16 C
Астана
20 июля, 2024
Image default

Гудбай, Америка?

Пре­зи­дент США Барак Оба­ма демон­стра­тив­но отка­зал­ся от встре­чи с пре­зи­ден­том Рос­сии Вла­ди­ми­ром Пути­ным в сен­тяб­ре в Москве. Не будет и лич­ной встре­чи двух пре­зи­ден­тов на полях G20 в Санкт-Петер­бур­ге. Подоб­но­го похо­ло­да­ния не было даже во вре­ме­на Рей­га­на, объ­явив­ше­го СССР «импе­ри­ей зла», но от встреч с Гор­ба­че­вым не отказывавшегося. 

Экс­пер­ты вспо­ми­на­ют, что послед­ний раз нечто подоб­ное про­изо­шло во вре­ме­на Ники­ты Хру­ще­ва. Поче­му Путин так невзлю­бил Аме­ри­ку, что дви­жет им? The New Times обра­тил­ся к экс­пер­там по обе сто­ро­ны океана.

В пер­вые годы прав­ле­ния Пути­на его отно­ше­ния с США отли­ча­лись отно­си­тель­ной гар­мо­ни­ей. Он начал с того, что заго­во­рил об укреп­ле­нии свя­зей с НАТО, был пер­вым, кто позво­нил пре­зи­ден­ту Бушу после тра­ге­дии 11 сен­тяб­ря и предо­ста­вил вполне прак­ти­че­скую помощь во вре­мя аме­ри­кан­ской опе­ра­ции в Афга­ни­стане. Сдвиг начал­ся после «цвет­ных рево­лю­ций» на Укра­ине, в Гру­зии и Кир­ги­зии, кото­рые Путин рас­це­нил как стрем­ле­ние аме­ри­кан­цев вытес­нить Рос­сию из зоны ее инте­ре­сов. Резуль­та­том была его мюн­хен­ская речь. При­ход ново­го пре­зи­ден­та, Бара­ка Оба­мы, в Белый дом Путин — хотя фор­маль­но он и не был в тот момент пре­зи­ден­том, но по-преж­не­му все кон­тро­ли­ро­вал, — вос­при­нял как воз­мож­ность «пере­за­гру­зить» отно­ше­ния с США и попра­вить ошиб­ки преж­ней адми­ни­стра­ции. Резуль­тат был двой­ствен­ный: с одной сто­ро­ны, Оба­ма про­де­мон­стри­ро­вал, что у него нет инте­ре­са к пост­со­вет­ско­му про­стран­ству, и скор­рек­ти­ро­вал пла­ны США в отно­ше­нии ПРО в Евро­пе — это было хоро­шо, с дру­гой — бом­беж­ки Ливии с целью сме­ны там режи­ма — это было одно­знач­но плохо.

Разо­ча­ро­ва­ние

Вер­нув­шись в Кремль, Путин обви­нил США в том, что они вле­за­ют во внут­рен­ние дела Рос­сии, Госдеп — в том, что он финан­си­ру­ет про­те­сты, и обру­шил­ся на тех, кого он окре­стил «ино­стран­ны­ми аген­та­ми». Офи­ци­аль­ный анти­аме­ри­ка­низм стал глав­ной чер­той его ново­го пре­зи­дент­ско­го сро­ка. Мож­но кон­ста­ти­ро­вать, что за 12 лет сво­е­го нахож­де­ния у вла­сти Путин поте­рял какие-либо доб­рые чув­ства к США, кото­рые были у него в самом нача­ле его прав­ле­ния, рав­но как и сим­па­тию к Европе. /…/

С само­го нача­ла «араб­ской вес­ны» Вла­ди­мир Путин счи­тал аме­ри­кан­скую поли­ти­ку на Ближ­нем Восто­ке невер­ной, бес­прин­цип­ной и опас­ной, а все попыт­ки США про­счи­тать ситу­а­цию или вме­шать­ся в нее были, с его точ­ки зре­ния, чудо­вищ­ны. /…/ К при­ме­ру, убеж­дая обще­ствен­ность в готов­но­сти егип­тян при­нять демо­кра­ти­че­ские пра­ви­ла игры, США в основ­ном были оза­бо­че­ны защи­той сво­их гео­по­ли­ти­че­ских инте­ре­сов, вклю­чая мир меж­ду Егип­том и Изра­и­лем и нави­га­цию через Суэц­кий канал.

Даже воен­ный пере­во­рот 3 июля 2013 года Вашинг­тон отка­зал­ся при­знать пере­во­ро­том, что­бы мож­но было лице­мер­но обой­ти аме­ри­кан­ское зако­но­да­тель­ство, запре­ща­ю­щее в таких слу­ча­ях ока­зы­вать (зару­беж­ной стране) воен­ную помощь, клю­че­вой инстру­мент вли­я­ния США. /…/ В Ливии Барак Оба­ма при­нял реше­ние о воен­ном вме­ша­тель­стве вопре­ки сове­там соб­ствен­ных воен­ных — это было сде­ла­но, дабы сохра­нить лицо перед выбо­ра­ми в Аме­ри­ке, а так­же под­дер­жать союз­ни­ков в Евро­пе и араб­ском мире. /…/ По сло­вам Пути­на, в резуль­та­те Ливия пере­ста­ла суще­ство­вать как государство.

Но наи­бо­лее оче­вид­ным обра­зом про­ва­лы аме­ри­кан­ской внеш­ней поли­ти­ки про­яви­лись для Пути­на в Сирии. США руко­вод­ство­ва­лись не жела­ни­ем создать демо­кра­ти­че­скую Сирию — они пред­при­ня­ли попыт­ку отнять у Ира­на важ­ней­ше­го союз­ни­ка в реги­оне. Демо­кра­тия была лишь сред­ством дости­же­ния этой цели. А для уста­нов­ле­ния демо­кра­тии в Сирии Аме­ри­ка высту­пи­ла в сою­зе с одни­ми из самых авто­ри­тар­ных госу­дарств в мире — Сау­дов­ской Ара­ви­ей и Ката­ром. Для Пути­на прин­ци­пы наци­о­наль­но­го суве­ре­ни­те­та и невме­ша­тель­ства пре­вы­ше все­го. «Не забы­вай­те Ливию», — инструк­ти­ро­вал он рос­сий­ских дипло­ма­тов в ООН, при­зы­вая их не обра­щать вни­ма­ния на под­го­тов­ку оче­ред­но­го гума­ни­тар­но­го «кре­сто­во­го похода».

Вряд ли Башар Асад вхо­дит в чис­ло близ­ких дру­зей Пути­на: «Он чаще посе­щал Париж и Лон­дон, чем Моск­ву», — язви­тель­но заме­тил одна­жды Путин. С его точ­ки зре­ния, воору­жен­ная сирий­ская оппо­зи­ция, в отли­чие от ее сла­бо­го поли­ти­че­ско­го кры­ла, управ­ля­ет­ся «Аль-Каи­дой». Помощь этим силам в захва­те вла­сти в важ­ней­шей араб­ской стране при­ве­дет к пре­вра­ще­нию ее в плац­дарм для тер­ро­ри­сти­че­ских опе­ра­ций в реги­оне и за его пре­де­ла­ми. В Мали, под­ме­тил Путин, Запад борет­ся про­тив тех же самых груп­пи­ро­вок, кото­рым помо­га­ет в Сирии.

В мае Путин был готов вме­сте с США оста­но­вить сирий­скую вой­ну. Для рос­сий­ско­го лиде­ра, одна­ко, не шло речи о том, что­бы вме­сте с США сме­стить Аса­да с пре­зи­дент­ско­го поста. Его рецепт был прост: Москва и Вашинг­тон рабо­та­ют рука об руку и на рав­ных, они орга­ни­зу­ют мир­ную кон­фе­рен­цию для пред­ста­ви­те­лей режи­ма и оппо­зи­ци­он­ных сил, они предо­став­ля­ют сирий­цам пра­во выби­рать буду­щее для их стра­ны и дета­ли сме­ны вла­сти. Но США пред­ло­же­ния Пути­на не понра­ви­лись. Путин со сво­ей сто­ро­ны не был согла­сен с реше­ни­я­ми Вашинг­то­на. Не сто­ит удив­лять­ся, что кон­фе­рен­ция «Женева‑2» не состо­ит­ся. По край­ней мере в бли­жай­шем будущем.

Сирия — пока­за­тель­ный при­мер отно­ше­ний меж­ду США и Рос­си­ей. Дело Сно­уде­на еще боль­ше сгу­сти­ло крас­ки. Твер­дая пози­ция Пути­на: ника­кой экс­тра­ди­ции бег­ле­ца в США. /…/ Кремль тут же вспом­нил о рос­си­я­нах, отбы­ва­ю­щих сро­ки в аме­ри­кан­ской тюрь­ме (лет­чик Кон­стан­тин Яро­шен­ко и пред­при­ни­ма­тель Вик­тор Бут. — The New Times) по спор­ным обви­не­ни­ям, а так­же о быв­ших чечен­ских бое­ви­ках, кото­рых Рос­сия обви­ня­ет в тер­ро­ри­сти­че­ской дея­тель­но­сти и кото­рым США предо­ста­ви­ли поли­ти­че­ское убежище.

Путин счи­та­ет, что США сби­лись с пра­виль­но­го пути, а Евро­со­юз тако­во­го и вовсе не нашел. Он видит Аме­ри­ку и Рос­сию куль­тур­ны­ми анта­го­ни­ста­ми, а c точ­ки зре­ния базо­вых цен­но­стей Рос­сия для него в боль­шей сте­пе­ни евро­пей­ская стра­на, чем сего­дняш­ний Евросоюз. /…/

Один про­тив всех

В срав­не­нии с гла­ва­ми боль­шин­ства веду­щих госу­дарств, в осо­бен­но­сти в демо­кра­ти­че­ских стра­нах, Путин, с его цар­ской по объ­е­му вла­стью и опы­том в миро­вой поли­ти­ке, выгля­дит вну­ши­тель­ной поли­ти­че­ской фигу­рой. Ему порой при­пи­сы­ва­ют­ся каче­ства, кото­ры­ми не обла­да­ет ни один из совре­мен­ных запад­ных лиде­ров: стра­те­ги­че­ское мыш­ле­ние, исто­ри­че­ская память и целе­устрем­лен­ность. Пути­на часто пред­став­ля­ют гросс­мей­сте­ром, пре­вос­хо­дя­щим дру­гих игро­ков, даже если поло­же­ние на дос­ке не в его пользу.

И прав­да, Путин толь­ко выиг­ры­ва­ет от срав­не­ния. Совре­мен­ные запад­ные лиде­ры и в Аме­ри­ке, и в Евро­пе часто весь­ма посред­ствен­ны. Его лич­ные заслу­ги, осо­бен­но по срав­не­нию с про­шлы­ми рос­сий­ски­ми лиде­ра­ми, будь то во вре­ме­на СССР или Рос­сий­ской импе­рии, дела­ют его реаль­ной фигу­рой. Путин сумел сохра­нить Рос­сию еди­ной, и до сих пор ему уда­ва­лось одер­жи­вать верх над сво­и­ми сопер­ни­ка­ми; он удач­но рас­по­ря­жал­ся неф­тя­ны­ми день­га­ми и пола­га­ет, что нашел фор­му­лу управ­ле­ния стра­ной: авто­ри­та­ризм с мол­ча­ли­во­го согла­сия насе­ле­ния; в кон­це кон­цов, он поло­жил конец пост­со­вет­ской зави­си­мо­сти Рос­сии от Запада.

Впро­чем, про­бле­мы, сто­я­щие перед Рос­си­ей, толь­ко услож­ня­ют­ся как внут­ри стра­ны, так и на меж­ду­на­род­ной арене. Что­бы спра­вить­ся с ними, он выбрал путь кон­сер­ва­тиз­ма, даже тра­ди­ци­о­на­лиз­ма, что может быть невер­ной став­кой в быст­ро меня­ю­щем­ся мире. Одно дело рассо­рить­ся с Вашинг­то­ном на фоне пото­ка неф­тя­ных денег, дру­гое — сдер­жи­вать рас­ту­щую геге­мо­нию Китая… Путин одна­жды заме­тил сар­ка­сти­че­ски, что после смер­ти Ган­ди, мол, и пого­во­рить не с кем. В каж­дой шут­ке есть толь­ко доля шут­ки. Царь Вла­ди­мир верит в свою Богом дан­ную мис­сию и боль­ше не ходит рядом с про­сты­ми смертными. /…/

Запад­ные стра­ны, и США в том чис­ле, без­услов­но пере­жи­ва­ют кри­зис систе­мы управ­ле­ния. Люди пере­ста­ют дове­рять не толь­ко госу­дар­ствен­ным, но и част­ным инсти­ту­там, бан­кам, прес­се. Систе­ма, пока­зав­шая свою эффек­тив­ность во вре­мя холод­ной вой­ны, сего­дня ста­вит­ся под вопрос не толь­ко граж­да­на­ми стран Запа­да — она во мно­гих слу­ча­ях не может боль­ше быть при­ме­ром для осталь­но­го мира.

Путин понял это. Он исполь­зу­ет новую реаль­ность для защи­ты сво­ей соб­ствен­ной систе­мы, кото­рую я назы­ваю пути­низ­мом. Ведь гораз­до лег­че защи­щать прин­ци­пы вер­ти­каль­ной вла­сти, суве­рен­ной демо­кра­тии, когда аль­тер­на­тив­ная систе­ма — на Запа­де — пере­ста­ет быть привлекательной.

Мы про­хо­дим через опре­де­лен­ную сту­пень в раз­ви­тии чело­ве­че­ства, когда все круп­ные стра­ны пере­жи­ва­ют труд­ные вре­ме­на. В Китае еже­год­но реги­стри­ру­ет­ся поряд­ка 200 тыс. выступ­ле­ний про­тив вла­стей. Мы видим, как скла­ды­ва­ет­ся ситу­а­ция на Ближ­нем Восто­ке — в Егип­те, Сирии. Даже Тур­ция, кото­рая еще несколь­ко меся­цев назад была при­ме­ром для ислам­ско­го мира, сего­дня вошла в пери­од неста­биль­но­сти из-за авто­ри­тар­ных зама­шек пре­мье­ра Эрдогана.

Раз­рыв ценностей

Но и Рос­сии тоже нечем осо­бен­но похва­стать­ся. Кста­ти, Билл Клин­тон, после того как летом 2000 года встре­тил­ся с толь­ко что избран­ным пре­зи­ден­том Пути­ным, в при­ват­ном раз­го­во­ре ска­зал Бори­су Ель­ци­ну, что у Пути­на «нет демо­кра­тии в серд­це». Ель­цин отве­тил ему, что наде­ет­ся, что это не так, и сде­ла­ет все от него зави­ся­щее. Но Клин­тон ока­зал­ся прав: если рань­ше каза­лось, что Путин был про­сто шир­мой для раз­ных кла­нов — сило­ви­ков, оли­гар­хов, то сего­дня ста­ло ясно: все кру­тит­ся вокруг его лич­ной вла­сти, важ­ней­шие реше­ния в стране при­ни­ма­ют­ся в одном каби­не­те. Эта модель управ­ле­ния стра­ной — одна из при­чин, поче­му рос­сий­ско-аме­ри­кан­ские отно­ше­ния сего­дня идут вспять.

Аме­ри­ка — госу­дар­ство идеи. Наши цен­но­сти про­пи­са­ны в Кон­сти­ту­ции и в Декла­ра­ции Неза­ви­си­мо­сти. И мы про­еци­ру­ем эти цен­но­сти на меж­ду­на­род­ную поли­ти­ку, мы хотим раз­де­лять с наши­ми парт­не­ра­ми не толь­ко общие инте­ре­сы, но и общие цен­но­сти. Сего­дня этих общих цен­но­стей с Рос­си­ей ста­но­вит­ся все меньше.

Часто кажет­ся, что Путин про­сто зло­рад­ству­ет. Ему нра­вит­ся, когда у дру­гих непри­ят­но­сти, он полу­ча­ет от это­го удо­воль­ствие. Про­бле­ма в том, что если Запад пере­жи­ва­ет кри­зис, пыта­ясь най­ти пути даль­ней­ше­го раз­ви­тия, то путин­ская Рос­сия уве­рен­но шага­ет назад, во вре­ме­на СССР, в том чис­ле и во внеш­ней поли­ти­ке. Это абсурд — думать, что глав­ные угро­зы Рос­сии идут с Запа­да, а страш­нее вра­га, чем НАТО, нет. На самом деле самые серьез­ные опас­но­сти для Рос­сии на Восто­ке, на Юге и… в зеркале.

На Восто­ке — Китай: при насе­ле­нии 1,4 млрд чело­век эта стра­на с вожде­ле­ни­ем смот­рит на мало­за­се­лен­ные зем­ли на севе­ре и на при­род­ные ресур­сы, в кото­рых она ост­ро нуж­да­ет­ся. Клас­си­че­ский гео­по­ли­ти­че­ский рецепт для конфликта.

На Юге — ради­каль­ный ислам. Но кон­фликт может слу­чить­ся и внут­ри рос­сий­ских гра­ниц — это к вопро­су о зер­ка­ле: мне было слож­нее в 1988 году пред­ста­вить рас­пад Сою­за, чем сего­дня отде­ле­ние Север­но­го Кавказа.

Не Сно­уде­ном единым

Что каса­ет­ся Сно­уде­на и отме­ны рос­сий­ско-аме­ри­кан­ско­го сам­ми­та, я уве­рен, что Сно­уден — вовсе не глав­ная при­чи­на. Да, обе стра­ны мно­го дров нало­ма­ли в этом деле: аме­ри­кан­цы слиш­ком рас­кри­ча­лись, рус­ские вля­па­лись, сами того не желая, и теперь не зна­ют, что с ним делать. Но сам­ми­ты из-за таких вещей не отменяются.

Встре­чи на выс­шем уровне про­во­дят­ся для того, что­бы добить­ся резуль­та­тов и что­бы послать миру опре­де­лен­ные сиг­на­лы. Их, прав­да, посы­ла­ют хозя­е­ва. Но гостю долж­но быть ком­форт­но от сиг­на­лов, кото­рые посы­ла­ют­ся в его присутствии.

Оба­ме было ясно, что ни по одной из клю­че­вых про­блем — а имен­но тор­гов­ля и инве­сти­ции, Сирия (а это очень боль­шая про­бле­ма), ядер­ная без­опас­ность (дого­вор СНВ) — с Пути­ным дого­во­рить­ся не удаст­ся. Так зачем ему терять свое вре­мя и жерт­во­вать пре­сти­жем ради встре­чи, кото­рая не при­не­сет поло­жи­тель­ных результатов?

Источ­ник: Жур­нал Новое время

Читать ори­ги­нал статьи: 

Гуд­бай, Америка?

архивные статьи по теме

«Назарбаев, кет!» Призывы к уходу «лидера нации» на митинге за реформы

Editor

Эксперты: Выгоду от расширения ТС Казахстан может извлечь лишь в будущем

Суд над Мухтаром Аблязовым во Франции будет завтра