-6 C
Астана
19 апреля, 2021
Image default

Друг степей ремикс

Музыкант из Казахстана получил «Грэмми». Таланты из сопредельных стран становятся знаменитыми, когда российский рынок перестает быть для них единственным

Это очень кра­си­вая исто­рия без­от­но­си­тель­но ваших музы­каль­ных пред­по­чте­ний. 20-лет­ний музы­кант-само­уч­ка Иман­бек Зей­ке­нов из малень­ко­го горо­да Аксу в Пав­ло­дар­ской обла­сти на севе­ре Казах­ста­на нашел и пере­де­лал в 2019 году трек аме­ри­кан­ско­го рэпе­ра Saint Jhn под назва­ни­ем Roses под более тан­це­валь­ный формат.

Зей­ке­нов пытал­ся свя­зать­ся с Saint Jhn, но тот вооб­ще не выхо­дил на связь, поэто­му парень сде­лал реми­кс, в первую оче­редь, для себя. А он возь­ми — да и выстре­ли. Трек стал мно­го­крат­но пла­ти­но­вым и брил­ли­ан­то­вым, про­был 20 недель под­ряд в круп­ных миро­вых хит-пара­дах, стал одним из самых глав­ных тан­це­валь­ных хитов 2019–2020 годов. А сам Иман­бек в 2021 году стал пер­вым казах­стан­ским музы­кан­том, кото­рый полу­чил глав­ную музы­каль­ную награ­ду во всем мире — пре­мию «Грэм­ми».

Saint Jhn в ито­ге выло­жил реми­кс Roses у себя на YouTube, тот набрал уже под 150 мил­ли­о­нов про­смот­ров, да и в целом трек Иман­бе­ка зна­ют куда луч­ше, чем ори­ги­наль­ную композицию.

Пред­ста­ви­тель Казах­ста­на попал в номи­на­цию на «Грэм­ми» впер­вые, но сомне­ний в побе­де Иман­бе­ка изна­чаль­но было немно­го. Сам диджей, поми­мо напи­са­ния музы­ки уже в соста­ве рос­сий­ско­го лей­б­ла Effective Records (самые извест­ные его арти­сты — Олег LP и Элджей), рань­ше рабо­тал желез­но­до­рож­ни­ком — отсю­да и осо­бая рит­ми­ка тре­ка, похо­жая на стук колес поез­да. Но дело не толь­ко в каче­стве музы­каль­но­го мате­ри­а­ла. Сами казах­стан­ские музы­кан­ты, про­дол­жая рабо­тать на рос­сий­ском рын­ке, посте­пен­но пере­рос­ли его уро­вень и теперь ста­ли само­до­ста­точ­ны на миро­вой сцене.

Дол­гое вре­мя для услов­но­го ком­по­зи­то­ра или пев­ца отку­да-нибудь из Алма-Аты или Кара­ган­ды пере­ход под кры­ло рос­сий­ско­го про­дю­се­ра был пре­де­лом меч­та­ний, если музы­кант, конеч­но, не хотел оста­вать­ся в вяз­ком боло­те сва­деб и корпоративов.

 Но имен­но этот внут­ренне непри­ят­ный для всей стра­ны ком­плекс «млад­ше­го бра­та» в ито­ге и помог казах­стан­ским талан­там пере­ра­с­ти сво­их рос­сий­ских кол­лег: теперь Рос­сия в чис­ле догоняющих.

Это ста­ло воз­мож­но бла­го­да­ря несколь­ким прин­ци­пи­аль­но важ­ным эле­мен­там. Посто­ян­но насаж­да­е­мая куль­тур­ная про­па­ган­да в Рос­сии при­ве­ла к про­ти­во­по­лож­но­му эффек­ту. Талант­ли­вые музы­кан­ты, юмо­ри­сты, режис­се­ры и про­чие твор­че­ские люди посмот­ре­ли на пред­ла­га­е­мый им в каче­стве эта­лон­но­го про­дукт — и поня­ли, что могут сде­лать все гораз­до луч­ше. А посколь­ку стар­то­вые усло­вия у казах­стан­цев и рос­си­ян раз­ные, такие люди, как Иман­бек, сра­зу настра­и­ва­лись на то, что рабо­тать над созда­ни­ем и про­дви­же­ни­ем про­дук­та им при­дет­ся боль­ше и доль­ше. Такой под­ход поз­во­лил твор­че­ским людям из Казах­ста­на доста­точ­но быст­ро выбить из рос­си­ян пре­не­бре­жи­тель­ное отно­ше­ние к себе. Кто теперь ска­жет, что музы­кан­ты Скрип­то­нит и Jah Khalib— «не наши»? Наобо­рот, все будут с удо­воль­стви­ем бра­тать­ся с ними и мур­чать под нос «Лей­ла, Лейла».

Кто риск­нет заявить, что комик Нур­лан Сабу­ров рабо­та­ет исклю­чи­тель­но для казах­стан­ско­го рын­ка? Да нет, его юмор не толь­ко поня­тен рос­си­я­нам, но и выгля­дит куда ост­рее как раз из-за того, что казах смот­рит на рос­сий­скую дей­стви­тель­ность немно­го свы­со­ка и со стороны.

В сво­их твор­че­ских сло­тах пред­ста­ви­те­ли Казах­ста­на в Рос­сии быст­ро ста­ли луч­ши­ми — а когда это про­ис­хо­дит, вари­ан­та все­го два: либо закре­пить­ся на этих пози­ци­ях и поти­хонь­ку стагни­ро­вать, либо про­бо­вать идти даль­ше. Поко­ле­ние 20-лет­них (и те, кто млад­ше) ожи­да­е­мо выбра­ло вто­рой путь, но, инту­и­тив­но пони­мая, что у рос­сий­ско­го твор­че­ско­го Олим­па есть пото­лок и он ста­но­вит­ся все ниже в том чис­ле из-за пол­зу­че­го воз­вра­ще­ния неосо­вет­ско­го соц­ре­а­лиз­ма, музы­кан­ты сра­зу ста­ли ори­ен­ти­ро­вать свое твор­че­ство на дру­гие миро­вые рын­ки. И вот парень из Аксу Иман­бек полу­ча­ет «Грэм­ми». Парень из Акто­бе Димаш Кудай­бер­ген, хоть и зачем-то ходит к Андрею Мала­хо­ву в эфир, но изве­стен в миро­вом мас­шта­бе из-за сво­их выступ­ле­ний в Китае и США (и даже на ина­у­гу­ра­ции у Джо Байдена).

А на под­хо­де еще, напри­мер, Данэ­лия Туле­шо­ва, кото­рой еще даже нет 18 лет, а она уже раз­ры­ва­ет шоу вро­де «Голос» и America‘s Got Talent.

И это толь­ко в музы­ке, а еще есть тот же юмор, кино (филь­мы Адиль­ха­на Ержа­но­ва все бли­же под­би­ра­ют­ся к кан­ским награ­дам и уже транс­ли­ру­ют­ся в про­грам­ме «Осо­бый взгляд»), опе­ра, спорт, биз­нес. Важ­но, что, обо­гнав Рос­сию и посте­пен­но ста­но­вясь одним из хед­лай­не­ров вооб­ще все­го на тер­ри­то­рии быв­ше­го СССР, Казах­стан вовсе не зади­ра­ет нос, а готов акку­му­ли­ро­вать и соеди­нять в себе ста­ра­ния дру­гих. В прак­ти­че­ском смыс­ле в той же музы­ке это озна­ча­ет, напри­мер, что теперь в Казах­стан потя­ну­лись звез­ды для запи­си сво­их кли­пов. Несколь­ко лет назад это сде­ла­ли Noize MC и «Моне­точ­ка» (клип «Чайл­дф­ри»), сей­час видео в Алма-Ате и окрест­но­стях сни­ма­ют «Би‑2» («Пек­ло») и Тиль Лин­де­манн из Rammstein.

Вопрос лишь в том, под­стег­нет ли рос­сий­ских испол­ни­те­лей, ком­по­зи­то­ров, акте­ров и так далее подоб­ная кон­ку­рен­ция, либо они пред­по­чтут оста­вать­ся в сво­ем уют­ном мире, где все роли рас­пла­ни­ро­ва­ны зара­нее и под потол­ком кото­ро­го мож­но уют­но сгор­бить­ся. Пер­вый вари­ант явно потре­бу­ет боль­шо­го уси­лия над собой, но пока сво­их талан­тов, выбив­ших­ся из при­выч­но­го рит­ма и пыта­ю­щих­ся попро­бо­вать в сво­ем твор­че­стве что-то новое, в стране боль­ше руга­ют — вспом­ни­те недав­нюю исто­рию с Мани­жей. И в этом, кста­ти, у тех же казахов/казахстанцев перед рос­си­я­на­ми еще одно кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство: любо­го сооте­че­ствен­ни­ка, кото­рый чего-то добил­ся в мире, жите­ли Казах­ста­на гото­вы носить на руках. Как буд­то они пони­ма­ют, что их мало — и надо дер­жать­ся за каж­до­го, а в Рос­сии — сво­их не жалко.

*Автор — граж­да­нин Казах­ста­на, рабо­та­ю­щий в Рос­сии с 2017 года.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан

архивные статьи по теме

«Кокжайлау»: лучший бизнес года!

Подозрительное движение

Казахстан требует выдать нефтяника