13 C
Астана
25 мая, 2022
Image default

Две скорости одного Евросоюза

Оче­ред­ной брюс­сель­ский сам­мит Евро­со­ю­за мно­гие евро­пей­ские ком­мен­та­то­ры успе­ли окре­стить «послед­ним шан­сом для ЕС», ведь по его ито­гам не исклю­че­но воз­ник­но­ве­ние той самой «Евро­пы двух ско­ро­стей», о кото­рой в послед­нее вре­мя так мно­го говорят.

Автор: Борис НЕМИРОВСКИЙ

Экс­трен­ные, вне­оче­ред­ные и кри­зис­ные сам­ми­ты Евро­со­ю­за уже настоль­ко вошли в моду в Брюс­се­ле, что теперь их вряд ли мож­но счи­тать чем-то экс­тра­ор­ди­нар­ным — они про­хо­дят в бель­гий­ской сто­ли­це с неза­вид­ным посто­ян­ством. Тем не менее сам­мит, офи­ци­аль­но открыв­ший­ся в пят­ни­цу, все же отли­ча­ет­ся от осталь­ных: речь на нем идет ни мно­го ни мало о суще­ство­ва­нии Евро­со­ю­за в его нынеш­них рамках.

Про­ис­хо­дит то, что дав­но пред­ска­зы­ва­ли поли­то­ло­ги: сооб­ще­ство колеб­лет­ся меж­ду цен­тро­стре­ми­тель­ны­ми про­цес­са­ми, застав­ля­ю­щи­ми его все более похо­дить на свое­об­раз­ное «над­го­су­дар­ство» с цен­тра­ли­зо­ван­ным управ­ле­ни­ем, и цен­тро­беж­ны­ми — оттал­ки­ва­ю­щи­ми неко­то­рые стра­ны, жела­ю­щие сохра­нить соб­ствен­ные выго­ды и пре­ро­га­ти­вы, не усту­пать пол­но­мо­чия Евро­ко­мис­сии и иным цен­траль­ным орга­нам ЕС.

Стрем­ле­ние сохра­нить евро как обще­ев­ро­пей­скую валю­ту под­сте­ги­ва­ет имен­но цен­тро­стре­ми­тель­ные тен­ден­ции, поэто­му госу­дар­ства евро­зо­ны пре­вра­ти­лись в дан­ный момент в свое­об­раз­ный полюс при­тя­же­ния для тех, кто желал бы к ним при­со­еди­нить­ся и вве­сти евро у себя. Им про­ти­во­сто­ит дру­гой полюс — Вели­ко­бри­та­ния, тра­ди­ци­он­но опа­са­ю­ща­я­ся слиш­ком боль­шой зави­си­мо­сти от Брюс­се­ля и соби­ра­ю­щая вокруг себя госу­дар­ства ЕС, чьи лиде­ры так­же испы­ты­ва­ют сомне­ния в целе­со­об­раз­но­сти централизации.

Новый пакт — без британцев

Как заяви­ли на сам­ми­те канц­лер Гер­ма­нии Анге­ла Мер­кель и пре­зи­дент Евро­пей­ско­го Цен­траль­но­го бан­ка Марио Дра­ги, в целом участ­ни­ки сам­ми­та при­ня­ли пред­ло­же­ние ФРГ о созда­нии ново­го бюд­жет­но­го пак­та для стран евро­зо­ны. Этот пакт явля­ет­ся раз­ра­бот­кой став­ше­го уже тра­ди­ци­он­ным в ЕС фран­ко-немец­ко­го тан­де­ма, про­зван­но­го жур­на­ли­ста­ми «тан­дем Мер­ко­зи» — то есть Анге­лы Мер­кель и Нико­ля Саркози.

Он преду­смат­ри­ва­ет гораз­до более стро­гие, неже­ли сей­час, бюд­жет­ные огра­ни­че­ния для госу­дарств, чьей офи­ци­аль­ной валю­той явля­ет­ся евро, а так­же более серьез­ную ответ­ствен­ность за нару­ше­ния этих огра­ни­че­ний. По сути, стра­ны евро­зо­ны наме­ре­ны при­нять на себя обя­зан­ность, во-пер­вых, более жест­ко кон­тро­ли­ро­вать соб­ствен­ные рас­хо­ды, во-вто­рых, деле­ги­ро­вать Брюс­се­лю пра­во пол­но­стью про­ве­рять их отчет­ность по гос­бюд­же­там. Пре­зи­дент ЕЦБ отдель­но под­черк­нул, что счи­та­ет этот шаг важ­ней­шим для ста­би­ли­за­ции еврозоны.

Тем не менее Гер­ма­ния и Фран­ция не смог­ли добить­ся изме­не­ния соот­вет­ству­ю­щих обще­ев­ро­пей­ских согла­ше­ний. Для это­го, как извест­но, тре­бу­ет­ся согла­сие всех 27 стран Евро­со­ю­за, а неко­то­рые из них не захо­те­ли под­чи­нить­ся столь стро­гим ограничениям.

В первую оче­редь, Вели­ко­бри­та­ния отка­за­лась рас­смат­ри­вать вопрос о вве­де­нии новых пра­вил для все­го ЕС. Бри­тан­ский пре­мьер-министр Дэвид Кэме­рон потре­бо­вал от Евро­пы цело­го ряда пре­фе­рен­ций и при­ви­ле­гий для сво­ей стра­ны, но евро­пей­цы отка­за­лись их предо­ста­вить. Как заявил фран­цуз­ский пре­зи­дент Нико­ля Сар­ко­зи, в этом слу­чае сами новые пра­ви­ла пре­вра­ти­лись бы в бес­смыс­ли­цу: либо их испол­ня­ют все под­пи­сав­ши­е­ся, либо не испол­ня­ет никто.

Таким обра­зом, новый пакт будет раз­ра­ба­ты­вать­ся пред­ста­ви­те­ля­ми 17 стран евро­зо­ны и при­мкнув­ши­ми к ним шестью стра­на­ми ЕС. «Мы бы с удо­воль­стви­ем при­сту­пи­ли к подроб­ной раз­ра­бот­ке ново­го пак­та все вме­сте, но это, кажет­ся, невоз­мож­но», — огор­чен­но заявил Сар­ко­зи на пресс-кон­фе­рен­ции. Вели­ко­бри­та­ния и Вен­грия отка­за­лись участ­во­вать в обсуж­де­нии, а лиде­ры Шве­ции и Чехии заяви­ли, что не име­ют пол­но­мо­чий при­ни­мать или не при­ни­мать подоб­ные реше­ния, и попро­си­ли дать им вре­мя, что­бы про­кон­суль­ти­ро­вать­ся с соб­ствен­ны­ми парламентами.

Пред­по­ла­га­ет­ся, что пар­ла­мент Шве­ции уже в ско­ром вре­ме­ни наде­лит свое пра­ви­тель­ство необ­хо­ди­мы­ми пол­но­мо­чи­я­ми, а вот с чеш­ским пар­ла­мен­том вопрос оста­ет­ся откры­тым: как извест­но, в дан­ный момент в нем пре­об­ла­да­ют еврос­кеп­ти­ки, опа­са­ю­щи­е­ся слиш­ком уж силь­ной при­вяз­ки стра­ны к евро­пей­ско­му центру.

Тем не менее осталь­ные стра­ны ЕС реши­ли при­мкнуть к «Мер­ко­зи» и под­чи­нить­ся новой, как шутит евро­пей­ская прес­са, «истин­но немец­кой» финан­со­вой дис­ци­плине, пред­ло­жен­ной Фран­ци­ей и ФРГ. «Это очень важ­ный резуль­тат, — под­черк­ну­ла в сво­ем выступ­ле­нии Анге­ла Мер­кель, — так как теперь мы можем извлечь уро­ки из недав­не­го про­шло­го и пока­зать, что Евро­па в состо­я­нии учить­ся на сво­их ошиб­ках. К сожа­ле­нию, евро как валю­та в послед­нее вре­мя во мно­гом поте­рял дове­рие, и я наде­юсь, что сего­дняш­ние реше­ния помо­гут нам его восстановить».

«Дол­го­вой тор­моз» и «авто­штра­фы»

В чем же заклю­ча­ют­ся новые пра­ви­ла, кото­рые наме­ре­ны вве­сти в пре­де­лах евро­зо­ны Мер­кель и Сар­ко­зи? В первую оче­редь, в состав так назы­ва­е­мо­го «фис­каль­но­го пак­та» дол­жен вой­ти зафик­си­ро­ван­ный зако­но­да­тель­но каж­дым госу­дар­ством евро­груп­пы так назы­ва­е­мый «дол­го­вой тор­моз» — пакет зако­нов, запре­ща­ю­щий пре­вы­шать опре­де­лен­ную, общую для всех план­ку уве­ли­че­ния госдол­га. В Гер­ма­нии такой «тор­моз» дей­ству­ет уже дав­ным-дав­но, а в этом году подоб­ное же регу­ли­ро­ва­ние было при­ня­то во Франции.

Кро­ме того, те стра­ны, кото­рые пре­вы­сят план­ку дефи­ци­та гос­бюд­же­та, долж­ны будут авто­ма­ти­че­ски под­верг­нуть­ся штраф­ным санк­ци­ям. В дан­ный момент, соглас­но дей­ству­ю­щим в ЕС пра­ви­лам, эта план­ка состав­ля­ет 3% от годо­во­го ВВП стра­ны, одна­ко если то или иное госу­дар­ство этот порог пре­вы­ша­ет — оно не несет авто­ма­ти­че­ски за это ответ­ствен­но­сти, его лишь «стро­го пре­ду­пре­жда­ют» и дают воз­мож­ность «испра­вить­ся». Теперь, по мне­нию «тан­де­ма Мер­ко­зи», с этой прак­ти­кой сле­ду­ет покон­чить и нака­за­ние «греш­ни­кам» — штраф — долж­но сле­до­вать немед­лен­но, как толь­ко дефи­цит их гос­бюд­же­та пре­вы­сит 3%.

«Дол­го­вой тор­моз» стал клю­че­вым тре­бо­ва­ни­ем, выдви­ну­тым Бер­ли­ном и Пари­жем на этом сам­ми­те. Соглас­но про­ек­ту ито­го­вой резо­лю­ции, каж­дая стра­на евро­груп­пы обя­зу­ет­ся встро­ить его в свою Кон­сти­ту­цию или в соот­вет­ству­ю­щий закон. Базо­вые прин­ци­пы это­го инстру­мен­та долж­на раз­ра­бо­тать Евро­ко­мис­сия, а Евро­пей­ско­му суду пору­ча­ет­ся сле­дить за их испол­не­ни­ем и за соот­вет­стви­ем им наци­о­наль­ных законодательств.

Таким обра­зом, назна­че­ние санк­ций за нару­ше­ние той или иной стра­ной этих прин­ци­пов будет зави­сеть от обще­ев­ро­пей­ской судеб­ной инстан­ции не от Евро­ко­мис­сии, как сей­час) и оста­нов­ле­но оно может быть исклю­чи­тель­но ква­ли­фи­ци­ро­ван­ным боль­шин­ством голо­сов стран-участ­ниц не про­стым боль­шин­ством, как в дан­ный момент).

Так­же в про­ек­те резо­лю­ции сам­ми­та содер­жит­ся, по край­ней мере, тео­ре­ти­че­ская воз­мож­ность созда­ния евро­бон­дов или обще­ев­ро­пей­ских цен­ных бумаг, ответ­ствен­ность за кото­рые была бы рас­пре­де­ле­на по всем стра­нам евро­зо­ны — про­ект, от кото­ро­го до послед­ней секун­ды все­ми сила­ми откре­щи­ва­лась Анге­ла Меркель.

Впро­чем, лиде­ры стран ЕС реши­ли под­черк­нуть, что само назва­ние «евро­бон­ды» ни в коем слу­чае не будет исполь­зо­ва­но, так как в дан­ный момент ни евро­зо­на, ни Евро­со­юз попро­сту не име­ют закон­но­го пра­ва на про­ве­де­ние неко­ей общей кре­дит­ной поли­ти­ки. Для это­го при­шлось бы менять Базо­вый дого­вор Евро­со­ю­за (Лис­са­бон­ский договор).

Стра­ны евро­груп­пы при­ни­ма­ют на себя еще одно обя­за­тель­ство — удер­жи­вать струк­тур­ный дефи­цит сво­их бюд­же­тов в мак­си­маль­ных рам­ках не более 0,5% от годо­во­го ВВП. Струк­тур­ный дефи­цит не сле­ду­ет путать с общим бюд­жет­ным — при его под­сче­те обыч­но не при­ни­ма­ют­ся во вни­ма­ние конъ­юнк­тур­ные эффек­ты и непред­ви­ден­ные обстоятельства.

Пред­по­ла­га­ет­ся так­же, что новый, дол­го­сроч­ный анти­кри­зис­ный евро­пей­ский фонд ESM всту­пит в дей­ствие не через пол­то­ра года, как это преду­смат­ри­ва­лось ранее, а уже через пол­го­да, в сере­дине 2012-го. В свою оче­редь, Меж­ду­на­род­ный валют­ный фонд «потол­сте­ет» допол­ни­тель­но на 200 млрд евро, предо­став­лен­ных евро­пей­ца­ми спе­ци­аль­но для того, что­бы МВФ имел воз­мож­ность участ­во­вать в спа­се­нии «кри­зис­ных» стран евро­зо­ны — об этом заявил пре­зи­дент Евро­со­ве­та Хер­ман Ван Ромпей.

Евро­па двух скоростей

Таким обра­зом, мож­но кон­ста­ти­ро­вать, что евро­пей­цы реши­ли все­рьез «затя­нуть поя­са» и сооб­ща при­сту­пить к эко­но­мии средств, подоб­ной кото­рой, пожа­луй, исто­рия Евро­со­ю­за еще не зна­ла. К сожа­ле­нию, тот факт, что к это­му реше­нию не при­со­еди­нил­ся ряд стран, и в первую оче­редь, столь серьез­ная вели­чи­на, как Вели­ко­бри­та­ния, сле­ду­ет рас­це­ни­вать как тяже­лый удар по все­му Евросоюзу.

Пер­вые ком­мен­та­рии, кото­рые мож­но про­честь сего­дня на стра­ни­цах евро­пей­ской прес­сы, о том, что Евро­со­юз фак­ти­че­ски пре­вра­ща­ет­ся в ту самую «Евро­пу двух ско­ро­стей», о кото­рой еще восемь лет назад пре­ду­пре­ждал экс-канц­лер ФРГ Гер­хард Шре­дер: груп­пу стран, пол­ным ходом иду­щих к цен­тра­ли­за­ции сво­их эко­но­мик, и еще одну груп­пу, за этой цен­тра­ли­за­ци­ей попро­сту не успевающих.

Впро­чем, как заме­ча­ют ком­мен­та­то­ры, подоб­ный исход все же еще не пред­опре­де­лен. Дело в том, что бри­тан­ский пре­мьер-министр Дэвид Кэме­рон в дан­ный момент ока­зал­ся под серьез­ней­шим дав­ле­ни­ем сто­рон­ни­ков «обще­ев­ро­пей­ско­го реше­ния» внут­ри соб­ствен­ной пар­тии. Еще перед нача­лом сам­ми­та он дал понять, что согла­сие Вели­ко­бри­та­нии на пред­ло­же­ния Фран­ции и Гер­ма­нии — вещь не невоз­мож­ная, а лишь труд­но­до­сти­жи­мая. Мол, если бри­тан­цам будут предо­став­ле­ны опре­де­лен­ные льго­ты и осо­бые пра­ва — вполне воз­мож­но, что они пере­ду­ма­ют и при­со­еди­нят­ся ко всем остальным.

По сути, Кэме­рон пыта­ет­ся вытор­го­вать для сво­ей стра­ны осо­бое поло­же­ние внут­ри Евро­со­ю­за — так же, как в свое вре­мя это сде­ла­ла его пред­ше­ствен­ни­ца Мар­га­рет Тэт­чер. Дру­гое дело, что теперь офи­ци­аль­ная «желез­ная леди» Евро­со­ю­за не она, а Анге­ла Мер­кель, не настро­ен­ная усту­пать тре­бо­ва­ни­ям с Дау­нинг-стрит. «Наши пред­ло­же­ния оста­ют­ся в силе для всех, кто не захо­тел при­нять их пря­мо сей­час, — под­черк­ну­ла она в сво­ем выступ­ле­нии, — одна­ко мы про­сто не име­ем воз­мож­но­сти осу­ществ­лять инди­ви­ду­аль­ный под­ход к каж­до­му. Эти пра­ви­ла — для всех, кто захо­чет их выполнять».

Original post:
Две ско­ро­сти одно­го Евросоюза

архивные статьи по теме

Со штыком и на штыке. Как и почему Муаммар Каддафи потерял народную любовь

Editor

За аресты в ответе Назарбаев

Плевать на закон недопустимо