15 C
Астана
12 августа, 2022
Image default

«Дело Козлова»: Сапаргали признал вину

Очень стран­но повел себя на судеб­ном засе­да­нии в пят­ни­цу, 14 сен­тяб­ря, под­су­ди­мый акти­вист «Халык Май­да­ны» Серик Сапар­га­ли. Если день назад он бла­го­да­рил Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва за то, что тот про­спон­си­ро­вал его поезд­ку в Жана­о­зен, и с гор­до­стью заяв­лял, что этот край для него не чужой, поэто­му он посчи­тал сво­им дол­гом помочь неф­тя­ни­кам, то в этот раз вдруг начал гово­рить пря­мо противоположное. 

 

Автор: Шари­па ИСКАКОВА

 

Напом­ним, что в преды­ду­щие дни Серик Сапар­га­ли гово­рил, что в обще­ствен­ное дви­же­ние «Халык май­да­ны» при­шел по сво­е­му внут­рен­не­му убеж­де­нию. Отри­цал, что его выступ­ле­ние 17 декаб­ря в Алма­ты мог­ло повли­ять на собы­тия 16 декаб­ря в Жана­о­зене. Был не дово­лен сло­ва­ми Ажи­га­ли­е­вой, когда она ска­за­ла, что он при­е­хал к рабо­чим толь­ко для пиара.

Как при­зна­лась нам одна из меж­ду­на­род­ных наблю­да­те­лей, слу­шав­ших его пока­за­ния в пер­вый день, Серик Сапар­га­ли вызвал у нее вос­хи­ще­ние. Одна­ко во вто­рой день, когда он чуть ли не откре­стил­ся от дви­же­ния «Халык май­да­ны», заявил, что с Коз­ло­вым у него раз­ные пути, и что он кает­ся, если его дей­ствия и его при­езд в Жана­о­зен мог­ли при­ве­сти к тра­ги­че­ским собы­ти­ям 16 декаб­ря, в гла­зах жен­щи­ны явно чита­лось недоумение.

«Тако­вы реа­лии дик­та­тор­ско­го режи­ма», — ска­зал ее кол­ле­га, а кто-то груст­но про­из­нес: «Зна­чит ночью его лома­ли». Сра­зу же вспом­ни­лись сло­ва Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва: «Осуж­дать может толь­ко тот, кто сам про­шел через тюрьму».

Коз­лов рас­ста­вил точ­ки над « i»

Но перед тем как Сапар­га­ли пока­ял­ся и при­знал себя винов­ным, Вла­ди­мир Коз­лов отве­тил на допол­ни­тель­ные вопро­сы сво­е­го защитника.

Адво­кат Плу­гов: «Вла­ди­мир Ива­но­вич, вы дава­ли ука­за­ния, направ­лен­ные на усу­губ­ле­ние ситу­а­ции в Жанаозене?»

Вла­ди­мир Коз­лов: «Нет, нико­гда и нико­му я такие ука­за­ния давать не мог, это вид­но из наших обра­ще­ний к госу­дар­ствен­ным орга­нам, раз­лич­ным людя­ми и орга­ни­за­ци­ям. Мы хоте­ли, что­бы было обо­ю­до­вы­год­ное решение».

Адво­кат: «Были ли попыт­ки поли­ти­зи­ро­вать реше­ние вопро­са в Жана­о­зене с вашей стороны?»

Вла­ди­мир Коз­лов: «Я уже гово­рил, что с целью избе­жать чего-либо похо­же­го на поли­ти­че­скую спе­ку­ля­цию я не стал спеш­но ехать в Жана­о­зене, хотел сна­ча­ла разо­брать­ся с тем, что там про­ис­хо­дит, и затем поехал. Я не при­зы­вал повли­ять на то, что­бы в чис­ле тре­бо­ва­ний неф­тя­ни­ков появи­лись поли­ти­че­ские тре­бо­ва­ния. В деле есть пока­за­ния Ами­ро­вой, Ажи­га­ли­е­вой, сте­но­грам­мы их раз­го­во­ров (в томе 7 стр. 23 и том 43 стр. 90). Сте­но­грам­ма их раз­го­во­ра пока­зы­ва­ет: Ами­ро­ва дик­ту­ет, а Ажи­га­ли­е­ва запи­сы­ва­ет, насколь­ко я пом­ню, было 11 тре­бо­ва­ний и там ника­ких поли­ти­че­ских тре­бо­ва­ний не было».

Адво­кат: «Дава­ли ли вы пору­че­ние осве­щать собы­тия в Жана­о­зене в нега­тив­ном свете?»

Вла­ди­мир Коз­лов: «Нет, тако­го не было. Сами рабо­то­да­те­ли, мест­ные орга­ны созда­ва­ли нега­тив­ный имидж. СМИ доста­точ­но было об этом про­сто рас­ска­зы­вать. Напри­мер, когда министр внут­рен­них дел рас­ска­зы­вал неправ­ду на сле­ду­ю­щий день после тра­ге­дии, что поли­цей­ские стре­ля­ли, когда их жиз­ням угро­жа­ла опас­ность, а через день вышел ролик в интер­не­те, где было вид­но, что поли­цей­ские стре­ля­ют в без­оруж­ных убе­га­ю­щих людей. Нега­тив­ный имидж создал МВД, а не СМИ и не мы. Дело СМИ ‑инфор­ми­ро­вать мас­сы, и, когда они гово­рят прав­ду, кото­рая созда­ет нега­тив­ный имидж кого-либо или чего-либо, это не вина средств мас­со­вых информаций».

В сле­ду­ю­щем вопро­се адво­кат сно­ва кос­нул­ся темы при­зы­вов. На этот раз Вла­ди­мир Ива­но­вич отве­тил с иро­ни­ей: «Одна­жды мы даже устро­и­ли шут­ли­вый кон­курс, посвя­щен­ный оче­ред­но­му 1000 дню нашей (пар­тии) не реги­стра­ции. Поэто­му повто­рюсь: насиль­ствен­ный путь это не наш путь».

Сно­ва под­ня­лась тема: кто же все-таки при­зы­вал неф­тя­ни­ков не рас­хо­дить­ся с пло­ща­ди? Вла­ди­мир Коз­лов повто­рил, что все реше­ния неф­тя­ни­ки при­ни­ма­ли, и под­черк­нул, что это под­твер­жда­ет­ся пока­за­ни­я­ми самих нефтяников.

Сле­ду­ю­щий вопрос адво­ка­та был о тех­ни­че­ском осна­ще­нии офи­са «Халык май­да­ны» в Жана­о­зене для обес­пе­че­ния безопасности.

«Послед­ним собы­ти­ем, после кото­ро­го было при­ня­то реше­ние о при­об­ре­те­нии дан­но­го обо­ру­до­ва­ния, ста­ло напа­де­ние на Жанар Сак­та­га­но­ва и Ажан­гуль Ами­ро­ву. Когда Жанар Сак­та­га­но­ва полу­чи­ла ране­ние из трав­ма­ти­че­ско­го ору­жия. После это­го видео-фик­са­то­ры были уста­нов­ле­ны в авто­мо­би­ле и в квар­ти­ре под офис. При­чем я ска­зал, что­бы видео-каме­ры не скры­ва­ли. Я реко­мен­до­вал поста­вить их таким обра­зом, что­бы люди, при­шед­шие в квар­ти­ру, виде­ли их. Я пола­гал, что это смо­жет оста­но­вить людей с пло­хи­ми наме­ре­ни­я­ми», — отве­тил Вла­ди­мир Козлов.

Затем адво­кат Плу­гов затро­нул тему обще­ния и встреч Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва с Мух­та­ром Абля­зо­вым, о кото­рых  так назой­ли­во допра­ши­ва­ли обвинители.

«Вы ска­за­ли, что отно­ше­ния и встре­чи — это раз­ные вещи, что вы име­е­те в виду?»

Вла­ди­мир Коз­лов: «Отно­ше­ния — это выхо­дить на связь, напри­мер, через интер­нет, то есть опо­сре­до­ва­но, а встре­чи про­ис­хо­ди­ли 1—2 раза в год, по воз­мож­но­сти. Мух­тар Абля­зов инте­ре­со­вал­ся наши­ми дела­ми, нашим виде­ни­ем обста­нов­ки в стране, мы ста­ра­лись полу­чать от него инфор­ма­цию. Я пом­ню, что обви­не­ние, зада­ва­ло мне вопрос: поче­му я пытал­ся скрыть наши с Мух­тар Абля­зо­вым встре­чи? Но глу­по было скры­вать эти встре­чи, так как все мои пере­се­че­ния гра­ни­цы Казах­ста­на фик­си­ро­ва­лись. На про­тя­же­нии послед­них лет это про­ис­хо­дит так: сотруд­ник погра­нич­ной служ­бы берет мой пас­порт и ухо­дит куда- то, а потом при­хо­дит и инте­ре­су­ет­ся моим маршрутом».

Затем защит­ник задал вопрос о мето­дах кон­спи­ра­ции, о кото­рых гово­рит­ся в обви­ни­тель­ном заклю­че­нии: «В обви­не­нии ска­за­но, что «Алга» исполь­зо­ва­ла мето­ды кон­спи­ра­ции, что по это­му пово­ду скажете?»

Вла­ди­мир Коз­лов: «Если иметь в виду имен­но этот тер­мин, мы не назва­ли друг дру­га клич­ка­ми, мы не раз­го­ва­ри­ва­ли по теле­фо­ну в сти­ле “Юстас Але­ку”, мы не при­ме­ня­ли мето­ды шиф­ров­ки сооб­ще­ний. Но, конеч­но, мы при­ме­ня­ли доступ­ные для нас мето­ды защи­ты инфор­ма­ции.  Я уже гово­рил о двух слу­ча­ях изби­е­ния наше­го акти­ви­ста в Пав­ло­да­ре. В обо­их слу­ча­ях ее изби­ли и ото­бра­ли день­ги, кото­рые я ей посы­лал. Так­же я гово­рил о дав­ле­нии, кото­рое полу­ча­ли при­гла­шен­ные в Алма­ты на собра­ния люди, и мы пыта­лись как-то обез­опа­сить их. В осталь­ном нашей пар­тии скры­вать нечего».

Еще адво­кат Плу­гов спро­сил про при­зы­вы Була­та Ата­ба­е­ва и Жан­бо­ла­та Мамая вый­ти неф­тя­ни­кам из «Нур ота­на» и всту­пать в «Халык майданы».

Вла­ди­мир Ива­но­вич отве­тил, что тако­го ука­за­ния с его сто­ро­ны им не посту­па­ло: «Ата­ба­ев и Мамай не дей­ство­ва­ли в рам­ках «Халык май­да­ны». Это были их само­сто­я­тель­ные дей­ствия и реше­ния. Если бы у меня было наме­ре­ние, что­бы они при­влек­ли людей в дви­же­ние, то я насто­ял бы, что­бы они взя­ли с собой блан­ки заяв­ле­ний о вступ­ле­нии в «Халык майданы».

Затем Плу­гов задал вопрос, по рас­про­стра­не­нию сре­ди неф­тя­ни­ков газе­ты «Голос рес­пуб­ли­ки»: «Сто­ро­на обви­не­ния зада­ва­ла вопрос о рас­про­стра­не­нии газе­ты «Рес­пуб­ли­ка», пояс­ни­те, пожа­луй­ста, поче­му она раз­да­ва­лась бесплатно?

Вла­ди­мир Коз­лов: «Этот меха­низм был при­ме­нен доста­точ­но дав­но, нам вре­мя от вре­ме­ни тре­бо­ва­лись газе­ты, мы про­сто выку­па­ли опре­де­лен­ное коли­че­ство газет у самой редак­ции. Пото­му что когда мы про­си­ли газе­ты бес­плат­но, бух­гал­тер объ­яс­нил, что это будет нару­ше­ни­ем нало­го­во­го зако­но­да­тель­ства, так как газе­та, объ­яв­ляя тираж, долж­на с это­го тира­жа запла­тить нало­ги, и нало­го­вые орга­ны будут счи­тать укло­не­ни­ем от нало­гов слу­чаи бес­плат­ной раз­да­чи газет. Поэто­му бес­плат­ной газе­та была толь­ко для неф­тя­ни­ков в Жанаозене».

Сапар­га­ли откре­стил­ся от Козлова

После Адво­ка­та Плу­го­ва раз­ре­ше­ние задать допол­ни­тель­ные вопро­сы попро­си­ла защит­ник Сери­ка Спар­га­ли адво­кат Айгер­ба­е­ва. На ее вопрос: «Может вы хоте­ли допол­нить свои отве­ты?» Серик Сапар­га­ли отме­тил ошиб­ки в пере­во­де обви­ни­тель­но­го текста:

«Хочу обра­тить вни­ма­ние, что в казах­ском тек­сте обви­ни­тель­но­го заклю­че­ния ска­за­но: Сапар­га­ли не имел свя­зи с пре­ступ­ной груп­пой Ами­но­ва. Это вер­но, но в рус­ском тек­сте напи­са­но по дру­го­му, и я счи­таю текст на казах­ском правильным».

«Хочу ска­зать так­же, что в тек­сте обви­ни­тель­но­го заклю­че­ния гово­рит­ся, что мы с Вла­ди­ми­ром Коз­ло­вым, как бы сорат­ни­ки, но это не так, у нас раз­лич­ные поли­ти­че­ские взгля­ды. Я наци­о­нал-пат­ри­от, стою на пози­ци­ях, изло­жен­ных в декла­ра­ции о госу­дар­ствен­ном суве­ре­ни­те­те. Мы в «Халык Май­да­ны» вошли, пото­му что дого­ва­ри­ва­лись с дру­ги­ми чле­на­ми не под­ни­мать наци­о­наль­ный вопрос и вопро­сы языка»

Сде­лав заме­ча­ние Вла­ди­ми­ру Коз­ло­ву по его кад­ро­вой поли­ти­ке, он закон­чил покаянием.

«В свя­зи с обви­не­ни­ем, кото­рое мне предъ­яв­ля­ет­ся, срок по нему — это фак­ти­че­ски смерт­ный при­го­вор для меня. В заклю­че­нии хочу ска­зать: я ездил в Жана­о­зен для того, что­бы помочь людям. К сожа­ле­нию, толь­ко в кон­це нояб­ря 2011 года я понял, что дей­ствия и тре­бо­ва­ния басту­ю­щих вышли за пре­де­лы пра­во­во­го поля. Я искренне сожа­лею и при­знаю свою вину в том, что мои сло­ва и дей­ствия мог­ли при­ве­сти к декабрь­ским собы­ти­ям 2011 года в Жана­о­зене. Про­шу учесть мои сло­ва, ува­жа­е­мый суд, при выне­се­нии приговора».

Когда Сапар­га­ли сел на место, адво­кат Айгер­ба­ев задал вопрос в «бати­ев­ско-досбо­лов­ском» сти­ле (за этим сти­лем, как извест­но, выгля­ды­ва­ют «три уха с тре­мя бук­ва­ми»): «Вы ска­за­ли, что при­зна­е­те мораль­ную сто­ро­ну сво­ей вины, при­зна­е­те ли вы вину вообще?»

Сапар­га­ли недо­воль­но про­бур­чал: «Толь­ко что я дал ответ на этот вопрос».

…В кон­це пер­вой поло­ви­ны дня про­ку­ро­ры так­же реши­ли пому­чить при­сут­ству­ю­щих нику­да не год­ны­ми запи­ся­ми «зна­ме­ни­той скайп-кон­фе­рен­ции» от 30 апре­ля 2010 года. Напом­ним, что все обви­не­ние стро­ит­ся фак­ти­че­ски на ней.

Уж не зна­ем, что там смог­ло услы­шать след­ствие, но сидя­щим в зале суда был пред­став­лен сплош­ной шум, треск, скрип, смех. Вре­ме­на­ми  мож­но было разо­брать отдель­ные обры­воч­ные сло­ва, но  нуж­но было обла­дать боль­шим вооб­ра­же­ни­ем, что­бы на осно­ва­нии услы­шан­но­го сде­лать вывод о созда­нии ОПГ да еще и для свер­же­ния Кон­сти­ту­ци­он­но­го строя.

Вто­рую часть репор­та­жа из зала суда в Актау 14 сен­тяб­ря читай­те здесь. 

Read the article:
«Дело Коз­ло­ва»: Сапар­га­ли при­знал вину

архивные статьи по теме

Зачем Утемуратов в Бишкек приезжал?

Дед Челаха: “Очень много нестыковок”

Как Масимов помогал забирать БТА Банк