6 C
Астана
25 октября, 2021
Image default

«Дело Козлова»: обвинение насыщено ненавистью

«Уме­ня есть пол­ное пони­ма­ние при­ро­ды пока­за­ний этих людей. Когда цена вопро­са — соб­ствен­ная сво­бо­да, или хотя бы не уве­ли­че­ние име­ю­ще­го­ся сро­ка, осуж­дать этих людей может толь­ко тот, кто сам не про­шел через это. Я не осуж­даю», — ска­зал Вла­ди­мир Коз­лов в ходе пре­ний о людях, дав­ших пока­за­ния про­тив него в обмен на ста­тью 65 УК РК. 

 

Автор: Шари­па ИСКАКОВА

 

Под­су­ди­мый поли­тик Вла­ди­мир Коз­лов во вто­рой день пре­ний — 26 сен­тяб­ря — обра­тил вни­ма­ние суда на то, что все мате­ри­а­лы обви­ни­тель­но­го заклю­че­ния о том, что Сапар­га­ли пытал­ся сорвать сове­ща­ние 23—24 нояб­ря, опро­вер­га­ют­ся пока­за­ни­я­ми на суде вице мини­стра тру­да Нурым­бе­то­ва, быв­ше­го пер­во­го заме­сти­те­ля аки­ма Ман­ги­ста­уской обла­сти Айт­ку­ло­ва и неф­тя­ни­ка Тал­га­та Сактаганова.

А затем он про­вел ана­ло­гию с ком­му­ни­сти­че­ским вре­ме­нем и нача­лом 2000 годов в Казахстане.

«Мало кто сей­час пом­нит, что когда боль­ше­ви­ки при­шли к вла­сти, то до 1934 года в соста­ве вла­сти было до двух десят­ков дру­гих поли­ти­че­ских пар­тий и тече­ний. В 1934 году, вос­поль­зо­вав­шись убий­ством Киро­ва, нача­лась уси­лен­ная рабо­та по уни­что­же­нию поли­ти­че­ской оппо­зи­ции. Как раз на вось­мом чрез­вы­чай­ном съез­де пар­тии тер­мин оппо­зи­ция был впер­вые заме­нен на тер­мин “вре­ди­те­ли. Таким обра­зом, оппо­зи­ция ста­ла вре­ди­те­лем, став на одну сту­пень бли­же к вра­гам наро­да. Через 2—3 года, уже в 1937—38 годы, тер­мин «вра­ги наро­да» плот­но вошел в оби­ход и не выхо­дил до 60‑х годов. Ана­ло­гич­ные про­цес­сы мож­но наблю­дать и сей­час. С нача­ла 2000 годов сло­во оппо­зи­ция без при­став­ки ради­каль­ная ред­ко когда упо­треб­ля­ет­ся. Сле­ду­ю­щим тер­ми­ном в этой линей­ке будет сло­во “экс­тре­мист­ская”, зна­чит пре­ступ­ная, а затем сло­во оппо­зи­ция вооб­ще вый­дет из упо­треб­ле­ния», — кон­ста­ти­ро­вал Вла­ди­мир Козлов.

Он так­же акцен­ти­ро­вал вни­ма­ние суда, на несо­от­вет­ствие обви­ни­тель­но­го заклю­че­ния юри­ди­че­ским нормам.

«Очень непри­ят­но кон­ста­ти­ро­вать, что дан­ное обви­ни­тель­ное заклю­че­ние состо­ит не из юри­ди­че­ских тер­ми­нов, а из эле­мен­тов поли­то­ло­ги­че­ской нена­ви­сти к ина­ко­мыс­лию. Оно про­сто пере­на­сы­ще­но поли­ти­че­ской нена­ви­стью. Вот выдерж­ка: «При коор­ди­на­ции Ами­ро­вой, «по ука­за­нию кук­ло­во­дов», «при уча­стии мари­о­не­ток». Это не юри­ди­че­ский текст, это штам­пы из мра­ко­бес­но­го вре­ме­ни 30—60‑х годов про­шло­го века. Очень пло­хо, что такие штам­пы исполь­зу­ют пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны в демо­кра­ти­че­ском государстве».

Отдель­но под­су­ди­мый поли­тик оста­но­вил­ся на пока­за­ни­ях т.н. свидетелей.

«Пока­за­ния людей, кото­рые ста­ли сви­де­те­ля­ми по 65 ста­тье, нуж­но раз­де­лить. Я не рас­по­ла­гаю ста­ти­сти­кой, но вряд ли в исто­рии Казах­ста­на было такое коли­че­ство сви­де­те­лей, кото­рые ушли по 65 ста­тье. Отли­чи­тель­ны­ми осо­бен­но­стя­ми пока­за­ний этих сви­де­те­лей явля­ет­ся или отсут­ствие моей вины, либо изло­же­ние их пока­за­ний на пред­ва­ри­тель­ном след­ствии общи­ми оди­на­ко­вы­ми фра­за­ми и здесь на суде изло­же­ние пока­за­ний, не осно­ван­ных на дока­зан­ных фак­тах», — ска­зал Вла­ди­мир Коз­лов и затем разо­брал пока­за­ния Айт­ку­ло­ва, Сапар­га­ли, Ами­но­ва, Лук­ма­но­ва, Ата­ба­е­ва, Мамая, Ами­ро­вой, Туле­та­е­вой, Хиту­е­ва и мно­гих дру­гих, кото­рые не участ­во­ва­ли на судеб­ном заседании.

В пока­за­ни­ях Ешма­но­ва, он оста­но­вил­ся на момен­те, когда он заяв­ля­ет, что Айт­ку­лов при­зы­вал его не боять­ся, пото­му что для подав­ле­ния неф­тя­ни­ков на пло­ща­ди 16 декаб­ря будут нахо­дить­ся 200 поли­цей­ских. Хотя впо­след­ствии на суде он отка­зал­ся от сво­их слов.

Кро­ме того, Коз­лов напом­нил суду, что Ешма­нов в пока­за­ни­ях, гово­рил, о том, что кто — то снял жест­кие дис­ки с 200 ком­пью­те­ров в офи­се «Озен­Му­най­Га­за» во вре­мя мас­со­вых бес­по­ряд­ков. «Эта инфор­ма­ция, поче­му то никак не заин­те­ре­со­ва­ла орга­ны след­ствия», — отме­тил Козлов.

Гово­ря об Ами­ро­вой, он разо­брал при­ро­ду пре­тен­зий сви­де­те­лей, что пар­тия «Алга» так и не предо­ста­ви­ли им обе­щан­ных юри­стов и экономистов:

«Я уже ска­зал, что в самом нача­ле, в июне 2011 года, блок «Наро­до­вла­стие» чет­ко обо­зна­чил свое уча­стие в Жана­о­зене. Не было обе­ща­ний решить про­бле­му неф­тя­ни­ков. Я не буду вновь пере­чис­лять все, что там было изло­же­но, все это есть в деле. Но все, что обе­ща­ли, все было выпол­не­но. Это так­же под­твер­ди­ла Ами­ро­ва и на суде», — заме­тил политик.

Теперь я хочу оста­но­вить­ся на самой Ами­ро­вой. Она обла­да­ла зна­ком­ства­ми в самом Жана­о­е­зене. Будучи мен­таль­но очень близ­ким к самим басту­ю­щим, она, навер­ное, с тече­ни­ем вре­ме­ни рас­ши­ри­ла круг сво­их обя­зан­но­стей, то есть ста­ра­лась быть не про­сто наблю­да­те­лем, а имен­но стре­ми­лась помочь в раз­ре­ше­нии этой ситу­а­ции. Отсю­да про­ис­хо­дит ее реше­ние, что нужен посто­ян­ный юрист, чего не было в наших обязательствах.

Не обла­дая зна­ни­я­ми в юрис­пру­ден­ции и в эко­но­ми­ке, она ста­ла ретранс­ли­ро­вать жела­ния неф­тя­ни­ков, как гово­ри­ла Ажи­га­ли­е­ва, что им нуж­ны юри­сты и эко­но­ми­сты. Никто из неф­тя­ни­ков не име­ет юри­ди­че­ско­го и эко­но­ми­че­ско­го обра­зо­ва­ния, что и ста­ло при­чи­ной, что они не смог­ли в самом нача­ле пра­виль­но орга­ни­зо­вать забастовку.

Кро­ме того, в тече­нии не сколь­ких лет они при­вык­ли решать свои вопро­сы одним махом. То есть что все их тре­бо­ва­ния реша­ют­ся при­ми­ри­тель­ной комис­си­ей в одном паке­те. Поэто­му они не захо­те­ли ходить в суд, что-то дока­зы­вать, что-то запол­нять. Вот это ожи­да­ние быст­ро­го чуда сфор­ми­ро­ва­ло в них некий стан­дарт ожи­да­ний, что кто-то поспо­соб­ству­ет в реше­нии их про­блем, то есть вот при­е­дет барин, и он все рассудит.

Они жда­ли от встреч с депу­та­том Мегаль­ским, что он вер­нет­ся в Евро­пар­ла­мент, и отту­да они позво­нят в Казах­стан, и тут же решат­ся их про­бле­мы. Вот этот вопрос очень жест­ко экс­плу­а­ти­ро­ва­ло обви­не­ние: «а чем вам помог Евро­пар­ла­мент?». Но евро­пей­ские депу­та­ты сде­ла­ли огром­ное дело — они  орга­ни­зо­ва­ли для неф­тя­ни­ков встре­чи и под­ня­ли их вопрос на высо­кий уровень.

Тем самым был про­би­та инфор­ма­ци­он­ная бло­ка­да и об их про­бле­ме заго­во­ри­ли в Евро­пе. После этих встреч в Евро­пу потя­ну­лись десят­ки наших чинов­ни­ков, что­бы опро­верг­нуть все, что ска­за­ли неф­тя­ни­ки. Обра­ти­те вни­ма­ние, не в Жана­о­зен решать про­бле­мы рабо­чих, а имен­но в Евро­пу. Но мы с неф­тя­ни­ка­ми во весь голос ора­ли и про­си­ли при­е­хать имен­но в Жана­о­зен наших чинов­ни­ков. Но это не возы­ме­ло резуль­та­та, к сожалению».

Далее Вла­ди­мир Ива­но­вич рас­смот­рел пока­за­ния неф­тя­ни­ков Кара­ша­е­ва и Чалаева:

«Необъ­яс­нен­ным ока­зал­ся факт пол­ной тож­де­ствен­но­сти пока­за­ний Кара­ша­е­ва и Чала­е­ва. Пояс­не­ния обви­не­ния, что Кара­ша­ев и Чала­ев не меня­ли пока­за­ний на допро­се в суде, я не могу счи­тать аргу­мен­том, пото­му что сви­де­тель Чала­ев не был допро­шен в суде, и мы не можем знать, что он под­твер­дил, а что не под­твер­дил. Кро­ме того, факт тож­де­ствен­но­сти пока­за­ний на двух листах двух сви­де­те­лей ста­вит под боль­шое сомне­ние объ­ек­тив­ность само­го след­ствия и наво­дит на мысль о фаль­си­фи­ка­ции самих пока­за­ний, под обе­ща­ни­ем осво­бо­дить их по 65 статье».

В кон­це Вла­ди­мир Коз­лов обра­тил вни­ма­ние суда на пока­за­ния сви­де­те­лей в свя­зи с при­зы­ва­ми их дру­гу к дру­гу сто­ять до конца:

«О том, что так гово­рил, ска­зал о себе сам Кара­ша­ев (в томе 9 стра­ни­ца 79). О том, что так гово­рил Кали­ев, гово­рит Ами­ро­ва (том 6), она так­же ука­за­ла на Кара­ша­е­ва (том 9). Что так гово­рил Жуси­п­ба­ев, есть в пока­за­ни­ях Кара­ша­е­ва. Что так гово­ри­ла Ажи­га­ли­е­ва, есть пока­за­ния Сак­та­га­но­вой и Кара­ша­е­ва (том 9, стра­ни­ца 81), Тул­ки­ба­е­вой (том 17, стра­ни­ца 94). О том, что так гово­ри­ла Туле­та­е­ва, есть пока­за­ния Кара­ша­е­ва и самой Туле­та­е­вой. О том, что так гово­ри­ла Жанар Сак­та­га­но­ва, есть пока­за­ния Кара­ша­е­ва и самой Сак­та­га­но­вой. О том, что так гово­рил Тал­гат Сак­та­га­нов, есть в пока­за­ни­ях Кара­ша­е­ва. Таким обра­зом есть боль­шой спи­сок людей, кото­рые при­зы­ва­ли друг дру­га сто­ять до кон­ца. И  ни один из них не пока­зал, что имен­но Коз­лов при­зы­вал к это­му», ‑заме­тил Вла­ди­мир Коз­лов и, шутя, обра­тил­ся к судье, пред­ла­гая сде­лать пере­рыв: — «Ваша честь, нам сего­дня греч­ку с мясом в СИЗО обещали».

Пред­се­да­тель­ству­ю­щий улыб­нул­ся, а зале от тако­го неожи­дан­но­го пово­ро­та в речи под­су­ди­мо­го, засме­я­лись все, даже два коор­ди­на­то­ра «трол­лей».

Кста­ти, о послед­них сто­ит ска­зать осо­бо: «трол­ля­ми» наблю­да­те­ли назва­ли двух моло­дых людей ази­ат­ской наци­о­наль­но­сти (один худой, дру­гой пол­ный), кото­рые при­ез­жа­ют в суд на  новой чер­ной «камри». По вер­сии неко­то­рых участ­ни­ков суда, это кэн­бэш­ни­ки, коор­ди­ни­ру­ю­щие так назы­ва­е­мых неза­ви­си­мых блогге­ров, кото­рые почти весь про­цесс писа­ли в «твит­тер» гадо­сти о Вла­ди­ми­ре Коз­ло­ве. Впро­чем, сей­час нико­го из блогге­ров уже нет, оста­лись толь­ко эти двое.

В зале так­же отме­ти­ли хоро­шее зна­ние Вла­ди­ми­ром Коз­ло­вым казах­ско­го язы­ка. Он порой поправ­лял пере­вод­чи­ков или про­сил их допол­нить неко­то­рые пред­ло­же­ния, когда они не до кон­ца пере­во­ди­ли его выступ­ле­ние. Был даже такой момент, когда он сам на казах­ском язы­ке поста­рал­ся им изло­жить свою мысль, когда они его не до кон­ца поняли.

More:
«Дело Коз­ло­ва»: обви­не­ние насы­ще­но ненавистью

архивные статьи по теме

Экономисты гонят вторую волну

Калмуханбет Касымов попал в опалу?

Спецслужбы следят за «Республикой»?