-17 C
Астана
7 февраля, 2023
Image default

Гани Касымов: Я – за право на конкуренцию!

Про­цесс пар­тий­но­го стро­и­тель­ства в нашей стране оста­ет­ся искус­ствен­ным. Хотя для боль­шин­ства поли­ти­ков оче­вид­но, что одно­пар­тий­ный пар­ла­мент – это нон­сенс, а несме­ня­е­мость вла­сти ведет к стаг­на­ции. С тем, что поле долж­но быть кон­ку­рент­ным и пора дать воз­мож­ность рас­ти самым раз­ным пар­ти­ям, согла­сен лидер Пар­тии пари­о­тов Казах­ста­на сена­тор Гани Касымов. 

Автор: Мадия ТОРЕБАЕВА

Наш раз­го­вор с поли­ти­ком состо­ял­ся как раз нака­нуне съез­да «Ак жола», когда уже про­шел слух, что Али­хан Бай­ме­нов ухо­дит из пар­тии, но до кон­ца в это еще не вери­лось. Поэто­му неко­то­рые отве­ты и вопро­сы сле­ду­ет вос­при­ни­мать с уче­том это­го факта.

Где наши пол­но­цен­ные депутаты?

- Гани Есен­гель­ди­но­вич, как Вы счи­та­е­те, насколь­ко реаль­но появ­ле­ние вто­рой поли­ти­че­ской пар­тии в парламенте?

- Я думаю, что сей­час ситу­а­ция скла­ды­ва­ет­ся так, что по обе­им сто­ро­нам бар­ри­кад идут кон­суль­та­ции. Очень важ­но, какая пар­тия будет, в какие сро­ки и при каких усло­ви­ях прой­дут выбо­ры. Я вижу несколь­ко сце­на­ри­ев раз­ви­тия. Один вари­ант пред­по­ла­га­ет созда­ние новой пар­тии. Дру­гой вари­ант — пред­по­чте­ние одной орга­ни­за­ции или сли­я­ние двух-трех партий.

Думаю, что хоро­шие шан­сы могут быть и у оппо­зи­ци­он­ных орга­ни­за­ций, точ­нее у пар­тии «Азат». В той ситу­а­ции, кото­рая сей­час в нашем обще­стве, наблю­да­ет­ся сво­е­го рода акку­му­ли­ро­ва­ние обще­ствен­но­го созна­ния с тем, что­бы в кон­це кон­цов опре­де­лить­ся, в каком век­то­ре будет идти наше пар­тий­ное строительство.

- Насколь­ко я пом­ню, в сво­ей пред­вы­бор­ной плат­фор­ме кан­ди­да­та в пре­зи­ден­ты Вы пред­ла­га­ли модер­ни­зи­ро­вать поли­ти­че­скую систе­му в Казах­стане. Вы по-преж­не­му счи­та­е­те, что игно­ри­ро­ва­ние со сто­ро­ны вла­стей этой важ­ной состав­ля­ю­щей обще­ствен­ной жиз­ни стра­ны при­ве­ло к печаль­ным результатам?

- Да, дей­стви­тель­но, я это пред­ло­же­ние озву­чил еще во вре­мя сво­ей пред­вы­бор­ной пре­зи­дент­ской кам­па­нии. У нас дей­стви­тель­но сла­бые пар­тии. И мы сей­час пред­ла­га­ем, что­бы все девять офи­ци­аль­но заре­ги­стри­ро­ван­ных пар­тий были пред­став­ле­ны в Мажи­ли­се пар­ла­мен­та. Пусть это будет созна­тель­ная воля госу­дар­ства. За вре­мя стро­и­тель­ства пар­тий­ной систе­мы они под­ни­мут­ся и окрепнут.

Я счи­таю, что это хоро­шее, разум­ное пред­ло­же­ние. У нас есть пар­тии, и им надо дать шанс вырас­ти, стать выра­зи­те­ля­ми мно­го­по­ляр­но­сти мне­ний и обще­ствен­ных настро­е­ний. И тут я не вижу ниче­го зазор­но­го или плохого.

Еще одним важ­ным момен­том, я счи­таю, долж­но быть огра­ни­че­ние моно­по­лии одной пар­тии. Вполне реаль­но огра­ни­чить моно­по­лию до 50% или оста­вить две трети.

- Но пре­ва­ли­ру­ю­щая роль в любом слу­чае оста­ет­ся за пар­ти­ей «Нур Отан»?

- Зна­е­те, мы же все пре­крас­но пони­ма­ем, как все это идет. Но, на мой взгляд, все же надо поста­вить какие-то огра­ни­чи­те­ли. Пони­ма­е­те, есть какая-то выхо­ло­щен­ность в том, что в пар­ла­мент люди про­хо­дят толь­ко по пар­тий­ным спис­кам. А это зна­чит, что потом в пар­ла­мен­те ока­зы­ва­ют­ся, ну, мяг­ко гово­ря, совер­шен­но раз­ные люди.

Я в свое вре­мя про­хо­дил через одно­ман­дат­ную, мажо­ри­тар­ную систе­му. Это огром­ная шко­ла. И я обе­и­ми рука­ми за то, что­бы 50% у нас изби­ра­лось по мажо­ри­тар­ной систе­ме. Чело­век, добив­ший­ся у наро­да пра­ва прой­ти в пар­ла­мент, — это пол­но­цен­ный депу­тат, пото­му что он зави­сим от изби­ра­те­лей: изби­ра­тель его видел и созна­тель­но за него голо­со­вал. Поэто­му я счи­таю, что эту ситу­а­цию мы долж­ны обсуждать.

Всем поли­ти­кам рав­ные права

- А что бы Вы еще изме­ни­ли в нынеш­нем зако­но­да­тель­стве о выбо­рах и партиях?

- Еще я за то, что­бы при пар­тий­ном стро­и­тель­стве мы все полу­ча­ли оди­на­ко­вые пра­ва на кон­ку­рен­цию. Это доступ к теле­ви­де­нию, к инфор­ма­ции. Все это, я думаю, тоже нуж­но ого­ва­ри­вать и огра­ни­чи­вать рам­ка­ми отдель­но­го зако­на или зако­на «О партиях».

Прин­ци­пи­аль­ным, на мой взгляд, явля­ет­ся и вопрос о про­ход­ном барье­ре. При этом опти­маль­ным явля­ет­ся не семи‑, а трех­процентный барьер.

И самое глав­ное, что­бы при этом был снят запрет на бло­ки­ро­ва­ние пар­тий. Соб­ствен­но, поче­му у нас во вре­мя выбор­ных кам­па­ний зако­но­да­тель­но запре­ще­но созда­вать поли­ти­че­ские бло­ки пар­ти­ям со схо­жи­ми платформами?!

- Тем не менее на преды­ду­щих пар­ла­мент­ских выбо­рах в обще­стве не раз зву­ча­ло удив­ле­ние реше­ни­ем соци­ал-демо­к­ра­тиче­ской пар­тии объ­еди­нить­ся в блок с дру­ги­ми пар­ти­я­ми, в том чис­ле и с коммунистами.

- Ну зна­е­те, это же спор­ные вопро­сы! «Ак жол», напри­мер, может объ­еди­нить­ся с «Руха­ни­я­том» или Пар­тия пат­ри­о­тов с «Ауы­лом» по каким-то пунк­там. Я хочу ска­зать, что бло­ки долж­ны быть. Вооб­ще, на мой взгляд, это искус­ствен­но наду­ман­ное препятствие.

- Но понят­но же, по какой, соб­ствен­но, при­чине появил­ся этот запрет…

- Понят­но. Но раз­ви­лась же одна пар­тия. Теперь-то уже мож­но, кон­ку­рен­ции как бы у нее нет. Ну так давай­те теперь дру­гим пар­ти­ям раз­ре­шим идти на бло­ки. Это же нор­маль­но? На самом деле все эти прин­ци­пы, о кото­рых я ска­зал, не затра­ги­ва­ют ника­кую пар­тию, не ущем­ля­ют ее, а, наобо­рот, кон­со­ли­ди­ру­ют и объ­еди­ня­ют. И я бы хотел, что­бы это была тема кон­крет­но­го, пред­мет­но­го разговора.

Квад­ра­ту­ра конфликта

- Мож­но ли пред­по­ло­жить, что те выбо­ры, к кото­рым сей­час гото­вят­ся пред­ста­ви­те­ли казах­стан­ских пар­тий, смо­гут каким-то обра­зом ниве­ли­ро­вать в буду­щем кон­флик­ты, ана­ло­гич­ные тем собы­ти­ям, кото­рые сего­дня про­ис­хо­дят в Ман­ги­ста­уской области?

- Да, в Ман­ги­ста­уской обла­сти сей­час дей­стви­тель­но идет серьез­ный кон­фликт. Мы вооб­ще, я счи­таю, долж­ны пере­за­гру­зить­ся, пере­ори­ен­ти­ро­вать­ся, что­бы подоб­но­го боль­ше не воз­ни­ка­ло. С одной сто­ро­ны, это рабо­чие кол­лек­ти­вы наших граж­дан, с дру­гой — рабо­то­да­те­ли, акци­о­не­ры, при­чем сов­мест­ных, ино­стран­ных пред­при­я­тий. И с тре­тьей сто­ро­ны — государство.

Я счи­таю, что в таких кон­флик­тах сей­час долж­на быть чет­кая схе­ма дей­ствий, отра­бо­тан­ная до авто­ма­тиз­ма. Как толь­ко воз­ни­ка­ет кон­фликт, момен­таль­но за стол пере­го­во­ров долж­ны садить­ся три-четы­ре сто­ро­ны: власть, рабо­то­да­тель, ущем­лен­ная сто­ро­на и проф­со­ю­зы, что­бы кон­фликт даль­ше не рас­ши­рял­ся. Так при­ня­то во всем мире. А у нас что пред­при­ни­ма­ет­ся? Вот этот кон­фликт идет уже вто­рой месяц. И ни одна из сто­рон до сих пор не слы­шит другую.

А не надо дово­дить кон­фликт до абсур­да! Зав­тра это в любой дру­гой точ­ке может быть, и не толь­ко у неф­тя­ни­ков. Я счи­таю, что надо в закон «О тру­де» вне­сти изме­не­ния и допол­не­ния, что­бы при ситу­а­ции, когда будут ущем­лять­ся пра­ва тру­до­вых кол­лек­ти­вов, рабо­то­да­тель в первую оче­редь садил­ся за стол пере­го­во­ров, а не убе­гал от рабочих.

- Этот кон­фликт назре­вал в тече­ние двух лет. Поче­му же наш зако­но­да­тель­ный орган рань­ше не вно­сил поправ­ки в законы?

- Вот види­те, это изъ­я­ны, и они сей­час так про­яв­ля­ют­ся. Но я хочу, что­бы этот горь­кий, печаль­ный опыт, кото­рый мы сей­час име­ем, не повто­рил­ся зав­тра. Там ведь сгу­сток про­блем. Мы толь­ко сей­час нача­ли инфор­ма­цию полу­чать. Но про­бле­ма в том, что все сто­ро­ны не могут най­ти путь друг к другу.

- Вы пола­га­е­те, что после всех собы­тий, кото­рые там про­изо­шли, мож­но будет сесть за стол переговоров?

- Нет, если так не реша­ет­ся, надо что-то пред­при­ни­мать в зако­но­да­тель­ном поряд­ке. Если, к при­ме­ру, такое про­ис­хо­дит во Фран­ции, в Гер­ма­нии или в той же Япо­нии, там момен­таль­но запус­ка­ет­ся меха­низм пра­во­во­го уров­ня. Все обя­за­ны сесть и сидеть до тех пор, пока не решат про­бле­му. А у нас что, реша­ет какая-то рабо­чая груп­па? Какие у нее пол­но­мо­чия? А надо дать ей пол­но­мо­чия, что­бы эта комис­сия из пяти-шести сто­рон села и дове­ла вопрос до ума! Раз у нас жизнь такая, то давай­те даль­ше преду­смат­ри­вать, что­бы в буду­щем подоб­ных кон­фликт­ных ситу­а­ций не возникало.

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №25 (201) от 08 июля 2011 года

More:
Гани Касы­мов: Я – за пра­во на конкуренцию!

архивные статьи по теме

Оказалось, что в товарищах согласья нет

Боролись за жилье? Получите недострой

Украинские коллеги поддержали Игоря Винявского