5 C
Астана
12 апреля, 2024
Image default

Глухая бетонная стена надежнее злой собаки

Пер­спек­ти­вы рефор­ми­ро­ва­ния медий­но­го зако­но­да­тель­ства и кон­крет­но ста­тьи, преду­смат­ри­ва­ю­щие уго­лов­ную ответ­ствен­ность за кле­ве­ту, ста­ли пред­ме­том дис­кус­сии на одно­имен­ном «круг­лом сто­ле» в Астане. Пред­ста­ви­те­ли вла­сти и НПО бьют­ся за изме­не­ния в нор­ма­тив­ных доку­мен­тах по раз­ные сто­ро­ны баррикад.

 

Автор: Тимур ВАЛИЕВ

Пер­вые тре­бу­ют уже­сто­чить нака­за­ния для жур­на­ли­стов, ина­че, мол, сво­бо­да сло­ва до хоро­ше­го не дове­дет, вто­рые наста­и­ва­ют на необ­хо­ди­мо­сти смяг­чить кары и уста­но­вить «пото­лок» для финан­со­вых пре­тен­зий к СМИ. Побе­да, похо­же, пока на сто­роне законодателей

На борь­бе с кор­руп­ци­ей ста­вим крест

О непо­ко­ле­би­мо­сти пози­ции вла­стей пре­дер­жа­щих гово­рит хотя бы тот факт, что чинов­ни­чий кор­пус на этом «круг­лом сто­ле» оли­це­тво­ря­ли лишь два чело­ве­ка — пред­се­да­тель Коми­те­та инфор­ма­ции и архи­вов Мини­стер­ства куль­ту­ры и инфор­ма­ции Болат Кальян­бе­ков и началь­ник управ­ле­ния пер­во­на­чаль­ной под­го­тов­ки кад­ров инсти­ту­та Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры Рус­лан Токтагулов.

Из полу­то­ра сотен депу­та­тов пар­ла­мен­та при­шли лишь две народ­ные избран­ни­цы из мажи­ли­са — Свет­ла­на Быч­ко­ва и Гали­на Бай­ма­ха­но­ва. Да и то, не дождав­шись даже окон­ча­ния пер­вой сес­сии, через 40 минут после нача­ла дис­кус­сии, пар­ла­мент­ские дамы поки­ну­ли зал, сослав­шись на занятость.

Так что, по сути, пред­ста­ви­те­ли НПО обща­лись сами с собой. И у них-то в обсуж­да­е­мом вопро­се пол­ное вза­и­мо­по­ни­ма­ние — кле­ве­ту из уго­лов­но­го зако­но­да­тель­ства необ­хо­ди­мо уби­рать. В казах­стан­ских усло­ви­ях эта нор­ма не защи­ща­ет от рас­про­стра­не­ния заве­до­мо лож­ных све­де­ний, а ско­рее явля­ет­ся кара­тель­ным инстру­мен­том для сво­бод­ной прес­сы, что не может не вызы­вать удив­ле­ния у меж­ду­на­род­но­го сообщества.

- Сво­бод­ная прес­са — это сто­ро­же­вой пес демо­кра­тии, защи­ща­ет инте­ре­сы граж­дан, преж­де все­го в обес­пе­че­нии их пра­ва на сво­бо­ду досту­па к инфор­ма­ции и гаран­ти­ро­ва­ние транс­па­рент­но­сти дея­тель­но­сти вла­сти, — заме­ти­ла по это­му пово­ду гла­ва Цен­тра ОБСЕ в Астане Ната­лья Зарудная.

Увы, в Казах­стане рас­суж­да­ют ина­че. Юрист «Интер­ньюс Казах­стан» Оль­га Диден­ко искренне недо­уме­ва­ла: посколь­ку в казах­стан­ском уго­лов­ном зако­но­да­тель­стве преду­смот­ре­но пять лет лише­ния сво­бо­ды за раз­гла­ше­ние све­де­ний о част­ной жиз­ни без согла­со­ва­ния с тем самым част­ным лицом, как госу­дар­ство вооб­ще может декла­ри­ро­вать, к при­ме­ру, все­об­щую борь­бу с кор­руп­ци­ей. Ведь при такой угро­зе ни один жур­на­лист не риск­нет зани­мать­ся рас­сле­до­ва­ни­ем кор­руп­ци­он­ной дея­тель­но­сти чиновника.

Тем более что по отно­ше­нию к СМИ в казах­стан­ских судах пре­зумп­ция неви­нов­но­сти по стран­но­му сте­че­нию обсто­я­тельств нико­гда не дей­ству­ет — жур­на­ли­сты вино­ва­ты апри­о­ри. А пото­му, резю­ми­ро­ва­ла юрист, «на борь­бе с кор­руп­ци­ей мож­но поста­вить крест». При­о­ри­тет част­ной жиз­ни в Казах­стане ока­зы­ва­ет­ся не про­сто выше сво­бо­ды сло­ва, он про­сто-напро­сто «бето­ни­зи­ро­ван».

Про сво­бо­ду сло­ва забудьте

И, похо­же, этот про­цесс будет иметь про­дол­же­ние. Как заявил Рус­лан Ток­та­гу­лов, явля­ю­щий­ся экс­пер­том рабо­чей под­груп­пы Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры по раз­ра­бот­ке про­ек­та Уго­лов­но­го кодек­са в новой редак­ции, хотя изна­чаль­но и преду­смат­ри­ва­лось пере­ве­сти кле­ве­ту «в кате­го­рию уго­лов­ных про­ступ­ков, при этом отка­зать­ся от при­ме­не­ния по ним наи­бо­лее жест­кой меры нака­за­ния в виде аре­ста», но «при обсуж­де­нии на меж­ве­дом­ствен­ной рабо­чей груп­пе по дора­бот­ке про­ек­та Уго­лов­но­го кодек­са эта ини­ци­а­ти­ва не была под­дер­жа­на. В част­но­сти, по соста­ву кле­ве­ты сохра­нен такой вид нака­за­ния, как лише­ние свободы».

При этом, заме­тил экс­перт, «сто­рон­ни­ки сохра­не­ния уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти за диф­фа­ма­цию нахо­дят более-менее вес­кий довод про­тив тако­го решения».

- Остав­ле­ние регу­ли­ро­ва­ния дан­но­го вопро­са толь­ко в рам­ках граж­дан­ско­го зако­но­да­тель­ства не ста­нет сдер­жи­ва­ю­щим фак­то­ром для лиц, в чьи наме­ре­ния вхо­дит рас­про­стра­не­ние заве­до­мо лож­ных све­де­ний, поро­ча­щих честь и досто­ин­ство дру­го­го чело­ве­ка или под­ры­ва­ю­щих его репу­та­цию, — пояс­нил он. — Так­же пола­га­ем, что невер­ным явля­ет­ся сопо­став­ле­ние сво­бо­ды сло­ва — как в кон­тек­сте выра­же­ния сво­е­го мне­ния чело­ве­ком, так и в кон­тек­сте сво­бо­ды средств мас­со­вой инфор­ма­ции — с таким обще­ствен­но опас­ным дея­ни­ем, как умыш­лен­ное рас­про­стра­не­ние заве­до­мо лож­ных све­де­ний, нано­ся­щих вред репу­та­ции дру­го­го человека.

Инте­рес­но, что при этом г‑н Ток­та­гу­лов, защи­щая пози­цию рабо­чей груп­пы, сослал­ся на меж­ду­на­род­ные доку­мен­ты, на кото­рые опи­ра­ют­ся и пред­ста­ви­те­ли медий­но­го сооб­ще­ства, и меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции, наста­и­ва­ю­щие на отмене уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти за кле­ве­ту. Но взгля­нул он на них с дру­гой стороны.

«Ни один из меж­ду­на­род­ных доку­мен­тов, обя­за­тель­ства по кото­ро­му при­ня­ла на себя Рес­пуб­ли­ка Казах­стан, не пред­пи­сы­ва­ет декри­ми­на­ли­за­цию рас­про­стра­не­ния заве­до­мо лож­ных све­де­ний, поро­ча­щих честь и досто­ин­ство лица и под­ры­ва­ю­щих его репу­та­цию», — уве­рен­но заявил Ток­та­гу­лов, сде­лав вывод, что декри­ми­на­ли­за­ция кле­ве­ты не будет спо­соб­ство­вать сво­бо­де выра­же­ния мне­ний, а, наобо­рот, «при­ве­дет к росту зло­на­ме­рен­ных пося­га­тельств на честь и досто­ин­ство граждан».

Вся­ким стра­да­ни­ям есть предел

Не услы­ша­ли, похо­же, экс­пер­ты Ген­про­ку­ра­ту­ры (во вся­ком слу­чае, пуб­лич­но не про­ком­мен­ти­ро­ва­ли) пред­ло­же­ния пред­ста­ви­те­лей медий­но­го сооб­ще­ства об огра­ни­че­нии сумм мораль­но­го ущер­ба, кото­рые предъ­яв­ля­ют­ся к СМИ.

- Неподъ­ем­ные штра­фы предъ­яв­ля­ют жур­на­ли­стам. Дело до смеш­но­го дохо­дит: быва­ет, что с целью закрыть изда­ние иски до полу­мил­ли­ар­да дохо­дят. Мы при­зы­ва­ем опре­де­лить какую-то план­ку, допу­стим, 1 мил­ли­он тен­ге, — ска­зал гла­ва Сою­за жур­на­ли­стов Сейт­ка­зы Матаев.

Его под­дер­жа­ла пре­зи­дент меж­ду­на­род­но­го фон­да защи­ты сво­бо­ды сло­ва «Адил соз» Тама­ра Кале­е­ва, отме­тив­шая, что в новой редак­ции Уго­лов­но­го кодек­са РК мак­си­маль­ные штра­фы за кле­ве­ту воз­рос­ли в 10 раз. По под­сче­там спе­ци­а­ли­стов, толь­ко в 2012 году сум­ма исков к СМИ соста­ви­ла 4,6 мил­ли­ар­да тен­ге, что сопо­ста­ви­мо с бюд­же­том неболь­шо­го горо­да, напри­мер Степногорска.

Впро­чем, жур­на­лист­ское сооб­ще­ство уже на про­тя­же­нии несколь­ких лет пред­ла­га­ет вве­сти в зако­но­да­тель­ство соот­вет­ству­ю­щие огра­ни­че­ния и кри­те­рии оцен­ки мораль­но­го ущер­ба, дабы осо­бо рья­ны­ми оби­жен­ны­ми не выстав­ля­лись в исках сум­мы, пре­вос­хо­дя­щие порой не толь­ко город­ской, но и стра­но­вой бюд­жет, одна­ко эти пред­ло­же­ния так и оста­ют­ся без ком­мен­та­ри­ев и реакции.

Ори­ги­нал статьи: 

Глу­хая бетон­ная сте­на надеж­нее злой собаки

архивные статьи по теме

Молодые женщины – опора единороссов?

Семь парламентских выборов. Как это было

Editor

Игоря Винявского освободили!