5 C
Астана
24 апреля, 2024
Image default

«Дело Козлова»: все было в руках властей

Пред­ла­га­ем чита­те­лям вто­рую часть пол­но­го репор­та­жа с пят­нич­но­го засе­да­ния суда по делу Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва, Сери­ка Сапар­га­ли и Акжа­на­та Ами­но­ва. Из пока­за­ний опро­шен­ных в ходе это­го засе­да­ния сви­де­те­лей ста­ло понят­но, отче­го забук­со­ва­ли пере­го­во­ры чинов­ни­ков с басту­ю­щи­ми неф­тя­ни­ка­ми. Вывод напра­ши­ва­ет­ся сам собой: обви­ня­е­мые поли­ти­ки и обще­ствен­ни­ки были в общем-то ни при чем, так как все было в руках чиновников.

 

Автор: Алла ЗЛОБИНА

 

Во вто­рой поло­вине дня в пят­ни­цу в суде опро­си­ли сле­ду­ю­щих двух сви­де­те­лей сто­ро­ны обви­не­ния: вице-мини­стра тру­да и соци­аль­ной защи­ты Бир­жа­на Нурым­бе­то­ва и пер­во­го зама быв­ше­го аки­ма Ман­ги­ста­уской обла­сти Кушер­ба­е­ва — Аман­гель­ды Айткулова.

Разъ­яс­ни­ли, но не до конца

Зам­ми­ни­стра сооб­щил, что в Жана­о­зене бывал четы­ре раза и участ­во­вал в рабо­те комис­сий по раз­ре­ше­нию тру­до­вых спо­ров нефтяников.

- Неф­тя­ни­ки предъ­яви­ли 14 тре­бо­ва­ний. Одним из них было при­ме­не­ние коэф­фи­ци­ен­тов, — начал свой рас­сказ Бир­жан Нурымбетов.

Пере­вод­чи­ца все вре­мя пута­лась в тер­ми­но­ло­гии, и при­сут­ству­ю­щие в зале не все­гда пони­ма­ли суть объ­яс­не­ний чинов­ни­ка. Вице-министр пере­шел на рус­ский язык, но судья попро­сил вер­нуть­ся к изло­же­нию на казахском.

Вот то, что мож­но было разо­брать: при­ме­не­ние одно­го из коэф­фи­ци­ен­тов не было преду­смот­ре­но тру­до­вым зако­но­да­тель­ством, но при этом закон не запре­щал его при­ме­не­ния на дого­вор­ной осно­ве. В мини­стер­ство посту­па­ли пись­ма от проф­со­ю­за рабо­чих «Кара­жан­бас­му­най­га­за». Вице-министр отве­тил на них во вре­мя встреч с неф­тя­ни­ка­ми. Разъ­яс­не­ния рабо­чим так­же давал началь­ник депар­та­мен­та Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры Кра­вчен­ко. Но людей не удо­вле­тво­ри­ли эти отве­ты и в мини­стер­ство про­дол­жа­ли лететь пись­ма нефтяников.

- 13 мая по это­му вопро­су я встре­чал­ся с Ажи­га­ли­е­вой, Сак­та­га­но­вым и Соко­ло­вой, — ска­зал вице-министр тру­да. — На этом сове­ща­нии были и дру­гие руко­во­ди­те­ли. Два часа оно дли­лось. Мы гово­ри­ли о при­ме­не­нии коэф­фи­ци­ен­та 1,8. Они не мог­ли прий­ти к реше­нию. Соко­ло­ва сказала,что оста­ет­ся на сво­ей пози­ции, и попро­си­ла, что­бы рабо­чим было пред­став­ле­но заклю­че­ние о при­ме­не­нии этих коэф­фи­ци­ен­тов и от Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры. В нояб­ре в Жана­о­зене я руко­во­дил шта­бом. На 14 нояб­ря запла­ни­ро­ва­ли засе­да­ние. Мы рас­смат­ри­ва­ли под­го­тов­ку к зиме, обес­пе­че­ние рабо­той неф­тя­ни­ков, вопро­сы соци­аль­ных выплат и рас­смот­ре­ние их обра­ще­ний. На этой пло­щад­ке обсуж­дал­ся и вопрос при­ме­не­ния коэф­фи­ци­ен­тов. Было реше­ние при­влечь неза­ви­си­мых экс­пер­тов, поэто­му встре­чу пере­нес­ли. 23—24 нояб­ря раз­би­ра­лись до позд­ней ночи. При­шли четы­ре неза­ви­си­мых экс­пер­та, в том чис­ле Серик Сапар­га­ли и Алек­сандр Пястолов.

Бир­жан Нурым­бе­тов сооб­щил: «РД «КМГ» и ОМГ со сво­ей сто­ро­ны при­гла­си­ли спе­ци­а­ли­стов и бух­гал­те­ров. В тече­ние 15 часов на дос­ке они рас­пи­сы­ва­ли рас­че­ты по зар­пла­те, но экс­пер­ты отка­за­лись под­пи­сать­ся в про­то­ко­ле. Встре­ча завер­ши­лась безрезультатно.

- Как при­ме­ня­лись коэф­фи­ци­ен­ты? — спро­сил прокурор.

- У нас еже­год­но утвер­жда­ет­ся мини­маль­ный раз­мер зара­бот­ной пла­ты. В 2010 году он состав­лял 14 тысяч 953 тен­ге, — отве­тил вице-министр. — Для людей, рабо­та­ю­щих в тяже­лых усло­ви­ях, при­ме­ня­ет­ся так назы­ва­е­мый мини­маль­ный стан­дарт опла­ты тру­да. Мини­маль­ная зар­пла­та умно­жа­ет­ся на отрас­ле­вой коэф­фи­ци­ент 1, 8. Полу­ча­ет­ся 26 914 тен­ге — таков раз­мер мини­маль­ной зар­пла­ты в неф­те­га­зо­вой отрас­ли. Указ о при­ме­не­нии ОК был утвер­жден пра­ви­тель­ством республики.

- Чьи инте­ре­сы пред­став­лял Серик Сапар­га­ли на том сове­ща­ние? — спро­си­ли адвокаты.

- Все экс­пер­ты при­шли от заба­стов­щи­ков. Мож­но ска­зать, что Серик Сапар­га­ли пред­став­лял инте­ре­сы обще­ства без­ра­бот­ных. Он при­знал мето­ды рас­че­тов зар­пла­ты в ОМГ в плане при­ме­не­ния коэф­фи­ци­ен­тов, но был недо­во­лен тем, что рабо­то­да­тель не смог все это разъ­яс­нить сво­им рабо­чим. Это не каса­лось его поли­ти­че­ских взглядов.

- Были с его сто­ро­ны подстрекательства?

- Он толь­ко ска­зал: поче­му вы не ста­ви­те палат­ки или юрты, не созда­е­те усло­вий для людей, кото­рые вынуж­де­ны сто­ять на Алане? Не пом­ню, что­бы он воз­ра­жал по пово­ду дру­гих вопро­сов. В пись­мен­ном виде он свои взгля­ды не излагал.

- Сапар­га­ли пре­пят­ство­вал про­ве­де­нию того собрания?

- Он отка­зал­ся под­пи­сать про­то­кол. Он выяс­нил: два коэф­фи­ци­ен­та при­ме­ня­лись, и сооб­щил об этом рабо­чим. Важ­ная роль на том собра­нии была отве­де­на имен­но этим четы­рем неза­ви­си­мым экс­пер­там. Мы хоте­ли, что­бы они ска­за­ли басту­ю­щим, при­ме­ня­ют­ся коэф­фи­ци­ен­ты или нет.

- Вы пока­за­ли, что вы про­фес­си­о­наль­ный спе­ци­а­лист, но все эти рас­че­ты мог­ли понять про­стые рабо­чие? — спра­ши­ва­ли адвокаты.

- Тол­ко­ва­ние зако­но­да­тель­ства о при­ме­не­нии коэф­фи­ци­ен­тов 1,7 и 1,8 рядо­во­му граж­да­ни­ну понять труд­но, так как зако­но­да­тель­ство все-таки пишет­ся юри­ди­че­ски­ми тер­ми­на­ми, — при­знал вице-министр.

Из-за пута­ни­цы в пере­во­де и из-за запре­та поль­зо­вать­ся дик­то­фо­на­ми в зале суда жур­на­ли­сты не смог­ли разо­брать­ся в рас­кла­де при­ме­не­ния зло­по­луч­ных коэф­фи­ци­ен­тов, кото­рый пред­ста­вил зам­ми­ни­стра тру­да. А ведь инфор­ма­ция об этом была бы очень полез­на: до сих пор не мно­гие пони­ма­ют, как при­ме­ня­ют­ся эти коэф­фи­ци­ен­ты и как их при­ме­не­ние вли­я­ет на зар­пла­ту нефтяников.

- Все-таки разъ­яс­ни­ли неза­ви­си­мые экс­пер­ты басту­ю­щим все это? — спро­си­ла адво­кат Вене­ра Сарсембина.

- Рабо­чие нам не вери­ли, гово­ри­ли: вы нас обма­ны­ва­е­те, — отве­тил Нурым­бе­тов. — Я счи­таю, они долж­ны были вый­ти и объ­яс­нить все. Ведь неф­тя­ни­ки сами изъ­яви­ли жела­ние при­влечь экс­пер­тов. Они долж­ны были это сед­лать, я считаю.

- Когда вам ста­ло извест­но, что экс­пер­ты не пой­дут на пло­щадь и не ста­нут разъ­яс­нять все, что вы сде­ла­ли, явля­ясь лицом ком­пе­тент­ным? Рас­ска­за­ли обо всем министру?

- Это их воля: выхо­дить или нет. Да, я доло­жил мини­стру, пото­му что при­е­хал из рабо­чей командировки.

- Сре­ди экс­пер­тов был юрист Ерлан Кали­ев. Были с его сто­ро­ны какие-либо при­зы­вы к свер­же­нию? — про­дол­жа­ли опрос адвокаты.

- Ерлан Кали­ев при­ни­мал актив­ное уча­стие в рабо­те сове­ща­ния. В ито­ге он при­знал: эти два коэф­фи­ци­ен­та при­ме­ня­лись. Но он тоже гово­рил: все это долж­ны были свое­вре­мен­но разъ­яс­нить рабочим.

- Вы гово­ри­ли, тре­бо­ва­ния неф­тя­ни­ков незаконны…

Пере­вод­чик не закон­чил фра­зу, так как про­ку­ро­ры выра­зи­ли про­тест. Судья вопрос снял.

- Хочу выра­зить бла­го­дар­ность за ваше выступ­ле­ние. Вы дали чет­кие разъ­яс­не­ния, — встал со ска­мьи под­су­ди­мых Серик Сапар­га­ли. — Если вы помни­те, на том собра­нии я пред­ло­жил Мирош­ни­ко­ву, что­бы руко­вод­ство КМГ еще раз разъ­яс­ни­ло рабо­чим все нюан­сы при­ме­не­ния отрас­ле­во­го и реги­о­наль­но­го коэффициентов.

- Да, от вас и Пясто­ло­ва было пред­ло­же­ние: про­ве­сти собра­ние и все разъ­яс­нить неф­тя­ни­кам. Они были уве­ре­ны: эти два коэф­фи­ци­ен­та не отра­же­ны в кол­лек­тив­ном тру­до­вом дого­во­ре. Я убе­дил­ся, что в июне 2010 года они вне­се­ны в кол­лек­тив­ный дого­вор ком­па­нии и не было необ­хо­ди­мо­сти еще раз про­во­дить ради это­го собрание.

- Вы под­твер­жда­е­те, что Мирош­ни­ков отка­зал­ся предо­ста­вить пра­ви­ла рас­че­та зара­бот­ной платы?

- Да. Но там тре­бо­ва­ли метод рас­че­та, кото­рый при­ме­ня­ет­ся не толь­ко в жана­о­зен­ском фили­а­ле КМГ, поэто­му Мирош­ни­ков ска­зал: это ком­мер­че­ская тай­на. Не могу ска­зать, ком­мер­че­ская это тай­на или нет, но не было необ­хо­ди­мо­сти рас­смат­ри­вать эти расчеты…

«Сам не слы­шал, но повторяю…»

Сле­ду­ю­ще­го сви­де­те­ля — 46-лет­не­го пер­во­го зама­ки­ма обла­сти Аман­гель­ды Айт­ку­ло­ва — в зал суда вве­ли в наруч­ни­ках. Он обви­ня­ет­ся в кор­руп­ци­он­ных пре­ступ­ле­ни­ях. Суд по его делу дол­жен состо­ять­ся в сентябре.

Имен­но Айт­ку­лов с 2008 года зани­мал­ся вопро­сом раз­ре­ше­ния тру­до­вых кон­флик­тов неф­тя­ни­ков (преж­де, до 2008 года, он рабо­тал в ОМГ). Но на суде чинов­ник поче­му-то не смог вспом­нить мно­гих нюан­сов тру­до­вых конфликтов.

- В 2008 году я занял долж­ность заме­сти­те­ля аки­ма обла­сти. Тогда тоже были заба­стов­ки. Тре­бо­ва­ний сей­час не пом­ню. В мар­те 2010 года око­ло 10 тысяч чело­век при­оста­но­ви­ли свою рабо­ту. Меня вызвал Крым­бек Кушер­ба­ев, так как преж­де я рабо­тал в той систе­ме, и пору­чил поехать в Жана­о­зен, встре­тить­ся с рабо­чи­ми и узнать, в чем при­чи­на заба­стов­ки. С аки­мом горо­да Сар­бо­пе­е­вым мы встре­ти­лись с рабо­чи­ми. Они ска­за­ли, что недо­воль­ны рабо­то­да­те­лем. Мы дали разъ­яс­не­ния по неко­то­рым нор­ма­тив­ным актам. Всех дета­лей я не пом­ню, — пере­ве­ла переводчица.

- Я не так ска­зал, — воз­му­тил­ся Айт­ку­лов — Я ска­зал: люди вол­но­ва­лись и гово­ри­ли напе­ре­бой, поэто­му все понять было трудно.

Айт­ку­лов стал гово­рить по-рус­ски, но судья его прервал.

- Все вопро­сы тогда были реше­ны, про­то­ко­лы о при­ме­не­нии коэф­фи­ци­ен­тов под­пи­са­ны, — про­дол­жил сви­де­тель. — Заба­стов­щи­ки разо­шлись. На осно­ва­нии этих реше­ний зар­пла­та рабо­чих ОМГ уве­ли­чи­лась на 25—29%. Потом опять нача­лись вол­не­ния. В этот раз при­чи­ной заба­стов­ки ста­ло задер­жа­ние одно­го из рабо­чих за хра­не­ние нар­ко­ти­ков. Что­бы избе­жать ослож­не­ний, этот вопрос реши­ли. Началь­ник ГОВД Жана­о­зе­на Мух­тар Кожа­ев послал дво­их сотруд­ни­ков и ска­зал людям, что­бы все разо­шлись. Меру пре­се­че­ния неф­тя­ни­ку изме­ни­ли на домаш­ний арест. Мы разъ­яс­ня­ли: все долж­но решать­ся в рам­ках зако­на. Потом нача­лась голо­дов­ка. Был слух, что орга­ни­за­то­ра­ми высту­па­ли Ажи­га­ли­е­ва, Ами­нов и Туле­та­е­ва. Со сто­ро­ны аки­ма­та встре­чу про­ве­ли, но рабо­чие не шли на кон­такт. Тогда при­е­хал Аби­лов. Он ска­зал: вы ниче­го не реша­е­те, все реша­ет Аста­на. Тогда уве­ли­чи­лась заин­те­ре­со­ван­ность поли­ти­че­ских пар­тий в этом спо­ре. Через СМИ я слы­шал, что от «Халык Май­да­ны» при­ез­жал Ата­ба­ев, потом — Коз­лов. Думаю, они вос­поль­зо­ва­лись заба­стов­кой в сво­их поли­ти­че­ских целях. Мы зна­ем, к чему это привело (?!).

Айт­ку­лов повто­рил фра­зу, кото­рая крас­ной нитью про­хо­ди­ла во всех выступ­ле­ни­ях сви­де­те­лей сто­ро­ны обви­не­ния: «Они под­дер­жа­ли заба­стов­щи­ков, гово­ри­ли им: они пра­вы. А все долж­но рас­смат­ри­вать­ся в рам­ках законодательства…»

- Какой была роль в заба­стов­ках Акжа­на­та Ами­но­ва? — спро­си­ли прокуроры.

- Не могут сказать…

- Кто давал разъ­яс­не­ния по мини­маль­ной опла­те тру­да? Соколова?

- Я ее спра­ши­вал: понят­но ли ей все? Она отве­ча­ла: понятно.

- Были ли выступ­ле­ния со сто­ро­ны Сапар­га­ли экс­тре­мист­ско­го толка?

- Нет, не слышал.

Со ска­мьи под­су­ди­мых встал Вла­ди­мир Козлов:

- У поли­ти­че­ских пар­тий есть совер­шен­но чет­кие цели: идти на выбо­ры, соби­рать сто­рон­ни­ков и побеж­дать. С чего вы взя­ли, что неф­тя­ни­ков исполь­зо­ва­ли в поли­ти­че­ских целях? Какая у нас была цель, по-ваше­му, уточ­ни­те, пожалуйста.

- Я имел в виду неза­ре­ги­стри­ро­ван­ную пар­тию «Алга»… Там Ами­ро­ва от «Алги» была. Сам народ это гово­рил — что они не хотят поли­ти­за­ции заба­стов­ки. Все они хоте­ли, может быть, толь­ко повы­ше­ния зар­пла­ты, но все ста­ло поли­ти­зи­ро­ван­но. Поче­му выбор пал на Ман­ги­ста­ускую область?

- Я полу­чил мне­ние, а не ответ, — заме­тил Коз­лов и задал сле­ду­ю­щий вопрос: — Тогда у «Народ­но­го фрон­та» какие были цели?

- Поли­ти­че­ские, — отве­тил свидетель.

- В мате­ри­а­лах уго­лов­но­го дела в вашем допро­се не упо­ми­на­ет­ся «Алга», здесь вы гово­ри­те толь­ко о «Народ­ном фрон­те». Что вы зна­е­те о дея­тель­но­сти орга­ни­за­ции, кото­рую в мате­ри­а­лах дела назы­ва­е­те про­во­ка­то­ром (это на стра­ни­це 88), кото­рая, по вашим сло­вам, вно­си­ла рас­кол и рас­при. Какие дей­ствия тако­го рода вы знаете?

- Вы не иссле­до­ва­ли корень про­блем, о кото­рых гово­ри­ли неф­тя­ни­ки, — напа­дал чинов­ник, но аргу­мен­та­ции при­во­дил сла­бые. — То, что вы гово­ри­ли «люди посту­па­ют пра­виль­но», это и есть под­стре­ка­тель­ство. Я с боль­шой печа­лью вспо­ми­наю декабрь­ские собы­тия и то, когда неф­тя­ни­ки гово­ри­ли: «Коз­лов нам ска­зал: мы правы».

- То есть вы цити­ру­е­те ано­ним­ный источ­ни­ки? — сдер­жан­но уточ­нял Коз­лов, хотя после послед­нее фра­зы мож­но было бы и возмутиться.

- Мое мне­ние исте­ка­ет из мне­ния наро­да и ряда фак­то­ров, — отве­тил Айткулов.

- Я понял: вы не може­те вспом­нить ниче­го кон­крет­но­го, — заме­тил Козлов.

- Хотя я не могу при­ве­сти дока­за­тельств про­тив вас, но Ами­ро­ва все­гда гово­ри­ла: «Шеф ска­зал так-то, шеф ска­зал то-то…», — про­дол­жил свидетель.

- Это не пре­ступ­ле­ние, изви­ни­те, — отве­тил Коз­лов. — А что вы ска­же­те на заяв­ле­ние Ешма­но­ва о вашем ему звон­ке? Вы умыш­лен­но выста­ви­ли юрты на пло­ща­ди, что­бы спро­во­ци­ро­вать неф­тя­ни­ков и с помо­щью 200 поли­цей­ских отобрать у них площадь?

- Если Ешма­нов так ска­зал, пусть при­дет и мне это скажет…

Опрос сви­де­те­ля Айт­ку­ло­ва про­хо­дил эмо­ци­о­наль­но. Не дове­ряя точ­но­сти пере­во­да, чинов­ник пере­хо­дил на рус­ский язык. С места встал про­ку­рор и что-то недо­воль­но ска­зал пере­вод­чи­ку. Диа­лог не перевели.

- Вы не може­те ука­зы­вать пере­вод­чи­ку, как ему пере­во­дить, — воз­му­ти­лась адво­кат Вене­ра Сарсембина.

Ока­за­лось, про­ку­рор ска­зал не пере­во­дить длин­ные отве­ты, а толь­ко основ­ные фра­зы ответов.

- Суд ведет судья, а не гособ­ви­ни­те­ли, и коман­до­вать на про­цес­се вы не може­те, — завер­ши­ла свое заме­ча­ние адво­кат и зада­ла вопрос сви­де­те­лю: — Вы ска­за­ли, Ами­ро­ва пред­став­ля­ла Коз­ло­ва и он давал ей ука­за­ние. Чем вы може­те это под­твер­дить? Задаю этот вопрос, пото­му что мы нахо­дим­ся в суде, а не на пло­ща­ди Жана­о­зе­на. Здесь реша­ет­ся судь­ба чело­ве­ка. Вы може­те при­ве­сти в суд кого-нибудь, кто под­твер­дит ваши слова?

- Нет, но эти раз­го­во­ры ходили…

- Вы ска­за­ли, что и Ами­нов был орга­ни­за­то­ром голо­дов­ки. У вас есть тому дока­за­тель­ства? — вклю­чил­ся в опрос адво­кат Досболов.

- Я дал пока­за­ния толь­ко в том плане, что слы­шал от наро­да, — отве­тил Аман­гель­ды Айткулов.

Адво­ка­ты попро­си­ли вызвать на очную став­ку быв­ше­го дирек­то­ра «Озен­му­най­га­за» Кийк­бая Ешма­но­ва. Судья согла­сил­ся с хода­тай­ством, после чего объ­явил перерыв.

- Вы види­те: нам пона­до­бит­ся мно­го вре­ме­ни, что­бы во всем разо­брать­ся, поэто­му судеб­ные засе­да­ния будем про­во­дить с 9.00 утра, — завер­шил судья Мыр­за­бе­ков тре­тье засе­да­ние бес­пре­це­дент­но­го судеб­но­го про­цес­са, где на ска­мье под­су­ди­мых ока­за­лись поли­тик, обще­ствен­ный дея­тель и рабо­чий лидер — люди, выра­зив­шие под­держ­ку басту­ю­щим нефтяникам.

ОТ РЕДАКЦИИ. Напо­ми­на­ем, сле­дить за ходом про­цес­са мож­но по ссыл­ке http://twitter.com/respublika_kaz. Основ­ную инфор­ма­цию с допро­сов сви­де­те­лей, выступ­ле­ний адво­ка­тов и под­су­ди­мых мож­но полу­чать в режи­ме реаль­но­го вре­ме­ни. Сле­ди­те за нами: @respublika_kaz и хеш­те­га­ми #kozlov #aktausud. Твит-транс­ля­цию ведет на сво­ей стра­ни­це и «Алга» — @algapart

View article:
«Дело Коз­ло­ва»: все было в руках властей

архивные статьи по теме

Станет ли Гога первой леди Казахстана?

ГЛЯДИ, ЧТО ОНИ ТВОРЯТ!

Editor

Байменова в “Ак жоле” сменил Перуашев