20 C
Астана
17 июля, 2024
Image default

Дело Ходорковского: шанс или иллюзия?

Доста­точ­но неожи­дан­ный ракурс, в кото­ром экс-гла­ва ЮКО­Са Миха­ил Ходор­ков­ский в послед­нее вре­мя пред­ста­ет на цен­траль­ных рос­сий­ских кана­лах, заста­вил мно­гих наблю­да­те­лей пред­по­ло­жить: лед тро­нул­ся.

Подроб­но­сти читай­те на respublika-kaz.info/news/politics/15092/
 

Автор: Вера ИЛЬИНА

Зна­ме­ни­то­го сидель­ца интер­вью­и­ру­ют на НТВ, пока­зы­ва­ют на теле­ка­на­ле «Рос­сия» — при­чем отнюдь не в преж­нем клю­че. Сюже­ты, посвя­щен­ные Ходор­ков­ско­му, впер­вые за мно­го лет выхо­дят в эфир в прайм-тайм выход­но­го дня, а веду­щие при­зна­ют: мол, «отно­ше­ние к тому, чье имя сей­час не про­из­но­сит­ся, уже меняется».

Опти­ми­стам самое вре­мя пред­по­ло­жить, что не сего­дня-зав­тра про­ше­ния об услов­но-досроч­ном осво­бож­де­нии, кото­рые Ходор­ков­ский и Лебе­дев, как выяс­ни­лось, наме­ре­ны-таки подать, будут удо­вле­тво­ре­ны, и оба вско­ре ока­жут­ся на свободе.

Как будет на самом деле — вре­мя пока­жет. А пока, преж­де все­го, хочет­ся вер­нуть­ся к широ­ко рас­ти­ра­жи­ро­ван­но­му «сиг­на­лу Мед­ве­де­ва», озву­чен­но­му им на пресс-кон­фе­рен­ции в Скол­ко­во. Тогда пре­зи­дент заявил о том, что Ходор­ков­ский на сво­бо­де «абсо­лют­но не опа­сен», чем поверг в недо­уме­ние адво­ка­тов экс-гла­вы ЮКО­Са («как неопас­ный чело­век ока­зал­ся на нарах?») и вызвал осто­рож­ный опти­мизм со сто­ро­ны пра­во­за­щит­ни­ков и экс­пер­тов. И уже после это­го заяв­ле­ния наблю­да­те­ли гада­ли: при­мет ли Мосгор­суд, рас­смат­ри­вав­ший 24 мая кас­са­ци­он­ную жало­бу по вто­ро­му делу ЮКО­Са, сло­ва Мед­ве­де­ва как руко­вод­ство к действию?

Мосгор­суд, как извест­но, при­го­вор Ходор­ков­ско­му и Лебе­де­ву, выне­сен­ный гла­вой Хамов­ни­че­ско­го суда Вик­то­ром Данил­ки­ным, при­знал закон­ным, смяг­чив при этом нака­за­ние обо­им осуж­ден­ным на 1 год — до 13 лет. Вари­ан­ты были сле­ду­ю­щие: оце­нив закон­ность и обос­но­ван­ность при­ня­то­го пер­вой инстан­ци­ей реше­ния, под­твер­дить при­го­вор, отме­нить его и напра­вить дело на новое рас­смот­ре­ние или изме­нить в сто­ро­ну облег­че­ния уча­сти фигурантов.

Отме­тая «пес­ни в поль­зу бед­ных», мож­но при­знать: суд пошел по пути разум­но­го ком­про­мис­са. Под­твер­ждать при­го­вор было бы слиш­ком непо­пу­ляр­ным реше­ни­ем. Отме­нять его — слиш­ком уж попу­ляр­ным: тем самым судеб­ная власть пока­за­ла бы, что все это вре­мя Ходор­ков­ский сидел зря, а на это она пой­ти, понят­ное дело, не мог­ла. (Имен­но это обсто­я­тель­ство адво­ка­ты заклю­чен­ных потом назва­ли «кру­го­вой пору­кой», на пози­ци­ях кото­рой сто­ит Мосгор­суд в деле ЮКОСа.)

Так что, кро­ме тре­тье­го вари­ан­та, судьям, по логи­ке, ниче­го ино­го про­сто не оста­ва­лось. При­зна­вая эффек­тив­ность судеб­ной систе­мы стра­ны в целом, Мосгор­суд как бы пошел навстре­чу и самим заклю­чен­ным — настоль­ко, насколь­ко счел нуж­ным и воз­мож­ным. Как гово­рит­ся, и вашим, и нашим.

Вопрос в дру­гом: а что оста­ва­лось Дмит­рию Мед­ве­де­ву — кро­ме того отве­та, кото­рый он дал на скол­ков­ской пресс-кон­фе­рен­ции, из-за чего и воз­ник весь сыр-бор? Понят­но, что если бы Мед­ве­дев повто­рил сло­ва Пути­на — «вор дол­жен сидеть в тюрь­ме», рас­клад на суде спу­стя неде­лю, веро­ят­но, был бы иной. Лиш­не­го бы не доба­ви­ли — не упол­но­мо­че­ны — но оста­вить при­го­вор в силе вполне мог­ли бы.

Так­же понят­но, что в иде­а­ле Мед­ве­дев пред­по­чел бы вовсе укло­нить­ся от этой темы в ходе обще­ния с жур­на­ли­ста­ми. Но не полу­чи­лось, хотя засе­да­ние Мосгор­су­да и пере­нес­ли на несколь­ко дней, с 17 мая на 24‑е — по слу­хам, как раз для того, что­бы 18 мая судеб­ный вер­дикт не пре­вра­тил­ся в основ­ную тему для обще­ния пре­зи­ден­та с прес­сой. Даже несмот­ря на то, что, как утвер­жда­ют зна­ю­щие люди, Мед­ве­де­ву ука­зы­ва­ли в ухо, кого из огром­ной мас­сы жаж­ду­щих задать вопрос выбрать, избе­жать вопро­са о Ходор­ков­ском не уда­лось. «Опа­сен ли Ходор­ков­ский на сво­бо­де?» — спро­сил жур­на­лист. И что на это сле­до­ва­ло отве­чать Мед­ве­де­ву — «да, имен­но, крайне опа­сен, за то и сидит»?

Так что Мед­ве­дев, в свою оче­редь, тоже был лишен сво­бо­ды манев­ра, ока­зав­шись в ситу­а­ции цуг­ц­ван­га. Ну и, как поло­же­но в таком слу­чае, его ответ тоже вызвал ряд вопро­сов, озву­чен­ных выше: за что сидит чело­век, не пред­став­ля­ю­щий опас­но­сти для обще­ства? А суду при­шлось пля­сать от того, что совсем уж «сидеть» Ходор­ков­ско­му после таких заяв­ле­ний пре­зи­ден­та вро­де как не поло­же­но, но и на сво­бо­де делать нече­го, пото­му что пра­во­су­дие в Рос­сии как бы суще­ство­ва­ло и до 24 мая.

Да и кто, невзи­рая на мед­ве­дев­ский экс­промт, отпу­стит Ходор­ков­ско­го рань­ше пре­зи­дент­ских выбо­ров, что­бы бро­дил на воле и сму­щал умы? Вот и экс­пер­ты не исклю­ча­ют: опаль­ный биз­нес­мен может ока­зать­ся на сво­бо­де после пре­зи­дент­ских выбо­ров 2012 года, но рань­ше — вряд ли.

Еще, по мне­нию лиде­ра дви­же­ния «За пра­ва чело­ве­ка» Льва Поно­ма­ре­ва, это заяв­ле­ние мог­ло быть сде­ла­но Мед­ве­де­вым для под­дер­жа­ния ими­джа либе­раль­но­го поли­ти­ка, «более либе­раль­но­го, чем Путин». Сие так­же вполне воз­мож­но: на откры­тую кон­фрон­та­цию с пре­мье­ром пре­зи­дент идти не соби­ра­ет­ся, но пери­о­ди­че­ский «обмен любез­но­стя­ми» внут­ри тан­де­ма виден нево­ору­жен­ным глазом.

Так или ина­че, в резуль­та­те один цуг­ц­ванг, мед­ве­дев­ский, повлек вто­рой, судеб­ный. Далее — по пунк­там: Ходор­ков­ско­го начи­на­ют пока­зы­вать по теле­ви­зо­ру, отно­ше­ние к нему яко­бы «меня­ет­ся». Но так ли это или про­сто все по цепоч­ке вынуж­де­ны играть в либе­ра­лов — но не по зову души, а от безысходности?

Ходор­ков­ско­му же оста­ет­ся лишь вос­поль­зо­вать­ся конъ­юнк­ту­рой момен­та и изме­нить свое реше­ние не про­сить ни о поми­ло­ва­нии, ни об УДО. Что он и дела­ет. Если рань­ше экс-гла­ва ЮКОСА твер­до обе­щал не молить вра­гов о мило­стях, а доби­вать­ся спра­вед­ли­во­го реше­ния суда, то теперь — неожи­дан­но для соб­ствен­ных же адво­ка­тов — заяв­ля­ет: он наме­рен вос­поль­зо­вать­ся пра­вом на услов­но-досроч­ное освобождение.

Это не озна­ча­ет, что зна­ме­ни­тый сиде­лец при­зна­ет свою вину, пояс­ня­ют его адво­ка­ты. «Есть все осно­ва­ния. Для пода­чи хода­тай­ства есть толь­ко один кри­те­рий — отбыл ли чело­век в нашем слу­чае поло­ви­ну назна­чен­но­го сро­ка», — заявил адво­кат Ходор­ков­ско­го Вадим Клюв­гант «Интер­фак­су».

Понят­но, что если такое обра­ще­ние после­ду­ет, рас­смат­ри­вать его будут не в суде по месту заклю­че­ния, а гораз­до выше. Но и тут воз­ни­ка­ет вопрос: что делать вла­стям? С одной сто­ро­ны, тема выбо­ров 2012 года осо­бо­го воль­но­дум­ства не пред­по­ла­га­ет, и нали­чие потен­ци­аль­но­го мощ­но­го оппо­зи­ци­он­но­го лиде­ра на сво­бо­де тан­де­му не нуж­но. С дру­гой сто­ро­ны, мож­но было бы попы­тать­ся заклю­чить сво­е­го рода пакт о нена­па­де­нии, но пой­дет ли на это Ходор­ков­ский? С тре­тьей сто­ро­ны, если бы, гипо­те­ти­че­ски, Мед­ве­дев сде­лал кра­си­вый жест и «неглас­но» пове­лел отпу­стить Ходор­ков­ско­го, лич­но ему, Мед­ве­де­ву, в гла­зах изби­ра­те­ля это очков бы толь­ко при­ба­ви­ло. Тем самым пре­зи­дент пока­зал бы обще­ству, что его мне­ние — по край­ней мере, в его пре­зи­дент­ский срок — что-то все же зна­чит. Но пой­дет ли на это уже сам Мед­ве­дев, учи­ты­вая путин­ское мне­ние про «вора», — боль­шой вопрос.

Continued here:
Дело Ходор­ков­ско­го: шанс или иллюзия?

архивные статьи по теме

“Дело Козлова”: “Этих прокуроров уволить!”

СНГ необходимо для эффективности

«Власть хотела насилия, власть провоцировала насилие». Протесты и реакция Кремля

Editor