30 C
Астана
2 августа, 2021
Image default

Голос и лицо из мира мертвых. Как “воскресить” убитого журналиста

Это видео по-насто­я­ще­му шоки­ру­ет всех, кто его посмот­рел. Зна­ме­ни­тый мек­си­кан­ский жур­на­лист и писа­тель Хавьер Валь­дес Кар­де­нас, уби­тый нар­ко­ма­фи­ей за свою про­фес­си­о­наль­ную дея­тель­ность в 2017 году, вновь “ожил” и “заго­во­рил”. Это про­изо­шло с помо­щью искус­ствен­но­го интел­лек­та и ней­ро­се­тей – и при уча­стии зна­то­ков новей­ших тех­но­ло­гий родом из Рос­сии. Вос­со­здан­ный образ чело­ве­ка, полу­чив­ше­го мно­же­ство меж­ду­на­род­ных пре­мий за рабо­ты об орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти и тор­гов­ле нар­ко­ти­ка­ми, с того све­та гнев­но обра­тил­ся лич­но к пре­зи­ден­ту Мек­си­ки Лопе­су Обрадору.

Демон­стран­ты в Мехи­ко на акции про­тив убийств, похи­ще­ний и наси­лия дер­жат порт­ре­ты сво­их погиб­ших и про­пав­ших без вести близ­ких. Август 2019 года

Акку­рат­но под­стри­жен­ная эспа­ньол­ка, узна­ва­е­мая соло­мен­ная шля­па и голос, до жути напо­ми­на­ю­щий насто­я­щий. Хавьер Валь­дес, осно­ва­тель еже­днев­ной газе­ты Ríodoce из шта­та Сина­лоа (кото­рый счи­та­ет­ся самым кри­ми­наль­ным в Мек­си­ке), обви­ня­ет власть в отсут­ствии про­грес­са в войне с кри­ми­на­лом, в созда­нии невы­но­си­мых усло­вий для без­опас­ной рабо­ты и жиз­ни и пре­не­бре­же­нии к базо­вым пра­вам и сво­бо­дам чело­ве­ка, от кото­рых про­дол­жа­ют стра­дать не толь­ко жур­на­ли­сты, но и вооб­ще все мексиканцы:

“Гос­по­дин пре­зи­дент Андрес Ману­эль Лопес Обра­дор! Меня зовут Хавьер Валь­дес, я жур­на­лист и писа­тель. 15 мая 2017 года я был убит – по при­ка­зу кого-то, кому не нра­ви­лись мои пуб­ли­ка­ции. Но вот я вновь перед вами и гово­рю. Сей­час мир сотря­са­ет пан­де­мия, но, несмот­ря на это, мы долж­ны про­дол­жать раз­го­вор и о дру­гих напа­стях, от кото­рых стра­да­ет Мек­си­ка. Они уже унес­ли очень мно­го жиз­ней. Я не боюсь, гос­по­дин пре­зи­дент, пото­му что меня не могут убить два­жды. Поэто­му я хочу пого­во­рить о сот­нях жур­на­ли­стов, кото­рые были так же уби­ты, похи­ще­ны и про­па­ли без вести – из-за того, что зани­ма­лись чест­ной рас­сле­до­ва­тель­ской дея­тель­но­стью. Из-за того, что выста­ви­ли напо­каз нут­ро кор­рум­пи­ро­ван­ной вла­сти и орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти в Мек­си­ке. Это те, кто ука­зы­вал на то, что все про­ис­хо­дя­щее – резуль­тат без­на­ка­зан­но­сти и без­раз­ли­чия со сто­ро­ны вла­стей, губер­на­то­ров и мест­ных и феде­раль­ных чинов­ни­ков всех уров­ней. Я при­шел не для того, что­бы про­сить, – а для того, что­бы потре­бо­вать, что­бы вы испол­ни­ли свой долг. До тех пор, пока пре­ступ­ле­ния, совер­шен­ные и про­тив меня, и про­тив моих това­ри­щей и подруг, не будут рас­сле­до­ва­ны, ни мы сами, ни наши семьи не най­дем покоя. Пусть будет так, что ваше пра­ви­тель­ство нако­нец набе­рет­ся поли­ти­че­ской воли, что­бы про­лить свет на все эти пре­ступ­ле­ния – и для того, что­бы нака­зать истин­ных их винов­ни­ков и орга­ни­за­то­ров. Сего­дня, гос­по­дин пре­зи­дент, у вас появи­лась воз­мож­ность выде­лить­ся из тол­пы сво­их пред­ше­ствен­ни­ков. И нако­нец про­из­ве­сти насто­я­щие пере­ме­ны – дать нам пра­во­су­дие и спра­вед­ли­вость. Стра­на без прав­ды – это стра­на без демо­кра­тии. Несмот­ря на то, что они хотят заткнуть нам рты, – мы про­дол­жа­ем говорить!”

Хавьер Валь­дес Кар­де­нас был, веро­ят­но, самой замет­ной фигу­рой сре­ди всех жур­на­ли­стов Мек­си­ки, пыта­ю­щих­ся про­ти­во­сто­ять фак­ти­че­ски окку­пи­ро­вав­шей стра­ну орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти, свя­зан­ной с нар­ко­тор­гов­лей. Он автор несколь­ких нашу­мев­ших книг о неза­кон­ной тор­гов­ле нар­ко­ти­ка­ми, напри­мер, Miss Narco, о жиз­ни жен и любов­ниц нар­ко­ба­ро­нов, и Niños y jóvenes en el narcotráfico mexicano (“Дети и под­рост­ки в мек­си­кан­ской нар­ко­тор­гов­ле”). 15 мая 2017 года ров­но в пол­день Валь­дес был застре­лен неиз­вест­ны­ми на ули­це непо­да­ле­ку от редак­ции Ríodoce в сво­ем род­ном Кулья­кане, сто­ли­це шта­та Синалоа.

А 29 октяб­ря 2020 года он вновь, как живой, появил­ся на видео, что­бы осу­дить чудо­вищ­ное поло­же­ние всех жур­на­ли­стов в Мек­си­ке – стране, где с 2000 года было уби­то не менее 130 его кол­лег и еще десят­ки бес­след­но про­па­ли без вести. Конеч­но, чело­век на этом видео явля­ет­ся симу­ля­ци­ей – вос­со­здан­ной с помо­щью искус­ствен­но­го интел­лек­та, ста­рых видео­за­пи­сей с Валь­де­сом и при уча­стии акте­ра-ста­ти­ста, на лице кото­ро­го был “над­стро­ен” образ покой­но­го жур­на­ли­ста. Так же был “реин­кар­ни­ро­ван” и его харак­тер­ный голос. При­ме­ча­тель­но, что про­изо­шло это неза­дол­го до 2 нояб­ря, когда в мире отме­ча­ет­ся Все­мир­ный день сво­бо­ды печа­ти, сов­па­да­ю­щий с одним из глав­ней­ших мек­си­кан­ских празд­ни­ков – Днём мертвых.

Бан­ди­ты бло­ки­ру­ют поли­ции и армии въезд в Кулья­кан во вре­мя опе­ра­ции по аре­сту сына нар­ко­ба­ро­на Хоаки­на “Эль Чапо” Гусма­на Лоэй­ры. 21 октяб­ря 2019 года

Через три года после смер­ти Валь­де­са след­ствие суме­ло кое-как выдви­нуть обви­не­ния про­тив трех чело­век, назван­ных непо­сред­ствен­ны­ми испол­ни­те­ля­ми убий­ства. Один из них, по клич­ке Коала, под­пи­сал при­зна­ние и недав­но был осуж­ден. Вто­рой фигу­рант дела, извест­ный сре­ди бан­ди­тов как Бегу­нок, до сих пор отка­зы­ва­ет­ся в чем-либо при­зна­вать­ся и из-за решет­ки пишет одну жало­бу за дру­гой – и их дол­го рас­смат­ри­ва­ют. А тре­тий пред­по­ла­га­е­мый подо­зре­ва­е­мый был неко­то­рое вре­мя назад “убит в пере­стрел­ке с сопер­ни­ка­ми” на севе­ре страны.

Гри­сель­да Три­а­на, вдо­ва Хавье­ра Валь­де­са, все еще сохра­ня­ет силы, что­бы бороть­ся за спра­вед­ли­вость и за то, что­бы пре­ступ­ле­ние не оста­лось без­на­ка­зан­ным: “В деле Хавье­ра есть несколь­ко дости­же­ний: один чело­век осуж­ден, а дру­гой ожи­да­ет нача­ла судеб­но­го про­цес­са. Но всем на самом деле извест­ный истин­ный вдох­но­ви­тель это­го убий­ства, Дама­со Лопес Сер­ра­но, он же Мини Лик, крест­ный сын само­го круп­но­го нар­ко­тор­гов­ца в исто­рии Хоаки­на Гусма­на по клич­ке Эль Чапо (Коро­тыш­ка. – РС), сидит в тюрь­ме в Соеди­нен­ных Шта­тах за дру­гие пре­ступ­ле­ния, но не убий­ства. Вот здесь и застре­ва­ет весь про­цесс – его пока невоз­мож­но экс­тра­ди­ро­вать в Мек­си­ку и пре­дать суду как лиде­ра пре­ступ­но­го мира, отдав­ше­го при­каз стре­лять в мое­го мужа. Но он дол­жен быть наказан”.

Аме­ри­кан­ский актер Шон Пенн, вос­хи­ща­ю­щий­ся нар­ко­ба­ро­на­ми, берет интер­вью у “Эль Чапо” для жур­на­ла “Рол­линг Сто­ун”. 2016 год

Ожив­ле­ние Хавье­ра Валь­де­са Кар­де­на­са ста­ло воз­мож­ным по ини­ци­а­ти­ве мек­си­кан­ской НКО Propuesta Cívica (“Граж­дан­ская ини­ци­а­ти­ва”), в рам­ках ее кам­па­нии с хеш­те­гом #SeguimosHablando (“Про­дол­жа­ем гово­рить”) – имен­но эти­ми сло­ва­ми и завер­ша­ет­ся загроб­ное обра­ще­ние Валь­де­са к пре­зи­ден­ту Лопе­су Обра­до­ру. По дан­ным орга­ни­за­ции Propuesta Cívica, в сего­дняш­ней Мек­си­ке без­на­ка­зан­ны­ми оста­ют­ся почти 90 про­цен­тов всех убийств работ­ни­ков СМИ, а уро­вень рас­кры­ва­е­мо­сти осталь­ных пре­ступ­ле­ний про­тив них равен нулю. 100 про­цен­тов всех бес­след­ных похи­ще­ний и исчез­но­ве­ний мек­си­кан­ских жур­на­ли­стов так нико­гда и не были рас­кры­ты. Все­го в Мек­си­ке за послед­ние 10 лет были похи­ще­ны и не вер­ну­лись к род­ным более 40 тысяч человек.

Осо­бое воз­му­ще­ние вдох­но­ви­те­лей акции вызы­ва­ет пове­де­ние пре­зи­ден­та Андре­са Ману­э­ля Лопе­са Обра­до­ра (кста­ти, откры­то сим­па­ти­зи­ру­ю­ще­го в этом пре­зи­ден­ту США Дональ­ду Трам­пу), кото­рый посто­ян­но на всех сво­их бри­фин­гах и пресс-кон­фе­рен­ци­ях оскорб­ля­ет репор­те­ров, назы­вая их всех без раз­бо­ра “таб­ло­ид­ны­ми рас­про­стра­ни­те­ля­ми лжи, гря­зи и слухов”.

Твит Propuesta Cívica с порт­ре­та­ми уби­тых жур­на­ли­стов в рам­ках акции “Память, кото­рая говорит”:

Спер­ва суть кам­па­нии заклю­ча­лась толь­ко в повтор­ном откры­тии в твит­те­ре учет­ных запи­сей уби­тых мек­си­кан­ских жур­на­ли­стов, что­бы они “про­дол­жа­ли гово­рить” о сво­их убий­ствах и о сво­ей рабо­те, кото­рая сто­и­ла им жиз­ни. Но потом вне­зап­но появи­лись новые воз­мож­но­сти. О том, как образ Хавье­ра Валь­де­са был вос­со­здан на экране, и о сути и поль­зе новей­ших спо­со­бов син­те­за изоб­ра­же­ний и зву­ков в интер­вью Радио Сво­бо­да рас­ска­зы­ва­ет автор это­го про­ек­та – живу­щий в Риге Андрей Тюкав­кин, кре­а­тив­ный дирек­тор лат­вий­ско­го отде­ле­ния меж­ду­на­род­но­го медиа­хол­дин­га Publicis Groupe. Свою мето­ди­ку он пред­по­чи­та­ет назы­вать “deeptruth”, то есть “глу­бин­ная прав­да”, – что­бы про­ти­во­по­ста­вить ее уже более извест­но­му тер­ми­ну “deepfake”, то есть “глу­бин­ная под­дел­ка”, име­ю­ще­му неод­но­знач­ную репутацию:

– Во-пер­вых, ваш про­ект и ему подоб­ные – это уже совер­шен­но новое сло­во в миро­вой жур­на­ли­сти­ке, на инфор­ма­ци­он­ном поле, а не толь­ко где-то на пор­но­сай­тах, где лица ста­ти­стов заме­ня­ют обра­за­ми гол­ли­вуд­ских звезд. Вся эта рабо­та пере­во­ра­чи­ва­ет поня­тие о про­фес­сии жур­на­ли­ста и инфор­ма­ции, и эта рево­лю­ция про­ис­хо­дит на наших глазах?

– Да, я думаю, что о “рево­лю­ции” тут в каком-то смыс­ле уже мож­но гово­рить. И на самом деле я очень рад, что мы лич­но ушли от очень нега­тив­но­го обла­ка мне­ний о “deepfake”. Пото­му что изна­чаль­но вся тех­но­ло­гия дей­стви­тель­но стро­и­лась на каких-то непри­ят­ных под­дел­ках и раз­ви­ва­лась как-то кулу­ар­но. Но на самом деле это мощ­ней­ший инстру­мент – и наш про­ект хоть и не пер­вый, но сей­час, может быть, дей­стви­тель­но самый гром­кий. Пото­му что нами была выбра­на такая тема. Я рад, что нам уда­лось дока­зать, что с помо­щью этих тех­но­ло­гий мож­но сде­лать боль­ше, чем про­сто пор­но или что-то для раз­вле­че­ния, куда-то там каких-то акте­ров при­коль­ных встав­лять. Это новое сло­во в пода­че инфор­ма­ции. По край­ней мере, судя по тем отзы­вам, кото­рые я видел, никто про нас не ска­зал: “А, это про­сто оче­ред­ной фейк”. В дан­ном слу­чае сло­во “фейк” уже, види­мо, сле­ду­ет отбросить.

– Такие новые тех­но­ло­гии – и угро­за, и надеж­да? Ведь син­тез изоб­ра­же­ний, осно­ван­ный на искус­ствен­ном интел­лек­те, может быть взят на воору­же­ние кем угод­но. Вас не пуга­ет, что потре­би­те­ли серьез­ных ново­стей очень ско­ро вооб­ще не смо­гут отли­чить любую инфор­ма­ци­он­ную под­дел­ку от ори­ги­на­ла и от правды?

– Есть тех­но­ло­ги­че­ские спо­со­бы отли­чать под­дел­ку от не под­дел­ки. То есть как раз­ви­ва­ют­ся ней­ро­се­ти, кото­рые могут гене­ри­ро­вать изоб­ра­же­ния, так же есть и ней­ро­се­ти, кото­рые могут рас­по­зна­вать, сге­не­ри­ро­ва­но ли изоб­ра­же­ние или оно было запи­са­но цели­ком, как есть. И такие тех­но­ло­гии уже при­ме­ня­ют­ся, напри­мер, когда ана­ли­зи­ру­ют­ся фото и видео из закры­тых стран, напо­до­бие Север­ной Кореи. Там сра­зу же вид­но, где фото­шоп, а где не фото­шоп. Такие ней­ро­се­ти борют­ся с этим. Как обыч­но, глав­ный вопрос в том, кто этим поль­зу­ет­ся? Если мы зна­ем, что Propuesta Cívica – это коман­да жур­на­ли­стов, кото­рые защи­ща­ют пра­во на сво­бо­ду инфор­ма­ции в Мек­си­ке, то люди, кото­рые полу­ча­ют от них инфор­ма­цию, вряд ли ста­нут нега­тив­но вос­при­ни­мать исполь­зо­ва­ние ими таких тех­но­ло­гий. Но да, мож­но вспом­нить, к при­ме­ру, и про Бела­русь, Алек­сандра Лука­шен­ко и его офи­ци­аль­ные теле­ка­на­лы. Если они нач­нут выпус­кать какое-то видео с исполь­зо­ва­ни­ем deepfake”, тогда уже поня­тен контекст.

– Вы за или про­тив како­го-то зако­но­да­тель­но­го регу­ли­ро­ва­ния в этой сфе­ре? Опять-таки, какие угод­но зако­ны тако­го рода могут быть пред­ло­же­ны и при­ня­ты кем угод­но. Кто-то уже запре­ща­ет подоб­ное, кто-то раз­ре­ша­ет. Напри­мер, Reddit или Twitter мно­гое подоб­ное запре­ти­ли. Но это все про­ис­хо­дит на уровне при­ня­тия реше­ний отдель­ны­ми соц­се­тя­ми или меди­а­кор­по­ра­ци­я­ми, но не государствами.

– Зако­нов про­тив это­го не долж­но быть по той хотя бы при­чине, что нет для меня ника­кой гра­ни здесь меж­ду вот такой обра­бот­кой видео и, напри­мер, цве­то­кор­рек­ци­ей. Кому-то кажет­ся, что это раз­ные вещи. Но фак­ти­че­ски все про­грам­мы редак­ти­ро­ва­ния видео сей­час в неко­то­ром виде вклю­ча­ют ней­ро­се­ти. Есть функ­ция, напри­мер, уда­ле­ния шума, или мусо­ра, или каких-то ненуж­ных объ­ек­тов из видео – и они исполь­зу­ют прак­ти­че­ски такую же ней­ро­сеть, кото­рая гене­ри­ру­ет видео­сиг­нал на осно­ва­нии того, что она наблю­да­ет в этом видео или там по кра­ям. Это что, фейк? Если такой закон будет, зна­чит, такое видео тоже нель­зя ста­нет созда­вать и выкла­ды­вать. А зна­чит, уже нель­зя будет делать прак­ти­че­ски ниче­го. В такой ситу­а­ции, как мы зна­ем, закон все­гда дово­дит­ся до абсурда.

Фак­ти­че­ски все про­грам­мы редак­ти­ро­ва­ния видео сей­час в неко­то­ром виде вклю­ча­ют нейросети

– Объ­яс­ни­те непо­свя­щен­ным, как имен­но вы “ожи­ви­ли” Хавье­ра Валь­де­са? Сколь­ко вам потре­бо­ва­лось исход­но­го мате­ри­а­ла, например?

– В первую оче­редь помог­ло то, что мы рабо­та­ем в доволь­но боль­шом хол­дин­ге, кото­рый раз­бро­сан по раз­ным стра­нам, и пери­о­ди­че­ски встре­ча­ем­ся. В октяб­ре 2019 года про­ис­хо­ди­ла такая встре­ча кре­а­тив­ных дирек­то­ров наше­го хол­дин­га со все­го мира в Буха­ре­сте. И там я с кол­ле­га­ми из Мек­си­ки меж­ду делом обсуж­дал, кто что дела­ет, кто с каки­ми кли­ен­та­ми рабо­та­ет. И они упо­мя­ну­ли как раз про Propuesta Cívica как о мек­си­кан­ской НКО, кото­рая борет­ся вся­че­ски с пре­ступ­ле­ни­я­ми про­тив жур­на­ли­стов, доби­ва­ет­ся аре­стов, судов над заказ­чи­ка­ми и испол­ни­те­ля­ми. И один мой кол­ле­га Диего Вал­лах из Мехи­ко упо­мя­нул в том чис­ле, что вот есть Хавьер Валь­дес, и он был самой важ­ной фигу­рой у них, и они пыта­ют­ся сей­час дого­во­рить­ся с Twitter, что­бы его акка­унт раз­бло­ки­ро­ва­ли и мож­но было бы писать в этот акка­унт, как бы про­дол­жать его рабо­ту, несмот­ря на убийство.

Мек­си­кан­ская поли­ция в шта­те Гуа­на­ху­а­то обсле­ду­ет место оче­ред­но­го мас­со­во­го убий­ства, совер­шен­но­го бое­ви­ка­ми одно­го из нар­ко­кар­те­лей. 1 июля 2020 года

К это­му вре­ме­ни я уже вла­дел тех­но­ло­ги­я­ми каки­ми-то, свя­зан­ны­ми с “deepfake”, пото­му что где-то за год до это­го делал некий селф-про­мо­у­шен-про­ект, само­ре­кла­му. Я сде­лал четы­ре “дипфей­ка”, где поcта­вил самых извест­ных реклам­щи­ков в мире, четы­рех, кото­рые как бы дава­ли мне реко­мен­да­цию. Ну, то есть изна­чаль­но тот “дипфейк” – это была абсо­лют­ная паро­дия. Есте­ствен­но, это все было не реа­ли­стич­но. Но это ока­за­лось успеш­ным в моем про­фес­си­о­наль­ном мире, все сме­я­лись, и мне это помог­ло, конеч­но. И, вспом­нив эти все нара­бот­ки, тех­но­ло­гии, я пред­ло­жил Диего сде­лать циф­ро­вую копию Хавье­ра, а не толь­ко твит­тер его ожи­вить. Мы свя­за­лись с вдо­вой, с кото­рой они уже на тот момент были зна­ко­мы, и она согла­си­лась после корот­ко­го раздумья.

Я пытал­ся на при­ме­ре людей, похо­жих внешне на Хавье­ра, при­ме­рить, полу­чит­ся ли тре­бо­вав­ша­я­ся заме­на лица, с нату­раль­ной мимикой

Самое слож­ное, навер­ное, было набрать мате­ри­ал. Пото­му что для созда­ния насто­я­ще­го обра­за, не смо­де­ли­ро­ван­но­го на ком­пью­те­ре, а пря­мо что­бы лицо было имен­но неот­ли­чи­мым, и вся мими­ка, и физио­ло­гия лица была такая же, как у Хавье­ра, для это­го нуж­но видео в высо­ком каче­стве, хоть сколь­ко-нибудь – но его, к сожа­ле­нию, как раз не было. Валь­дес был чело­век в основ­ном пишу­щий и радий­ный, высту­пал он в основ­ном толь­ко на цере­мо­ни­ях награж­де­ния – все с ним было очень пло­хое видео, все в пик­се­лях. Но нашли потом все-таки одно интер­вью, трех­ми­нут­ное, из кото­ро­го чуть-чуть уда­лось нуж­ные дан­ные собрать. И после это­го несколь­ко недель эти дан­ные обсчи­ты­ва­лись, раз­ные алго­рит­мы мы про­бо­ва­ли. В общем, я пытал­ся на при­ме­ре неких акте­ров или про­сто людей, похо­жих внешне на Хавье­ра, при­ме­рить, полу­чит­ся ли тре­бо­вав­ша­я­ся заме­на лица, бес­шов­ная, с нату­раль­ной мими­кой. В какой-то момент полу­чи­лось! Мы раз­ра­бо­та­ли такой, как в IT гово­рят, “framework”, то есть набор про­грамм­ных средств плюс каких-то инструк­ций, как с ними рабо­тать, и пере­да­ли это в орга­ни­за­цию Propuesta Cívica, что­бы они впо­след­ствии мог­ли запи­сы­вать новые видео со ста­ти­ста­ми и пре­вра­щать их в Хавье­ра. Или в кого-то еще.

– Что имен­но дела­ли вы, ведь над про­ек­том рабо­та­ла боль­шая коман­да? И сколь­ко вре­ме­ни это все заня­ло, от пер­во­го дня до последнего?

– Нача­лось все с идеи, кото­рую я пред­ло­жил сво­им кол­ле­гам в Мек­си­ке. Затем я соби­рал весь мате­ри­ал, затем обу­чал ней­ро­се­ти, гене­ри­ро­вал это видео во мно­гих вари­ан­тах. Было, навер­ное, 50 раз­лич­ных дуб­лей. При­чем на один дубль как мини­мум ухо­дит дня три, на все обра­бот­ки – что­бы понять хотя бы, вот сей­час “будет или не будет”. Слож­ность еще состо­я­ла в том, что сни­ма­ли это видео мои кол­ле­ги в Мек­си­ке по моим инструк­ци­ям – и я дистан­ци­он­но под­ска­зы­вал, как поста­вить свет, как поса­дить ста­ти­ста, какую каме­ру, какую лин­зу взять, с како­го угла делать съем­ку. Мы нача­ли еще в фев­ра­ле 2020-го, до появ­ле­ния пан­де­мии коро­на­ви­ру­са и вве­де­ния все­об­щих лок­дау­нов. Пер­вые дуб­ли, есте­ствен­но, про­шли поэто­му быстрее.

Потом при­шел COVID-19, все замед­ли­лось в 10 раз, но мои мек­си­кан­ские дру­зья про­дол­жи­ли тру­дить­ся в усло­ви­ях каран­ти­на, пре­одо­ле­вая вся­че­ские слож­но­сти. И потом при­сы­ла­ли видео мне, я его раз­би­рал по кад­рам, по кру­пи­цам, начи­нал обра­ба­ты­вать, и где-то через три дня у меня полу­ча­лось видео с Хавье­ром. Я его отправ­лял опять обрат­но, и мы все смот­ре­ли, дей­стви­тель­но ли мими­ка хоро­шая, или с точ­ки зре­ния испан­ско­го язы­ка, тем более мек­си­кан­ско­го диа­лек­та – а всё ли прав­до­по­доб­но? Тем более что речь идет о спе­ци­фи­че­ском мек­си­кан­ском шта­те Сина­лоа, там какой-то свой осо­бый акцент есть, и тре­бо­ва­лось понять, что создан­ный нами чело­век гово­рит имен­но так, как гово­рил Хавьер. Ну, и таким вот “пинг-пон­гом” меж­ду Мек­си­кой и Лат­ви­ей мы, начав в фев­ра­ле, к нояб­рю это­го года сде­ла­ли хоро­шую версию.

– Поми­мо соб­ствен­но изоб­ра­же­ния, как вы вос­со­зда­ли ори­ги­наль­ный голос?

– Было несколь­ко тех­но­ло­гий. На самом деле, ска­жу, что таки­ми тех­но­ло­ги­я­ми, о кото­рых рас­ска­зы­ва­ли, когда дела­ли в Москве рекла­му Сбер­бан­ка, с пер­со­на­жем Жор­жем Мило­слав­ским из филь­ма “Иван Васи­лье­вич меня­ет про­фес­сию”, когда голос Лео­ни­да Куравле­ва омо­ло­ди­ли, – вот таки­ми мы не вла­де­ем, это была лич­ная какая-то раз­ра­бот­ка IT-масте­ров Сбер­бан­ка. Но у нас были дру­гие. Мы при­гла­си­ли несколь­ко дуб­ле­ров, выбра­ли голос, кото­рый по акцен­ту, дета­лям речи напо­ми­на­ет голос Хавье­ра, и на осно­ве его смо­де­ли­ро­ва­ли уже точ­но голос покой­но­го, с его темб­ром. Вот такой син­тез получился.

– На “ожив­ше­го” мек­си­кан­ско­го жур­на­ли­ста обра­ти­ли вни­ма­ние вне­зап­но очень мно­гие миро­вые СМИ, дале­ко не толь­ко в самой Мек­си­ке. Види­те, и мы с вами гово­рим об этом! Вро­де бы идея суще­ство­ва­ла уже дав­но, но поче­му рань­ше никто ниче­го подоб­но­го не делал? То есть теперь, когда эта идея будет исполь­зо­вать­ся во бла­го, как я наде­юсь, – теперь подоб­ное навсе­гда будет ассо­ци­и­ро­вать­ся имен­но с лич­но­стью погиб­ше­го Хавье­ра Вальдеса?

– Здесь сов­па­ло несколь­ко фак­то­ров, объ­яс­ня­ю­щих, поче­му уда­лось сде­лать что-то, что рас­про­стра­ни­лось по миру как бы само, что обла­да­ет вирус­ным эффек­том, но в хоро­шем смыс­ле. Во-пер­вых, важ­но, что ини­ци­а­ти­ва #SeguimosHablando уже суще­ство­ва­ла и была извест­на. И мои кол­ле­ги мне о ней рас­ска­за­ли в удач­ный момент, когда я как раз зани­мал­ся тех­но­ло­ги­я­ми вос­со­зда­ния циф­ро­вых копий раз­лич­ных извест­ных лич­но­стей. Да, в моем слу­чае это сна­ча­ла были лич­но­сти из мира рекла­мы, но доволь­но лег­ко было про­дол­жить мысль и при­ме­нить ее к реаль­но­му все­мир­но извест­но­му собы­тию, чело­ве­ку. Весь­ма важ­но было и то, что эти тех­но­ло­гии, кото­рые все при­вык­ли назы­вать “дипфейк”, это на самом деле, если гово­рить о кон­крет­ных про­грамм­ных сред­ствах, набор скрип­тов, кото­рый назы­ва­ет­ся “deep-face-lab”, напи­сан­ный еще одним нашим сооте­че­ствен­ни­ком, тоже родом из Рос­сии. Они пре­вра­ти­лись со вре­ме­нем в такой боль­шой ком откры­то­го исход­но­го кода, посто­ян­но обрас­та­ю­ще­го и допол­няв­ше­го­ся новы­ми дета­ля­ми, функциями.

Это, если гово­рить о кон­крет­ных про­грамм­ных сред­ствах, набор скрип­тов, кото­рый назы­ва­ет­ся “deep-face-lab”, напи­сан­ный еще одним нашим сооте­че­ствен­ни­ком, тоже родом из России

И вдруг насту­пил тот момент, когда этот ком набрал кри­ти­че­скую мас­су, когда реаль­но ста­ло полу­чать­ся быст­ро делать каче­ствен­ные вещи, симу­ля­ции, без необ­хо­ди­мо­сти при­вле­че­ния како­го-то боль­шо­го бюд­же­та. И вот это, мне кажет­ся, самое глав­ное. Пото­му что оно дело – сде­лать про­ект с заме­ной лиц для “Мак­до­нал­дса”, для “Кока-Колы”, для кино­ком­па­ний вро­де “Лукас-фильм” или “Дис­ней” – тогда никто не уди­вит­ся, уже куча таких при­ме­ров. Помни­те, как фильм 2000 года “Гла­ди­а­тор” досня­ли с геро­ем по име­ни Прок­си­мо, когда актер Оли­вер Рид, кото­рый играл Прок­си­мо, уже умер? Его заме­ни­ли на искус­ствен­ную модель, и это 20 лет назад. Но сей­час, как рас­ска­зы­вал мне мой кол­ле­га Диего, с кото­рым мы все это дела­ли, его очень мно­гие в первую оче­редь спра­ши­ва­ли после выхо­да это­го видео­ро­ли­ка с Хавье­ром: мол, отку­да у НКО Propuesta Cívica такие день­ги? Что­бы сде­лать такой неве­ро­ят­ный пост­про­дакшн? И имен­но это боль­ше все­го удив­ля­ло людей, на самом деле, в нашей сре­де – то, что, по сути дела, ника­ких денег здесь не пона­до­би­лось. А пона­до­би­лись лишь опре­де­лен­ные ресур­сы, свои соб­ствен­ные – вре­мя, в первую оче­редь, и какие-то навы­ки. И все! Я, на самом деле, очень наде­юсь, что все это не закон­чит­ся одним видео, одним пер­со­на­жем и одним хеш­те­гом. Наде­юсь на то, что в целом сама идея будет мно­ги­ми про­дол­же­на и под­хва­че­на, – ска­зал Андрей Тюкавкин.

Источ­ник: https://www.svoboda.org/

архивные статьи по теме

Кыргызстан: Иностранных инвесторов преследовали и обирали при новой власти

Editor

Суд оправдал Таукину в деле о клевете

Назарбаеву уже почти не на кого равняться кроме КНДР

Editor