fbpx

Глава МИД с расширенными полномочиями?

Может ли новый президент Казахстана влиять на внешнюю политику

Сме­на пре­зи­ден­та в Казах­стане поста­ви­ла вопрос о буду­щей внеш­ней поли­ти­ке рес­пуб­ли­ки. Отве­тил ли на него пер­вый офи­ци­аль­ный зару­беж­ный визит ново­го гла­вы госу­дар­ства в Рос­сию?

Касым-Жомарт Тока­ев «заду­ман как гла­ва МИД с рас­ши­рен­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми» – так оха­рак­те­ри­зо­вал поло­же­ние пре­зи­ден­та Казах­ста­на казах­стан­ский поли­то­лог Мак­сим Каз­на­че­ев в интер­вью интер­нет-ресур­су Zona.kz. Это интер­вью вышло как раз в день нача­ла офи­ци­аль­но­го визи­та в Моск­ву (3−4 апре­ля) поли­ти­ка, засту­пив­ше­го на пост гла­вы госу­дар­ства после досроч­но­го ухо­да с это­го поста пер­во­го пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва.

Внешняя политика и новый президент Казахстана

Назар­ба­ев сохра­нил за собой гла­вен­ство в пра­вя­щей пар­тии «Нур Отан» и руко­вод­ство Сове­том без­опас­но­сти (СБ). Так все вопро­сы без­опас­но­сти стра­ны оста­лись в его руках. Но как быть с внеш­ней поли­ти­кой Казах­ста­на? Может ли и захо­чет ли новый пре­зи­дент под­верг­нуть кор­рек­ти­ров­ке ту мно­го­век­тор­ность, кото­рой при­дер­жи­вал­ся Назар­ба­ев, и дал ли пер­вый визит Тока­е­ва за рубеж в новом каче­стве отве­ты на эти вопро­сы?

«Касым-Жомарт Тока­ев – высо­чай­ший про­фес­си­о­нал в меж­ду­на­род­ных делах, был заме­сти­те­лем ген­се­ка ООН. И он мно­го мог бы при­вне­сти в меж­ду­на­род­ные дела Казах­ста­на. Но он – по боль­шо­му сче­ту и.о. пре­зи­ден­та. И все, что он гово­рит, согла­со­ва­но с Назар­ба­е­вым, кото­рый и в силу зако­на о пер­вом пре­зи­ден­те, и как гла­ва СБ, и как гла­ва пра­вя­щей пар­тии, име­ю­щей боль­шин­ство в пар­ла­мен­те, – может забло­ки­ро­вать любое начи­на­ние вто­ро­го пре­зи­ден­та», – гово­рит в интер­вью DW глав­ный редак­тор «Новой газе­ты» – Казах­стан» Алек­сандр Крас­нер. Он выска­зы­ва­ет пред­по­ло­же­ние, что «все непо­пу­ляр­ные меры, на кото­рые не шел Нур­сул­тан Аби­ше­вич, будут делать­ся сей­час рука­ми Касым-Жомар­та Тока­е­ва и озву­чи­вать­ся им». Хотя сами реше­ния об этих мерах он само­сто­я­тель­но еще при­ни­мать не может.

Президентские амбиции Токаева и конституционная коллизия

«По ито­гам визи­та в Моск­ву и пере­го­во­ров с Вла­ди­ми­ром Пути­ным под­нят вопрос о про­ек­те стро­и­тель­ства Рос­си­ей АЭС в Казах­стане в Алма-Атин­ской обла­сти, воз­ле уни­каль­но­го и мно­го­стра­даль­но­го озе­ра Бал­хаш. Этот про­ект сре­ди насе­ле­ния очень непо­пу­ля­рен. Уже сей­час, после изве­стия об ито­гах встре­чи в Москве, в соц­се­тях мно­го нега­ти­ва и про­те­стов про­тив стро­и­тель­ства АЭС», – отме­ча­ет собе­сед­ник DW.

При этом он обра­ща­ет вни­ма­ние на то, что если еще неде­лю назад в Касым-Жомар­те Тока­е­ве обо­зре­ва­те­ли виде­ли исклю­чи­тель­но «ретранс­ля­то­ра мыс­лей Назар­ба­е­ва», то сего­дня в Казах­стане допус­ка­ют: у ново­го пре­зи­ден­та могут появить­ся амби­ции остать­ся на этом посту и после про­ве­де­ния выбо­ров. Или, воз­мож­но, у само­го Назар­ба­е­ва име­ет­ся наме­ре­ние сде­лать того пол­но­цен­ным пре­зи­ден­том.

«Вокруг это­го вопро­са име­ет­ся тех­ни­че­ская интри­га, кото­рую обсуж­да­ют в сетях. Она свя­за­на с фор­маль­ным момен­том пре­бы­ва­ния Касым-Жомар­та Тока­е­ва в тече­ние трех лет вне Казах­ста­на, в Жене­ве, где он с 2011 по 2013 год воз­глав­лял фили­ал ООН. Эта кол­ли­зия очень пло­хо про­пи­са­на в кон­сти­ту­ции, соглас­но кото­рой пре­зи­ден­том может стать чело­век, в тече­ние послед­них пят­на­дца­ти лет про­жи­ва­ю­щий в рес­пуб­ли­ке. Эту кол­ли­зию дол­жен был бы решить Кон­сти­ту­ци­он­ный совет (КС), но для это­го Тока­ев дол­жен туда сде­лать запрос, тем самым обна­ру­жив свое наме­ре­ние стать пол­но­цен­ным пре­зи­ден­том. Если это про­изой­дет, а КС под­твер­дит такую воз­мож­ность, то о нынеш­нем пре­зи­ден­те мож­но будет гово­рить как о само­сто­я­тель­ной фигу­ре в поли­ти­ке», – пояс­ня­ет глав­ный редак­тор «Новой газе­ты» – Казах­стан».

Перспективы казахстанской многовекторности

Казах­стан­ский поли­то­лог Петр Сво­ик исхо­дит из того, что после офи­ци­аль­но­го визи­та Касым-Жомар­та Тока­е­ва в Моск­ву тран­зит вла­сти в Казах­стане закон­чил­ся, и новый пре­зи­дент – не некий про­ме­жу­точ­ный кан­ди­дат, а окон­ча­тель­ный. «И Рос­сия не согла­си­лась бы вот так при­ни­мать вре­мен­но­го пре­зи­ден­та, и Назар­ба­ев не риск­нул бы пред­ла­гать Вла­ди­ми­ру Пути­ну визит некой про­ме­жу­точ­ной фигу­ры», – убеж­ден он.

Слож­нее с вопро­сом о кор­рек­ти­ров­ке казах­стан­ской внеш­не­по­ли­ти­че­ской мно­го­век­тор­но­сти. Петр Сво­ик счи­та­ет, что по край­ней мере до выбо­ров, «когда Тока­ев ста­нет окон­ча­тель­но пре­зи­ден­том, и немно­го после это­го кор­рек­ти­ро­вок не будет, посколь­ку тот не будет совер­шать ни малей­ше­го неосто­рож­но­го дви­же­ния, кото­рое бы не понра­ви­лось Назар­ба­е­ву». Одна­ко даль­ше изме­не­ния неми­ну­е­мы. «Обсто­я­тель­ства силь­но меня­ют­ся и в эко­но­ми­ке, и в поли­ти­ке. И Тока­ев будет поли­ти­ку менять, либо сам поняв, куда дует ветер, либо это ветер его туда скло­нит. Он будет реа­ги­ро­вать на новый евразий­ский инте­гра­ци­он­ный импульс, посту­пив­ший из Рос­сии», – про­дол­жа­ет экс­перт.

«Мои сло­ва об уси­ле­нии инте­гра­ци­он­но­го век­то­ра под­твер­жда­ет кон­крет­ный факт. По ито­гам визи­та Касым-Жомар­та Тока­е­ва в Моск­ву Вла­ди­мир Путин пред­ло­жил (а его гость не воз­ра­зил и согла­сил­ся поду­мать над этим) раз­ви­вать фор­мат сотруд­ни­че­ства, имея в виду, преж­де все­го, стро­и­тель­ство АЭС в Казах­стане. А зна­че­ние такой АЭС с точ­ки зре­ния инже­нер­но-тех­ни­че­ской, соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской и гео­по­ли­ти­че­ской инте­гра­ции – это Крым­ский мост. При Тока­е­ве евразий­ский век­тор будет уси­ли­вать­ся, а Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва будут поми­нать как осно­ва­те­ля это­го про­цес­са», – утвер­жда­ет Петр Сво­ик.

Латиница, кириллица и опасения западных дипломатов

В свою оче­редь, СМИ отме­ти­ли, что непо­сред­ствен­но перед визи­том в Моск­ву Касым-Жомарт Тока­ев сде­лал заяв­ле­ние в под­держ­ку пере­хо­да Казах­ста­на с кирил­ли­цы на лати­ни­цу, орга­ни­зо­ван­но­го Нур­сул­та­ном Назар­ба­е­вым и нега­тив­но вос­при­ня­то­го в Рос­сии.

Но Алек­сандр Крас­нер обра­тил в этой свя­зи вни­ма­ние на сле­ду­ю­щий аспект: «Это в боль­шей сте­пе­ни наду­ман­ная тре­во­га. С 1929 по 1940 год каза­хи уже писа­ли латин­ски­ми бук­ва­ми – и ниче­го страш­но­го не было. А для рус­ских в Казах­стане нет осо­бой раз­ни­цы, какой алфа­вит будет исполь­зо­ван для казах­ско­го язы­ка, так как в боль­шин­стве сво­ем они на нем не гово­рят и не пишут. А лати­ни­ца удоб­нее, напри­мер, при поль­зо­ва­нии интер­не­том: там, если не оши­ба­юсь, на 10 букв мень­ше, чем на кирил­ли­це.

Роль это­го вопро­са в отно­ше­ни­ях с Рос­си­ей и дру­ги­ми стра­на­ми силь­но пре­уве­ли­че­на, а сло­ва Тока­е­ва – не демарш про­тив рус­ско­го язы­ка. Напро­тив, в одном из пер­вых заяв­ле­ний на новом посту он трак­то­вал рус­ский язык как один из двух глав­ных язы­ков в Казах­стане, наравне с казах­ским, и толь­ко после них англий­ский. Тогда как Нур­сул­тан Назар­ба­ев гово­рил о про­грам­ме трехъ­язы­чия, поста­вив им вро­вень еще и англий­ский», – отме­ча­ет жур­на­лист.

А как выгля­дят пер­спек­ти­вы «запад­но­го век­то­ра» казах­стан­ской поли­ти­ки? В интер­вью DW оппо­зи­ци­он­ный поли­тик Амир­жан Коса­нов рас­ска­зал, что в нача­ле апре­ля он встре­чал­ся с пред­ста­ви­те­ля­ми посольств ряда стран Запа­да в Казах­стане и сде­лал вывод, что дипло­ма­ты пони­ма­ют:

Нур­сул­тан Назар­ба­ев фак­ти­че­ски сохра­нил свое гла­вен­ству­ю­щее поло­же­ние в иерар­хии казах­стан­ской вла­сти. И пока он оста­ет­ся де-факто гла­вой Казах­ста­на, ожи­дать корен­ных изме­не­ний во внеш­ней поли­ти­ке не сле­ду­ет.

В то же вре­мя, учи­ты­вая опе­ра­тив­ное уча­стие Касым-Жомар­та Тока­е­ва в госу­дар­ствен­ном управ­ле­нии, воз­мож­но изме­не­ние неко­то­рых акцен­тов в поли­ти­ке, в том чис­ле и в меж­ду­на­род­ных кон­так­тах. И чем доль­ше он будет нахо­дить­ся на посту пре­зи­ден­та, тем само­сто­я­тель­нее будет в при­ня­тии реше­ний.

Далее, неопре­де­лен­ность в выбо­ре Назар­ба­е­вым кан­ди­да­ту­ры на пост пре­зи­ден­та «ока­зы­ва­ет нега­тив­ное вли­я­ние и на внеш­нюю поли­ти­ку, в том чис­ле на вопро­сы при­вле­че­ния ино­стран­ных инве­сти­ций в Казах­стан», гово­рит Коса­нов.

По его сло­вам, сре­ди ино­стран­ных дипло­ма­тов «есть опре­де­лен­ные опа­се­ния, что в сло­жив­шей­ся ситу­а­ции Китай и Рос­сия могут уси­лить свое вли­я­ние на офи­ци­аль­ный Казах­стан, в том чис­ле и в самом глав­ном вопро­се – опре­де­ле­нии кан­ди­да­ту­ры пре­ем­ни­ка Назар­ба­е­ва». Такое обсто­я­тель­ство может при­ве­сти к еще боль­шей зави­си­мо­сти Казах­ста­на от Пеки­на и Моск­вы.

И, нако­нец, одним из непре­мен­ных усло­вий гаран­тий устой­чи­во­сти пост­на­зар­ба­ев­ской моде­ли вла­сти Казах­ста­на и леги­тим­но­сти буду­ще­го пре­ем­ни­ка зару­беж­ные дипло­ма­ты счи­та­ют про­ве­де­ние по-насто­я­ще­му кон­ку­рент­ных и транс­па­рент­ных выбо­ров.

«Без это­го поло­же­ние вто­ро­го пре­зи­ден­та будет шат­ким, он не будет иметь леги­тим­но­сти в гла­зах не толь­ко соб­ствен­ных граж­дан, но и меж­ду­на­род­но­го сооб­ще­ства»,

– под­чер­ки­ва­ет Амир­жан Коса­нов.

Автор: Вита­лий ВОЛКОВ, DW

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан