10 C
Астана
23 октября, 2021
Image default

Демократия — это не состояние, а процесс

Пред­ла­га­ем вни­ма­нию чита­те­лей выступ­ле­ние извест­но­го казах­стан­ско­го пра­во­за­щит­ни­ка Евге­ния Жовти­са на откры­тии Седь­мой Ассам­блеи Все­мир­но­го Дви­же­ния за Демо­кра­тию в горо­де Лима (Перу) 14 октяб­ря 2012 года. 

 

Автор: Евге­ний ЖОВТИС

 

«В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА ПРИХОДИТСЯ ГОВОРИТЬ ОБ ОСТРОМ КРИЗИСЕ КОНЦЕПЦИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА»

Гос­по­жа Кэм­п­белл, гос­по­дин Гер­шман, участ­ни­ки Седь­мой Ассам­блеи Все­мир­но­го дви­же­ния за Демо­кра­тию, дамы и господа.

На про­шлой 6‑ой Ассам­блее Все­мир­но­го Дви­же­ния за Демо­кра­тию я не смог при­нять уча­стие, посколь­ку нахо­дил­ся в заклю­че­нии и был осво­бож­ден в резуль­та­те амни­стии толь­ко в фев­ра­ле это­го года.

Для пра­во­за­щит­ни­ка, граж­дан­ско­го акти­ви­ста, кото­рый нахо­дит­ся в тюрь­ме, очень важ­на под­держ­ка семьи, дру­зей, сорат­ни­ков и поэто­му я бла­го­да­рен Все­мир­но­му Дви­же­нию за Демо­кра­тию за под­держ­ку меня и тре­бо­ва­ния к вла­стям Казах­ста­на о моем осво­бож­де­нии, направ­лен­ным из раз­ных стран мира.

В свою оче­редь, я хочу исполь­зо­вать эту воз­мож­ность, что­бы выска­зать сло­ва под­держ­ки сво­е­му дру­гу, одно­му из руко­во­ди­те­лей оппо­зи­ци­он­ной пар­тии «Алга!» Вла­ди­ми­ру Коз­ло­ву, кото­рый несколь­ко дней назад был при­го­во­рен к 7,5 годам лише­ния сво­бо­ды в Казах­стане по без­до­ка­за­тель­ным поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ным обви­не­ни­ям в раз­жи­га­нии соци­аль­ной роз­ни и при­зы­вах к насиль­ствен­но­му свер­же­нию вла­сти. Я хочу при­звать вас под­дер­жать дру­гих оппо­зи­ци­он­ных поли­ти­ков, проф­со­юз­ных и рабо­чих дея­те­лей, граж­дан­ских акти­ви­стов, пра­во­за­щит­ни­ков, жур­на­ли­стов, кото­рые нахо­дят­ся в тюрь­мах мно­гих стран мира за то, что пыта­лись реа­ли­зо­вать свои  пра­ва на сво­бо­ду, ува­же­ние чело­ве­че­ско­го досто­ин­ства, прав­ду и справедливость.

Я — пра­во­за­щит­ник и поэто­му буду гово­рить о пра­вах чело­ве­ка, соблю­де­ние кото­рых состав­ля­ет осно­ву демо­кра­ти­че­ско­го развития.

Несколь­ко лет назад на одной из кон­фе­рен­ций мне дове­лось исполь­зо­вать такой тезис: глав­ны­ми вра­га­ми кон­цеп­ции прав чело­ве­ка и демо­кра­ти­че­ско­го раз­ви­тия в совре­мен­ном мире явля­ют­ся нефть, газ, гео­по­ли­ти­че­ские сооб­ра­же­ния и вой­на с тер­ро­риз­мом. При­чем послед­нее мож­но рас­смат­ри­вать более широ­ко, как вой­ну с экс­тре­миз­мом, ради­ка­лиз­мом и обес­пе­че­ние некой доста­точ­но воль­но интер­пре­ти­ру­е­мой вла­стя­ми мно­гих госу­дарств стабильности.

Пер­вое деся­ти­ле­тие XXI века про­де­мон­стри­ро­ва­ло, что эти вра­ги побеж­да­ют на всех фрон­тах. Они побеж­да­ют во внут­рен­ней поли­ти­ке, пото­му что режи­мы в боль­шин­стве стран, обла­да­ю­щих нефтью и газом, дик­та­тор­ские или в луч­шем слу­чае авто­ри­тар­ные, обыч­но силь­но кор­рум­пи­ро­ван­ные, исполь­зу­ют свои ресур­сы для обо­га­ще­ния эли­ты, удер­жа­ния вла­сти и мак­си­маль­но­го кон­тро­ля над обществом.

Нефть и газ исполь­зу­ют­ся во внеш­ней поли­ти­ке как силь­ный аргу­мент в меж­ду­на­род­ных отно­ше­ни­ях, когда речь идет о необ­хо­ди­мо­сти хоть в какой-то мере сле­до­вать меж­ду­на­род­ным обя­за­тель­ствам в обла­сти обес­пе­че­ния прав чело­ве­ка и вер­хо­вен­ства закона.

Фак­тор гео­по­ли­ти­че­ских сооб­ра­же­ний поз­во­ля­ет авто­ри­тар­ным вла­стям стран, име­ю­щих важ­ное гео­по­ли­ти­че­ское рас­по­ло­же­ние, исполь­зо­вать его как очень важ­ный козырь во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с демо­кра­ти­че­ски­ми госу­дар­ства­ми в кон­тек­сте посто­ян­но веду­щей­ся борь­бы за вли­я­ние в реги­о­наль­ном и гло­баль­ном масштабе.

 

Вой­на с тер­ро­риз­мом, экс­тре­миз­мом и ради­ка­лиз­мом, борь­ба за обес­пе­че­ние стаби­льности в боль­шин­стве стран, даже не име­ю­щих таких ост­рых про­блем, при­ве­ла к подав­ле­нию ина­ко­мыс­лия, свер­ты­ва­нию граж­дан­ских прав и свобод.

Пола­гаю, что мож­но гово­рить не про­сто об ухуд­ше­нии ситу­а­ции с пра­ва­ми чело­ве­ка во мно­гих стра­нах мира, а о кри­зи­се самой кон­цеп­ции прав человека.

Попро­бую обос­но­вать этот тезис. Как извест­но, кон­цеп­ция прав и сво­бод чело­ве­ка осно­ва­на на при­зна­нии их выс­шей цен­но­стью, на ува­же­нии чело­ве­че­ско­го достоинства.

Исполь­зуя доста­точ­но упро­щен­ную схе­му, мож­но ска­зать, что реа­ли­за­ция кон­цеп­ции прав чело­ве­ка про­ис­хо­дит в трех измерениях:

- через зако­но­да­тель­ство (меж­ду­на­род­ное и национальное);

- через инсти­ту­ци­о­наль­ное раз­ви­тие (на меж­ду­на­род­ном и наци­о­наль­ном уровне);

- через прак­ти­че­ское воплощение.

Если мы посмот­рим в дина­ми­ке на состо­я­ние этих «изме­ре­ний», то, боюсь, при­дем к крайне неуте­ши­тель­ным выводам.

Меж­ду­на­род­ное пра­во в обла­сти прав чело­ве­ка ста­ло пра­вом вто­ро­го сор­та. Меж­ду­на­род­ные обя­за­тель­ства в обла­сти прав чело­ве­ка ста­ло нор­мой не выпол­нять без вся­ких пра­во­вых, поли­ти­че­ских или мораль­ных последствий.

Мно­жит­ся чис­ло погиб­ших жур­на­ли­стов, пра­во­за­щит­ни­ков и пред­ста­ви­те­лей поли­ти­че­ской оппо­зи­ции, рас­тет чис­ло поли­ти­че­ских заклю­чен­ных, закры­тых газет, разо­гнан­ных митин­гов и демон­стра­ций, пре­сле­ду­е­мых рели­ги­оз­ных общин и про­сто ина­ко­мыс­ля­щих граждан.

А большая часть реги­о­на быв­ше­го Совет­ско­го Сою­за вооб­ще пре­вра­ти­лась в анклав, где основ­ные меж­ду­на­род­ные прин­ци­пы прав чело­ве­ка под­ми­на­ют­ся, пре­врат­но тол­ку­ют­ся, иска­жа­ют­ся или вооб­ще не при­зна­ют­ся. В нача­ле 21-го века из ста­рых сун­ду­ков исто­рии сно­ва вытас­ки­ва­ют­ся про­пи­тан­ные наф­та­ли­ном ссыл­ки на несо­от­вет­ствие кон­цеп­ции демо­кра­ти­че­ско­го раз­ви­тия и прав чело­ве­ка неким наци­о­наль­ным  осо­бен­но­стям и куль­тур­ным тра­ди­ци­ям. Как буд­то есть наро­ды, кото­рым прав­да, сво­бо­да и спра­вед­ли­вость противопоказаны.

При этом все раз­го­во­ры на дан­ную тему на меж­ду­на­род­ном уровне про­ис­хо­дят в усло­ви­ях все­объ­ем­лю­щей политкорректности.

Мно­гие стра­ны с типич­но дик­та­тор­ски­ми или жест­ко авто­ри­тар­ны­ми режи­ма­ми, под­пи­сав­шие и рати­фи­ци­ро­вав­шие Меж­ду­на­род­ные пак­ты о граж­дан­ских и поли­ти­че­ских пра­вах, об эко­но­ми­че­ских, соци­аль­ных и куль­тур­ных пра­вах; кон­вен­ции про­тив пыток и о пра­вах бежен­цев; запре­ща­ю­щие раб­ство и обес­пе­чи­ва­ю­щие пра­ва ребен­ка и мно­го дру­гих, не соблю­да­ют боль­шин­ство поло­же­ний этих юри­ди­че­ски обя­зы­ва­ю­щих доку­мен­тов. И что? И ничего!

Эти стра­ны отчи­ты­ва­ют­ся перед Сове­том ООН по пра­вам чело­ве­ка, полу­ча­ют реко­мен­да­ции коми­те­тов ООН, спе­ци­аль­ных тема­ти­че­ских меха­низ­мов (спец­до­клад­чи­ков ООН) и про­дол­жа­ют нару­шать свои обя­за­тель­ства. При этом еще и пери­о­ди­че­ски ука­зы­ва­ют дру­гим госу­дар­ствам и меж­ду­на­род­ным орга­ни­за­ци­ям, что, затра­ги­вая вопрос о пра­вах чело­ве­ка, они вме­ши­ва­ют­ся во внут­рен­ние дела суве­рен­но­го государства.

Скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что раз­ви­тые демо­кра­ти­че­ские госу­дар­ства и меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции игра­ют с дик­та­тор­ски­ми и авто­ри­тар­ны­ми режи­ма­ми в свое­об­раз­ную игру в прят­ки. Вы дела­е­те вид, что согла­ша­е­тесь с нами в вопро­сах обес­пе­че­ния прав чело­ве­ка, демо­кра­тии и вер­хо­вен­ства зако­на, а мы дела­ем вид, что не видим, как вы нару­ша­е­те свои обязательства.

 

Выра­бо­тал­ся даже свое­об­раз­ный полит­кор­рект­ный дипло­ма­ти­че­ский язык доку­мен­тов меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций и выступ­ле­ний офи­ци­аль­ных пред­ста­ви­те­лей, напри­мер, ООН, ОБСЕ и др. по вопро­сам соблю­де­ния прав чело­ве­ка. Сна­ча­ла гово­рит­ся о бла­го­дар­но­сти за сотруд­ни­че­ство, потом — о пози­тив­ных при­зна­ках устой­чи­во­го раз­ви­тия, а потом — об отдель­ных недо­стат­ках, кото­рые никак не вос­при­ни­ма­ют­ся как нару­ша­ю­щие общее поло­жи­тель­ное впечатление.

При этом нуж­но отме­тить, что меж­ду­на­род­ные дого­во­ры по пра­вам чело­ве­ка, име­ю­щие юри­ди­че­скую силу, явля­ют­ся соглас­но кон­сти­ту­ци­ям мно­гих госу­дарств частью наци­о­наль­но­го зако­но­да­тель­ства (внут­рен­не­го пра­ва), но их всё рав­но не выполняют.

Нуж­но искать реше­ние этой про­бле­мы! Либо меж­ду­на­род­ные дого­во­ры по пра­вам чело­ве­ка явля­ют­ся юри­ди­че­ски обя­зы­ва­ю­щи­ми в прак­ти­че­ском смыс­ле, и их выпол­не­ние име­ет какие-либо прак­ти­че­ские пра­во­вые послед­ствия, либо надо при­знать,  что меж­ду­на­род­но­го обя­зы­ва­ю­ще­го пра­ва в обла­сти прав чело­ве­ка попро­сту не суще­ству­ет. Если не дей­ству­ют юри­ди­че­ски обя­зы­ва­ю­щие меж­ду­на­род­ные нор­мы, то и не име­ет смыс­ла даже гово­рить о поли­ти­че­ских или мораль­ных обя­за­тель­ствах госу­дарств в обла­сти прав человека.

В усло­ви­ях ниги­ли­сти­че­ско­го отно­ше­ния мно­гих госу­дарств с дик­та­тор­ски­ми или авто­ри­тар­ны­ми режи­ма­ми к меж­ду­на­род­ным обя­за­тель­ствам в обла­сти прав чело­ве­ка нет осо­бо­го смыс­ла гово­рить о несо­от­вет­ствии наци­о­наль­ных зако­но­да­тельств меж­ду­на­род­ным стандартам.

Мы очень часто и мно­го гово­рим об отдель­ных репрес­сив­ных поло­же­ни­ях тех или иных зако­нов в тех или иных государствах.

Осо­бен­но это каса­ет­ся зако­но­да­тель­ства в обла­сти сво­бо­ды сло­ва и выра­же­ния мне­ния, сво­бо­ды сове­сти и рели­гии, сво­бо­ды объ­еди­не­ния, сво­бо­ды мир­но­го собра­ния, пере­дви­же­ния, защи­ты част­ной жиз­ни и мно­го­го дру­го­го, в част­но­сти, тех раз­де­лов зако­но­да­тель­ства, кото­рые под­верг­лись осо­бой ата­ке в ходе борь­бы с тер­ро­риз­мом, экс­тре­миз­мом, ради­ка­лиз­мом, «борь­бы за стабильность».

Одна­ко всё это част­но­сти, гово­рить нуж­но о кон­цеп­ту­аль­ной пороч­но­сти законодатель­ства цело­го ряда стран мира, начи­ная с их кон­сти­ту­ций. Осо­бен­но это нагляд­но вид­но на при­ме­ре зако­но­да­тель­ства ряда пост­со­вет­ских госу­дарств  быв­ше­го СССР.

В зако­но­да­тель­стве этих госу­дарств явно про­смат­ри­ва­ет­ся при­о­ри­тет инте­ре­сов  госу­дар­ства над пра­ва­ми и сво­бо­да­ми чело­ве­ка. Прин­ци­пы «граж­да­ни­ну раз­ре­ше­но всё, что не запре­ще­но зако­ном, вла­стям запре­ще­но всё, что пря­мо не раз­ре­ше­но зако­ном» реа­ли­зо­ван в зако­но­да­тель­стве и на прак­ти­ке как раз наобо­рот. Чело­век, граж­да­нин каж­дый раз дол­жен дока­зы­вать, что у него есть пра­во и нахо­дить в законе под­твер­жде­ние запре­та пред­ста­ви­те­лю вла­сти дей­ство­вать нару­ша­ю­щим пра­ва образом.

Я не вижу ника­ко­го смыс­ла в попыт­ках улуч­шить кон­цеп­ту­аль­но пороч­ное зако­но­да­тель­ство. Либо госу­дар­ство при­зна­ет, что целью зако­но­да­тель­ства явля­ет­ся обес­пе­че­ние и защи­та прав и сво­бод чело­ве­ка, и исхо­дя из это­го созда­ет и рефор­ми­ру­ет свое внут­рен­нее пра­во, либо мы зани­ма­ем­ся созда­ни­ем «потем­кин­ских дере­вень» и покрас­кой фасадов.

Такая же ситу­а­ция скла­ды­ва­ет­ся и с инсти­ту­ци­о­наль­ным раз­ви­ти­ем. Необ­хо­ди­мо пере­стать делать вид, что одно­пар­тий­ные пар­ла­мен­ты, спец­служ­бы, осу­ществ­ля­ю­щие тоталь­ный кон­троль над граж­да­на­ми, пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны, защи­ща­ю­щие инте­ре­сы пра­вя­щей эли­ты — это нормально.

В авто­ри­тар­ных поли­ти­че­ских систе­мах при кон­цеп­ту­аль­но пороч­ном с точ­ки зре­ния защи­ты прав и сво­бод чело­ве­ка зако­но­да­тель­стве труд­но рас­счи­ты­вать на неза­ви­си­мый суд, систе­му сдер­жек и про­ти­во­ве­сов, и вер­хо­вен­ство зако­на. Ну и, конеч­но, труд­но рас­счи­ты­вать на бла­го­при­ят­ную для прав чело­ве­ка пра­во­при­ме­ни­тель­ную практику.

Я пре­крас­но пони­маю, что отве­ты на боль­шин­ство постав­лен­ных мною вопро­сов лежат в поли­ти­че­ской сфе­ре, в обла­сти поли­ти­че­ско­го раз­ви­тия раз­ных стран. И вли­ять на это поли­ти­че­ское раз­ви­тие очень слож­но, осо­бен­но с уче­том боль­шо­го коли­че­ства серьез­ных вызо­вов, с кото­ры­ми стал­ки­ва­ет­ся человечество.

Но мне кажет­ся, что всё рав­но надо сопро­тив­лять­ся, не давать авто­ри­тар­ным режи­мам под­ме­нять поня­тия, раз­ру­шать иде­а­лы, раз­мы­вать выстра­дан­ные чело­ве­че­ством идеи и кон­цеп­ции прав человека.

Неза­ви­си­мо от гео­гра­фии, мен­таль­но­сти, расы, пола, воз­рас­та такие осно­во­по­ла­га­ю­щие фун­да­мен­таль­ные цен­но­сти, как ПРАВДА, СВОБОДА и СПРАВЕДЛИВОСТЬ, долж­ны про­дви­гать­ся и поддерживаться.

ПРАВДА — как обще­че­ло­ве­че­ская цен­ность, про­ис­те­ка­ю­щая из пра­ва полу­чать и рас­про­стра­нять любую инфор­ма­цию, за ред­ким исклю­че­ни­ем той инфор­ма­ции, кото­рая явля­ет­ся при­зы­вом к наси­лию или пря­мо оскорб­ля­ет мораль и нрав­ствен­ность. Это сво­бо­да гово­рить и слу­шать, писать и читать, это пра­во выбо­ра на осно­ве раз­но­об­раз­ной и прав­ди­вой инфор­ма­ции, а не смесь откро­вен­ной дема­го­гии, пере­ме­шан­ной с ложью.

СВОБОДА — как выстра­дан­ное чело­ве­че­ством пра­во чело­ве­ка быть сво­бод­ным от угне­те­ния и при­нуж­де­ния, от наси­лия и уни­же­ния его чело­ве­че­ско­го досто­ин­ства. От дик­та­то­ров и узур­па­то­ров, от един­ствен­но вер­ных уче­ний и моно­по­лии на исти­ну. Это сво­бо­да объ­еди­нять­ся и соби­рать­ся, участ­во­вать в обще­ствен­ной жиз­ни. Это сво­бод­ный чело­век по сути, а не на бумаге.

СПРАВЕДЛИВОСТЬ — как пра­во чело­ве­ка на спра­вед­ли­вый судеб­ный про­цесс и неза­ви­си­мое и бес­при­страст­ное пра­во­су­дие. Это спра­вед­ли­вое рас­пре­де­ле­ние и поль­зо­ва­ние ресур­са­ми и воз­мож­но­стя­ми. Это вер­хо­вен­ство зако­на и равен­ство всех перед законом.

Всё это изби­тые исти­ны, но сколь­ко их не «бей», они не пере­ста­нут быть иде­а­ла­ми, о  них не пере­ста­нут меч­тать мил­ли­о­ны людей, неза­ви­си­мо от цве­та кожи, места рож­де­ния или исто­ри­че­ских различий.

Демо­кра­тия — это не состо­я­ние, это — про­цесс. И все выше­пе­ре­чис­лен­ное это необ­хо­ди­мые состав­ля­ю­щие «ингре­ди­ен­ты» это­го процесса.

Ино­гда мне кажет­ся, что всё или почти всё надо начи­нать сна­ча­ла. Но потом я думаю, что надо не начи­нать, а про­сто про­дол­жать. Про­дол­жать гово­рить на чер­ное, что оно чер­ное, на белое, что оно белое, что два­жды два четы­ре, что сво­бо­да либо есть, либо то, что есть это несво­бо­да. Гово­рить про­стым и понят­ным язы­ком, гово­рить и дей­ство­вать с верой в то, что говоришь.

Аль­тер­на­ти­вы это­му для демо­кра­ти­че­ско­го раз­ви­тия, с моей точ­ки зре­ния, про­сто нет.

Спа­си­бо за внимание.

Continue reading here:
Демо­кра­тия — это не состо­я­ние, а процесс

архивные статьи по теме

А Путин готов рискнуть свободой ради России?

Дос Кошим: «Если ввести местное самоуправление — основы авторитарной системы рухнут»

Editor

Студенты КарГУ могут стать нелегалами