25 C
Астана
28 июня, 2022
Image default

Должники и вышибалы: побеждают первые

Нор­мы про­ек­та зако­на «О вне­се­нии изме­не­ний и допол­не­ний в неко­то­рые зако­но­да­тель­ные акты РК по вопро­сам совер­шен­ство­ва­ния испол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства» вызва­ли у депу­та­тов мажи­ли­са небы­ва­лый инте­рес. Народ­ные избран­ни­ки, как ока­за­лось, искренне обес­по­ко­е­ны и низ­ким ста­ту­сом судеб­ных испол­ни­те­лей, и их дале­ко не все­гда закон­ны­ми дей­стви­я­ми, и уров­нем неис­пол­ня­е­мо­сти судеб­ных решений.

Автор: Тимур ВАЛИЕВ

Вице-министр юсти­ции Дулат Куставле­тов, пред­став­ляя депу­та­там пред­ла­га­е­мые зако­но­да­тель­ные нов­ше­ства, заявил, что на сего­дняш­ний день «в систе­ме испол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства сло­жи­лась кри­ти­че­ская ситу­а­ция, име­ю­щи­е­ся инсти­ту­ты и инстру­мен­ты не обес­пе­чи­ва­ют реа­ли­за­цию Кон­сти­ту­ции об обя­за­тель­но­сти испол­не­ния судеб­ных актов». «Еже­год­но каж­дое вто­рое реше­ние суда оста­ет­ся без испол­не­ния», — при­вел он печаль­ные данные.

Бороть­ся с долж­ни­ка­ми надо иначе

- Одной из глав­ных при­чин кри­зи­са в сфе­ре испол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства явля­ет­ся стра­те­ги­че­ская кон­цеп­ту­аль­ная пра­во­вая ошиб­ка, заклю­ча­ю­ща­я­ся в том, что неис­пол­не­ние судеб­ных актов отно­сит­ся к кате­го­рии пре­ступ­ле­ний неболь­шой тяже­сти, — счи­та­ет вице-министр. — Не учи­ты­ва­ет­ся сте­пень обще­ствен­ной опас­но­сти и послед­ствия дан­но­го пре­ступ­ле­ния и, как след­ствие, гру­бо нару­ша­ет­ся прин­цип спра­вед­ли­во­сти и инди­ви­ду­а­ли­за­ции наказания.

В каче­стве при­ме­ра он при­вел нака­за­ние за кра­жу, клас­си­фи­ци­ру­ю­щу­ю­ся уго­лов­ным зако­но­да­тель­ством как пре­ступ­ле­ние сред­ней тяжести.

- За совер­ше­ние кра­жи, напри­мер, одной-двух тысяч тен­ге уста­нов­ле­но лише­ние сво­бо­ды до трех лет, в то вре­мя как за неис­пол­не­ние судеб­ных актов, кото­ры­ми в поряд­ке воз­ме­ще­ния при­чи­нен­но­го ущер­ба взыс­ки­ва­ют­ся сот­ни тысяч, мил­ли­о­ны тен­ге, лише­ние сво­бо­ды не преду­смот­ре­но, — посе­то­вал г‑н Куставлетов.

Поэто­му одной из глав­ных новелл зако­но­про­ек­та явля­ет­ся пере­вод ответ­ствен­но­сти за неис­пол­не­ние судеб­ных актов в кате­го­рию тяж­ких преступлений.

- Это зна­чи­тель­но сужа­ет воз­мож­ность при­ме­не­ния ряда уго­лов­но-пра­во­вых инсти­ту­тов, в част­но­сти осво­бож­де­ния от уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти и нака­за­ния, и име­ет пре­вен­тив­ное зна­че­ние, — пояс­нил вице-министр.

При этом орга­нам испол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства пред­ла­га­ет­ся пере­дать пол­но­мо­чия по рас­смот­ре­нию дел об адми­ни­стра­тив­ных пра­во­на­ру­ше­ни­ях по ста­тьям, каса­ю­щим­ся испол­не­ния судеб­ных актов, что, по мне­нию Миню­ста, «поз­во­лит эффек­тив­но исполь­зо­вать ресур­сы адми­ни­стра­тив­но­го воздействия».

Так­же пред­ло­же­но исклю­чить из зако­но­да­тель­ства поня­тие «доб­ро­воль­ное испол­не­ние» — «посколь­ку предо­став­ле­ние сро­ка для доб­ро­воль­но­го испол­не­ния в рам­ках испол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства не соот­вет­ству­ет зада­че орга­нов при­ну­ди­тель­но­го испол­не­ния, спо­соб­ству­ет кор­руп­ци­он­ным про­яв­ле­ни­ям, уво­ду долж­ни­ка от отпла­ты испол­ни­тель­ской санк­ции и пре­пят­ству­ет при­ня­тию судеб­ным испол­ни­те­лем всех мер по взыс­ка­нию». Исклю­ча­ет­ся и поня­тие «злост­но­сти» — «высту­па­ет оце­ноч­ной кате­го­ри­ей и явля­ет­ся кор­руп­цио­ген­ным фак­то­ром, так как допус­ка­ет широ­ту в интер­пре­та­ции при ква­ли­фи­ка­ции упол­но­мо­чен­ным орга­ном пове­де­ния должника».

Поми­мо это­го раз­ра­бот­чи­ки зако­но­про­ек­та пред­ло­жи­ли пере­смот­реть и уве­ли­чить штраф­ные санк­ции, посколь­ку виды пра­во­на­ру­ше­ний, свя­зан­ных с неис­пол­не­ни­ем судеб­ных актов, отно­сят­ся к пра­во­на­ру­ше­ни­ям, пося­га­ю­щим на один из инсти­ту­тов госу­дар­ствен­ной вла­сти. А в целях исклю­че­ния кор­руп­ци­но­ген­ных фак­то­ров уста­но­вить ниж­нюю гра­ни­цу штра­фов. Кро­ме того — уста­но­вить пеню за несвое­вре­мен­ное испол­не­ние судеб­ных актов для долж­ни­ков — в раз­ме­ре 0,5% от сум­мы дол­га за каж­дый день про­сроч­ки для сти­му­ли­ро­ва­ния долж­ни­ка испол­нять реше­ние суда.

- Зако­но­про­ект будет спо­соб­ство­вать фор­ми­ро­ва­нию пра­во­со­зна­ния граж­дан, направ­лен на обя­за­тель­ное испол­не­ние судеб­ных актов и сво­их обя­за­тельств, ува­же­ние к пра­во­по­ряд­ку и зако­ну, осо­зна­ние ответ­ствен­но­сти, воз­ло­жен­ной зако­но­да­тель­ством, — уве­рен­но заявил г‑н Куставлетов.

Али­мент­щи­ков при­жмут ограничениями

Инте­рес­но, что сомне­ний по пред­ла­га­е­мым нор­мам у депу­та­тов не воз­ник­ло. Одна­ко вопро­сов нако­пи­лось нема­ло. Так, Тур­сун­бек Омур­за­ков заме­тил, что одной из глав­ных при­чин низ­кой эффек­тив­но­сти рабо­ты казах­стан­ских судеб­ных испол­ни­те­лей явля­ет­ся их невы­со­кий пра­во­вой ста­тус. В каче­стве поло­жи­тель­но­го при­ме­ра он при­вел Швей­ца­рию, где судо­ис­пол­ни­те­ли чис­лят­ся при Мини­стер­стве финан­сов, име­ют маги­стр­ские сте­пе­ни и явля­ют­ся бога­ты­ми людь­ми. Отве­чая депу­та­ту, вице-министр про­де­мон­стри­ро­вал: кри­те­рии оцен­ки богат­ства у нас и Швей­ца­рии слиш­ком разные:

- Вопрос ста­ту­са дей­стви­тель­но пра­во­ме­рен, пото­му что оста­ют­ся на низ­шей сту­пе­ни долж­ност­ных лиц и госу­дар­ствен­ных орга­нов, и путем пере­да­чи от Миню­ста Вер­хов­но­му суду и обрат­но он поте­рял мно­гое, вплоть до зара­бот­ной пла­ты. В свя­зи с этим мы сей­час как раз в орга­ни­за­ци­он­ном плане выстра­и­ва­ем дис­ци­пли­нар­ную вер­ти­каль, что­бы по край­ней мере их к одно­му поряд­ку при­учить. Во-вто­рых, низ­кую зара­бот­ную пла­ту мы реша­ем по вопро­сам финан­си­ро­ва­ния. Нам уда­лось под­нять в кате­го­рию с С4 до С3 и с кате­го­рии С3до С2 (по гос­служ­бе), то есть зара­бот­ная пла­та ста­ла у стар­ше­го судеб­но­го испол­ни­те­ля 97 тысяч, а про­сто судеб­ный испол­ни­тель — око­ло 70 тысяч. Это, есте­ствен­но, сти­му­ли­ру­ю­щий момент, кото­рый пред­по­ла­га­ет отбор этих судеб­ных исполнителей.

Заост­рять вни­ма­ние на том, что сто­ит счи­тать достой­ной зара­бот­ной пла­той и может ли чело­век, от кото­ро­го напря­мую зави­сит взыс­ка­ние дол­гов, при­чем не толь­ко в поль­зу част­ных лиц и орга­ни­за­ций, но и неред­ко — в доход госу­дар­ства, полу­чать зара­бот­ную пла­ту в 500 дол­ла­ров, депу­та­ты не ста­ли. Для них более акту­аль­ным ока­зал­ся вопрос о взыс­ка­нии дол­гов со злост­ных непла­тель­щи­ков, в первую оче­редь — отцов, не выпла­чи­ва­ю­щих али­мен­ты. Ири­на Аро­но­ва напом­ни­ла вице-мини­стру, что уже не раз под­ни­мал­ся вопрос о созда­нии али­мент­но­го фон­да. Как ока­за­лось, под­ни­мал­ся этот вопрос и в пра­ви­тель­стве. И вновь «ушел в небытие»:

- Дан­ная про­бле­ма изу­ча­лась с при­вле­че­ни­ем всех заин­те­ре­со­ван­ных госу­дар­ствен­ных орга­нов. При этом выяс­ни­лось, что али­мент­ный фонд пред­по­ла­га­ет опре­де­лен­ные затра­ты из бюд­же­та. В свя­зи с этим были выска­за­ны со сто­ро­ны финан­со­вых орга­нов о невоз­мож­но­сти его функ­ци­о­ни­ро­ва­ния в том объ­е­ме, кото­рый бы отве­чал его тре­бо­ва­ни­ям, — заявил г‑н Куставле­тов. — Поэто­му мы смот­рим на про­бле­му али­мент­щи­ков как на пер­вое зло, но с уче­том наших реа­лий. А имен­но — уси­ли­ва­ем ответ­ствен­ность, уго­лов­ную и адми­ни­стра­тив­ную, при этом еще при­бе­га­ем к фор­мам огра­ни­че­ния тех или иных услуг, кото­рые госу­дар­ство ока­зы­ва­ет (я имею в виду — не каса­ю­щих­ся их прав и сво­бод). Я думаю, вот эти меры (выезд за гра­ни­цу, при­об­ре­те­ние иму­ще­ства и так далее) поз­во­лят нам их при­жать и заста­вить их выпол­нять закон.

С тем, что «при­жи­мать» таких злост­ных непла­тель­щи­ков надо, депу­та­ты согла­си­лись без­ого­во­роч­но. Зако­но­про­ект они под­дер­жа­ли в пер­вом чте­нии. Но, под­во­дя чер­ту под обсуж­де­ни­ем, спи­кер мажи­ли­са Нур­лан Ниг­ма­ту­лин при­звал кол­лег не торо­пить­ся с при­ня­ти­ем окон­ча­тель­но­го реше­ния и тща­тель­но про­ра­бо­тать доку­мент ко вто­ро­му чтению:

- Когда мы гово­рим о наде­ле­нии судеб­ных испол­ни­те­лей реаль­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми воз­дей­ствия на долж­ни­ков, надо пом­нить, что мож­но полу­чить пал­ку о двух кон­цах. Все­гда сле­ду­ет пом­нить, что за каж­дым кон­крет­ным слу­ча­ем сто­ит чело­век. И нель­зя допу­стить, что­бы судеб­ные испол­ни­те­ли сво­им дей­стви­ем или без­дей­стви­ем дис­кре­ди­ти­ро­вал власть. Для это­го необ­хо­ди­ма креп­кая зако­но­да­тель­ная база, такая, кото­рая бы регу­ли­ро­ва­ла как пра­ва, так и обя­зан­но­сти всех участ­ни­ков тако­го юри­ди­че­ско­го поля.

Ори­ги­нал статьи:

Долж­ни­ки и выши­ба­лы: побеж­да­ют первые

архивные статьи по теме

Глобальные антикоррупционные санкции: рассмотрение обозначений — программный документ

Editor

«Мы не услышали от Влада то, что хотели»

В Германии требуют освободить Атабаева