15 C
Астана
12 августа, 2022
Image default

«Дело Козлова»: кто сказал про оружие?

Сви­де­те­ли со сто­ро­ны защи­ты Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва и Сери­ка Сапар­га­ли, высту­пая в суде в Актау, гово­ри­ли о том, что никто и нико­гда в «Алге» не полу­чал зар­пла­ту, что никто и нико­гда не вос­при­ни­мал мне­ние Мух­та­ра Абля­зо­ва как руко­вод­ство к дей­ствию, и что все до послед­не­го вери­ли в то, что мож­но уре­гу­ли­ро­вать спор неф­тя­ни­ков мир­ным путем. 

 

Автор: Шари­па ИСКАКОВА

 

4 сен­тяб­ря в меж­рай­он­ном спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ном суде по уго­лов­ным делам по Ман­ги­ста­уской обла­сти, где про­хо­дит судеб­ный про­цесс по делу Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва, Сери­ка Сапар­га­ли и Акжа­на­та Ами­но­ва, про­дол­жал­ся опрос сви­де­те­лей со сто­ро­ны защиты.

О про­во­ка­ци­ях и непра­виль­ных футболках 

Вто­рой день опро­са сви­де­те­лей со сто­ро­ны защи­ты  про­дол­жил­ся с Фати­мы Касе­но­вой, волон­те­ре и лиде­ре фили­а­ла пар­тии «Алга» по Восточ­но- Казах­стан­ской обла­сти. Ей зада­ли нема­ло вопро­сов про­ку­ро­ры, кото­рых при­выч­но инте­ре­со­ва­ла скайп-кон­фе­рен­ция с Мух­та­ром Абля­зо­вым от 30 апре­ля 2010 года, кото­рая про­хо­ди­ла в офи­се пар­тии «Алга». Они допы­ты­ва­лись, какие вопро­сы зада­ва­ла Фати­ма Касенова.

Про­ку­рор: «У нас есть сте­но­грам­ма. Вы ска­за­ли: «Я при­гла­шаю вас в Семей, Мух­тар. У нас «К‑плюс» хоро­шо смот­рят, но, гово­рят, что его ско­ро закро­ют, что вы дума­е­те, Мух­тар?». Что по это­му вопро­су ска­же­те? Вы при­гла­ша­ли его в Семей?»

Касе­но­ва: «Я такой вопрос не зада­ва­ла, и не пом­ню, при­гла­ша­ла его или нет».

Про­ку­рор: «А Абля­зов вам так отве­тил: ««К‑плюс» — канал спут­ни­ко­вый, поэто­му его закрыть невозможно».

Касе­но­ва: «Такой вопрос я не мог­ла задавать».

Далее про­ку­ро­ры допы­ты­ва­лись, поче­му, если Абля­зов не явля­ет­ся чле­ном пар­тии, он гово­рит о даль­ней­шей стра­те­гии ее раз­ви­тия и дей­ствий, направ­лен­ных на ослаб­ле­ние вла­сти? Адво­ка­ты выра­зи­ли про­тест, но судья не снял вопрос и потре­бо­вал от Фати­мы Касе­но­вой отве­тить на него.

Фати­ма Аги­ков­на ска­за­ла, что это кон­фе­рен­ция была два года назад, поэто­му она не пом­нит всех дета­лей, а если эти сло­ва Абля­зо­ва и име­ло место быть, то это, воз­мож­но, про­сто его мне­ние, а не ука­за­ние к действию.

Про­ку­ро­ры про­дол­жи­ли зачи­ты­вать сте­но­грам­му, выры­вая сло­ва из кон­тек­ста. Адво­кат Плу­гов выра­зил про­ест. «Ваша честь, это абсо­лют­но непра­виль­но давать сте­но­грам­му скайп-кон­фе­рен­ции. Надо голо­со­вую запись. Мы вооб­ще сомне­ва­ем­ся в нали­чии такой кон­фе­рен­ции, из тек­ста выры­ва­ют­ся отрыв­ки. Это неправильно».

Но про­ку­ро­ры заяви­ли, что Вла­ди­мир Коз­лов сам при­знал, что такая кон­фе­рен­ция была, поэто­му они не про­сят сви­де­те­ля дать оцен­ку, а лишь отве­тить «да» или «нет». Фати­ма Аги­ков­на заяви­ла, что не может отве­тить, пото­му что не пом­нит, судья согла­сил­ся с ее доводами.

Далее про­ку­ро­ры ста­ли зада­вать Фати­ме Касе­но­вой вопро­сы по пока­за­ни­ям Ами­ро­вой о том, что яко­бы Коз­лов пере­дал ей бро­шю­ру «Как гра­мот­но орга­ни­зо­вы­вать акции про­те­ста», и зада­ли вопрос: «Вы зна­е­те об этой брошюре?».

Фати­ма Касе­но­ва: «Счи­таю что это чистый ого­вор со сто­ро­ны Амировой».

Вопро­сы так­же задал Вла­ди­мир Коз­лов. Он попро­сил Фати­му Касе­но­ву рас­ска­зать, как при­ни­ма­ют­ся реше­ния в пар­тии, и есть ли в пар­тии штат­ная пози­ция «лидер». На что Фати­ма Аги­ков­на еще раз повто­ри­ла, что руко­во­ди­тель пар­тии не может решать еди­но­лич­но, толь­ко с коор­ди­на­ци­он­ным сове­том, а лидер — это сово­куп­ность качеств чело­ве­ка, а не должность.

По зана­вес опро­са про­ку­ро­ры при­дра­лись к фут­бол­ке Фати­мы Касе­но­вой, на кото­рой впе­ре­ди была над­пись «Сво­бо­ду Вла­ди­ми­ру Коз­ло­ву», а сза­ди — «Сво­бо­ду поли­ти­че­ским заклю­чен­ным»: «Ува­жа­е­мый судья, счи­та­ем, что сви­де­те­ли не могут ходить в таких фут­бол­ках, как на Касе­но­вой, счи­та­ем это дав­ле­ни­ем на суд. Про­сим уда­лить ее из зала, и впредь в таких фут­бол­ках не пускать».

Адво­кат Плу­гов выра­зил про­тест: «Ваша честь, дума­ем, что эти фут­бол­ки могут ока­зы­вать вли­я­ние толь­ко на госу­дар­ствен­ных обви­ни­те­лей, а не на вас».

Судья отве­тил «хоро­шо» и при­гла­сил сле­ду­ю­ще­го сви­де­те­ля — Мара­та Жан­у­за­ко­ва, гла­ву фили­а­ла «Алги» в горо­де Кокшетау.

«Зава­лить» — не сино­ним «убить»

На вопрос адво­ка­та Плу­го­ва, как он вос­при­нял скайп-кон­фе­рен­цию с Мух­та­ром Абля­зо­вым, Жан­у­за­ков ответил:

«Это была бесе­да в узком кру­гу, основ­ной ее фигу­рант упо­треб­лял раз­го­вор­ную речь, не лите­ра­тур­ную. Такие вещи поз­во­ля­ют себе даже пре­зи­ден­ты. Напри­мер, Путин гово­рил «мочить в сор­ти­ре» или «я 5 лет пахал как раб на гале­рах». И имен­но так я отно­шусь к это­му раз­го­во­ру. Надо иметь в виду, что Мух­тар Абля­зов разо­шел­ся с руко­вод­ством стра­ны не толь­ко идео­ло­ги­че­ски, есть и лич­ные раз­но­гла­сия. Поэто­му, Абля­зов был доста­точ­но эмоционален.

Я не согла­сен с теми, кто пыта­ет­ся вычи­тать бук­валь­ный смысл из ска­зан­но­го Абля­зо­вым. Выра­же­ние: «валить власть» надо вос­при­ни­мать как мета­фо­ру, это экви­ва­лент фра­зе «сме­на вла­сти». Я так пони­маю это, и абсо­лют­ное боль­шин­ство участ­ни­ков кон­фе­рен­ции пони­ма­ют имен­но так. Про­фес­си­о­на­лы в сво­ем кру­гу часто исполь­зу­ют сленг: вра­чи — вра­чеб­ный, поли­ти­ки свой поли­ти­че­ский. Сту­ден­ты гово­рят: «про­фес­сор валит», но ведь все пони­ма­ют что он нико­го не уби­ва­ет. Сре­ди тех, кто «валил сту­ден­тов» был и я, но я нико­го не убивал».

Вла­ди­мир Коз­лов: «Ска­жи­те, пожа­луй­ста, вы соглас­ны с мне­ни­ем след­ствия, что посред­ством скайп-кон­фе­рен­ции Абля­зов давал ука­за­ния, инструкции?»

Марат Жан­у­за­ков: «Ника­ких ука­за­ний не было. Об ука­за­ни­ях слы­шу здесь впер­вые, я пуб­лич­ный чело­век, в тече­ние пяти лет был депу­та­том город­ско­го мас­ли­ха­та и нико­гда не дей­ство­вал по указ­ке дру­гих людей».

Затем поли­тик спро­сил его мне­ние об Абля­зо­ве: какое впе­чат­ле­ние у него оста­лось после обще­ния с ним? Жан­у­за­ков ска­зал, что на дик­та­то­ра он не похож, не давит авто­ри­те­том, уме­ет слу­шать людей и вос­при­ни­мать дру­гие мнения.

Сто­ро­на обви­не­ния: «Явля­ет­ся ли пар­тия «Алга» про­дол­же­ни­ем пар­тии «ДВК» (Демо­кра­ти­че­ский выбор Казахстана)?»

Марат Жан­у­за­ков под­твер­дил это и сооб­щил, что в этой пар­тии состо­ит с 2002 года. Потом пошли вопро­сы о финан­си­ро­ва­нии, об опла­те тру­да, о листов­ках, о газе­тах «Рес­пуб­ли­ка», «Взгляд», кото­рые пар­тия полу­ча­ла, о доку­мен­те, яко­бы, най­ден­ном в доме Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва, в кото­ром рас­пи­са­на стра­те­гия дей­ствия пар­тии и о рас­про­стра­не­нии в сель­ских местах теле­ка­на­ла «К‑плюс».

Марат Жан­у­за­ков так­же как и преды­ду­щий сви­де­тель отве­тил, что зар­пла­ту никто не полу­чал, он даже не пла­тил сво­ей жене, кото­рая уби­ра­ла офис. Далее он рас­ска­зал о про­ек­те пар­тии «Народ­ный депу­тат», что он был хоро­шим под­спо­рьем госу­дар­ству, по это­му про­ек­ту пар­тия зани­ма­лась соци­аль­ны­ми про­ек­та­ми: «Обра­ща­лись и быв­шие сотруд­ни­ки пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов. Мож­но бес­ко­неч­но пере­чис­лять что мы дела­ли». После это­го к нему вопро­сов не было.

Кто про­во­ци­ро­вал Сак­та­га­но­ва в Варшаве?

Далее судья вызвал Бахыт Туме­но­ву, пре­зи­ден­та обще­ствен­но­го фон­да «Аман саулык». Она рас­ска­за­ла о рабо­те фон­да и при каких обсто­я­тель­ствах попа­ла в Жана­о­зен: «О собы­ти­ях в Жана­о­зене я узна­ла из СМИ, инте­ре­со­ва­лась как про­стой граж­да­нин. Но так как наш фонд отсле­жи­ва­ет нару­ше­ния прав чело­ве­ка, мы реши­ли изу­чить про­бле­мы в Жана­о­зене, узнать, что там происходит».

Но основ­ной целью ее поезд­ки в Жана­о­зен в сен­тяб­ре 2011 года было по ее сло­вам осмот­реть Акжа­на­та Ами­но­ва, у кото­ро­го после содер­жа­ния в СИЗО ухуд­ши­лось здо­ро­вье. Она рас­ска­за­ла, что в Актау в аэро­пор­ту их деле­га­цию встре­ти­ла груп­па моло­дых пар­ней, агрес­сив­но настро­ен­ных про­тив них. Но заяв­ле­ние Туме­но­вой на имя мини­стра МВД Касы­мо­ва по это­му инци­ден­ту так и оста­лось без ответа.

Но при­клю­че­ния на этом не закон­чи­лись. Она, при­е­хав в Жана­о­зен вме­сте с Сери­ком Сапар­га­ли, попа­ла в ГУВД, куда их забра­ли, яко­бы, в свя­зи с уси­ле­ни­ем борь­бы с тер­ро­риз­мом в Казах­стане. Но про­дер­жав два часа выпустили.

Далее она рас­ска­за­ла о встре­че с Акжа­на­том Ами­но­вым в его доме. По сло­вам Бахыт Туме­но­вой, состо­я­ние Ами­но­ва было удру­ча­ю­щим, она отме­ти­ла, что на ноге была язва, было подо­зре­ние на ган­гре­ну, сахар­ный диа­бет про­грес­си­ро­вал, но у семьи не было шпри­цов для инъ­ек­ций и само­го инсулина.

Туме­но­ва отме­ти­ла, что до тако­го состо­я­ния тяже­ло­боль­но­го чело­ве­ка дове­ли меди­цин­ские сотруд­ни­ки СИЗО, от кото­рых Ами­нов не полу­чал ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной меди­цин­ской помо­щи, инсу­лин при­шел в негод­ность еще в СИЗО, а врач при­шел толь­ко на 23 день его заклю­че­ния там. Напом­ним, что Акжа­нат Ами­нов летом про­шло­го года был взят под стра­жу как орга­ни­за­тор голо­до­вок и митин­гов про­те­стов неф­тя­ни­ков: «Слу­чай с Ами­но­вым я озву­чи­ла на кон­фе­рен­ции ОБСЕ в Варшаве».

Далее она рас­ска­за­ла, что сотруд­ни­ки ее фон­да про­ве­ли соцо­прос сре­ди басту­ю­щих, кото­рый пока­зал, что поло­же­ние в Жана­о­зене было дей­стви­тель­но тяже­лое: «Толь­ко 2,6% опро­шен­ных удо­вле­тво­ре­ны медобслуживанием.73,1% име­ли кре­ди­ты в бан­ке. 43% не име­ли сво­е­го жилья. 73% состо­я­ли в бра­ке, из семей­ных более 24% име­ет более четы­рех детей. 41,4% из басту­ю­щих явля­лись един­ствен­ны­ми кор­миль­ца­ми. Несмот­ря на рас­про­стра­няв­ши­е­ся све­де­ния о необ­ра­зо­ван­но­сти басту­ю­щих, око­ло 10% из них име­ли выс­шее образование».

Рас­ска­за­ла Туме­но­ва и о поезд­ке в Евро­пу, на кон­фе­рен­ции ОБСЕ, о встре­чах с депу­та­та­ми в евро­пар­ла­мен­те и с поль­ски­ми депу­та­та­ми. Она отме­ти­ла важ­ный момент, о кото­ром упо­ми­нал в сво­их пока­за­ни­ях Тал­гат Сак­та­га­нов, но она пове­да­ла более детально:

«На встре­че в Евро­пе Тал­гат Сак­та­га­нов ска­зал, что если их про­бле­мы не будут решать­ся, то они возь­мут­ся за ору­жие. Мы с Коз­ло­вым оста­но­ви­ли его, ска­за­ли, что так нель­зя дей­ство­вать и гово­рить. В Брюс­се­ле Сак­та­га­нов опять заявил, что если про­бле­мы не будут решать­ся, то они возь­мут­ся за ору­жие. И это несмот­ря на то, что мы в Вар­ша­ве его пре­ду­пре­ди­ли о недо­пу­сти­мо­сти подоб­ных выска­зы­ва­ний. В Брюс­се­ле мы с Коз­ло­вым про­сто наки­ну­лись на него: поче­му ты так гово­ришь? Тал­гат даже оби­дел­ся на нас, ска­зал, что хотел попу­гать их. Мы объ­яс­ни­ли ему, что надо дей­ство­вать толь­ко мир­ны­ми сред­ства­ми. Потом в хол­ле гости­ни­це я два часа пыта­лась объ­яс­нить Тал­га­ту мир­ные пути и мето­ды, кото­рые могут быть применены».

Адво­кат Сар­сем­би­на: «Бахыт Нияз­бе­ков­на, мно­гие сви­де­те­ли гово­ри­ли, что пред­ста­ви­те­ли «Халык май­да­ны» при­зы­ва­ли оста­вать­ся на Алане, вся­че­ски заве­ря­ли людей, что они пра­вы. Было такое?»

Бахыт Туме­но­ва: «Если бы мы: Коз­лов, Серик, я, были бы заин­те­ре­со­ва­ны в том, что­бы они сто­я­ли на Алане, то мы бы не про­во­ди­ли круг­лые сто­лы, не вози­ли бы неф­тя­ни­ков на кон­фе­рен­ции. Зачем? Ведь мы на всех этих собра­ни­ях при­зы­ва­ли решить их проблемы!»

Адво­кат Бати­е­ва: «Поче­му для нача­ла не орга­ни­зо­ва­ли встре­чу с гла­вой госу­дар­ства, а сра­зу же повез­ли Сак­та­га­но­ва за рубеж?»

Бахыт Туме­но­ва: «По вопро­су неф­тя­ни­ков орга­ни­зо­вы­ва­ли круг­лый стол, на кото­рый были при­гла­ше­ны пред­ста­ви­те­ли из адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та и пар­ла­мен­та, но на него при­шла толь­ко посол по осо­бым пору­че­ни­ям Джарбусынова».

Бати­е­ва: «Поче­му министр МВД Касы­мов не отре­а­ги­ро­вал на ваше пись­мо о про­во­ка­ции моло­дых людей в аэро­пор­ту, вы же видео высылали?»

Бахыт Туме­но­ва: «Если помни­те, гла­ва госу­дар­ства сам ска­зал, что его семь меся­цев в заблуж­де­ние вво­ди­ли. И тра­ге­дии в Жана­о­зене не было бы, если бы соот­вет­ству­ю­щие госу­дар­ствен­ные орга­ны вовре­мя реагировали».

Далее Бати­е­ва ста­ла зада­вать вопро­сы по Акжа­на­ту Ами­но­ву: «Вы не пред­ла­га­ли ему выехать на лече­ние заграницу?»

Бахыт Туме­но­ва: «Я при­е­ха­ла в Жана­о­зен для выяс­не­ния состо­я­ния его здо­ро­вья. Есть пере­чень забо­ле­ва­ний, кото­рый лечит­ся за счет госу­дар­ства за рубе­жом, но сахар­ный диа­бет не вхо­дит в этот пере­чень. Сахар­ный диа­бет — это неиз­ле­чи­мое заболевание».

Опрос Бахыт Туме­но­вой про­дол­жил­ся уже после обе­да, кото­рый объ­явил судья. О том, что про­ис­хо­ди­ло далее в этот день в суде в Актау, где про­хо­дит раз­би­ра­тель­ство «дела Коз­ло­ва», мы рас­ска­жем в сле­ду­ю­щем репор­та­же — сле­ди­те за наши­ми публикациями.

Continued here:
«Дело Коз­ло­ва»: кто ска­зал про оружие?

архивные статьи по теме

Волнения захватили поселок Жетыбай

ГАЗЕТА — Россия или Китай, Юг, Север или Восток?

“Движения” в Астане продолжаются