12 C
Астана
27 июля, 2021
Image default

Дело Бокаева и Аяна

5 лет — за земельные митинги

Граж­дан­ские акти­ви­сты Макс Бока­ев и Тал­гат Аян из Аты­рау полу­чи­ли по пять лет лише­ния сво­бо­ды за митин­ги по земель­но­му вопро­су, так силь­но напу­гав­шие власть

Суд: Аты­ра­ус­кий город­ской суд
Под­су­ди­мые: Макс Бока­ев, Тал­гат Аян
Ста­тьи: Ста­тья 174 часть 2 «Воз­буж­де­ние соци­аль­ной, наци­о­наль­ной, родо­вой, расо­вой, сослов­ной или рели­ги­оз­ной роз­ни» (часть 2 пред­по­ла­га­ет груп­по­вой сго­вор), ста­тья 274 часть 4 пункт 2 «Рас­про­стра­не­ние заве­до­мо лож­ной инфор­ма­ции в усло­ви­ях чрез­вы­чай­но­го поло­же­ния или в бое­вой обста­нов­ке, или в воен­ное вре­мя, либо при про­ве­де­нии пуб­лич­ных меро­при­я­тий», ста­тья 400 «Нару­ше­ние поряд­ка орга­ни­за­ции и про­ве­де­ния собра­ний, митин­гов, пике­тов, улич­ных шествий и демон­стра­ций».
Санк­ции: Пять лет лише­ния сво­бо­ды с отбы­ва­ни­ем нака­за­ния в коло­нии обще­го режи­ма; штраф – по 530 тысяч тен­ге каж­до­му; запрет зани­мать­ся обще­ствен­ной дея­тель­но­стью в тече­ние трех лет.
Ста­дия: Выне­сен приговор.

Суд в Аты­рау при­го­во­рил 28 нояб­ря к оди­на­ко­вым тюрем­ным сро­кам – по пять лет лише­ния сво­бо­ды в коло­нии обще­го режи­ма – граж­дан­ских акти­ви­стов Мак­са Бока­е­ва и Тал­га­та Аяна за «раз­жи­га­ние роз­ни», «рас­про­стра­не­ние заве­до­мо лож­ной инфор­ма­ции» и «нару­ше­ние поряд­ка про­ве­де­ния митин­га». Под эти­ми фор­му­ли­ров­ка­ми пони­ма­ет­ся уча­стие и неглас­ное руко­вод­ство митин­гом по так назы­ва­е­мо­му земель­но­му вопро­су в апре­ле 2016 года, кото­рый состо­ял­ся в Аты­рау и с кото­ро­го нача­лась вол­на «земель­ных про­те­стов» по стране. Тогда Макс Бока­ев и Тал­гат Аян ока­за­лись неглас­ны­ми лиде­ра­ми митин­га (по вер­сии след­ствия, они к это­му митин­гу всех и под­стре­ка­ли), а сам про­тест собрал, по раз­ным оцен­кам, от 700 до 4000 человек. 

Судья Гуль­нар Дау­ле­шо­ва, поми­мо лише­ния сво­бо­ды, при­го­во­ри­ла акти­ви­стов к запре­ту зани­мать­ся обще­ствен­ной дея­тель­но­стью в тече­ние трех лет и к штра­фу в 530 тысяч тен­ге. Надо отме­тить, что в духе совре­мен­ной пра­во­при­ме­ни­тель­ной прак­ти­ки судов ито­го­вый при­го­вор ока­зал­ся «мяг­че», чем того тре­бо­ва­ло гособ­ви­не­ние: про­ку­ро­ры наста­и­ва­ли на вось­ми годах лише­ния сво­бо­ды для акти­ви­стов и штра­фе в 530 мил­ли­о­нов тенге. 

При­ме­ча­тель­но, что Бока­е­ва и Аяна попы­та­лись свя­зать с шым­кент­ским биз­не­сме­ном Ток­та­ром Туле­шо­вым, кото­рый меся­цем ранее полу­чил 21 год за попыт­ку гос­пе­ре­во­ро­та (см. «Новая» – Казах­стан», «При­го­вор по сце­на­рию филь­ма?», № 45 от 10. 11 2016 г.). Яко­бы он пере­дал им день­ги на орга­ни­за­цию митин­гов, хотя сам Туле­шов на дистан­ци­он­ном допро­се гово­рил об орга­ни­за­ции кон­цер­тов и круг­лых сто­лов. Одна­ко его помощ­ни­ки (сре­ди них извест­ный бло­гер, осуж­ден­ный за содер­жа­ние при­то­на) эту вер­сию под­твер­ди­ли, сами же акти­ви­сты все опро­верг­ли. Кро­ме того, Бока­е­ва и Аяна ста­ли обви­нять во всех смерт­ных гре­хах (пер­во­на­чаль­но им так­же хоте­ли вме­нить орга­ни­за­цию гос­пе­ре­во­ро­та) не сра­зу: Макс Бока­ев дол­жен был вой­ти в земель­ную комис­сию, орга­ни­зо­ван­ную пре­зи­ден­том. Но демон­стра­тив­но отка­зал­ся от это­го, и затем после­до­вал арест. 

Любо­пыт­но так­же, что земель­ные про­те­сты, за кото­рые в ито­ге осуж­де­ны акти­ви­сты, были, по сути, оправ­да­ны вла­стью. Во вре­мя митин­га в Аты­рау 24 апре­ля к про­те­сту­ю­щим вышел аким обла­сти Нур­лан Нога­ев. Он, к сло­ву, пообе­щал, что ника­ких репрес­сий не будет, и в том, что они слу­чи­лись, его винить мож­но с тру­дом: реше­ние о судеб­ном про­цес­се, веро­ят­но, при­ни­ма­лось в более высо­ких каби­не­тах. К тому же после про­те­стов (вслед за Аты­рау мас­со­вые митин­ги состо­я­лись так­же в Акто­бе и Кызы­лор­де, а 21 мая – попыт­ка митин­га в Алма-Ате с мас­со­вы­ми задер­жа­ни­я­ми про­хо­жих и жур­на­ли­стов) была созда­на Земель­ная комис­сия, кото­рую воз­гла­вил буду­щий пре­мьер-министр Бакыт­жан Сагинтаев.

Ины­ми сло­ва­ми, власть, уви­дев мас­со­вость митин­гов, забес­по­ко­и­лась, но, что­бы скрыть свое вол­не­ние, реши­ла воз­гла­вить обсуж­де­ние земель­но­го вопро­са. В этом смыс­ле при­го­вор акти­ви­стам выгля­дит как ответ­ная реак­ция на то, что они не согла­си­лись играть по пра­ви­лам вла­сти. Важ­но отме­тить, что мора­то­рий на про­да­жу и арен­ду зем­ли по новым поправ­кам в Земель­ный кодекс на про­шлой неде­ле был про­длен до кон­ца 2021 года (то есть, по иро­нии судь­бы, ров­но до того момен­та, как акти­ви­сты вый­дут на сво­бо­ду). Таким обра­зом, в про­ти­во­сто­я­нии акти­ви­стов и вла­сти зафик­си­ро­ва­на не устро­ив­шая ни одну сто­ро­ну ничья. 

Дело Бока­е­ва и Аяна, поми­мо все­го про­че­го, спро­во­ци­ро­ва­ло рас­кол в рядах оппо­зи­ции и граж­дан­ских акти­ви­стов. Наи­бо­лее ярким ста­ло про­ти­во­сто­я­ние жур­на­ли­ста Гуль­жан Ерга­ли­е­вой и ряда граж­дан­ских акти­ви­стов: Ерга­ли­е­ва заяви­ла, что Бока­е­ву и Аяну нуж­но пой­ти на сдел­ку с вла­стью, что­бы спа­стись, посколь­ку дру­го­го шан­са на бла­го­при­ят­ный исход не будет. По неко­то­рым дан­ным, акти­ви­стам пред­ла­га­лось «пуб­лич­ное пока­я­ние в ответ на смяг­че­ние нака­за­ния», одна­ко они кате­го­ри­че­ски его отверг­ли. В ито­ге Гуль­жан Ерга­ли­е­вой доста­лось от сто­рон­ни­ков Бока­е­ва и Аяна, кото­рые посчи­та­ли, что пра­виль­нее будет сидеть в тюрь­ме, чем идти на какие-либо сдел­ки с властью. 

Доба­вим, что после окон­ча­ния про­цес­са несколь­ко десят­ков сто­рон­ни­ков Бока­е­ва и Аяна испол­ни­ли перед зда­ни­ем суда гимн стра­ны, а так­же скан­ди­ро­ва­ли: «Сво­бо­ду! Сво­бо­ду!». По сооб­ще­нию радио «Азаттык», к акти­ви­стам вышел чело­век, пред­ста­вив­ший­ся сотруд­ни­ком город­ско­го аки­ма­та, и при­звал всех разой­тись. Офи­ци­аль­ных ком­мен­та­ри­ев от област­ных вла­стей по при­го­во­ру не поступало.



Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан

архивные статьи по теме

Египет выбирает: «парламент» или революция?

Требуется преемник для президента

У соседа слишком громко орет телевизор