15 C
Астана
12 июня, 2024
Image default

Дело о смерти Рахата Алиева может быть рассмотрено заново

Выступ­ле­ние немец­ко­го суд­мед­экс­пер­та Берн­да Бринк­ма­на (Bernd Brinkmann), пред­ста­вив­ше­го на пресс-кон­фе­рен­ции в Вене в поне­дель­ник, 12 декаб­ря, свою вер­сию смер­ти опаль­но­го казах­стан­ско­го оли­гар­ха Раха­та Али­е­ва в вен­ской тюрь­ме 24 фев­ра­ля 2015 года, вызва­ло бур­ный отклик в австрий­ских СМИ.

Целый ряд изда­ний опуб­ли­ко­ва­ли ста­тьи, в кото­рых цен­траль­ное место заня­ла реак­ция австрий­ско­го мини­стер­ства юсти­ции и экс­пер­тов на сен­са­ци­он­ное сооб­ще­ние с этой пресс-кон­фе­рен­ции, орга­ни­зо­ван­ной Клау­сом и Ман­фре­дом Айнед­те­ра­ми, а так­же Отто Дит­ри­хом — адво­ка­та­ми быв­ше­го зятя пре­зи­ден­та Казахстана.

По сле­ду уэст-порт­ских убийц?

По пору­че­нию адво­ка­тов немец­кий спе­ци­а­лист Бринк­ман про­ана­ли­зи­ро­вал заклю­че­ние о при­чи­нах смер­ти и выво­ды двух экс­пер­тиз, про­ве­ден­ных по зака­зу австрий­ских вла­стей. После чего заявил, что эти выво­ды оши­боч­ны. По его мне­нию, Рахат Али­ев не пове­сил­ся в тюрем­ной каме­ре, а был под­верг­нут так назы­ва­е­мо­му “насиль­ствен­но­му удушению”.

Коридор в тюрьме Йозефштадт

В тюрь­ме “Йозеф­штадт”

То есть был убит тем же спо­со­бом, кото­рым в сере­дине XIX века уэст-порт­ские серий­ные убий­цы в Эдин­бур­ге Уильям Бёрк и Уильям Хэр лиша­ли жиз­ни сво­их жертв — так, что факт уду­ше­ния невоз­мож­но было обна­ру­жить при экс­пер­ти­зе тру­па (в англий­ском язы­ке этот спо­соб полу­чил назва­ние burking. - Ред.).

Не имея воз­мож­но­сти рабо­тать с телом Али­е­ва — после его смер­ти про­шло более полу­то­ра лет, — Бернд Бринк­ман сосре­до­то­чил вни­ма­ние в основ­ном на фото­гра­фи­ях тру­па, име­ю­щих­ся в актах в хоро­шем, как он сооб­щил, каче­стве. И обра­тил вни­ма­ние на ряд при­зна­ков, харак­тер­ных не для само­убий­ства путем пове­ше­ния, а имен­но для убий­ства путем сдав­ли­ва­ния груд­ной клет­ки (burking).

Выво­ды экс­пер­ти­зы, про­ве­ден­ной сра­зу после смер­ти Али­е­ва в Австрии груп­пой вен­ско­го суд­мед­экс­пер­та про­фес­со­ра Дани­э­ля Риссе­ра, и повтор­ной экс­пер­ти­зы, сде­лан­ной в Швей­ца­рии в инсти­ту­те судеб­ной меди­ци­ны Санкт-Гал­ле­на, содер­жат, как утвер­жда­ет Бернд Бринк­ман, суще­ствен­ные просчеты.

Три зна­ка вопроса

В свя­зи с этим австрий­ские СМИ ста­вят три основ­ных вопро­са. Во-пер­вых, насколь­ко серьез­но сле­ду­ет отно­сить­ся к аргу­мен­там, изло­жен­ным в столь запоз­дав­шей экс­пер­ти­зе Бринк­ма­на? Во-вто­рых, как на нее отре­а­ги­ру­ют орга­ны юсти­ции Австрии? И, нако­нец, если суи­цид Али­е­ва офи­ци­аль­но под­верг­нут сомне­нию, сле­ду­ет ли ждать реци­ди­ва внут­ри­по­ли­ти­че­ско­го скан­да­ла, вызван­но­го столк­но­ве­ни­ем мощ­ных лоб­бист­ских групп.

Рахат Алиев презентует в Вене книгу Крестный тесть

Рахат Али­ев пре­зен­ту­ет в Вене кни­гу “Крест­ный тесть” о режи­ме Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, сен­тябрь 2009 года

Одна из этих групп защи­ща­ла инте­ре­сы австрий­ских поли­ти­ков, чинов­ни­ков и пред­при­ни­ма­те­лей, свя­зан­ных с казах­стан­ским оли­гар­хом, кото­рый бежал в Вену в 2007 году. А дру­гая содей­ство­ва­ла офи­ци­аль­ной Астане в ее тре­бо­ва­нии отне­стись к быв­ше­му могу­ще­ствен­но­му госчи­нов­ни­ку не как к поли­ти­че­ско­му бежен­цу, а как к опас­но­му уго­лов­но­му преступнику.

Так, изда­ние Der Standard 13 декаб­ря опуб­ли­ко­ва­ло неболь­шую схе­му, на кото­рой ука­за­ны несколь­ко фигур, вовле­чен­ных в “рахат­гейт” как на сто­роне оли­гар­ха, так и про­тив него. В ней фигу­ри­ру­ют и нынеш­ний министр юсти­ции Австрии Вольф­ганг Бранд­штед­тер, быв­ший адво­кат Али­е­ва, и экс-канц­лер Австрии Аль­фред Гузен­бау­эр, состо­яв­ший в совет­ни­ках Астаны.

Альфред Гузенбауэр

Аль­фред Гузенбауэр

Что каса­ет­ся отно­ше­ния к докла­ду Берн­да Бринк­ма­на, то изда­ние kurier.at при­во­дит сло­ва суд­мед­экс­пер­та из Гра­ца Пете­ра Гра­буш­ни­га о том, что инсти­ту­ты, осу­ществ­ляв­шие пер­вые две экс­пер­ти­зы (в Вене и в Санкт-Гал­лене), поль­зу­ют­ся высо­кой репу­та­ци­ей, а сле­ды убий­ства путем сдав­ли­ва­ния груд­ной клет­ки обна­ру­жил бы любой студент.

Гра­буш­ниг так­же обра­тил вни­ма­ние на то, что, в отли­чие от Берн­да Бринк­ма­на, рабо­тав­ше­го толь­ко с доку­мен­та­ми и фото­гра­фи­я­ми (что, впро­чем, еще не озна­ча­ет, что из-за это­го к его экс­пер­ти­зе нет дове­рия), спе­ци­а­ли­сты в Вене и в Санкт-Гал­лене име­ли доступ к телу Алиева.

Убий­ство исключено?

А еже­не­дель­ник Falter при­во­дит мне­ние коро­не­ра, поже­лав­ше­го сохра­нить ано­ним­ность. Он счи­та­ет, что при­зна­ки, поз­во­лив­шие Бринк­ма­ну сде­лать вывод об убий­стве, на самом деле не обя­за­тель­но вызы­ва­ют­ся сдав­ли­ва­ни­ем груд­ной клет­ки, а мог­ли появить­ся из-за того, что Али­е­ву 24 фев­ра­ля 2015 года не уда­лось с пер­во­го раза покон­чить с собой и смерть насту­пи­ла лишь после вто­рой попытки.

Кро­ме того, Falter со ссыл­кой на резуль­та­ты рас­сле­до­ва­ния, про­ве­ден­но­го после смер­ти Али­е­ва мест­ны­ми орга­на­ми юсти­ции, утвер­жда­ет, что собран­ные дока­за­тель­ства с веро­ят­но­стью, близ­кой к пол­ной гаран­тии, исклю­ча­ют вер­сию убий­ства. Это и пред­смерт­ная запис­ка Али­е­ва, и запи­си двух видео­ка­мер, кото­рые вели наблю­де­ние за две­рью каме­ры опаль­но­го оли­гар­ха, и пока­за­те­ли дат­чи­ка, реа­ги­ру­ю­ще­го на любое откры­ва­ние этой двери.

До Казах­ста­на дошло

А пока несколь­ко мест­ных изда­ний при­ве­ли интер­вью ответ­ствен­но­го сотруд­ни­ка мини­стер­ства юсти­ции Австрии Кри­сти­а­на Пиль­на­це­ка теле­ка­на­лу Ö1 13 декаб­ря. Чинов­ник допу­стил воз­мож­ность ново­го рас­смот­ре­ния дела о смер­ти Али­е­ва. Но сна­ча­ла, под­черк­нул он, необ­хо­ди­мо дождать­ся оцен­ки судеб­ных меди­ков из швей­цар­ско­го Санкт-Гал­ле­на, чьи выво­ды рас­кри­ти­ко­вал Бернд Бринкман.

Михаэль Лаубш

Миха­эль Лаубш

Сей­час им напра­ви­ли его заклю­че­ние, что­бы они отве­ти­ли на пре­тен­зии нем­ца к их рабо­те. По инфор­ма­ции австрий­ских жур­на­ли­стов, швей­цар­ские спе­ци­а­ли­сты выра­зи­ли готов­ность сде­лать это еще до рож­де­ствен­ских праздников.

В свою оче­редь адво­ка­ты Клаус и Ман­фред Айнед­те­ры 14 декаб­ря заяви­ли СМИ о неко­ем сви­де­те­ле, сидев­шем в фев­ра­ле 2015 года в той же тюрь­ме “Йозеф­штадт”, что и Рахат Али­ев. Он рас­ска­зал о ряде стран­но­стей, кото­рые про­ис­хо­ди­ли там, когда Али­ев встре­тил свою смерть, и кото­рые, по мне­нию адво­ка­тов, не были тща­тель­но изу­че­ны следствием.

Живу­щий в Австрии немец­кий поли­то­лог Миха­эль Лаубш (Michael Laubsch) ука­зы­ва­ет на то, что если вер­сию убий­ства будут дей­стви­тель­но рас­смат­ри­вать все­рьез, то это вызо­вет обще­ствен­ный резо­нанс в Австрии.

“Доклад Бринк­ман­на, дати­ро­ван­ный 18 нояб­ря 2016 года, направ­лен в орга­ны про­ку­ра­ту­ры. Но пока юсти­ция в Австрии реа­ги­ру­ет на дей­ствия адво­ка­тов Али­е­ва спо­кой­но. Ведь эти орга­ны имен­но для предот­вра­ще­ния слу­хов о том, что экс­пер­ти­за про­фес­со­ра Риссе­ра в Вене яко­бы не была неза­ви­си­мой, ини­ци­и­ро­ва­ли повтор­ную экс­пер­ти­зу в Швей­ца­рии, сто­я­щей в сто­роне от “рахат­гей­та”, — отме­ча­ет Лаубш.

Нако­нец, глав­ный редак­тор “Новой газе­ты — Казах­стан” Алек­сандр Крас­нер под­твер­дил DW, что новость о пресс-кон­фе­рен­ции в Вене до Казах­ста­на дошла, но широ­ко­го откли­ка пока не вызва­ла. “Для срав­не­ния: гораз­до боль­ший инте­рес к появив­ше­му­ся на день рань­ше сооб­ще­нию об осво­бож­де­нии из фран­цуз­ской тюрь­мы Мух­та­ра Абля­зо­ва, после того как Гос­со­вет Фран­ции отме­нил реше­ние суда об экс­тра­ди­ции Абля­зо­ва в Рос­сию. Оно дей­стви­тель­но вско­лых­ну­ло обще­ствен­ность”, — под­вел итог казах­стан­ский журналист.

Ори­ги­нал ста­тьи: DW-WORLD.DE Kasachstan

архивные статьи по теме

Китай займется разработкой крупного газового месторождения в Казахстане

Токаев может изменить структуру генпрокуратуры для возврата незаконно выведенных средств

Editor

Казахстан — Германия: визовый режим отдаляет сильнее расстояния