10 C
Астана
24 июня, 2021
Image default

Голод как голос

 

Кан­ди­дат эко­но­ми­че­ских наук из Ураль­ска объ­яви­ла голо­дов­ку в знак про­те­ста про­тив мест­ных вузов и мето­дов их рабо­ты. Ее тре­бо­ва­ния пока не выпол­не­ны, но власть и рек­то­ры замет­но занервничали

В Запад­но-Казах­стан­ской обла­сти кан­ди­дат эко­но­ми­че­ских наук и уни­вер­си­тет­ский пре­по­да­ва­тель Ната­лья Чер­чен­ко голо­да­ла боль­ше двух недель, про­те­стуя про­тив мест­ных вузов, кото­рые отка­зы­ва­ют­ся брать ее на рабо­ту. Чер­чен­ко утвер­жда­ет, что сре­ди рек­то­ров суще­ству­ет сго­вор, посколь­ку она вскры­ла фак­ты нару­ше­ний в систе­ме ураль­ско­го вузов­ско­го обра­зо­ва­ния. Сами уни­вер­си­тет­ские руко­во­ди­те­ли и мест­ная власть поста­ра­лись от опаль­но­го пре­по­да­ва­те­ля мак­си­маль­но дистан­ци­ро­вать­ся, одна­ко неко­то­рый раз­лад в строй­ные ряды сво­их оппо­нен­тов Чер­чен­ко все-таки внес­ла. Теперь эко­но­мист соби­ра­ет­ся дока­зы­вать свою право­ту в суде.

Объ­еди­не­ние моей мечты

Для того что­бы понять моти­вы голо­дов­ки Ната­льи Чер­чен­ко, нуж­но совер­шить путе­ше­ствие не толь­ко в про­стран­стве, но и во вре­ме­ни. В авгу­сте 2012 года пять ураль­ских вузов заяви­ли о том, что соби­ра­ют­ся объ­еди­нить­ся в один. Ака­де­мия тру­да и соци­аль­ных отно­ше­ний (АТи­СО), инсти­тут «Евра­зия», Казах­стан­ский инсти­тут инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий и управ­ле­ния (КазИ­И­ТУ), Запад­но-Казах­стан­ский инже­нер­но-тех­но­ло­ги­че­ский уни­вер­си­тет (ЗКИТУ) и Гума­ни­тар­ная ака­де­мия реши­ли слить­ся в еди­ном учеб­ном поры­ве по ука­зу Мини­стер­ства обра­зо­ва­ния. В Мино­бре таким обра­зом хоте­ли «опти­ми­зи­ро­вать» учеб­ный про­цесс, и рек­то­ры вузов, несмот­ря на неко­то­рое недо­воль­ство (декла­ри­ру­е­мое, в част­но­сти, через ураль­ские СМИ. – Прим. «Новой» – Казах­стан»), реши­ли выпол­нить волю выше­сто­я­ще­го начальства.
Сра­зу после наступ­ле­ния ново­го 2013 года в Уральск с про­вер­кой засо­би­ра­лась комис­сия из Мини­стер­ства обра­зо­ва­ния. Под­го­то­вить доку­мен­ты к при­ез­ду кон­тро­ле­ров было пору­че­но дека­ну эко­ном­фа­ка ново­го вузов­ско­го объ­еди­не­ния, пре­по­да­ва­те­лю с 27-лет­ним ста­жем Ната­лье Чер­чен­ко. Рас­чет был прост: спе­ци­а­лист дав­но рабо­та­ет в систе­ме обра­зо­ва­ния, поэто­му без осо­бых про­блем раз­бе­рет­ся с зада­чей отчи­тать­ся перед комис­си­ей. Но сто­и­ло Чер­чен­ко углу­бить­ся в изу­че­ние бумаг, как она, по ее же сло­вам, при­шла в ужас. «Выяс­ни­лось, что печа­ти (у ново­го вуза) нет, финан­со­вая доку­мен­та­ция у всех по-преж­не­му раз­дель­ная, кан­ди­да­тов наук нет, учеб­ная лите­ра­ту­ра отсут­ству­ет», – пере­чис­ля­ет Чер­чен­ко толь­ко неко­то­рые из нару­ше­ний. С этим спис­ком декан пошла к учре­ди­те­лю уни­вер­си­те­та – Аксе­ри­ку Айти­мо­ву. По сло­вам Чер­чен­ко, тот лишь отмах­нул­ся и ска­зал, что все будет нормально.
Под­го­тов­ка к про­вер­ке про­дол­жа­лась, но в ито­ге Чер­чен­ко не выдер­жа­ла чисто физи­че­ски (из-за цейт­но­та при­хо­ди­лось рабо­тать едва ли не в круг­ло­су­точ­ном режи­ме) и пред­ло­жи­ла дого­во­рить­ся с мини­стер­ством о пере­но­се комис­сии на более позд­нее вре­мя: выиг­ран­ные дни поз­во­ли­ли бы при­ве­сти доку­мен­та­цию в отно­си­тель­ный поря­док. В ответ Айти­мов – к сло­ву, друг семьи Чер­чен­ко – яко­бы ска­зал сле­ду­ю­щее: «Иди домой спи и боль­ше не приходи».
На сле­ду­ю­щий день Чер­чен­ко изве­сти­ли о том, что она боль­ше в уни­вер­си­те­те не рабо­та­ет, а через неде­лю отдел кад­ров пред­ло­жил ей напи­сать заяв­ле­ние по соб­ствен­но­му жела­нию, в про­тив­ном слу­чае при­гро­зив уволь­не­ни­ем по ста­тье. Кан­ди­дат эко­но­ми­че­ских наук, наде­ясь на то, что ее возь­мут в дру­гие вузы, реши­ла уйти.
Тем вре­ме­нем мини­стер­ская про­вер­ка по неве­до­мой при­чине ни одно­го из пере­чис­лен­ных нару­ше­ний не нашла. Одна­ко в янва­ре 2015 года в объ­еди­нен­ный вуз при­шли про­ку­ро­ры – яко­бы по «жало­бам сту­ден­тов и их роди­те­лей». По ито­гам про­ку­рор­ской про­вер­ки все, о чем гово­ри­ла Чер­чен­ко, под­твер­ди­лось – более того, она силь­но смяг­ча­ла кар­ти­ну. Выяс­ни­лось, напри­мер, что из 52 чис­ля­щих­ся в вузе про­фес­со­ров 48 – вымыш­лен­ные люди, а их фото­гра­фии в лич­ные дела бра­ли из интер­не­та. В общем же из 227 пре­по­да­ва­те­лей объ­еди­нен­но­го вуза не рабо­та­ло 130. «Осте­пе­нен­ность» пре­по­да­ва­те­лей не дотя­ги­ва­ла даже до 30% при нор­ме в 50%. Кро­ме того, 270 сту­ден­тов вооб­ще не долж­ны были обу­чать­ся в вузе, посколь­ку не сда­ли Еди­ное наци­о­наль­ное тестирование.
Клю­че­вым пунк­том «обви­не­ния» со сто­ро­ны про­ку­ро­ров ста­ли мани­пу­ля­ции со сту­ден­та­ми спе­ци­аль­но­сти «Дизайн» – 132 чело­ве­ка при поступ­ле­нии не сда­ва­ли твор­че­ский экза­мен, а в их лич­ные дела были вло­же­ны чер­те­жи и рисун­ки про­шлых лет. А для тех, кто не смог посту­пить на дру­гие спе­ци­аль­но­сти, «Дизайн» стал насто­я­щим выхо­дом – там мень­ше про­ход­ной балл. В 2013 учеб­ном году на спе­ци­аль­ность «Дизайн» посту­пи­ли 1458 чело­век. Одна­ко уже через год 1427 чело­век пере­ве­лись на дру­гие факультеты.

В актив­ном поиске

В резуль­та­те из объ­еди­нен­но­го вуза отчис­ли­ли 270 сту­ден­тов (тех самых, кото­рые не про­шли ЕНТ), а лицен­зия вуза была при­оста­нов­ле­на на 5 меся­цев, но и толь­ко. Уго­лов­ное дело по фак­ту нару­ше­ний было закры­то. Лицен­зии, одна­ко, нет и сей­час, но сту­ден­ты про­дол­жа­ют при­ни­мать­ся на обу­че­ние во все пять вузов.
Все это вре­мя Ната­лья Чер­чен­ко пыта­лась устро­ить­ся на рабо­ту: сна­ча­ла – в АТи­СО, одна­ко через неко­то­рое вре­мя ее ста­ли отту­да выжи­вать, посколь­ку узна­ли о том, что имен­но Чер­чен­ко отпра­ви­ла кри­ти­че­ское пись­мо в Мини­стер­ство обра­зо­ва­ния. Тогда эко­но­мист отпра­ви­лась в Запад­но-Казах­стан­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет им. Уте­ми­со­ва (ЗКГУ) и попро­бо­ва­ла най­ти рабо­ту там. «В пер­вый раз рек­тор меня при­нял нор­маль­но. Ска­зал, что возь­мет на рабо­ту. Я при­шла, отве­ла одно заня­тие. А через неде­лю узнаю, что меня на рабо­ту не взя­ли», – даже спу­стя год с лиш­ним изум­ля­ет­ся Черченко.
В ответ на ее воз­му­ще­ние рек­тор собрал груп­пу пре­по­да­ва­те­лей и руко­во­дя­щих работ­ни­ков уни­вер­си­те­та и заявил Чер­чен­ко, что она не соот­вет­ству­ет долж­но­сти, и места для нее в ЗКГУ нет. Тогда эко­но­мист попро­бо­ва­ла устро­ить­ся на рабо­ту по кон­кур­су на заме­ще­ние вакант­ной долж­но­сти. В 2014 году ей это не уда­лось, посколь­ку Чер­чен­ко позд­но узна­ла о самом кон­кур­се и не успе­ла собрать нуж­ные доку­мен­ты. В 2015‑м доку­мен­ты она сда­ла вовре­мя, одна­ко затем лег­ла на опе­ра­цию, а когда опра­ви­лась, выяс­ни­лось, что кон­курс­ная комис­сия ее кан­ди­да­ту­ру забраковала.
И тогда Чер­чен­ко реши­ла позво­нить в про­ку­ра­ту­ру и объ­явить о нача­ле бес­сроч­ной голо­дов­ки. В про­ку­ра­ту­ре в ответ пообе­ща­ли при­слать ОМОН, что­бы «при­стру­нить» жен­щи­ну, но после того, как к осве­ще­нию голо­дов­ки актив­но под­клю­чи­лись жур­на­ли­сты, от про­ку­ра­ту­ры боль­ше не появи­лось ни одно­го комментария.

Голо­дай, а то проиграешь

Голо­дать Ната­лья Чер­чен­ко реши­ла дома – в неболь­шой квар­ти­ре в панель­ной пяти­этаж­ке в цен­тре Ураль­ска. На кухне запер­ты две соба­ки, в зале с ноут­бу­ком сидит сын Чер­чен­ко, полу­чив­ший инва­лид­ность. Сама эко­но­мист встре­ча­ет жур­на­ли­стов в неболь­шой ком­на­те с закры­ты­ми жалю­зи. Сидя в синем домаш­нем хала­те, Чер­чен­ко день за днем гото­ва объ­яс­нять свои тре­бо­ва­ния – прав­да, с каж­дым разом гово­рить ей ста­но­ви­лось труд­нее из-за слабости.
Пер­вые несколь­ко дней к эко­но­ми­сту при­хо­ди­ли лишь жур­на­ли­сты. На шестой день голо­дов­ки к Чер­чен­ко заяви­лись сотруд­ник отде­ла внут­рен­ней поли­ти­ки горо­да, глав­ный инспек­тор по тру­ду в ЗКО, а так­же юрист и руко­во­ди­тель отде­ла кад­ров ЗКГУ. Сотруд­ни­цы уни­вер­си­те­та рас­ска­за­ли, что в отно­ше­нии всех пяти кан­ди­да­тов, подав­ших заяв­ку на кон­курс, про­во­ди­лось тай­ное голо­со­ва­ние. За Чер­чен­ко про­го­ло­со­вал один чело­век, про­тив – чет­ве­ро. Спе­ци­а­лист по тру­ду доба­вил, что эко­но­мист может встать на бир­жу тру­да. Прав­да, на ехид­ный вопрос жур­на­ли­ста, сколь­ко кан­ди­да­тов эко­но­ми­че­ских наук сто­я­ло на бир­же за всю ее исто­рию, спе­ци­а­лист отве­тить смог не сразу.
Спра­вед­ли­во­сти ради, Чер­чен­ко утвер­жда­ет, что рабо­ту ей пред­ла­га­ли в вузах Алма-Аты и Аста­ны, а так­же в бан­ке «Цен­тр­Кре­дит» (в бан­ке эту инфор­ма­цию не под­твер­ди­ли. – Прим. «Новой» – Казах­стан»). «Но я не могу уехать, пото­му что у меня здесь пожи­лые роди­те­ли», – гово­рит она. Одна­ко тут же взва­ли­ва­ет на сво­их роди­те­лей боль­шую ответ­ствен­ность, когда я спра­ши­ваю ее о том, что будет с ее сыном, если голо­дов­ка зай­дет слиш­ком дале­ко. Чер­чен­ко вздра­ги­ва­ет и не очень уве­рен­но гово­рит, что ее роди­те­ли поза­бо­тят­ся о сыне. Сам под­ро­сток к акции мате­ри отно­сит­ся с пони­ма­ни­ем, хотя Чер­чен­ко и созна­ет, что нано­сит ему пси­хо­ло­ги­че­скую травму.
Зато точ­но ника­кой трав­мы не полу­чил учре­ди­тель объ­еди­нен­но­го вуза Аксе­рик Айти­мов. В теле­фон­ном раз­го­во­ре с кор­ре­спон­ден­том «Новой» – Казах­стан» он заявил, что голо­дов­ка – это реше­ние Чер­чен­ко, и он заста­вить ее пре­кра­тить голо­дов­ку не может. Встре­чать­ся с Чер­чен­ко Айти­мов отка­зал­ся, доба­вив, что пре­по­да­ва­тель может попро­бо­вать устро­ить­ся на рабо­ту в КазИ­И­ТУ сно­ва, когда будет кон­курс. Все обви­не­ния Чер­чен­ко учре­ди­тель объ­еди­нен­но­го вуза отверг, доба­вив, что лицен­зия у его вуза есть. Любо­пыт­но, что дру­гие рек­то­ры эту инфор­ма­цию опровергли.
Рек­тор АТи­СО Хай­дар Капа­нов ока­зал­ся более раз­го­вор­чив. При­гла­сив к себе в каби­нет руко­во­ди­те­ля кад­ро­вой служ­бы, он попро­сил ее при­не­сти бума­ги, из кото­рых ста­ло ясно, что Чер­чен­ко вооб­ще не чита­ла в Ака­де­мии ни одной лек­ции, а день­ги он ей пла­тил, что­бы под­дер­жать мате­ри­аль­но. «Так и напи­ши­те: Капа­нов – собес, – с явной доса­дой гово­рит он. – Я кого-то уще­мил и дал ей работу».
Чер­чен­ко счи­та­ет, что суще­ству­ет сго­вор рек­то­ров, кото­рые меж­ду собой дого­во­ри­лись не пус­кать «скан­да­лист­ку» к себе на порог. Капа­нов по пово­ду сго­во­ра рек­то­ров неожи­дан­но согла­ша­ет­ся, хотя и пояс­ня­ет, что он может быть неофи­ци­аль­ным. «Уральск – про­вин­ци­аль­ный город, здесь все друг о дру­ге зна­ют. Есте­ствен­но, рек­то­ры меж­ду собой обща­ют­ся, и вряд ли они захо­тят брать на рабо­ту ту, о кото­рой слы­ша­ли не очень при­ят­ные отзы­вы», – гово­рит он. Но его точ­но никто не застав­лял уволь­нять Чер­чен­ко. И добав­ля­ет, что, по его мне­нию, у Чер­чен­ко про­бле­мы «соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ско­го пла­на», но ее про­ти­во­сто­я­ние с Айти­мо­вым, хоть и не ком­мен­ти­ру­ет, но одоб­ря­ет: «Чер­чен­ко – прав­доруб, молодец».
В ЗКГУ к жур­на­ли­сту «Новой» – Казах­стан» вышел рек­тор Асхат Иман­га­ли­ев, прав­да, он ком­мен­та­рии давать не стал, сослав­шись на нача­ло учеб­но­го года и боль­шую заня­тость, и пере­по­ру­чил это пер­во­му про­рек­то­ру Асе­ту Тас­ма­гам­бе­то­ву, кото­рый повто­рил сло­ва кад­ро­ви­ка в гостях у Чер­чен­ко о том, что было тай­ное голо­со­ва­ние – и сде­лать ниче­го нель­зя. Прав­да, тут же было заяв­ле­но, что пре­по­да­ва­тель вооб­ще ни дня не рабо­та­ла в их вузе. Если будет новый кон­курс, Чер­чен­ко может попро­бо­вать свои силы сно­ва, но при­о­ри­тет отда­ет­ся сотруд­ни­кам, кото­рые уже рабо­та­ли в ЗКГУ и у кото­рых были науч­ные пуб­ли­ка­ции за послед­ние три года (у Чер­чен­ко по понят­ным при­чи­нам их не было).
Нако­нец, в аки­ма­те Ураль­ска заме­сти­тель аки­ма горо­да Марс Саты­бал­ди­ев повто­рил сло­ва сво­е­го под­чи­нен­но­го из инспек­ции по тру­ду о том, что Чер­чен­ко надо встать на бир­жу тру­да. По сло­вам чинов­ни­ка, пре­по­да­ва­тель сама не очень стре­мит­ся к тому, что­бы искать рабо­ту, а хочет попасть на свое преж­нее место. «Наша же зада­ча – дать чело­ве­ку не рыбу, а удоч­ку», – глу­бо­ко­мыс­лен­но доба­вил Саты­бал­ди­ев и про­чи­тал жур­на­ли­сту лек­цию о том, что аки­мат готов под­дер­жи­вать ини­ци­а­тив­ных без­ра­бот­ных, кото­рые хотят раз­ви­вать­ся дальше.
– А если она пой­дет на прин­цип и будет голо­дать до смерти?
– (Через пау­зу, нерв­но.) Хоро­шо. Мне что делать?
– Я не знаю. Я хочу понять, может ли аки­мат вме­шать­ся, что­бы как-то убе­дить Чер­чен­ко пре­кра­тить голодовку.
– (Облег­чён­но.) А, ну, конеч­но. Будем убеждать.
Саты­бал­ди­ев доба­вил, что, может быть, сам заедет к Чер­чен­ко, что­бы пооб­щать­ся с ней тет-а-тет. Прав­да, ни в этот день, ни на сле­ду­ю­щий, ни даже через неде­лю он так и не при­е­хал. Одна­ко в тот же день к пре­по­да­ва­те­лю при­хо­ди­ла руко­во­ди­тель отде­ла внут­рен­ней поли­ти­ки Вален­ти­на Юрта­е­ва, кото­рая попро­бо­ва­ла убе­дить Чер­чен­ко пре­кра­тить голо­дов­ку. В ответ кан­ди­дат эко­но­ми­че­ских наук заяви­ла, что пере­ста­нет голо­дать, толь­ко когда устро­ит­ся на рабо­ту. На вопрос, может ли аки­мат в этом помочь, Юрта­е­ва не отве­ти­ла и про­сто ушла.

Про­цесс пошел

Тем вре­ме­нем в объ­еди­нен­ном вузе в Ураль­ске нача­лись актив­ные пере­ста­нов­ки – по слу­чай­но­му сов­па­де­нию сра­зу после того, как Чер­чен­ко нача­ла голо­дать. Из соста­ва объ­еди­нен­ной струк­ту­ры вышел глав­ный фигу­рант всех скан­да­лов – КазИ­И­ТУ и его учре­ди­тель Аксе­рик Айти­мов. По сло­вам Чер­чен­ко, Айти­мо­вым был очень недо­во­лен Хай­дар Капа­нов из АТи­СО. Офи­ци­аль­но­го под­твер­жде­ния это­му нет, но инте­рес­но, что в янва­ре это­го года после про­ку­рор­ской про­вер­ки Капа­нов в интер­вью газе­те «Ураль­ская неде­ля» заявил: «Айти­мов сей­час опять дела­ет то, что может нас под­ста­вить. Он сно­ва пере­ки­ды­ва­ет 1500 сту­ден­тов с дизай­на на юрфак. Он свои 100 мил­ли­о­нов сру­бит, гру­бо гово­ря, а нам раз­гре­бать. КазИ­И­ТУ в лице рек­то­ра и учре­ди­те­ля Айти­мо­ва под­став­ля­ет кон­крет­но мой юрфак, кото­рый я создал в 1997 году». Доста­лось и осталь­ным руко­во­ди­те­лям: «Каж­дый хочет отхва­тить кусок. Я зашел с иде­ей обра­зо­ва­ния, дру­гие парт­не­ры зашли с идей зара­бо­тать день­ги. Для них это оче­ред­ной бизнес-проект».
Остав­ши­е­ся четы­ре вуза, впро­чем, сно­ва реши­ли объ­еди­нить­ся, и АТи­СО Капа­но­ва – в их чис­ле. Будет ли это «оче­ред­ной биз­нес-про­ект» – никто пока не зна­ет. Сам рек­тор Ака­де­мии не скры­ва­ет, что готов пожерт­во­вать неко­то­ры­ми спе­ци­аль­но­стя­ми для объ­еди­не­ния: у вузов боль­шие дол­ги, и выжить они могут толь­ко вме­сте. Прав­да, как будет оформ­лять­ся доку­мен­та­ция ново­го объ­еди­не­ния, неиз­вест­но. Извест­но лишь, что у вуза будет один новый рек­тор, а все преды­ду­щие руко­во­ди­те­ли ста­нут дека­на­ми факуль­те­тов. Инте­рес­но, что у ново­го вуза лицен­зии тоже пока нет: ее вро­де бы долж­ны выдать после 10 сен­тяб­ря. Одну на всех.
В новом вузе точ­но будет эко­ном­фак, но вряд ли най­дет­ся место для Ната­льи Чер­чен­ко. Она туда и сама навер­ня­ка идти не захо­чет. С боль­шим тру­дом мест­ным жур­на­ли­стам эко­но­ми­ста уда­лось уго­во­рить пре­кра­тить голо­дов­ку на 15‑й день. Опа­се­ния за здо­ро­вье Чер­чен­ко ста­ли выска­зы­вать и посто­ян­но при­хо­дя­щие к ней меди­ки. Теперь кан­ди­дат эко­но­ми­че­ских наук будет доби­вать­ся прав­ды в суде – ее инте­ре­сы по прось­бе «Новой» – Казах­стан» взял­ся отста­и­вать извест­ный ураль­ский адво­кат Бауы­р­жан Шамбулов.

под текст

Мас­со­вый голод

В то вре­мя, пока в Ураль­ске голо­да­ла педа­гог Чер­чен­ко, в Астане перед зда­ни­ем Вер­хов­но­го суда голо­дов­ку попы­тал­ся объ­явить вете­ри­нар Иса Беке­тов – зем­ляк эко­но­ми­ста. Беке­тов про­те­сто­вал про­тив «про­из­во­ла в суде и пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нах ЗКО». Дирек­то­ра госу­дар­ствен­но­го вете­ри­нар­но­го пред­при­я­тия обви­ня­ют в при­чи­не­нии ущер­ба госу­дар­ству на сум­му в два мил­ли­о­на тен­ге. Сам Беке­тов утвер­жда­ет, что сотруд­ни­ки Агент­ства по борь­бе с кор­руп­ци­ей ЗКО пред­ла­га­ли ему сдел­ку: он берет на себя часть вины, а ему дают услов­ный срок и выпи­сы­ва­ют штраф. Он отка­зал­ся и решил вый­ти к Вер­хов­но­му суду.
Беке­то­ва задер­жа­ли через 15 минут после объ­яв­ле­ния голо­дов­ки, но инте­рес­но, что эти два акта про­те­ста состо­я­лись при­мер­но в одно и то же вре­мя. Тен­ден­ция это или слу­чай­ность? Пуб­ли­цист и оппо­зи­ци­о­нер Сер­гей Дува­нов уве­рен, что теперь сло­во «голо­дов­ка» будет воз­ни­кать в новост­ных лен­тах все чаще.

«В наших усло­ви­ях, когда воз­мож­ность отста­и­вать свои пра­ва умень­ша­ет­ся, думаю, коли­че­ство голо­до­вок будет уве­ли­чи­вать­ся. Сего­дня чело­ве­ку слож­но защи­тить себя в суде, пото­му что кор­руп­ци­он­ность наше­го пра­во­су­дия это часто дела­ет невоз­мож­ным. Сего­дня чело­ве­ку неку­да пожа­ло­вать­ся, выше­сто­я­щие вла­сти зани­ма­ют­ся отпис­ка­ми, газе­ты и теле­ви­де­ние слож­но заин­те­ре­со­вать про­бле­ма­ми про­сто­го чело­ве­ка. Не может чело­век обра­тить­ся и к оппо­зи­ции, так как нет в Казах­стане оппо­зи­ции. Дове­ден­ный до отча­я­ния чело­век уже не может вый­ти с про­те­стом на ули­цу – это запре­ще­но зако­ном, а суще­ству­ю­щая про­це­ду­ра полу­че­ния раз­ре­ше­ния исклю­ча­ет воз­мож­ность тако­го про­те­ста. Оста­ет­ся послед­нее – голо­дов­ка. Так что голо­дов­ка в опре­де­лен­ном смыс­ле – это симп­том», – утвер­жда­ет Дуванов.

Читать ори­ги­нал статьи:

Голод как голос

архивные статьи по теме

Внук Ислама Каримова рассказал о семье

Как считают голоса в Уральске

Телеканалы Казахстана проигрывают интернету и российскому ТВ