-9 C
Астана
16 января, 2021
Image default

Грязные деньги: может ли Великобритания позволить себе отказаться от клептократии?

Гряз­ные день­ги: может ли Вели­ко­бри­та­ния поз­во­лить себе отка­зать­ся от клеп­то­кра­тии?
После эко­но­ми­че­ско­го спа­да, вызван­но­го коро­на­ви­ру­сом и Брек­си­том, у Вели­ко­бри­та­нии, воз­мож­но, не будет дру­го­го выбо­ра, кро­ме как еще боль­ше закры­вать гла­за на этот при­ток ино­стран­ной налич­но­сти, пишет Том Мейн.

Гряз­ные день­ги: может ли Вели­ко­бри­та­ния поз­во­лить себе отка­зать­ся от клеп­то­кра­тии?
После эко­но­ми­че­ско­го спа­да, вызван­но­го коро­на­ви­ру­сом и Брек­си­том, у Вели­ко­бри­та­нии, воз­мож­но, не будет дру­го­го выбо­ра, кро­ме как еще боль­ше закры­вать гла­за на этот при­ток ино­стран­ной налич­но­сти, пишет Том Мейн.

Недав­ний скан­дал с FinCEN, в ходе кото­ро­го про­изо­шла утеч­ка кон­фи­ден­ци­аль­ных бан­ков­ских отче­тов, поз­во­лил нам загля­нуть за зана­вес на огром­ные сум­мы сомни­тель­ных средств, кото­рые про­хо­дят через нашу финан­со­вую систе­му.
Про­со­чив­ши­е­ся фай­лы не толь­ко пере­во­дят день­ги для мошен­ни­ков и нар­ко­ди­ле­ров, но и пока­зы­ва­ют, как сомни­тель­ные чинов­ни­ки из оча­гов кор­руп­ции пере­во­дят мил­ли­о­ны из сво­их стран через неко­то­рые из круп­ней­ших бан­ков мира.  Эти стра­ны часто назы­ва­ют «клеп­то­кра­ти­ей», когда пра­вя­щая эли­та зло­упо­треб­ля­ет сво­ей вла­стью, что­бы зара­бо­тать неве­ро­ят­ные состо­я­ния на при­род­ных ресур­сах стра­ны.
Пере­вод сомни­тель­но­го капи­та­ла в Евро­пу и Аме­ри­ку от клеп­то­кра­тии не толь­ко лиша­ет людей, живу­щих в этих стра­нах, столь необ­хо­ди­мых дохо­дов, но и пред­став­ля­ет собой, по сло­вам Тома Бер­джи­са, авто­ра недав­ней кни­ги «Клеп­то­пия: как гряз­ные день­ги поко­ря­ют мир».  Мир — «при­ва­ти­за­ция самой вла­сти».  Про­дол­жа­ю­щи­е­ся про­те­сты в Бела­ру­си под­чер­ки­ва­ют тес­ную связь меж­ду клеп­то­кра­ти­ей и отсут­стви­ем поли­ти­че­ской сво­бо­ды: по одной из оце­нок, с момен­та при­хо­да к вла­сти пре­зи­дент Алек­сандр Лука­шен­ко и его окру­же­ние неза­кон­но при­сво­и­ли у бело­рус­ско­го наро­да 10 мил­ли­ар­дов долларов.

Но поток изво­рот­ли­вых денег так­же ока­зы­ва­ет раз­ру­ши­тель­ное воз­дей­ствие на юрис­дик­ции, в кото­рых они попа­да­ют: на мне­ние зако­но­да­те­лей вли­я­ют тене­вые лоб­би­сты;  опла­чи­ва­е­мые ста­тьи в запад­ных СМИ рису­ют радуж­ные кар­ти­ны кор­рум­пи­ро­ван­ных дик­та­тур;  цены на жилье иска­жа­ют­ся при­то­ком неза­кон­но­го ино­стран­но­го капи­та­ла (на это ука­зы­вал в 2015 году дирек­тор по эко­но­ми­че­ским пре­ступ­ле­ни­ям Наци­о­наль­но­го агент­ства по борь­бе с пре­ступ­но­стью Вели­ко­бри­та­нии (NCA), гово­ря о заоб­лач­ных ценах на недви­жи­мость в Лон­доне).  Поэто­му неуди­ви­тель­но, что Лон­дон назы­ва­ют миро­вой сто­ли­цей по отмы­ва­нию денег, и он высту­па­ет в каче­стве клю­че­во­го цен­тра для цело­го ряда «при­врат­ни­ков» — бан­ки­ров, аген­тов по недви­жи­мо­сти, постав­щи­ков услуг ком­па­ний, аген­тов по свя­зям с обще­ствен­но­стью, лоб­би­стов и юри­стов.  — что клеп­то­кра­там нуж­но помо­гать скры­вать свои нечест­ные дохо­ды.
Бри­тан­ское пра­ви­тель­ство заяв­ля­ет, что оно стре­мит­ся иско­ре­нить кор­руп­цию, но в све­те доволь­но мрач­ных про­гно­зов буду­ще­го эко­но­ми­ки из-за двой­но­го уда­ра Кови­да и Брек­си­та, мы долж­ны задать­ся вопро­сом, будет ли это обя­за­тель­ство по-преж­не­му вос­при­ни­мать­ся серьез­но.  Есть пре­це­дент, когда Вели­ко­бри­та­ния боль­ше бес­по­ко­и­лась о чистой при­бы­ли, чем о при­вле­че­нии к ответ­ствен­но­сти тех, кто несет ответ­ствен­ность за неза­кон­ные финан­со­вые пото­ки: в сен­тяб­ре 2012 года тогдаш­ний канц­лер Джордж Осборн попы­тал­ся повли­ять на рас­сле­до­ва­ние в США обви­не­ний в отмы­ва­нии денег в HSBC, когда он намек­нул, что  банк может при­ве­сти к ново­му финан­со­во­му кри­зи­су.  В аме­ри­кан­ском отче­те за 2016 год даже утвер­жда­лось, что Управ­ле­ние финан­со­вых услуг Вели­ко­бри­та­нии пре­пят­ство­ва­ло рас­сле­до­ва­нию HSBC.

Пра­ви­тель­ствен­ные чинов­ни­ки ука­жут на тот факт, что в послед­ние годы в Вели­ко­бри­та­нии было при­ня­то боль­шое коли­че­ство зако­нов, направ­лен­ных на повы­ше­ние про­зрач­но­сти и затруд­не­ние для пре­ступ­ни­ков и поли­ти­че­ски зна­чи­мых лиц в сокры­тии неза­кон­но полу­чен­ных дохо­дов.  Напри­мер, Вели­ко­бри­та­ния была одной из пер­вых стран в мире, внед­рив­ших реестр «бене­фи­ци­ар­ных вла­дель­цев», в кото­ром фик­си­ру­ют­ся истин­ные вла­дель­цы ком­па­ний, заре­ги­стри­ро­ван­ных здесь.  Одна­ко, учи­ты­вая без­на­деж­ную недо­ста­точ­ность финан­си­ро­ва­ния Реги­стра­ци­он­ной пала­ты, очень мало про­ве­рок пред­став­лен­ной инфор­ма­ции, и никто не пре­сле­ду­ет­ся за предо­став­ле­ние лож­ной инфор­ма­ции (кро­ме, как извест­но, одно­го инфор­ма­то­ра), поэто­му в реест­ре есть такие бене­фи­ци­ар­ные вла­дель­цы, как «г‑н Xxx Ста­лин» и «  Xxx Raven ».  В про­шлом меся­це пра­ви­тель­ство объ­яви­ло о про­ве­де­нии реформ в Реги­стра­ци­он­ной пала­те с целью пре­се­че­ния мошен­ни­че­ства, но сро­ки рас­плыв­ча­ты, и изме­не­ния вво­дят­ся «когда поз­во­ля­ет пар­ла­мент­ское время».

Пра­ви­тель­ство так­же взя­ло на себя обя­за­тель­ство не допу­стить, что­бы вла­дель­цы бри­тан­ской недви­жи­мо­сти скры­ва­лись за ано­ним­ны­ми офшор­ны­ми ком­па­ни­я­ми с вве­де­ни­ем Зако­на о реги­стра­ции ино­стран­ных юри­ди­че­ских лиц.  Такое зако­но­да­тель­ство необ­хо­ди­мо, посколь­ку иссле­до­ва­ния, про­ве­ден­ные непра­ви­тель­ствен­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми, пока­за­ли, что инве­сти­ро­ва­ние в недви­жи­мость — это метод, кото­рый пред­по­чи­та­ют ино­стран­ные офи­ци­аль­ные лица для вво­за сво­их денег в Вели­ко­бри­та­нию. 
Когда Дэвид Кэме­рон объ­явил о наме­ре­нии пра­ви­тель­ства пре­сечь кор­рум­пи­ро­ван­ных ино­стран­цев, инве­сти­ру­ю­щих в недви­жи­мость в 2015 году, он сослал­ся на порт­фель недви­жи­мо­сти, при­над­ле­жа­щий чело­ве­ку из Казах­ста­на, сто­и­мо­стью око­ло 150 мил­ли­о­нов фун­тов стер­лин­гов.
Даль­ней­шие рас­сле­до­ва­ния, про­ве­ден­ные в 2018 году, пока­зы­ва­ют, что зда­ния, в том чис­ле мас­сив­ные офис­ные зда­ния и рос­кош­ные квар­ти­ры, рас­по­ло­жен­ные на зна­ме­ни­той лон­дон­ской Бей­кер-стрит, при­над­ле­жа­ли Дари­ге Назар­ба­е­вой и Нура­ли Али­е­ву, доче­ри и вну­ку тогдаш­не­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на.  Состо­я­ние Назар­ба­е­вой, кото­рая зани­ма­ла в Казах­стане долж­но­сти заме­сти­те­ля пре­мьер-мини­стра и пред­се­да­те­ля Сена­та, оце­ни­ва­ет­ся в 595 мил­ли­о­нов дол­ла­ров.  Адво­ка­ты Назар­ба­е­вой утвер­жда­ют, что она откры­ла свой пер­вый биз­нес в 1992 году и «была одним из мно­гих пред­при­ни­ма­те­лей, кото­рые извлек­ли выго­ду из эко­но­ми­че­ских реформ в Казах­стане в то вре­мя.  Това­ры были при­об­ре­те­ны в соот­вет­ствии с усло­ви­я­ми кон­сиг­на­ци­он­но­го согла­ше­ния, и, соот­вет­ствен­но, началь­ный капи­тал не тре­бо­вал­ся ».  К сожа­ле­нию для тех, кто хочет под­твер­дить эти утвер­жде­ния, «в Казах­стане были пред­при­ня­ты зна­чи­тель­ные уси­лия по поис­ку доку­мен­тов, каса­ю­щих­ся это­го биз­не­са, но с тече­ни­ем вре­ме­ни они боль­ше не доступ­ны.  Одна­ко, по оцен­кам [Назар­ба­е­вой], за этот трех­лет­ний пери­од она зара­бо­та­ла мно­гие мил­ли­о­ны дол­ла­ров (воз­мож­но, 40–45 мил­ли­о­нов дол­ла­ров) ».  Разу­ме­ет­ся, не упо­ми­на­ет­ся тот факт, что в то вре­мя ее отец был пре­зи­ден­том Казах­ста­на, выиг­рав выбо­ры 1991 года, набрав 98,8 про­цен­та голосов.

Все самые бога­тые в Казах­стане явля­ют­ся либо чле­на­ми семьи, либо поли­ти­че­ски­ми союз­ни­ка­ми Назар­ба­е­ва.  Его зять Тимур Кули­ба­ев, состо­я­ние кото­ро­го состав­ля­ет 2,8 мил­ли­ар­да дол­ла­ров, как сооб­ща­ет­ся, купил особ­няк прин­ца Андрея в 2007 году за 15 мил­ли­о­нов фун­тов стер­лин­гов, несмот­ря на то, что он был оце­нен в 12 мил­ли­о­нов фун­тов стер­лин­гов.  Поз­же сооб­ща­лось, что один агент сооб­щил Энд­рю, что дом сто­ит все­го 8 мил­ли­о­нов фун­тов стер­лин­гов на откры­том рын­ке и, воз­мож­но, все­го 6,4 мил­ли­о­на фун­тов стер­лин­гов на аук­ци­оне — мень­ше поло­ви­ны того, за что его купил Кули­ба­ев.  Это место оста­ва­лось забро­шен­ным в тече­ние вось­ми лет, преж­де чем ста­рый дом Энд­рю был сне­сен и постро­ен новый, еще боль­ший особ­няк.  Это даже не един­ствен­ная недви­жи­мость, кото­рой Кули­ба­ев вла­де­ет в Вели­ко­бри­та­нии: в 2007 году он устро­ил насто­я­щий шум, поку­пая дру­гую недви­жи­мость в Вели­ко­бри­та­нии, одна из кото­рых — особ­няк в Мей­ф­э­ре — пусто­ва­ла по край­ней мере 14 лет.

Клеп­то­кра­тия — это нор­ма в Цен­траль­ной Азии, но, похо­же, день­ги все еще нахо­дят спо­соб добрать­ся до бере­гов Вели­ко­бри­та­нии.  Заго­лов­ки ново­стей об Узбе­ки­стане в послед­ние годы были сосре­до­то­че­ны на судеб­ных про­цес­сах про­тив Гуль­на­ры Кари­мо­вой, доче­ри пер­во­го пре­зи­ден­та Узбе­ки­ста­на.  В мар­те 2019 года Мини­стер­ство юсти­ции США рас­кры­ло обви­не­ния про­тив Кари­мо­вой в свя­зи со схе­мой отмы­ва­ния денег и взя­точ­ни­че­ства на сум­му 866 мил­ли­о­нов дол­ла­ров.  Соглас­но обви­не­нию, Кари­мо­ва и ее сорат­ни­ки полу­чи­ли день­ги от ком­па­ний, жела­ю­щих при­об­ре­сти лицен­зии на узбек­ский теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ный биз­нес.  Мно­гое из того, что яко­бы полу­чи­ла Кари­мо­ва, было вло­же­но в меж­ду­на­род­ную недви­жи­мость, с сооб­ще­ни­я­ми о недви­жи­мо­сти во Фран­ции, Швей­ца­рии и Вели­ко­бри­та­нии.  Бри­тан­ское Управ­ле­ние по борь­бе с серьез­ным мошен­ни­че­ством замо­ро­зи­ло три из аре­сто­ван­ных Кари­мо­вой в Лон­доне и его окрест­но­стях, один из кото­рых, особ­няк сто­и­мо­стью 18 млн фун­тов стер­лин­гов в Сур­рее, имел соб­ствен­ное озе­ро для ката­ния на лод­ках и кры­тый бас­сейн.
Пыта­ясь изба­вить­ся от сомни­тель­ных денеж­ных средств от выхо­да на рынок недви­жи­мо­сти, Вели­ко­бри­та­ния вве­ла Орден необъ­яс­ни­мо­го богат­ства (UWO), в соот­вет­ствии с кото­рым поли­ти­че­ски зна­чи­мые люди или лица, подо­зре­ва­е­мые в при­част­но­сти к серьез­ным пре­ступ­ле­ни­ям, долж­ны объ­яс­нять источ­ни­ки богат­ства, исполь­зу­е­мые для покуп­ки в Вели­ко­бри­та­нии.  соб­ствен­ность, ина­че рис­ку­е­те замо­ро­зить ее.  Резуль­та­ты двух издан­ных до сих пор UWO в отно­ше­нии поли­ти­че­ски зна­чи­мых людей рез­ко кон­тра­сти­ру­ют.  Пер­вый касал­ся двух объ­ек­тов недви­жи­мо­сти общей сто­и­мо­стью 22 мил­ли­о­на фун­тов стер­лин­гов, кото­рые при­над­ле­жа­ли Зами­ре Гаджи­е­вой, жене нахо­дя­ще­го­ся в заклю­че­нии бан­ки­ра из Азер­бай­джа­на.  Гаджи­е­ва потра­ти­ла более 16 мил­ли­о­нов фун­тов стер­лин­гов за 10 лет в Harrods, в том чис­ле 32 000 фун­тов стер­лин­гов за один день толь­ко на шоко­лад.  Дело про­тив Гаджи­е­вой было отно­си­тель­но про­стым, посколь­ку она не мог­ла пред­ста­вить доста­точ­ных дока­за­тельств того, что богат­ство ее мужа было закон­ным, и у нее не было соб­ствен­ных зна­чи­тель­ных источ­ни­ков.  Доку­мен­ты, отно­ся­щи­е­ся к делу, поз­во­ли­ли участ­ни­кам кам­па­нии уви­деть, как обсто­ят дела в мире элит­ных финан­сов: даже когда в октяб­ре 2016 года муж Гаджи­е­вой был при­знан винов­ным в Азер­бай­джане по обви­не­нию в финан­со­вых пре­ступ­ле­ни­ях, его ком­па­ния по управ­ле­нию акти­ва­ми про­дол­жа­ла помо­гать ему управ­лять сво­и­ми день­га­ми.  раз­ме­ще­ние на рын­ке дома, постро­ен­но­го его ком­па­ни­ей, с раз­ме­ще­ни­ем объ­яв­ле­ния на веб-сай­те через 10 дней после его осуждения.

Одна­ко, когда в мае 2019 года было пода­но еще одно UWO по трем лон­дон­ским объ­ек­там недви­жи­мо­сти сто­и­мо­стью 80 мил­ли­о­нов фун­тов стер­лин­гов, резуль­тат был совсем дру­гим.  В NCA пола­га­ли, что они были куп­ле­ны на сред­ства, при­об­ре­тен­ные Раха­том Али­е­вым, еще одним зятем Назар­ба­е­ва, кото­рый был най­ден мерт­вым в каме­ре в Австрии в 2015 году в ожи­да­нии суда по делу об убий­стве двух бан­ки­ров в Казах­стане. 
На самом деле недви­жи­мость при­над­ле­жа­ла быв­шей жене Али­е­ва Дари­ге Назар­ба­е­вой и их сыну Нура­ли Али­е­ву.  UWO был уво­лен Высо­ким судом после того, как их адво­ка­ты пред­ста­ви­ли доста­точ­но доку­мен­тов, поз­во­ля­ю­щих пред­по­ло­жить, что это состо­я­ние было закон­ным и не име­ло отно­ше­ния к пре­ступ­ле­ни­ям Али­е­ва.  Одна­ко судья поста­но­вил, что закон­ность богат­ства была уста­нов­ле­на в резуль­та­те рас­сле­до­ва­ний, судеб­ных реше­ний и при­ну­ди­тель­ных мер в Казах­стане.  Это та же стра­на, о кото­рой Госу­дар­ствен­ный депар­та­мент США заявил в 2019 году, что «испол­ни­тель­ная власть рез­ко огра­ни­чи­ла неза­ви­си­мость судеб­ной вла­сти» и что «суще­ство­ва­ла без­на­ка­зан­ность для тех, кто наде­лен вла­стью, а так­же для тех, кто свя­зан с пра­ви­тель­ством или пра­во­охра­ни­тель­ны­ми орга­на­ми».  Дру­ги­ми сло­ва­ми, ни один суд в Казах­стане не будет выно­сить реше­ние про­тив семьи пре­зи­ден­та точ­но так же, как ни один суд в Рос­сии не выне­сет реше­ния про­тив род­ствен­ни­ка Пути­на.  Это реше­ние было встре­че­но с тре­во­гой акти­ви­ста­ми анти­кор­руп­ци­он­ной кам­па­нии.  Петр Зал­ма­ев из Евразий­ской Демо­кра­ти­че­ской Ини­ци­а­ти­вы ска­зал: «Вызы­ва­ет разо­ча­ро­ва­ние то, что судья не при­нял во вни­ма­ние тоталь­ную моно­по­лию на богат­ство в Казах­стане, кото­рой вла­де­ет семья Назар­ба­е­ва и его сорат­ни­ков, моно­по­лия, кото­рая поз­во­ли­ла Дари­ге и Нура­ли неспра­вед­ли­во нако­пить такое богат­ство.  на пер­вом месте.”  Про­вал UWO в дан­ном слу­чае созда­ет мрач­ный пре­це­дент, посколь­ку пред­по­ла­га­ет, что UWO, направ­лен­ные про­тив состо­я­тель­ных ино­стран­ных чинов­ни­ков, будут эффек­тив­ны толь­ко тогда, когда эти люди боль­ше не будут поль­зо­вать­ся защи­той сво­е­го соб­ствен­но­го государства.

Что же тогда оста­ет­ся за пра­во­охра­ни­тель­ны­ми дей­стви­я­ми Вели­ко­бри­та­нии?  Понят­но, что бан­ки — пер­вая линия защи­ты, когда дело дохо­дит до оста­нов­ки отто­ка кор­рум­пи­ро­ван­ных средств.  Неуди­ви­тель­но, что Казах­стан зани­ма­ет вид­ное место в фай­лах FinCEN: бан­ки яко­бы пере­чис­ли­ли в общей слож­но­сти 89 мил­ли­о­нов дол­ла­ров семье Вик­то­ра Хра­пу­но­ва, быв­ше­го мэра круп­ней­ше­го горо­да Казах­ста­на, Алма­ты, при­чем день­ги были пере­ве­де­ны даже после того, как Интер­пол выпу­стил крас­ное уве­дом­ле­ние о его аре­сте.  Хуже того, утвер­жда­ет­ся, что в пери­од с 2008 по 2016 год на сче­та, свя­зан­ные с Мух­та­ром Абля­зо­вым, казах­стан­ским бан­ки­ром, обви­ня­е­мым в мас­со­вом мошен­ни­че­стве, были пере­ве­де­ны неве­ро­ят­ные 666 мил­ли­о­нов дол­ла­ров.  В 2009 году бри­тан­ский судья замо­ро­зил его акти­вы, а в пери­од с нояб­ря 2012 года по март 2013 года бри­тан­ские суды вынес­ли при­го­во­ры на сум­му более 4 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров, но день­ги про­дол­жа­ли посту­пать.  Хра­пу­нов и Абля­зов заяв­ля­ют, что обви­не­ния поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ва­ны после того, как оба чело­ве­ка поссо­ри­лись с руко­вод­ством Казах­ста­на.
Бан­ки будут утвер­ждать, что они сде­ла­ли то, что долж­ны были: поме­тить тран­зак­ции (полу­чив­шие назва­ние «Отче­ты о подо­зри­тель­ной дея­тель­но­сти» или SAR) в FinCEN, кото­рая име­ет воз­мож­ность рас­сле­до­вать и замо­ра­жи­вать сред­ства.  Одна­ко появ­ля­ет­ся все боль­ше сви­де­тельств того, что такой над­зор не в состо­я­нии оста­но­вить боль­шин­ство слу­ча­ев отмы­ва­ния денег.  В Вели­ко­бри­та­нии SAR направ­ля­ют­ся в отдел финан­со­вой раз­вед­ки NCA.  Регу­ли­ру­е­мые отрас­ли, такие как бан­ки, по зако­ну обя­за­ны сооб­щать о тран­зак­ции, если есть подо­зре­ния или све­де­ния об отмы­ва­нии денег.

Хотя в тео­рии это зву­чит хоро­шо, это при­во­дит к «защит­ной» отчет­но­сти — когда бан­ки пыта­ют­ся избе­жать юри­ди­че­ской ответ­ствен­но­сти, выпус­кая SAR.  В 2019 году NCA полу­чи­ло око­ло 478 400 SAR, более 80 про­цен­тов из кото­рых были отправ­ле­ны бан­ка­ми. 
У NCA про­сто нет воз­мож­но­сти рас­сле­до­вать сот­ни тысяч сооб­ще­ний, а это озна­ча­ет, что серьез­ные слу­чаи отмы­ва­ния денег могут про­скольз­нуть через сеть.  Конеч­но, бан­ки могут про­сто отка­зать в авто­ри­за­ции тран­зак­ций, но скан­дал с FinCEN пред­по­ла­га­ет, что бан­ки с радо­стью про­пус­ка­ют день­ги и зара­ба­ты­ва­ют боль­шие комис­сии, исполь­зуя SAR для «при­вив­ки» от юри­ди­че­ской ответ­ствен­но­сти.  Такая систе­ма поз­во­ля­ет клеп­то­кра­там про­цве­тать, посколь­ку они про­цве­та­ют за счет того, что их серые схе­мы усколь­за­ют от вни­ма­ния.  Меж­ду тем, SAR, выдан­ные из дру­гих сек­то­ров, оста­ют­ся низ­ки­ми: в Вели­ко­бри­та­нии 635 заявок были пода­ны аген­та­ми по недви­жи­мо­сти и толь­ко 23 — тра­с­то­вы­ми ком­па­ни­я­ми и постав­щи­ка­ми услуг.  При­зна­вая, что систе­ма не рабо­та­ет, план пра­ви­тель­ства Вели­ко­бри­та­нии по борь­бе с эко­но­ми­че­ски­ми пре­ступ­ле­ни­я­ми на 2019–2022 годы вклю­ча­ет в себя обя­за­тель­ство рефор­ми­ро­вать режим SAR в каче­стве клю­че­во­го результата.

Если вы рабо­та­е­те в регу­ли­ру­е­мой отрас­ли и не пода­е­те SAR, если у вас есть подо­зре­ния или све­де­ния об отмы­ва­нии денег, это оста­ет­ся уго­лов­ным пре­ступ­ле­ни­ем. Тем не менее, судеб­ное пре­сле­до­ва­ние неве­ли­ко: толь­ко три были заре­ги­стри­ро­ва­ны во всех регу­ли­ру­е­мых сек­то­рах — бан­ки, бир­же­вые макле­ры, стра­хо­вые ком­па­нии, бух­гал­те­ры, нало­го­вые кон­суль­тан­ты, аген­ты по недви­жи­мо­сти, постав­щи­ки услуг ком­па­ний, аук­ци­о­ни­сты, кази­но, прак­ти­ку­ю­щие юри­сты — с момен­та при­ня­тия зако­на в 2002 году. Частич­но это свя­за­но с отсут­стви­ем пра­во­при­ме­не­ния, но это так­же ука­зы­ва­ет на про­бле­му в самом законе: труд­но дока­зать, что состав­ля­ет «подо­зре­ние» в отмы­ва­нии денег, осо­бен­но учи­ты­вая, что этот тер­мин не опре­де­лен в законе.

В послед­ние годы замо­ра­жи­ва­ние средств, укра­ден­ных из фон­да 1MDB в Малай­зии, предо­ста­ви­ло граж­дан­ско­му обще­ству при­мер того, как запад­ные пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны могут дей­ство­вать сооб­ща, что­бы помочь вер­нуть укра­ден­ные госу­дар­ствен­ные сред­ства, при этом более 10 стран рабо­та­ют вме­сте, что­бы вер­нуть день­ги и  при­влечь винов­ных к ответ­ствен­но­сти.  Веро­ят­но, имея это в виду, груп­па евразий­ских орга­ни­за­ций граж­дан­ско­го обще­ства недав­но при­зва­ла запад­ные пра­ви­тель­ства сде­лать боль­ше для рас­сле­до­ва­ния средств, похи­щен­ных из их стран.  Тем не менее, воз­мож­но, если бы бан­ки серьез­но отно­си­лись к сво­им обя­зан­но­стям по борь­бе с отмы­ва­ни­ем денег, день­ги нико­гда бы не были пере­ве­де­ны из этих стран.  Как это изме­нить?  Капи­таль­ный ремонт систе­мы SAR, более серьез­ные штра­фы и санк­ции для бан­ков, нару­ша­ю­щих пра­ви­ла, уси­ле­ние кон­тро­ля над «поли­ти­че­ски зна­чи­мы­ми» и судеб­ное пре­сле­до­ва­ние тех бан­ков­ских слу­жа­щих, кото­рые не выяв­ля­ют подо­зри­тель­ные тран­зак­ции.  Это слу­чит­ся?  Жюри отсут­ству­ет, но, учи­ты­вая сгу­ще­ние эко­но­ми­че­ских туч, это крайне сомнительно.

Источ­ник: independent,  неза­ви­си­мый Google перевод 

архивные статьи по теме

Профи в спецслужбах давно уже нет?!

Посеешь ветер – пожнешь бурю

Ертысбаев не завел рака за камень