гла­ве с Иго­рем Рого­вым ста­ли воз­му­щать­ся: «Это част­ный слу­чай, мы здесь это не будем обсуж­дать». Я ста­ла воз­ра­жать: ника­кой это не част­ный слу­чай, а при­мер того, как у нас запро­сто могут запре­тить поли­ти­че­ски неугод­ные издания.

Тогда пре­зи­ди­ум решил при­не­сти мне в жерт­ву вице-мини­стра свя­зи и инфор­ма­ции Нурая Уразова.

- Да, такая про­бле­ма есть, там дей­стви­тель­но были уте­ря­ны доку­мен­ты, — начал играть роль жерт­вы г‑н Ура­зов, одна­ко тут же «пере­пи­сал сце­на­рий»: — Но это част­ный слу­чай, про­бле­ма будет решена.

На мои кон­крет­ные вопро­сы, когда и каким имен­но обра­зом это про­изой­дет, вице-министр лишь повто­рил: «Будет реше­на». Но это обе­ща­ние я слы­ша­ла уже мно­го-мно­го раз от самых раз­ных чинов­ни­ков, одна­ко про­бле­ма не реша­ет­ся. Выхо­дит, наши госу­дар­ствен­ные мужи утра­ти­ли свое самое глав­ное муж­ское каче­ство — выпол­нять свои обе­ща­ния и нести ответ­ствен­ность за свои слова.

Жур­на­лист за сло­во дол­жен сидеть

Зато жур­на­ли­стов за их сло­ва чинов­ни­ки гото­вы гно­ить в тюрь­ме года­ми. Все высту­па­ю­щие, кото­рых мне уда­лось услы­шать, рато­ва­ли за сохра­не­ние уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти за клевету.

- Пра­во­за­щит­ные орга­ни­за­ции обос­но­вы­ва­ют необ­хо­ди­мость декри­ми­на­ли­за­ции дан­но­го соста­ва пре­ступ­ле­ний, — озву­чил одну точ­ку зре­ния на про­бле­му про­фес­сор Серик­ка­ли Тыны­бе­ков и тут же сооб­щил, что это мне­ние необос­но­ван­но: — Уго­лов­ная ответ­ствен­ность за диф­фа­ма­цию явля­ет­ся важ­ной гаран­ти­ей кон­сти­ту­ци­он­но­го пра­ва на честь и достоинство.

По мне­нию спи­ке­ра, исклю­че­ние из Уго­лов­но­го кодек­са дан­ной ста­тьи сни­жа­ет сте­пень защи­щен­но­сти чело­ве­че­ско­го достоинства.

- Из это­го сле­ду­ет, что диф­фа­ма­ция может быть угро­зой не толь­ко отдель­ной лич­но­сти, но и наци­о­наль­ной без­опас­но­сти, пра­во­су­дия, — сде­лал вывод г‑н Тыны­бе­ков. — В этой свя­зи уста­нов­ле­ние за совер­ше­ние диф­фа­ма­ции тако­го мас­шта­ба нака­за­ния, не свя­зан­но­го с изо­ля­ци­ей винов­но­го от обще­ства, не ока­зы­ва­ет долж­но­го пре­ду­пре­ди­тель­но­го воз­дей­ствия. Если на прак­ти­ке ред­ко нака­зы­ва­ет­ся лише­ни­ем сво­бо­ды, то это не зна­чит, что нуж­но смяг­чать нака­за­ние. Само нали­чие угро­зы лише­ния сво­бо­ды явля­ет­ся мощ­ным сдер­жи­ва­ю­щим фактором.

После это­го сло­во взял Игорь Рогов, кото­рый так­же высту­пил за сохра­не­ние уго­лов­но­го нака­за­ния за диф­фа­ма­цию и в каче­стве аргу­мен­та при­вел прак­ти­ку дру­гих стран.

- Любое госу­дар­ство выстав­ля­ет огра­ни­че­ния, когда кон­ку­ри­ру­ет сво­бо­да сло­ва и наци­о­наль­ная без­опас­ность. Я не хочу назы­вать сей­час стра­ны, вы их пре­крас­но зна­е­те, кото­рые весь­ма щепе­тиль­но отно­сят­ся к вопро­сам сво­ей без­опас­но­сти, доста­точ­но жест­ко реа­ги­ру­ют на раз­гла­ше­ние госу­дар­ствен­ных сек­ре­тов и пре­сле­ду­ют лиц, дерз­нув­ших на это, по все­му све­ту, — непро­зрач­но намек­нул на Джу­ли­а­на Ассан­жа пред­се­да­тель Кон­сти­ту­ци­он­но­го Совета.

Даль­ше — боль­ше. Игорь Ива­но­вич рас­ска­зал, что его весь­ма удив­ля­ет, когда жур­на­лист тре­бу­ет декри­ми­на­ли­зи­ро­вать кле­ве­ту: «Мне все­гда хочет­ся спро­сить: «Вы хоти­те без­на­ка­зан­но лгать?» Вчи­тай­тесь в нор­му ста­тьи — заве­до­мо (!) лож­ная информация».

Затем после­до­ва­ло еще одно откро­ве­ние. Г‑н Рогов ска­зал, что с про­цес­су­аль­ной точ­ки зре­ния жур­на­ли­сту выгод­нее уго­лов­ный про­цесс, а не граж­дан­ский. Пото­му что в граж­дан­ском поряд­ке жур­на­ли­сту при­дет­ся само­му дока­зы­вать, что инфор­ма­ция была прав­ди­вой, а в уго­лов­ном, мол, жур­на­ли­сту нуж­но толь­ко, сидя на ска­мье под­су­ди­мых, нога­ми бол­тать, пото­му что заве­до­мую ложь в его сло­вах дол­жен дока­зы­вать исклю­чи­тель­но обвинитель.

Сена­тор Берик Има­шев рас­ста­вил акцен­ты так, как это обыч­но и дела­ют пра­во­за­щит­ни­ки: «Это дела част­но­го обви­не­ния. Все-таки боят­ся адми­ни­стра­тив­но­го ресур­са госу­дар­ства, но не граж­да­ни­на». Одна­ко сра­зу после это­го выска­зал свою точ­ку зре­ния насчет уго­лов­но­го нака­за­ния за кле­ве­ту: его нуж­но сохра­нить в Уго­лов­ном кодексе.

…Когда экс­пер­ты уда­ли­лись на кофе-брейк, ко мне под­бе­жа­ла некая дама и ста­ла тре­бо­вать от меня слу­жеб­ное удо­сто­ве­ре­ние. Мне при­шлось попро­сить, что­бы она пер­вым делом мне пред­ста­ви­лась. Эту прось­бу дама сочла хам­ством и далее заяви­ла: мол, я не имею пра­ва участ­во­вать в дис­кус­си­ях и даже сидеть за одним сто­лом с экспертами!

Я и мои кол­ле­ги с интер­нет-пор­та­ла «Стан» попы­та­лись объ­яс­нить даме, что на этом меро­при­я­тии обсуж­да­ют­ся важ­ные для жур­на­ли­стов вещи, поэто­му мол­чать мы не можем и не будем. Но дама была непре­клон­на — мол­чи­те! К сло­ву, все ее поуче­ния засня­ты на каме­ру и, прой­дя по этой ссыл­ке в Интер­не­те http://www.stan.kz/news/20830/? REID=2 duqecr39 o9 n83 ja6 gkcr3 rdb1, вы сами може­те уви­деть, как она раз­го­ва­ри­ва­ла с журналистами.

Кста­ти, мы выяс­ни­ли, что зовут ее Инна Буян­ки­на и рабо­та­ет она испол­ни­тель­ным дирек­то­ром Казах­стан­ской кри­ми­но­ло­ги­че­ской ассо­ци­а­ции, той самой, кото­рая орга­ни­зо­ва­ла встре­чу экс­пер­тов. Ком­мен­та­рии, думаю, здесь будут излишни.

Кри­ми­но­ло­ги не чита­ли зако­на «О СМИ»?!

Кста­ти, на встре­че выяс­ни­лось, кто на самом деле пре­зи­дент Казах­стан­ской кри­ми­но­ло­ги­че­ской ассо­ци­а­ции — про­фес­сор Омра­ли Копабаев.

Напом­ню, что нака­нуне встре­чи сотруд­ни­ки ассо­ци­а­ции отка­за­лись назвать его имя и фами­лию, а интер­нет-поис­ко­вик выда­ет в каче­стве «пре­зи­ден­та Казах­стан­ской кри­ми­но­ло­ги­че­ской ассо­ци­а­ции» имя и фами­лию Иго­ря Рого­ва. Так мы и написали.

Вече­ром в пят­ни­цу — после выхо­да газе­ты — нача­ли зво­нить воз­му­щен­ные кри­ми­но­ло­ги с тре­бо­ва­ни­ем дать опро­вер­же­ние. И к чему такие, спра­ши­ва­ет­ся, стра­сти, если сра­зу мож­но было дать ФИО дей­ству­ю­ще­го шефа?! А через пару дней на ящик редак­ции при­шло сра­зу два пись­ма — одно от Омра­ли Копа­ба­е­ва, вто­рое от Иго­ря Рого­ва (мы пуб­ли­ку­ем их в кон­це это­го мате­ри­а­ла). Послед­ний был удив­лен, когда узнал из нашей газе­ты, что он назван пре­зи­ден­том кри­ми­но­ло­гов. Ока­за­лось, Игорь Ива­но­вич здесь ни при чем.

«Стоп» газе­те выпи­сал Омра­ли Копа­ба­ев. Под­твер­див в пись­ме свой ста­тус, он заод­но сооб­щил о при­чи­нах отка­за нам в аккре­ди­та­ции. Ока­зы­ва­ет­ся, «Голос рес­пуб­ли­ки» выхо­дит… неле­галь­но. Здесь уже наста­ла наша оче­редь удив­лять­ся. Как кри­ми­но­ло­ги­че­ской ассо­ци­а­ции уда­лось выиг­рать солид­ный грант Евро­со­ю­за, если его сотруд­ни­ки не зна­ют азов медий­но­го зако­но­да­тель­ства? Сооб­ща­ем для негра­мот­ных: в Казах­стане ни одно пери­о­ди­че­ское печат­ное изда­ние с тира­жом свы­ше 100 экзем­пля­ров не может выхо­дить без офи­ци­аль­ной регистрации!

Конеч­но, есть подо­зре­ния, что дело совсем не в легаль­но­сти наше­го суще­ство­ва­ния, тем более что сотруд­ни­ки ассо­ци­а­ции рас­ска­за­ли нам совсем дру­гую вер­сию. В целях про­све­ще­ния г‑на Копа­ба­е­ва мы отпра­ви­ли на элек­трон­ный ящик кри­ми­но­ло­гов запись теле­фон­но­го раз­го­во­ра с «отказ­ни­ком». То-то про­фес­сор удивится!

Link:
Дустом тра­вить прес­су не пробовали?

архивные статьи по теме

Тиникеев — Смаилову: Не тех считаете!

Свой денежный станок к «телу» ближе

Время прозрения пришло!