-19 C
Астана
18 января, 2021
Image default

ГЛЯДИ, ЧТО ОНИ ТВОРЯТ!

Казахстан ударно готовится к парламентским выборам: уничтожает наблюдателей и намекает на проблемы с интернетом

В кон­це про­шлой неде­ли в Казах­стане про­изо­шел тихий кон­сти­ту­ци­он­ный пере­во­рот. Цен­траль­ная изби­ра­тель­ная комис­сия за месяц до пар­ла­мент­ских выбо­ров (прой­дут 10 янва­ря 2021 года) изда­ла поста­нов­ле­ние, в кото­ром в обход всех дей­ству­ю­щих зако­нов и ста­тей Кон­сти­ту­ции вве­ла фак­ти­че­ский запрет на неза­ви­си­мое наблю­де­ние на изби­ра­тель­ных участ­ках. Если рань­ше про­кон­тро­ли­ро­вать выбо­ры мог фак­ти­че­ски любой — наблю­да­те­лем мог стать член вооб­ще любой обще­ствен­ной орга­ни­за­ции или даже сотруд­ник СМИ, — то сей­час изби­ра­тель­ный уча­сток пре­вра­тил­ся фак­ти­че­ски в воен­ный объ­ект. Вот кто может на него попасть:

— толь­ко офи­ци­аль­но заре­ги­стри­ро­ван­ные от участ­ву­ю­щих в выбо­рах поли­ти­че­ских пар­тий наблюдатели;

— толь­ко те пред­ста­ви­те­ли обще­ствен­ных объ­еди­не­ний, у кото­рых наблю­де­ние за выбо­ра­ми явля­ет­ся устав­ной дея­тель­но­стью (то есть никаких);

— толь­ко жур­на­ли­сты, но с ого­вор­ка­ми: если при­ез­жа­ет теле­ви­зи­он­ная бри­га­да, то зай­ти на уча­сток может либо репор­тер, либо опе­ра­тор — при­чем пишу­ще­му кор­ре­спон­ден­ту вести видео­съем­ку нельзя;

— да, еще на участ­ках теперь запре­ще­на онлайн-транс­ля­ция изби­ра­тель­но­го про­цес­са, а если вы полу­чи­ли воз­мож­ность вести съем­ку для сво­е­го кана­ла, напри­мер, то будь­те любез­ны — стой­те на одном опре­де­лен­ном месте и бери­те раз­ре­ше­ние (жела­тель­но пись­мен­ное) у всех, кто попа­да­ет в кадр.

Новые пра­ви­ла никак не были пояс­не­ны ни ЦИКом, ни хотя бы каким-нибудь депу­та­том. Един­ствен­ным наме­ком на реак­цию обще­ства ста­ла уста­нов­ка высо­ко­го забо­ра с колья­ми навер­ху вокруг зда­ния Цен­траль­ной изби­ра­тель­ной комис­сии. А обще­ство бурлит.

«Мы уже пого­во­ри­ли с ребя­та­ми и обсу­ди­ли, что даль­ше делать, — гово­рит жур­на­лист и руко­во­ди­тель обще­ствен­ной орга­ни­за­ции «Абы­рой» («Честь») из Ураль­ска Лук­пан Ахме­дь­я­ров. — Во-пер­вых, в день голо­со­ва­ния мы все рав­но при­дем на изби­ра­тель­ные участ­ки и попро­бу­ем осу­ще­ствить наблю­де­ние. Пустят — отлич­но, нет — нас тоже это устра­и­ва­ет. Во-вто­рых, сей­час мы с юри­ста­ми гото­вим шаб­лон для мас­со­во­го обра­ще­ния в суд на ЦИК».

Гла­ва Казах­стан­ско­го меж­ду­на­род­но­го бюро по пра­вам чело­ве­ка Евге­ний Жовтис тоже высту­па­ет за то, что­бы зава­лить ЦИК иска­ми: юри­ди­че­ски все это мож­но сде­лать очень быст­ро. Но даже он не пони­ма­ет, зачем нуж­но было такое рез­кое обостре­ние кон­флик­та вла­сти и обще­ства на пар­ла­мент­ских выбо­рах — мак­си­маль­но пред­ска­зу­е­мых еще с сере­ди­ны 90‑х годов: «Что там наблю­дать-то? Зачем созда­вать хаос, если все и так зара­нее было понятно?»

А вот зачем.

Казах­стан­скую власть силь­но впе­чат­ли­ли собы­тия послед­не­го года в Кыр­гыз­стане, где про­те­сту­ю­щие захва­ти­ли пре­зи­дент­ский дво­рец (и забо­ры с колья­ми не помог­ли), и, разу­ме­ет­ся, в Бела­ру­си. Да еще и Лука­шен­ко под­лил мас­ла в огонь сво­им интер­вью: «Бела­русь для вас урок. Серьез­ней­ший урок. Пото­му что Казах­стан и Рос­сия — это не Бела­русь. Там спра­вить­ся с этой зара­зой (вме­ша­тель­ством в выбо­ры. — «Новая») будет слож­но, если не рабо­тать на упре­жде­ние». Вку­пе с пси­хо­ло­ги­че­ской трав­мой про­шло­го года, когда имен­но наблю­да­те­ли пока­за­ли, что кан­ди­дат от оппо­зи­ции Амир­жан Коса­нов набрал на пре­зи­дент­ских выбо­рах доста­точ­ное коли­че­ство голо­сов для вто­ро­го тура, нынеш­нее состо­я­ние вла­стей мож­но назвать «пани­кой из-за ирра­ци­о­наль­но­го стра­ха», объ­яс­ня­ет поли­то­лог Досым Сатпаев.

В про­шлом году ситу­а­цию уда­лось купи­ро­вать бла­го­да­ря само­му кан­ди­да­ту-оппо­зи­ци­о­не­ру, кото­рый поздра­вил пре­зи­ден­та Тока­е­ва с избра­ни­ем еще до объ­яв­ле­ния офи­ци­аль­ных резуль­та­тов. В этот раз власть реши­ла посте­лить солом­ку зара­нее. Поми­мо наблю­да­те­лей, при­шли еще и за непра­ви­тель­ствен­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми в прин­ци­пе: по всей стране идут нало­го­вые про­вер­ки таких объ­еди­не­ний. Логи­ка зако­на про­ста: если у орга­ни­за­ции есть нару­ше­ния, то по уста­нов­лен­ным нор­мам на вре­мя раз­би­ра­тельств и устра­не­ния всех оши­бок ее дея­тель­ность приостанавливается.

А необ­хо­ди­мость менять устав в соот­вет­ствии с новым поста­нов­ле­ни­ем ЦИКа фак­ти­че­ски пол­но­стью отсе­ка­ет всех ненуж­ных людей от изби­ра­тель­но­го про­цес­са. «У нас есть центр наблю­де­ния за выбо­ра­ми «Жария», кото­рый полу­чил уже 32 отка­за в реги­стра­ции. А когда они нако­нец сда­ли все доку­мен­ты и про­ве­ли все про­це­ду­ры в соот­вет­ствии с тре­бо­ва­ни­я­ми, мест­ная юсти­ция пода­ла на «Жария» в суд, посколь­ку, про­ве­дя собра­ние, они нару­ши­ли каран­тин», — опи­сы­ва­ет улов­ки вла­стей руко­во­ди­тель «Абы­роя» Лук­пан Ахмедьяров.

Такой стиль пове­де­ния — мол­ча всех душить — при­сущ сто­рон­ни­кам толь­ко одно­го поли­ти­ка. В пар­ла­мент, рас­ки­ды­вая всех по доро­ге, вновь мчит­ся пар­тия «Нур Отан», лиде­ром кото­рой явля­ет­ся пер­вый пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев. Бази­ру­ю­щий­ся в Биб­лио­те­ке пер­во­го пре­зи­ден­та Назар­ба­ев под­нял вокруг себя «яст­ре­бов», кото­рым надо­е­ла «ими­та­ция игры в демо­кра­тию», и они сно­ва реши­ли взять власть в свои руки, пола­га­ет поли­то­лог Сат­па­ев. «Про­тив­ни­ки любых изме­не­ний в казах­стан­ской поли­ти­ке бла­го­да­ря выступ­ле­нию Назар­ба­е­ва на вне­оче­ред­ном съез­де «Нур Ота­на» полу­чи­ли вто­рое дыха­ние. Он чет­ко дал понять, что все будет как преж­де, что ниче­го не будет менять­ся в стране, — гово­рит Сат­па­ев. — Сто­рон­ни­ки пер­во­го пре­зи­ден­та реши­ли вер­нуть­ся и взять власть в свои руки еще жест­че, что­бы никто не думал о том, что воз­мож­ны какие-то послабления».

Назар­ба­ев, несмот­ря на свои 80 лет, в послед­ние меся­цы выгля­дит мак­си­маль­но бод­рым и бое­ви­тым. Во вре­мя сво­их пуб­лич­ных выступ­ле­ний он упо­мя­нул при­мер­ные циф­ры, кото­рые дол­жен набрать «Нур Отан» — за 70%. «У нас еще рабо­та­ет логи­ка «пока ста­рик жив, надо ува­жить», — иро­ни­зи­ру­ет Ахме­дь­я­ров. — Вот ска­зал он про эти циф­ры, их рисо­вать и будут». Кро­ме того, бли­жай­шие выбо­ры долж­ны стать под­твер­жде­ни­ем посту­ла­та о том, что люди по-преж­не­му могут кон­со­ли­ди­ро­вать­ся вокруг фигу­ры Назар­ба­е­ва и его при­бли­жен­ных. Сре­ди при­бли­жен­ных — стар­шая дочь Дари­га, кото­рая воз­вра­ща­ет­ся в поли­ти­ку, пре­мьер-министр Аскар Мамин и другие.

В этой ситу­а­ции кажет­ся стран­ным, что о дей­стви­ях нало­го­вой, ЦИК и «Нур Ота­на» мол­чат пре­зи­дент Тока­ев и его адми­ни­стра­ция. «Сто­рон­ни­ки Назар­ба­е­ва не при­вык­ли ниче­го объ­яс­нять, а адми­ни­стра­ция Тока­е­ва мол­чит, пото­му что не хочет пока на себя брать ответ­ствен­ность за этот абсурд и за реше­ния, кото­рые они не лоб­би­ро­ва­ли», — счи­та­ет Сат­па­ев. Но это мол­ча­ние трак­ту­ет­ся как сла­бость: воз­мож­но, поэто­му ЦИК и выпу­стил поста­нов­ле­ние в обход всех власт­ных инсти­ту­тов. Хотя и Цен­триз­бир­ком мож­но понять, у них нет дру­го­го выбо­ра. Ведом­ство воз­глав­ля­ет сват Дари­ги Назар­ба­е­вой Берик Има­шев, воз­ра­жать в ответ на жела­ния род­ствен­ни­ков — не его уро­вень компетенции.

Полу­ча­ет­ся, что­бы набрать пре­сло­ву­тые «70+», власть изна­чаль­но настра­и­ва­ет­ся на мас­со­вые фаль­си­фи­ка­ции, для чего зачи­ща­ет пло­щад­ку вооб­ще от любых посто­рон­них людей. И полу­ча­ет­ся так­же, что эти 70 про­цен­тов набрать «Нур Отан» сей­час не может даже в усло­ви­ях, когда вме­сте с ним в пар­ла­мент, по сути, идут лишь две руч­ные оппо­зи­ци­он­ные пар­тии. А един­ствен­ная хоть на что-то пре­тен­ду­ю­щая аль­тер­на­тив­ная сила — соци­ал-демо­кра­ти­че­ская пар­тия — отка­за­лась от уча­стия в выбо­рах сра­зу же, как за нее при­звал по мето­ду «умно­го голо­со­ва­ния» ста­вить галоч­ки в бюл­ле­те­нях враг Назар­ба­е­ва биз­нес­мен Мух­тар Аблязов.

Устра­не­ни­ем наблю­да­те­лей пред­вы­борный про­цесс, види­мо, не огра­ни­чит­ся. 6 декаб­ря Коми­тет наци­о­наль­ной без­опас­но­сти запу­стил в интер­не­те уче­ния — пока толь­ко в Нур-Сул­тане, — для защи­ты от кибе­р­атак. Из-за это­го у части поль­зо­ва­те­лей в сто­ли­це Казах­ста­на воз­ник­ли труд­но­сти с досту­пом в интер­нет. Что­бы их не было, КНБ пред­ло­жил уста­но­вить на все девай­сы сер­ти­фи­кат без­опас­но­сти. Но еще год назад спе­ци­а­ли­сты выяс­ни­ли, что это, по сути, раз­но­вид­ность шпи­он­ской про­грам­мы, а в этот раз от уста­нов­ки таких сер­ти­фи­ка­тов сво­их сотруд­ни­ков настой­чи­во отго­ва­ри­вал даже Назар­ба­ев­ский университет.

Про­ве­де­ние уче­ний за месяц до выбо­ров трак­ту­ет­ся экс­пер­та­ми одно­знач­но: это еще одна угро­за со сто­ро­ны вла­сти нака­нуне 10 янва­ря. Бло­ки­ров­ка интер­не­та уже была опро­бо­ва­на во вре­ме­на пре­зи­дент­ства Назар­ба­е­ва. При Тока­е­ве от это­го инстру­мен­та дав­ле­ния отка­за­лись, но нынеш­нюю поли­ти­че­скую игру ведет, похо­же, не он. Прав­да, 7 декаб­ря пред­ста­ви­те­ли КНБ пуб­лич­но изви­ни­лись за про­бле­мы с интер­не­том. Из их пута­ных объ­яс­не­ний сле­до­ва­ло, что эти уче­ния никак не свя­за­ны с выбо­ра­ми: они были запла­ни­ро­ва­ны дав­но, но все вре­мя сдви­га­лись, и так сов­па­ло по сро­кам. «Я слиш­ком дав­но живу, что­бы верить в сов­па­де­ния, — груст­но сме­ет­ся Евге­ний Жовтис. — Коми­тет не мог не пони­мать, как это будет выгля­деть нака­нуне уче­ний. А если они это­го и вправ­ду не пони­ма­ли и речь идет о тоталь­ной неком­пе­тент­но­сти, то раз­ве от это­го легче?»

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан

архивные статьи по теме

Как пополнить казну за счет «посольских»

«Инвестиции» карман не тянут?

Про бедных, но открытых кыргызов