-9 C
Астана
2 марта, 2024
Image default

Геростраты стабильности?

Нур­сул­тан Назар­ба­ев при­звал давать отпор – при необ­хо­ди­мо­сти зако­но­да­тель­ный – всем, кто пыта­ет­ся поли­ти­зи­ро­вать кри­зис. «Новая газе­та» – Казах­стан» узна­ла у экс­пер­тов, как теперь с этим жить.

На про­шлой неде­ле Нур­сул­тан Назар­ба­ев нару­шил затя­нув­шу­ю­ся пау­зу в вол­ну­ю­щем всех (на самом деле, нет) вопро­се досроч­ных пар­ла­мент­ских выбо­ров. Соб­ствен­но, дилем­мы «про­во­дить или не про­во­дить» в этом слу­чае даже близ­ко не было – весь вопрос был толь­ко в сро­ках. Выбо­ры в ито­ге назна­че­ны на 20 мар­та. В этот день, к сло­ву, отме­ча­ет­ся 11-летие Джа­лал-Абад­ских собы­тий (это пово­рот­ная точ­ка Тюль­па­но­вой рево­лю­ции в Кир­ги­зии, после кото­рой побе­да про­те­сту­ю­щих про­тив резуль­та­тов пар­ла­мент­ских выбо­ров ста­ла почти оче­вид­ной) и 223‑я годов­щи­на раз­ре­ше­ния на исполь­зо­ва­ние гильо­ти­ны при каз­нях во Фран­ции. А еще это Меж­ду­на­род­ный день сча­стья.
Кому сча­стья до 20 мар­та точ­но не видать – так это тем, кто решил нажить поли­ти­че­ские и любые дру­гие очки на сли­я­нии эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са и поли­ти­че­ских оши­бок дей­ству­ю­щей вла­сти. «Наше­му наро­ду, как все­гда, нуж­но объ­еди­нить­ся и давать отпор, при необ­хо­ди­мо­сти зако­но­да­тель­но, любым воз­мож­ным про­во­ка­ци­ям в это слож­ное вре­мя. И тем, кто будет пытать­ся поли­ти­зи­ро­вать и искать винов­ных в ухуд­ше­нии ситу­а­ции, я еще раз хочу ска­зать, что это гло­баль­ный про­цесс, на кото­рый ни одна стра­на, а тем более Казах­стан, не мог­ла повли­ять. Поэто­му всем нам нуж­но спло­тить­ся и помо­гать друг дру­гу», – суро­во заявил Нур­сул­тан Назар­ба­ев. То есть под запрет де-факто попа­да­ет не толь­ко мысль о том, что у вла­сти могут быть ошиб­ки, но и вся­че­ские ком­би­на­ции вро­де «в кри­зи­се вино­ва­та власть» или «власть в кри­зи­се не вино­ва­та – она вооб­ще не име­ет ника­ко­го вли­я­ния на эко­но­ми­ку».
При этом не совсем понят­но, кто такие «те», кому пред­на­зна­ча­лось экс­пресс-посла­ние пре­зи­ден­та. Кор­ре­спон­дент «Новой» – Казах­стан» поин­те­ре­со­вал­ся у экс­пер­тов, неод­но­крат­но заме­чен­ных ранее в упо­ми­на­нии в одном кон­тек­сте слов «власть» и «кри­зис», как теперь себя вести и что мож­но говорить.

Вла­дей самоцензурой

Логич­но пред­по­ло­жить, что пре­зи­дент стра­ны, гово­ря о про­во­ка­то­рах, имел в виду в первую оче­редь оппо­нен­тов нынеш­не­го поли­ти­че­ско­го кур­са, кото­рые реши­ли высту­пить на бли­жай­ших выбо­рах. «Совер­шен­но неяс­но теперь, каким обра­зом идео­ло­ги пар­тий будут выстра­и­вать кам­па­нии, на что поли­ти­че­ские объ­еди­не­ния будут опи­рать­ся, если кри­ти­ка резуль­та­тов дея­тель­но­сти нынеш­ней вла­сти, выпук­ло пред­став­лен­ных имен­но во вре­ме­на кри­зи­сов, и есть та самая опор­ная точ­ка для полу­че­ния новых сто­рон­ни­ков, – недо­уме­ва­ет жур­на­лист Аян Шари­п­ба­ев. – Пери­од паде­ния цен на сырье не прой­дет без сокра­ще­ний зар­плат и пер­со­на­ла в бюд­жет­ной, в добы­ва­ю­щей сфе­рах – есте­ствен­но, в таких усло­ви­ях кан­ди­да­ты про­сто обя­за­ны исполь­зо­вать этот фак­тор. И все это послед­ствия кри­зи­са. Ста­но­вит­ся ясно, что мес­седж на запрет поли­ти­зи­ро­вать кри­зис в первую оче­редь направ­лен тем пар­ти­ям, лиде­рам и их сто­рон­ни­кам, кото­рые наме­ре­ны исполь­зо­вать тезис «о слож­ных вре­ме­нах» в сво­их пред­вы­бор­ных кам­па­ни­ях».
С ним согла­сен эко­но­ми­че­ский обо­зре­ва­тель Денис Кри­во­ше­ев. «Мне кажет­ся, это надо читать так: мы не дадим исполь­зо­вать кри­зис в поли­ти­че­ских целях оппо­зи­ци­он­ным пар­ти­ям», – гово­рит он. Кри­во­ше­ев не верит, напри­мер, в то, что такие фра­зы могут быть пря­мым выпа­дом про­тив тех же поли­то­ло­гов и эко­но­ми­стов, кото­рые чаще дру­гих наме­ка­ют на связь несколь­ко уста­рев­шей поли­ти­че­ской систе­мы и эко­но­ми­че­ских неуря­диц. «Мы же поли­ти­че­ских очков на этом не зара­ба­ты­ва­ем, мы про­сто об этом пишем, – объ­яс­ня­ет эко­но­ми­че­ский обо­зре­ва­тель. – У нас рабо­та такая. К тому же мы нико­гда не пер­со­на­ли­зи­ру­ем кри­зис. Ино­гда пере­ход на пер­со­на­лии боль­ше вре­дит, чем помо­га­ет».
У этой кон­цеп­ции есть один изъ­ян: подав­ля­ю­щее боль­шин­ство депу­та­тов в совер­шен­стве вла­де­ют само­цен­зу­рой, а те, кто дей­стви­тель­но готов свя­зы­вать поли­ти­ку и эко­но­ми­ку, нахо­дят­ся на пери­фе­рии поли­ти­че­ской жиз­ни Казах­ста­на. Так что мало­ве­ро­ят­но, что пре­зи­дент обра­щал­ся толь­ко к таким мар­ги­на­лам. К кому тогда еще? У пуб­ли­ци­ста Сер­гея Дува­но­ва есть пред­по­ло­же­ние: «Види­мо, эти сло­ва мож­но вос­при­ни­мать как пря­мую уста­нов­ку для соот­вет­ству­ю­щих служб, что­бы они не рас­слаб­ля­лись и уже­сто­чи­ли кон­троль над про­яв­ле­ни­ем этой кри­тич­но­сти тех, кто не согла­сен с «лини­ей пар­тии». То есть под «про­во­ка­то­ра­ми» могут пони­мать­ся не толь­ко и не столь­ко депу­та­ты, сколь­ко вся раз­роз­нен­ная оппо­зи­ци­он­ная часть насе­ле­ния.
Гипо­те­ти­че­ски это наво­дит на кра­моль­ную мысль о том, что для нынеш­не­го режи­ма опа­сен даже голос про­сто­го чело­ве­ка с аль­тер­на­тив­ным виде­ни­ем раз­ви­тия стра­ны, не гово­ря уже о лиде­рах несо­глас­ных с сего­дняш­ней вла­стью. Но вот поли­то­лог Айдос Сарым не сове­ту­ет рас­смат­ри­вать ситу­а­цию сквозь приз­му такой кате­го­рич­но­сти. «До пани­ки еще дале­ко, пото­му что пани­ка тре­бу­ет чет­ко­го осо­зна­ния того, что про­ис­хо­дит в стране, – гово­рит он. – На мой взгляд, это­го осо­зна­ния сей­час нет. Та цена на нефть, кото­рая сей­час есть, еще нико­му ниче­го не гово­рит. Пре­об­ла­да­ют бла­го­душ­ные настро­е­ния – то есть цена на нефть долж­на быть или $17, или $7, что­бы нача­лись какие-то дей­ствия».
Полит­тех­но­лог Данил Бек­тур­га­нов пред­по­ла­га­ет, что целе­вую ауди­то­рию слов пре­зи­ден­та мож­но рас­ши­рить до мак­си­му­ма. «О чем фра­за? Как все­гда, о том, что я не вино­ват, – пред­став­ля­ет свою трак­тов­ку Бек­тур­га­нов. – Пред­на­зна­че­но это, конеч­но, в первую оче­редь тем, кто пре­крас­но осо­зна­ет, что ника­ко­го миро­во­го кри­зи­са не суще­ству­ет, есть про­сто паде­ние цен на сырье (не толь­ко на нефть). Это те, кому нуж­но бы, по идее, боять­ся. Во вто­рую оче­редь это адре­со­ва­но тем 80% насе­ле­ния стра­ны, кото­рые нико­гда не выез­жа­ли за рубеж, не вла­де­ют язы­ка­ми и не име­ют ника­ких аль­тер­на­тив­ных источ­ни­ков инфор­ма­ции, а поэто­му сле­по верят теле­ви­зо­ру. Так что пред­на­зна­че­но это всем жите­лям (ну, не могу ска­зать «граж­да­нам», граж­дан в стране менее про­цен­та) Казахстана».

Каша из отпора

Впро­чем, если фра­за дей­стви­тель­но пред­на­зна­ча­лась для широ­ких масс, то каки­ми мето­да­ми будет давать­ся тот самый «отпор». Мно­гие опро­шен­ные экс­пер­ты, не сго­ва­ри­ва­ясь, вспом­ни­ли попу­ляр­ное в послед­нее вре­мя чис­ло – 174. «Послед­ние два года мы вни­ма­тель­но наблю­да­ли за тем, как власть исполь­зу­ет поло­же­ния 174‑й ста­тьи УК РК (раз­жи­га­ние сра­зу несколь­ких видов роз­ни) для устра­не­ния с поля всех, кто име­ет аль­тер­на­тив­ное мне­ние по вопро­су раз­ви­тия госу­дар­ства – его поли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских систем, – гово­рит Аян Шари­п­ба­ев. – Каж­дый актив­ный граж­да­нин теперь чет­ко уяс­нил для себя, что кри­ти­ка дей­ству­ю­ще­го режи­ма может обер­нуть­ся для него совер­шен­но реаль­ным тюрем­ным сро­ком. Фор­маль­ным пово­дом для воз­буж­де­ния уго­лов­но­го дела может стать что угод­но – кар­тин­ка, фраг­мент кни­ги и так далее. Нужен лишь «бди­тель­ный заяви­тель», кото­рый отне­сет свою жало­бу «куда сле­ду­ет». Прак­ти­ка дока­за­ла эффек­тив­ность это­го инстру­мен­та в борь­бе с теми, кто, выска­зы­вая свое мне­ние, спо­со­бен соби­рать вокруг него доста­точ­но боль­шое коли­че­ство поль­зо­ва­те­лей – боль­шое для соц­се­тей, но мизер­ное для того, что­бы кри­ти­че­ское суж­де­ние мог­ло хоть как-то повли­ять на общую ситу­а­цию». «174‑я ста­тья очень под­хо­дит, – под­твер­жда­ет Данил Бек­тур­га­нов. – Ска­жешь, к при­ме­ру, что нуж­но было не гор­дить­ся «дости­же­ни­я­ми», а про­из­вод­ство стро­ить и зако­но­да­тель­ство модер­ни­зи­ро­вать – вот ты и враг наро­да, сею­щий рознь».
Одна­ко есть и более ради­каль­ные вари­ан­ты отпо­ра – прав­да, для это­го нуж­но обра­тить­ся к дале­кой и не очень исто­рии. «Все идет к тому, что Акор­да, опи­ра­ясь на при­ня­тые анти­де­мо­кра­ти­че­ские зако­ны и анга­жи­ро­ван­ные суды, пыта­ет­ся реа­ли­зо­вать атмо­сфе­ру обще­ствен­но­го стра­ха в части любой кри­ти­ки, под­ры­ва­ю­щей имидж вла­сти, – счи­та­ет Сер­гей Дува­нов. – Это при­мер­но то, что было в СССР, где суще­ство­ва­ло толь­ко одно пра­виль­ное мне­ние, а все осталь­ные, вклю­чая анек­до­ты, объ­яв­ля­лись вне зако­на».
Айдос Сарым пред­по­ла­га­ет, как это может быть закреп­ле­но зако­но­да­тель­но. «Надо быть более после­до­ва­тель­ны­ми, – язвит он. – Нуж­но вво­дить обрат­но 6‑ю ста­тью Кон­сти­ту­ции о руко­во­дя­щей и направ­ля­ю­щей роли пар­тии «Нур Отан». С дру­гой сто­ро­ны, напра­ши­ва­ет­ся зна­ме­ни­тая 58‑я ста­тья («Контр­ре­во­лю­ци­он­ная дея­тель­ность». – Прим. «Новой» – Казах­стан») вме­сто 174‑й». Мно­гие уже, кста­ти, успе­ли отме­тить, что 174‑я в три раза боль­ше, чем 58‑я, так что пре­ем­ствен­ность поко­ле­ний замет­на на сим­во­ли­че­ском уровне.
Нако­нец, если коп­нуть гораз­до глуб­же, есть заме­ча­тель­ный во всех смыс­лах исто­ри­че­ский доку­мент «Сло­во и дело госу­да­ре­во», широ­ко при­ме­ня­е­мый при Пет­ре I. Он не толь­ко уза­ко­ни­вал систе­му доно­сов и делал ее обя­за­тель­ной, но и, по сути, уни­что­жал как явле­ние любую кри­ти­ку вла­стей и вер­хов­но­го лиде­ра. «Поче­му это «Сло­во и дело»? Пото­му что сло­во уже вос­при­ни­ма­лось как дело. То есть мы име­ем арха­ич­ное вос­при­я­тие это­го пре­ступ­ле­ния», – заме­ча­ет в интер­вью «Новой» – Казах­стан» исто­рик Евге­ний Ани­си­мов. И хотя до таких край­них мер дой­дет вряд ли, наме­ки на вве­де­ние поня­тия «мысле­пре­ступ­ле­ние» зву­чат абсо­лют­но откры­то. Тем более если это мыс­ли о судь­бе страны.


тем вре­ме­нем


Каз­ТАГ

Ненор­ма­тив­ную лек­си­ку в оцен­ке казах­стан­ских жур­на­ли­стов исполь­зу­ют в одной ино­стран­ной компании

Ненор­ма­тив­ная лек­си­ка ста­но­вит­ся пра­ви­лом сре­ди топ-мене­дже­ров одной из круп­ных ино­стран­ных ком­па­ний во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с казах­стан­ски­ми жур­на­ли­ста­ми.
Мы наме­рен­но не назы­ва­ем пред­при­я­тие, пер­со­ны, зани­ма­е­мые долж­но­сти, их име­на и фами­лии. По эти­че­ским сооб­ра­же­ни­ям мы пока не гото­вы их обна­ро­до­вать. В одном можем уве­рить, что это про­ис­хо­дит в нашей стране и в наши дни.
Вот диа­лог, запись кото­ро­го есть в рас­по­ря­же­нии редак­ции:
– Лад­но, вы уст­но ска­жи­те – я, бл..дь, поме­няю (текст – Каз­ТАГ). Что тут читать. Ху…ня, бл…дь, твою мать… Я сно­ва буду писать, бл…дь.
– Хоте­ла сооб­щить. Этот (фами­лия есть в редак­ции – Каз­ТАГ) из 24KZ про­сит интер­вью. У него иди­от­ские вопро­сы. Я их вам пере­прав­лю. Мы можем отка­зать­ся вооб­ще…
– Пошли его на х…!
– Пошлю, поня­ла, пошлю. Потом этот гон­дон зво­нил с теле­ка­на­ла «Казах­стан». Не знаю, что он хотел. Ска­зал, что его вызы­вал аким. Что он все рас­ска­зал аки­му. Ну лад­но, бога ради. Так что имей­те в виду…
– И что он рас­ска­зал (аки­му – Каз­ТАГ)?
– Как его не пусти­ли на завод. В общем, долбо…б, одним сло­вом. Сего­дня он опять позво­нил, я его посла­ла. В общем, что­бы вы зна­ли…
Какие тут могут быть ком­мен­та­рии – они излишни.

Читать ори­ги­нал статьи: 

Геро­стра­ты стабильности?

архивные статьи по теме

Гульнара Каримова вернулась в Твиттер

Открытое письмо Владимиру Вольфовичу

Закрытая «Трибуна»

Editor