8 C
Астана
28 сентября, 2021
Image default

Дочь Натальи Уласик продолжает борьбу за её освобождение

Жез­каз­ган — это неболь­шой, но мно­го­на­ци­о­наль­ный город в Цен­траль­ном Казах­стане, в кото­ром сего­дня про­жи­ва­ет свы­ше 91 тыся­чи чело­век. На тер­ри­то­рии Жез­каз­га­на нахо­дят­ся огром­ные зале­жи мед­ной руды. Одна­ко, несмот­ря на име­ю­щи­е­ся при­род­ные богат­ства, как гово­рят неко­то­рые жите­ли, уро­вень жиз­ни в этом неболь­шом горо­де едва дохо­дит до сред­не­го. Ната­лья Ула­сик пере­еха­ла в Жез­каз­ган из Тал­ды­кор­ган­ской обла­сти, будучи сту­дент­кой, здесь же вышла замуж и око­ло 30 лет про­ра­бо­та­ла вос­пи­та­те­лем в дет­ском саду.

В 2009 году Ула­сик рас­ста­лась со сво­им граж­дан­ским мужем, с кото­рым у нее дол­гие годы был пра­во­вой кон­фликт, кото­рый был выне­сен ею в соци­аль­ные сети. Быв­ший граж­дан­ский муж в этом году подал на Ула­сик в суд за «кле­ве­ту» и «оскорб­ле­ние», в резуль­та­те чего Ула­сик была под кон­во­ем направ­ле­на в пси­хи­ат­ри­че­скую лечеб­ни­цу. Пра­во­за­щит­ни­ки бес­по­ко­ят­ся, что здесь име­ет место тра­ди­ция «кара­тель­ной пси­хи­ат­рии» совет­ско­го типа.

Автомобили на парковке рядом с обогатительной фабрикой в Жезказгане. Ноябрь 2013 года.

Авто­мо­би­ли на пар­ков­ке рядом с обо­га­ти­тель­ной фаб­ри­кой в Жез­каз­гане. Ноябрь 2013 года.

БОЛЬНИЦА ЗА КОЛЮЧЕЙ ПРОВОЛОКОЙ

Рес­пуб­ли­кан­ская пси­хи­ат­ри­че­ская боль­ни­ца спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го типа с интен­сив­ным наблю­де­ни­ем в посел­ке Актас Алма­тин­ской обла­сти — извест­ная в стране лечеб­ни­ца, кото­рую в 1972 году постро­и­ли заклю­чен­ные и в кото­рой нахо­дят­ся изо­ли­ро­ван­ные от обще­ства паци­ен­ты из чис­ла убийц, насиль­ни­ков, людо­едов. Как ука­зы­ва­ет­ся в доступ­ных источ­ни­ках, учре­жде­ние рас­счи­та­но более чем на 800 паци­ен­тов. Лечеб­ни­ца нахо­дит­ся за высо­ким желе­зо­бе­тон­ным забо­ром и колю­чей про­во­ло­кой. Есть наруж­ная охра­на и внут­рен­ние посты. Это учре­жде­ние для лиц, при­знан­ных судом невме­ня­е­мы­ми и, соот­вет­ствен­но, не отве­чав­ши­ми за свои дей­ствия в момент совер­ше­ния ими пре­ступ­ле­ния. Им назна­чи­ли при­ну­ди­тель­ные меры меди­цин­ско­го харак­те­ра, напра­вив в закры­тую пси­хи­ат­ри­че­скую лечеб­ни­цу в свя­зи с их обще­ствен­ной опас­но­стью. Такую меру при­ну­ди­тель­но­го лече­ния суд при­нял и в отно­ше­нии 62-лет­ней пен­си­о­нер­ки и граж­дан­ской акти­вист­ки Ната­льи Уласик.

В послед­нее вре­мя пен­си­о­нер­ка Ната­лья Ула­сик про­жи­ва­ла у себя в квар­ти­ре в Жез­каз­гане вме­сте со сво­им 34-лет­ним сыном, кото­рый явля­ет­ся инва­ли­дом с дет­ства: у него ДЦП и он нуж­да­ет­ся в посто­ян­ном ухо­де. Все эти годы, гово­рит дочь Юлия, за взрос­лым сыном при­смат­ри­ва­ла мать. Теперь же, когда Ната­лью Ула­сик поме­сти­ли в псих­боль­ни­цу, все эти обя­зан­но­сти лег­ли на пле­чи доче­ри Юлии, про­жи­ва­ю­щей тоже в горо­де Жез­каз­гане, но в отдель­ной квар­ти­ре. Остав­лять одно­го надол­го, гово­рит Юлия, бра­та нель­зя, поэто­му теперь ей при­хо­дит­ся раз­ры­вать­ся меж­ду дву­мя квар­ти­ра­ми, рабо­той и хож­де­ни­ем по раз­лич­ным инстан­ци­ям: хочет добить­ся, что­бы ее мать хотя бы пере­ве­ли в дру­гую лечеб­ни­цу, с менее стро­ги­ми усло­ви­я­ми содер­жа­ния и побли­же к дому, что­бы была воз­мож­ность ее наве­щать вооб­ще, в посе­лок Актас в Алма­тин­ской обла­сти Юлия еще не ездила.

Она отка­зы­ва­лась ехать в Алма­ты, но ее насиль­но увез­ли туда под кон­во­ем, и там при­зна­ли невме­ня­е­мой, назвав ее осо­бо опасной.

По сло­вам Юлии, ее мать суди­лась с быв­шим граж­дан­ским мужем несколь­ко лет. В 2010 году Ната­лья Ула­сик уже про­хо­ди­ла экс­пер­ти­зу и была при­зна­на вме­ня­е­мой. В этот раз комис­сия при­зна­ла ее «осо­бо опас­ной и невменяемой».

— Это сплош­ное нару­ше­ние прав чело­ве­ка было. Очень тяже­ло бороть­ся. Такое ощу­ще­ние, что всё было зара­нее сде­ла­но. Она до это­го писа­ла гнев­ные пуб­ли­ка­ции о вла­сти в соци­аль­ной сети. И я счи­таю, что имен­но это повли­я­ло, пото­му что по зако­ну по част­ной жало­бе ей до двух лет услов­но гро­зи­ло либо штраф, ее не долж­ны были так тас­кать, отправ­лять в псих­боль­ни­цу. Она отка­зы­ва­лась ехать в Алма­ты, но ее насиль­но увез­ли туда под кон­во­ем, и там при­зна­ли невме­ня­е­мой, назвав ее осо­бо опас­ной, — гово­рит Азатты­ку дочь Юлия, закон­ный пред­ста­ви­тель Ната­льи Уласик.

Вот уже несколь­ко меся­цев Ната­лья Ула­сик нахо­дит­ся в нево­ле: какое-то вре­мя ее дер­жа­ли в след­ствен­ном изо­ля­то­ре, а с октяб­ря это­го года пен­си­о­нер­ку при­ну­ди­тель­но поме­сти­ли в пси­хи­ат­ри­че­скую лечеб­ни­цу в посел­ке Актас.

— И хотя у мамы еще шел адап­та­ци­он­ный пери­од, а апел­ля­ци­он­ный суд еще не начал­ся, ее уже пич­ка­ли вся­ки­ми таб­лет­ка­ми, от кото­рых ей было пло­хо, дво­и­лось в гла­зах, голо­ва силь­но боле­ла, кру­жи­лась. Потом, когда она ста­ла жало­вать­ся на пло­хое само­чув­ствие, ей сни­зи­ли дозу. К тому же мама гипер­то­ник, ее муча­ет дав­ле­ние. Мама сооб­щи­ла мне по теле­фо­ну, что еже­днев­но ее застав­ля­ют про­хо­дить мно­го­чис­лен­ные тесты, отве­чать на раз­ные вопро­сы. И пси­хо­лог ей ска­за­ла, что она нор­маль­ная жен­щи­на, — рас­ска­зы­ва­ет Юлия.

Наталья Уласик на даче. Лето 2016 года. Город Жезказган Карагандинской области. Фото из семейного архива Натальи Уласик.

Ната­лья Ула­сик на даче. Лето 2016 года. Город Жез­каз­ган Кара­ган­дин­ской обла­сти. Фото из семей­но­го архи­ва Ната­льи Уласик.

Со слов Юлии, в дан­ный момент она име­ет воз­мож­ность под­дер­жи­вать связь с мате­рью лишь по теле­фо­ну: в опре­де­лен­ные дни Ната­лье Ула­сик раз­ре­ша­ет­ся зво­нить род­ствен­ни­кам. С недав­не­го вре­ме­ни ста­ли раз­ре­шать и ред­кие сви­да­ния дли­тель­но­стью 15 минут. Но доче­ри и сыну Ната­льи Ула­сик пока не уда­лось уви­деть­ся с мате­рью. Юлия объ­яс­ня­ет это тем, что они с бра­том живут в Жез­каз­гане, а лечеб­ни­ца нахо­дит­ся в дру­гой обла­сти. К тому же Юля рабо­та­ет и ей при­хо­дит­ся еже­днев­но при­смат­ри­вать за бра­том-инва­ли­дом, кото­рый нуж­да­ет­ся в посто­ян­ной опе­ке и ухо­де. Свою мать Юлия виде­ла лишь в октяб­ре, когда был суд в Жезказгане.

Посыл­ки Юлия отправ­ля­ет мате­ри регу­ляр­но. В нояб­ре Ната­лью Ула­сик наве­стил в лечеб­ни­це пред­ста­ви­тель Казах­стан­ско­го бюро по пра­вам чело­ве­ка. В одном из раз­го­во­ров Ната­лья Ула­сик сооб­щи­ла доче­ри, что обес­по­ко­е­на нахож­де­ни­ем в одной пала­те вме­сте с осо­бо опас­ны­ми пре­ступ­ни­ка­ми, неко­то­рые из кото­рых отправ­ле­ны в пси­хле­чеб­ни­цу за убийства.

СУДЕБНЫЙ МАРАФОН

В мате­ри­а­лах дела утвер­жда­ет­ся, что Ната­лья Ула­сик «стра­да­ла и стра­да­ет хро­ни­че­ским бре­до­вым рас­строй­ством». Вслед­ствие чего она при­зна­на «невме­ня­е­мой» в отно­ше­нии инкри­ми­ни­ру­е­мо­го ей дея­ния, яко­бы «пред­став­ля­ет повы­шен­ную обще­ствен­ную опас­ность». В октяб­ре 2016 года поста­нов­ле­ни­ем Жез­каз­ган­ско­го город­ско­го суда Ната­лья Ула­сик осво­бож­де­на от уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти по ста­тьям част­но­го обви­не­ния со сто­ро­ны быв­ше­го граж­дан­ско­го мужа. Но к ней при­ме­не­ны меры меди­цин­ско­го харак­те­ра: при­ну­ди­тель­ное лече­ние в пси­хи­ат­ри­че­ском ста­ци­о­на­ре спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го типа, что в посел­ке Актас Тал­гар­ско­го рай­о­на Алма­тин­ской области.

Сто­ро­ной защи­ты была пода­на част­ная жало­ба, дочь Ната­льи Ула­сик про­си­ла отме­нить дан­ное поста­нов­ле­ние суда, счи­тая его неза­кон­ным, а выво­ды суда о необ­хо­ди­мо­сти при­ме­не­ния мер меди­цин­ско­го харак­те­ра с при­ну­ди­тель­ным лече­ни­ем в пси­хи­ат­ри­че­ском ста­ци­о­на­ре спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го типа — оши­боч­ны­ми. Сто­ро­на защи­ты затро­ну­ла вопрос и о том, поче­му исклю­ча­ет­ся воз­мож­ность при­ме­не­ния лече­ния в иных меди­цин­ских учре­жде­ни­ях? Веду­щий казах­стан­ский пра­во­за­щит­ник Евге­ний Жовтис выска­зы­вал в соци­аль­ных сетях мне­ние о том, что в слу­чае с Ула­сик, воз­мож­но, име­ет место «кара­тель­ная психиатрия».

Экс­перт, врач-пси­хи­атр выс­шей кате­го­рии дирек­тор обще­ствен­но­го фон­да «Вра­чи про­тив нар­ко­ти­ков» Сер­гей Мол­ча­нов в раз­го­во­ре с репор­те­ром Азатты­ка гово­рит, что в ситу­а­ции с Ната­льей Ула­сик он зани­ма­ет ней­траль­ную пози­цию. Сам он с ней лич­но не раз­го­ва­ри­вал, но видел ее выступ­ле­ния в соци­аль­ных сетях и общал­ся с людь­ми, кото­рые зна­ют Уласик.

Я счи­таю, что чело­век нуж­да­ет­ся где-то в соци­аль­ной под­держ­ке, где-то, может быть, и в меди­цин­ской под­держ­ке, но этот ста­ци­о­нар — один из край­них и ненуж­ных вари­ан­тов в дан­ный момент.

— У меня сло­жи­лось мне­ние, что всё нача­лось с неустро­ен­ной лич­ной жиз­ни, и пошло одно обрас­тать дру­гим. Я счи­таю, что чело­век нуж­да­ет­ся где-то в соци­аль­ной под­держ­ке, где-то, может быть, и в меди­цин­ской под­держ­ке, но этот ста­ци­о­нар — один из край­них и ненуж­ных вари­ан­тов в дан­ный момент. Вооб­ще, конеч­но, всё зави­сит от вра­чей. Изу­чив ее состо­я­ние, они долж­ны дать заклю­че­ние: она в погра­нич­ном состо­я­нии или у нее дей­стви­тель­но эндо­ген­ное забо­ле­ва­ние какое-то там пси­хи­че­ское, или она здо­ро­ва. Наши вра­чи диа­гноз ино­гда сни­ма­ют. Как вы зна­е­те, людо­еду Джу­ма­га­ли­е­ву диа­гноз сня­ли. Поэто­му всё зави­сит от вра­чей, если, конеч­но, на них не будет дав­ле­ния свер­ху. Я не утвер­ждаю, что там кто-то давит или не давит, про­сто ситу­а­ция такая со всех сто­рон очень даже инте­рес­ная, и тут неиз­вест­но, что и как будет, — гово­рит Сер­гей Молчанов.

Казах­стан­скую пси­хи­ат­рию он назы­ва­ет «в основ­ном кара­тель­ной», где реа­би­ли­та­ци­он­ные направ­ле­ния не раз­ви­ты. Врач-пси­хи­атр Сер­гей Мол­ча­нов гово­рит, что, попа­дая в ста­ци­о­нар, вести себя надо очень акку­рат­но, веж­ли­во, дер­жа себя в руках, пото­му что любое неадек­ват­ное про­яв­ле­ние — посме­ял­ся или пору­гал­ся с дру­ги­ми паци­ен­та­ми — зано­сит­ся в исто­рию болезни.

В сере­дине декаб­ря суд апел­ля­ци­он­ной инстан­ции посчи­тал поста­нов­ле­ние Жез­каз­ган­ско­го суда в отно­ше­нии Ната­льи Ула­сик закон­ным и обос­но­ван­ным, оста­вив это поста­нов­ле­ние без изме­не­ния, а жало­бу пред­ста­ви­те­ля Ната­льи Ула­сик — без удо­вле­тво­ре­ния. Это поста­нов­ле­ние, как ска­за­ли в суде, «не под­ле­жит пере­смот­ру в кас­са­ци­он­ном поряд­ке и всту­па­ет в закон­ную силу». Сей­час Юлия Ула­сик гото­вит жало­бу в Вер­хов­ный суд, обра­тив­шись еще за помо­щью в Казах­стан­ское бюро по пра­вам человека.

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Киев официально заявил о вторжении РФ

В Москве прошел пикет солидарности с бастующими нефтяниками

Зачем Назарбаев ездил к Клинтону в 1994 году (рассекреченные документы)

Editor