-17 C
Астана
16 января, 2021
Image default

Головой — о двери.

В Казахстане колонии пытаются засудить активистку, которая рассказывает о пытках и голодовках

Казах­стан­ская пра­во­за­щит­ни­ца Еле­на Семе­но­ва мно­го лет рас­ска­зы­ва­ет в сво­ем фейс­бу­ке о пыт­ках и кор­руп­ции в коло­ни­ях — заклю­чен­ные обра­ща­ют­ся к ней сами, пыта­ясь най­ти спра­вед­ли­во­сти. В 2020 году адми­ни­стра­ции коло­ний реши­ли бороть­ся с Семе­но­вой и зава­ли­ли ее иска­ми о защи­те чести и досто­ин­ства. Теперь по реше­нию суда она долж­на уда­лить посты со сви­де­тель­ства­ми пыток. «Меди­азо­на» рас­ска­зы­ва­ет о про­ти­во­сто­я­нии Семе­но­вой и колоний.

51-лет­няя житель­ни­ца Пав­ло­да­ра Еле­на Семе­но­ва нача­ла зани­мать­ся пра­во­за­щи­той 12 лет назад — и боль­ше поло­ви­ны из них фоку­си­ру­ет­ся на про­бле­мах заклю­чен­ных казах­стан­ских колоний.

За это вре­мя акти­вист­ку два­жды пыта­лись обви­нить по ста­тье 274 УК, но оба раза дела закры­ва­ли. В 2016 году Семе­но­вой, кото­рая вхо­ди­ла Обще­ствен­ную наблю­да­тель­ную комис­сию, запре­ти­ли посе­щать тюрь­мы Пав­ло­дар­ской обла­сти. В 2018 году Семе­но­ву не выпу­сти­ли из Казах­ста­на на встре­чу с депу­та­та­ми Пар­ла­мент­ской ассам­блеи Сове­та Евро­пы. Через несколь­ко дней после это­го дом пра­во­за­щит­ни­цы заки­да­ли кок­тей­ля­ми Молотова.

Аре­стан­ты СИЗО и коло­ний обра­ща­ют­ся к Семе­но­вой сами — по сло­вам акти­вист­ки, в обыч­ный день она может полу­чить боль­ше сот­ни звон­ков. О неко­то­рых обра­ще­ни­ях Семе­но­ва пишет в сво­ем фейс­бу­ке, а затем направ­ля­ет их в про­ку­ра­ту­ру и Коми­тет уго­лов­но-испол­ни­тель­ной системы.

Пра­во­за­щит­ни­ца при­зна­ет: про­ве­рить уда­ет­ся не все жало­бы, ино­гда заклю­чен­ные могут исполь­зо­вать их в сво­их инте­ре­сах. Те сооб­ще­ния, что про­ве­рить не полу­чи­лось, Семе­но­ва пере­на­прав­ля­ет в над­зор­ные ведом­ства, не упо­ми­ная в соцсетях.

«Поэто­му я писа­ла в фейс­бук выбо­роч­но, толь­ко жест­кие слу­чаи, когда по так­со­фо­ну они гово­рят все, дают согла­сие, что­бы я напи­са­ла, согла­ша­ют­ся с ука­за­ни­ем сво­их фами­лий, ски­ды­ва­ют видео, — объ­яс­ня­ет Семе­но­ва. — Это уже зна­чит, что они несут ответ­ствен­ность, они не боят­ся и гово­рят прав­ду, пото­му что не каж­дый осуж­ден­ный поз­во­лит обма­ны­вать, назы­вая свою фами­лию и пони­мая, какие его ждут последствия».

Иски, иски, иски

С нача­ла года к пра­во­за­щит­ни­це Семе­но­вой пода­ли семь исков, но реше­ния выне­се­ны толь­ко по четы­рем из них — в нача­ле осе­ни несколь­ко коло­ний отка­за­лись от пре­тен­зий и ото­зва­ли иски.

Одной из пер­вых судить­ся реши­ла адми­ни­стра­ция коло­нии УК-161/2 Коста­най­ской обла­сти. Пово­дом для иска ста­ли сра­зу три поста из фейс­бу­ка, напи­сан­ные Семе­но­вой осе­нью 2019 и зимой 2020 года: в них речь шла о раб­ском тру­де, голо­дов­ке и мас­со­вом отрав­ле­нии заклю­чен­ных. Руко­вод­ство УК-161/2 потре­бо­ва­ло при­знать посты не соот­вет­ству­ю­щи­ми дей­стви­тель­но­сти, обя­зать Семе­но­ву уда­лить их и дать опро­вер­же­ние. Аргу­мен­ти­руя свою пози­цию, коло­ния ссы­ла­лась на резуль­та­ты слу­жеб­ных рас­сле­до­ва­ний, кото­рые не выяви­ли ника­ких нарушений.

Пав­ло­дар­ский город­ской суд удо­вле­тво­рил тре­бо­ва­ния ист­цов. Семе­но­ва обжа­ло­ва­ла это реше­ние, но 15 сен­тяб­ря апел­ля­ци­он­ная инстан­ция оста­ви­ла его без изменений.

Отдель­ный иск пода­ла зам­на­чаль­ни­ка УК-161/2 по лечеб­но-про­фи­лак­ти­че­ской рабо­те Гуль­на­ра Мыр­за­лы из-за слов об отрав­ле­нии аре­стан­тов. Суд так­же удо­вле­тво­рил его, обя­зав Семе­но­ву опро­верг­нуть пост и воз­ме­стить судеб­ные издерж­ки в раз­ме­ре 120 569 тен­ге (280 долларов).

Сле­дом иск к Семе­но­вой пода­ла ЕС-164/4 Алма­а­тин­ской обла­сти из-за двух постов об изби­е­нии заклю­чен­но­го. В суде коло­ния наста­и­ва­ла, что аре­стан­та не изби­ва­ли, а при­ме­ни­ли к нему «при­е­мы бое­во­го сам­бо», так как он был пьян, сорвал с тюрем­щи­ков пого­ны и бил­ся голо­вой о две­ри. Этот иск суд тоже удо­вле­тво­рил: Семе­но­ву обя­за­ли опро­верг­нуть инфор­ма­цию из постов и выпла­тить 99 828 тен­ге (246 дол­ла­ров) судеб­ных издер­жек. Пра­во­за­щит­ни­ца пыта­лась опро­те­сто­вать это реше­ние, но без­успеш­но — Пав­ло­дар­ский област­ной суд откло­нил жалобу.

С еще одним иском к Семе­но­вой обра­ти­лась коло­ния ЖД-158/4 Тара­за, кото­рая потре­бо­ва­ла при­знать недо­сто­вер­ным пост о заклю­чен­ном, кото­рый при­бил себя гвоз­дя­ми к ска­мье, тре­буя ока­зать мед­по­мощь после изби­е­ния. Адми­ни­стра­ция ЖД-158/4 отри­ца­ла изби­е­ние и утвер­жда­ла, что он пытал­ся совер­шить суи­цид. 7 сен­тяб­ря суд удо­вле­тво­рил этот иск частич­но: Семе­но­ва долж­на опро­верг­нуть напи­сан­ное, а так­же выпла­тить 22 780 тен­ге (53 дол­ла­ра) судеб­ных издержек.

В мае иск к Семе­но­вой пода­ла дру­гая тараз­ская коло­ния — ЖД-158/7. Акти­вист­ка выло­жи­ла видео с обра­ще­ни­ем осуж­ден­но­го Нур­лы­бе­ка Бай­ма­ха­но­ва. Заклю­чен­ный утвер­жда­ет, что в коло­нии «про­ис­хо­дит бес­пре­дел»: сам он был избит, а сотруд­ни­ки сан­ча­сти отка­за­лись фик­си­ро­вать побои. Адми­ни­стра­ция ЖД-158/7, в свою оче­редь, наста­и­ва­ет, что все уве­чья аре­стант нанес себе сам. Во вре­мя пер­во­го засе­да­ния по иску коло­ния реши­ла ото­звать его.

Еще один пост стал пово­дом для иска от ЖД-158/1 Жам­был­ской обла­сти. Пре­тен­зии вызва­ло опуб­ли­ко­ван­ное Семе­но­вой видео заклю­чен­но­го Кари­ма Баба­е­ва, кото­рые гово­рит о кор­руп­ции в учре­жде­нии. «Мне кажет­ся, что в закры­тых учре­жде­ни­ях ско­ро мож­но будет купить все, что угод­но, даже танк», — писа­ла тогда Семе­но­ва. Началь­ник ЖД-158/1 подал иск к Семе­но­вой в авгу­сте, соот­вет­чи­ком по нему высту­пал Баба­ев; одна­ко уже в сен­тяб­ре пред­ста­ви­те­ли коло­нии попро­си­ли суд оста­вить его без рассмотрения.

Седь­мой иск был подан коло­ни­ей ЛА-155/12 из Алма­а­тин­ской обла­сти из-за поста Семе­но­вой от 17 мая, в кото­ром она со слов осуж­ден­ных опи­са­ла сра­зу несколь­ко собы­тий: в декаб­ре 2019 трое заклю­чен­ных рас­ска­за­ли о пыт­ках, 18 апре­ля был избит один осуж­ден­ный, 30 апре­ля — двое, 8 мая — еще один. Утвер­жда­лось, что в изби­е­ни­ях участ­во­вал сотруд­ник коло­нии, кото­рый про­во­дил «тре­ни­ров­ки» на арестантах.

Коло­ния отри­ца­ла фак­ты пыток и изби­е­ний и потре­бо­ва­ла уда­лить пост. При этом пред­ста­ви­те­ли ЛА-155/12 почти сра­зу ото­зва­ли иск и пода­ли его зано­во без каких-либо изме­не­ний, за исклю­че­ни­ем того, что в новом вари­ан­те ответ­чи­ком была толь­ко Семе­но­ва. 21 сен­тяб­ря коло­ния напра­ви­ла в Пав­ло­дар­ский город­ской суд оче­ред­ное хода­тай­ство об отзы­ве иска. Вско­ре коло­ния ото­зва­ла еще один иск к правозащитнице.

«Они могут быть услышаны»

Тре­бо­ва­ния коло­ний Семе­но­ва счи­та­ет абсурд­ны­ми, одна­ко после серии исков ей при­шлось изме­нить под­ход к пуб­ли­ка­ци­ям: она выкла­ды­ва­ет в фейс­бук прак­ти­че­ски все посту­па­ю­щие обра­ще­ния, но теперь все­гда под­черк­ну­то обра­ща­ет­ся к про­ку­ра­ту­ре и ДУИС с тре­бо­ва­ни­ем про­ве­рить информацию.

По сло­вам Семе­но­вой, дав­ле­ние на нее и осуж­ден­ных, гово­ря­щих вслух о нару­ше­ни­ях в коло­ни­ях, уси­ли­лось, но обра­ще­ний ста­ло толь­ко больше.

«Осуж­ден­ные поня­ли, что они могут быть услы­ша­ны. И они гото­вы гово­рить. Един­ствен­ный минус: все то, что они гово­рят в суде — в дан­ном слу­чае, в граж­дан­ском суде — это оста­ет­ся прак­ти­че­ски без вни­ма­ния, — рас­суж­да­ет Семенова.

Акти­вист­ка пред­по­ла­га­ет, что адми­ни­стра­ции коло­ний, воз­мож­но, рас­счи­ты­ва­ли, что она пере­ста­нет писать о пыт­ках. Но «это ско­рее при­да­ет боль­ше уве­рен­но­сти в том, что ты дви­га­ешь­ся в пра­виль­ном направ­ле­нии», гово­рит она. «При­да­ет боль­ше сил, пото­му что ты пони­ма­ешь, что им не нра­вит­ся то, что осуж­ден­ные гово­рят прав­ду», — заклю­ча­ет Семенова.

Репу­та­цию коло­ний, кото­рые судят­ся с Семе­но­вой, кри­сталь­но чистой назвать нель­зя: все они попа­да­ли в ново­сти из-за сооб­ще­ний о пыт­ках и коррупции.

В 2018 году чет­ве­ро осуж­ден­ных из коло­нии ЕС-164/4 рас­ска­за­ли об изби­е­ни­ях и угро­зах от тюрем­щи­ков. В том же году двое осуж­ден­ных из коло­нии ЛА-155/12 выре­за­ли себе на гру­ди фра­зу «В моей смер­ти винить адми­ни­стра­цию ЛА-155/12» и сооб­щи­ли о пыт­ках и избиениях.

Несколь­ко аре­стан­тов из коло­нии ЖД-158/4 заши­ва­ли себе рот и объ­яв­ля­ли голо­дов­ку в знак про­те­ста. После убий­ства одно­го из осуж­ден­ных выяс­ни­лось, что «акти­ви­сты» в коло­нии мог­ли нака­зы­вать сво­их сока­мер­ни­ков за дис­ци­пли­нар­ные проступки.

С 2016 по 2019 год несколь­ко сотруд­ни­ков коло­нии тараз­ской УЖД-158/7 были осуж­де­ны за взят­ки (кото­рые они бра­ли не толь­ко день­га­ми, но и дере­вян­ны­ми под­но­са­ми для беш­бар­ма­ка) и про­да­жу мари­ху­а­ны осужденному.

В 2019 году в интер­нет попа­ло видео с осуж­ден­ным чинов­ни­ком из Ураль­ска Мусли­мом Унда­га­но­вым, кото­рый пил вис­ки и ел беш­бар­мак в каме­ре коло­нии УК-161/2. После пуб­ли­ка­ции и.о. началь­ни­ка уво­ли­ли, а пяте­рых сотруд­ни­ков при­влек­ли «к стро­гой дис­ци­пли­нар­ной ответственности».

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан

архивные статьи по теме

Жизнь казахстанца дешевле иномарки

Атамбаева отравил зять президента РК?

Назарбаев ищет убежище в Турции?