fbpx

Государственный заказ?

В Казах­стане про­дол­жа­ет­ся суд над быв­шим пресс-сек­ре­та­рем Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, гла­вой Сою­за жур­на­ли­стов Казах­ста­на Сейт­ка­зы Мата­е­вым. Несты­ко­вок в про­цес­се все боль­ше, шан­сов на спра­вед­ли­вый исход все мень­ше

Тре­тью неде­лю в Есиль­ском рай­он­ном суде № 2 Аста­ны рас­смат­ри­ва­ет­ся дело Сейт­ка­зы и Асе­та Мата­е­вых – отца и сына, воз­глав­ля­ю­щих Союз жур­на­ли­стов Казах­ста­на и меж­ду­на­род­ное инфор­ма­ци­он­ное агент­ство Каз­ТАГ соот­вет­ствен­но. Их обви­ня­ют в нару­ше­ни­ях при выпол­не­нии гос­за­ка­за на инфор­ма­ци­он­ное осве­ще­ние эле­мен­тов гос­по­ли­ти­ки, а так­же в неупла­те нало­гов. Про­цесс, несмот­ря на то что суд пыта­ет­ся рас­смот­реть дело ста­ха­нов­ски­ми тем­па­ми, посто­ян­но пре­ры­ва­ет­ся, посколь­ку Сейт­ка­зы Мата­ев на каж­дом новом засе­да­нии чув­ству­ет себя все хуже и хуже, а теперь и вовсе нахо­дит­ся в боль­ни­це в состо­я­нии, кото­рое харак­те­ри­зу­ет­ся меди­ка­ми как пре­д­ин­сульт­ное. Прав­да, сам суд это, похо­же, не очень убеж­да­ет. «Новая газе­та» про­дол­жа­ет сле­дить за клю­че­вы­ми собы­ти­я­ми в одном из самых гром­ких и пока­за­тель­ных судеб­ных про­цес­сов в Казах­стане за послед­ние годы.

Все сред­ства хоро­ши

Если в Рос­сии судеб­ные про­цес­сы, к кото­рым при­ме­ним тер­мин «абсурд­ные», ста­ли в какой-то мере при­выч­ны­ми, то в Казах­стане до послед­не­го момен­та сило­вые струк­ту­ры чаще все­го ста­ра­лись сохра­нять лицо даже в так назы­ва­е­мых «поли­ти­че­ских» делах. Обще­ствен­ных акти­ви­стов Ерме­ка Нарым­ба­е­ва и Сери­к­жа­на Мам­бе­та­ли­на, обви­ня­е­мых в раз­жи­га­нии меж­на­ци­о­наль­ной роз­ни за пере­пост отрыв­ка запре­щен­ной в Казах­стане кни­ги «Ветер с ули­цы», суди­ли гром­ко и с боль­шим скан­да­лом, но потом не про­сто отпу­сти­ли – Ерме­ку Нарым­ба­е­ву даже дали уехать в Укра­и­ну, несмот­ря на запрет выез­да из стра­ны. Жур­на­ли­ста оппо­зи­ци­он­но­го сай­та Nakanune.kz Гузяль Бай­да­ли­но­ву, обви­ня­е­мую по делу о рас­про­стра­не­нии заве­до­мо лож­ной инфор­ма­ции в отно­ше­нии «Каз­ком­мерц­бан­ка», поса­ди­ли на 1,5 года, но почти тут же срок заме­ни­ли на услов­ный, а сум­ма ущер­ба была сни­же­на с 20 мил­ли­о­нов тен­ге до 100 тысяч. Акти­ви­стов, подо­зре­ва­е­мых в пре­ступ­ных дея­ни­ях во вре­мя «земель­ных про­те­стов» в апре­ле-мае это­го года, пока дер­жат под стра­жей, но дело там почти навер­ня­ка пой­дет по той же схе­ме, что и обыч­но: осуж­де­ние – срок – сни­же­ние сро­ка/услов­но-досроч­ное осво­бож­де­ние.

Во всех этих слу­ча­ях во гла­ву угла, оче­вид­но, ста­вит­ся не нака­за­ние как тако­вое, а сама воз­мож­ность это­го нака­за­ния. Одна­ко в слу­чае с быв­шим пресс-сек­ре­та­рем пре­зи­ден­та Казах­ста­на Сейт­ка­зы Мата­е­вым, кото­ро­го фор­маль­но судят за эко­но­ми­че­ские пре­ступ­ле­ния, ситу­а­ция несколь­ко иная: коли­че­ство нару­ше­ний при про­ве­де­нии след­ствия и уже во вре­мя судеб­но­го про­цес­са пре­вы­ша­ет все допу­сти­мые пре­де­лы настоль­ко, что даже у видав­ших виды пра­во­за­щит­ни­ков нахо­дит­ся немно­го слов для опи­са­ния ситу­а­ции.

Так, еще до нача­ла судеб­но­го про­цес­са, пере­не­сен­но­го из Алма-Аты в Аста­ну (сто­ро­на защи­ты без­ре­зуль­тат­но наста­и­ва­ла на том, что это гру­бей­шее нару­ше­ние прин­ци­па под­суд­но­сти), суда­ми раз­лич­ных кате­го­рий были откло­не­ны абсо­лют­но все хода­тай­ства адво­ка­тов Мата­е­вых, а сами они нахо­ди­лись под домаш­ним аре­стом на неде­лю боль­ше поло­жен­но­го сро­ка без вся­кой санк­ции. Сам суд тоже начал­ся не совсем опти­ми­стич­но для сто­ро­ны защи­ты: по сло­вам одно­го из адво­ка­тов Мата­е­вых Мади­ны Баки­е­вой, пред­се­да­тель Есиль­ско­го рай­он­но­го суда № 2 Акбу­лат Кур­ман­та­ев сде­лал все, что­бы облег­чить рабо­ту гособ­ви­ни­те­ля.

«Когда встал гособ­ви­ни­тель и начал зачи­ты­вать обви­ни­тель­ный акт, в это вре­мя судья ему под­ска­зы­вал, где ему надо читать, – заяви­ла Баки­е­ва в интер­вью интер­нет-сай­ту zonakz.net. – Дохо­дит до тако­го: гособ­ви­ни­тель 2010 год чита­ет пол­но­стью и гово­рит, что даль­ше по ана­ло­гии. Мы вста­ли и потре­бо­ва­ли зачи­тать все. Скре­пя серд­це ста­ли читать пол­но­стью. И тут мы смот­рим, суд под­ска­зы­ва­ет обви­не­нию. Даль­ше в суде нача­лось све­то­пре­став­ле­ние, где адво­ка­тов ни во что не ста­вят, под­су­ди­мым не дают сло­ва ска­зать».

Кро­ме того, отме­ти­ла Баки­е­ва, судья помо­га­ет еще и сви­де­те­лям: он под­ска­зы­ва­ет им «пра­виль­ные» отве­ты, а когда они отхо­дят от «гене­раль­ной линии» (мно­гие сви­де­те­ли обви­не­ния ска­за­ли, что ника­ких пре­тен­зий к Мата­е­вым у них не было в прин­ци­пе, а о нару­ше­ни­ях они узна­ли толь­ко тогда, когда им об этом ска­за­ла анти­кор­руп­ци­он­ная служ­ба), быст­ро сни­ма­ет вопро­сы с рас­смот­ре­ния.

Часть важ­ных сви­де­те­лей совсем выво­дят из про­цес­са, уве­ре­ны спе­ци­а­ли­сты. Так, суд откло­нил хода­тай­ство адво­ка­тов Мата­е­вых о вызо­ве в каче­стве сви­де­те­лей экс-мини­стра свя­зи и инфор­ма­ции Аска­ра Жума­га­ли­е­ва и экс-вице-мини­стра свя­зи и инфор­ма­ции Саке­на Сар­се­но­ва. Адво­ка­ты наста­и­ва­ли, что Жума­га­ли­ев и Сар­се­нов зани­ма­ли долж­но­сти, при кото­рых им совер­шен­но точ­но была извест­на инфор­ма­ция по рас­смат­ри­ва­е­мо­му уго­лов­но­му делу, а Сар­се­нов и вовсе был допро­шен на эта­пе след­ствия. «По делу мно­го кто может быть допро­шен, в спис­ке, при­об­щен­ном к мате­ри­а­лам дела, его нет», – пари­ро­вал в ответ судья. Отказ вызвать Жума­га­ли­е­ва и Сар­се­но­ва судья моти­ви­ро­вал тем, что «ниче­го не изме­нит­ся» в той части дела, кото­рая может быть извест­на чинов­ни­кам.

Что даль­ше – никто не зна­ет
Но самая неожи­дан­ная ситу­а­ция сло­жи­лась с экс­пер­та­ми, про­во­див­ши­ми ана­лиз ста­тей по гос­за­ка­зу, вышед­ших на сай­те агент­ства Каз­ТАГ. В ходе засе­да­ния экс­пер­ты заяви­ли, что им про­сто не дава­ли выхо­дить из каби­не­та, пока они не про­ве­ри­ли все пред­став­лен­ные мате­ри­а­лы. Более того, спе­ци­а­лист Оль­га Мура­вье­ва отме­ти­ла, что все ссыл­ки на мате­ри­а­лы по гос­за­ка­зу нахо­дят­ся в откры­том досту­пе. А зна­чи­тель­ная часть обви­не­ния как раз таки и стро­ит­ся на том, что недо­ступ­ность инфор­ма­ции для не под­пи­сан­ных на ста­тьи агент­ства поль­зо­ва­те­лей – гру­бей­шее нару­ше­ние. После это­го на судеб­ное засе­да­ние в сроч­ном поряд­ке был при­гла­шен IT-спе­ци­а­лист, одна­ко вне­зап­но выяс­ни­лось, что он дво­ю­род­ный брат одно­го из сле­до­ва­те­лей по это­му делу. Адво­ка­ты заяви­ли отвод это­му сви­де­те­лю и пообе­ща­ли, что, если это хода­тай­ство не будет при­ня­то, заявят отвод само­му судье.

Сто­ит отме­тить, что про­цесс посто­ян­но откла­ды­ва­ет­ся и пере­но­сит­ся – в первую оче­редь из-за болез­ни Сейт­ка­зы Мата­е­ва: у гла­вы Сою­за жур­на­ли­стов Казах­ста­на посто­ян­но фик­си­ру­ет­ся дав­ле­ние 250, сей­час он гос­пи­та­ли­зи­ро­ван с гипер­то­ни­че­ским кри­зом, и вра­чи рас­смат­ри­ва­ют его состо­я­ние как пре­д­ин­сульт­ное. В дан­ный момент засе­да­ние пере­не­се­но на 13 сен­тяб­ря, хотя спе­ци­а­ли­сты анти­кор­руп­ци­он­ной служ­бы, веду­щие дело, посто­ян­но наста­и­ва­ют на том, что Мата­ев дол­жен быть достав­лен обрат­но в суд после ока­за­ния пер­вой меди­цин­ской помо­щи. Род­ствен­ни­ки Сейт­ка­зы Мата­е­ва уже недву­смыс­лен­но дали понять, что могут подать иск про­тив суда, если такая ситу­а­ция при­ве­дет к тяже­лым послед­стви­ям для здо­ро­вья пер­во­го пресс-сек­ре­та­ря Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. А супру­га Сейт­ка­зы Мата­е­ва обра­ти­лась к гене­раль­но­му про­ку­ро­ру стра­ны с прось­бой защи­тить ее мужа от угро­зы смер­ти.

Экс­пер­ты из чис­ла пра­во­за­щит­ни­ков и адво­ка­тов в тоталь­ном боль­шин­стве пуб­лич­но выска­зы­ва­ют­ся о том, что вины Мата­е­ва в инкри­ми­ни­ру­е­мых ему пре­ступ­ле­ни­ях нет в прин­ци­пе – даже несмот­ря на то, что целый ряд интер­нет-ресур­сов как под копир­ку пишет мате­ри­а­лы из зала суда с явно обви­ни­тель­ным укло­ном. «Нет там ника­кой вины, – уве­рен­но гово­рит в бесе­де с кор­ре­спон­ден­том «Новой» руко­во­ди­тель фон­да «Адил соз» («Защи­та сло­ва») и участ­ник «Коми­те­та в защи­ту Мата­е­ва» Тама­ра Кале­е­ва. – Воз­мож­но, там есть мел­кие нало­го­вые нару­ше­ния, но это адми­ни­стра­тив­ное про­из­вод­ство, а не уго­лов­ное. Все­му виной гни­лые усло­вия про­ве­де­ния и испол­не­ния госу­дар­ствен­но­го зака­за, кото­рые изна­чаль­но фаль­ши­вые и заве­до­мо неис­пол­ни­мые. Мож­но было взять любо­го дру­го­го редак­то­ра и за то же самое при­влечь. Никто нико­гда не смо­жет сде­лать 50 инфор­ма­ций в день, как это ука­за­но в гос­за­ка­зе. А раз дело идет в отно­ше­нии Сейт­ка­зы, – это еще раз слу­жит под­твер­жде­ни­ем той тео­рии, что име­ет место поли­ти­че­ский заказ».

Кале­е­ва уве­ре­на, что Мата­е­ва пре­сле­ду­ют, пото­му что он «жур­на­лист­ский лидер», но о том, что исход дела уже может быть пред­ре­шен исхо­дя из тако­го коли­че­ства кон­флик­тов на суде, ей «не хоте­лось бы думать». Да и коли­че­ство нару­ше­ний, если вду­мать­ся, не такое уни­каль­ное: сило­ви­ки ста­ра­ют­ся сохра­нить лицо. Но даже если Мата­ев в ито­ге будет осуж­ден, сто­ро­на защи­ты одно­знач­но гото­ва дой­ти до Коми­те­та по пра­вам чело­ве­ка (КПЧ) в ООН (осо­бен­но с уче­том того, что Казах­стан месяц назад стал непо­сто­ян­ным чле­ном Сове­та Без­опас­но­сти ООН). Дру­гое дело, что оче­редь из одних толь­ко казах­стан­ских заяви­те­лей в КПЧ настоль­ко вели­ка, что весь про­цесс может занять несколь­ко лет. «Так что это вопрос прин­ци­па, но не вопрос спра­вед­ли­во­сти», – уточ­ня­ет Тама­ра Кале­е­ва.

В свою оче­редь, пред­се­да­тель Казах­стан­ско­го меж­ду­на­род­но­го Бюро по пра­вам чело­ве­ка и соблю­де­нию закон­но­сти Евге­ний Жовтис счи­та­ет, что исход дела Сейт­ка­зы и Асе­та Мата­е­вых будет зави­сеть совсем не от судьи. «К сожа­ле­нию, при­го­во­ры по тако­го рода делам опре­де­ля­ют­ся на поли­ти­че­ском уровне, – гово­рит он. – То, что будет реше­но «навер­ху», затем офор­мят на пра­во­вом уровне». Какое реше­ние при­мут в отно­ше­нии Мата­е­вых, Жовтис ска­зать не берет­ся, но наде­ет­ся, что у тех, кто это реше­ние будет выно­сить, «най­дет­ся здра­вый смысл не выно­сить реаль­ный уго­лов­ный срок». Наде­ять­ся на оправ­да­ние «с уче­том 0,1% тако­го рода при­го­во­ров в Казах­стане – совсем слож­но».

Сейт­ка­зы Мата­е­ва задер­жа­ли 22 фев­ра­ля 2016 года в свя­зи с делом о воз­мож­ных хище­ни­ях в рам­ках гос­за­ка­за со сто­ро­ны Наци­о­наль­но­го пресс-клу­ба и инфор­ма­ци­он­но­го агент­ства Каз­ТАГ. Мата­ев кате­го­ри­че­ски отри­ца­ет свою вину, и про­сил на суде при опре­де­ле­нии меры пре­се­че­ния отпу­стить его под залог, что­бы собрать доку­мен­ты для дока­за­тель­ства сво­ей неви­нов­но­сти. Суд вме­сто это­го отпра­вил Мата­е­ва под домаш­ний арест, а все собран­ные в ито­ге финан­со­вые доку­мен­ты, кото­рые, по мне­нию защи­ты, гово­рят о пол­ной неви­нов­но­сти гла­вы Сою­за жур­на­ли­стов Казах­ста­на, при­ни­мать к рас­смот­ре­нию отка­зы­ва­ет­ся, в оче­ред­ной раз гру­бо нару­шив закон и Кон­сти­ту­цию Казах­ста­на.

Тем вре­ме­нем досу­деб­ное рас­сле­до­ва­ние и судеб­ный про­цесс, по под­сче­там экс­пер­тов, уже обер­ну­лись круг­лень­кой сум­мой для бюд­же­та стра­ны – свы­ше 300 мил­ли­о­нов тен­ге (без мало­го мил­ли­он дол­ла­ров). Это содер­жа­ние, про­жи­ва­ние и пере­ле­ты при­ко­ман­ди­ро­ван­ных из обла­стей опе­ра­тив­ни­ков служ­бы наруж­но­го наблю­де­ния, круг­ло­су­точ­ной охра­ны подо­зре­ва­е­мых, а так­же сотруд­ни­ков про­ку­ра­ту­ры и судов (в целом око­ло 120 чело­век), авиа­би­ле­ты для подо­зре­ва­е­мых и мно­го­чис­лен­ных сви­де­те­лей, вызы­ва­е­мых на суд в Аста­ну, пита­ние, транс­порт и бен­зин за семь меся­цев. Кста­ти, при­мер­но эту же сум­му в самом нача­ле след­ствия инкри­ми­ни­ро­ва­ли С. Мата­е­ву, подо­зре­вая его в хище­нии бюд­жет­ных средств.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан