10 C
Астана
23 октября, 2021
Image default

ГАЗЕТА — Шанс не оказаться в «черном списке» есть, но небольшой

В бли­жай­шие меся­цы в США ожи­да­ет­ся при­ня­тие зако­на, по кото­ро­му отдель­ным пред­ста­ви­те­лям стран, в кото­рых нару­ша­ют­ся пра­ва чело­ве­ка, может быть запре­щен въезд на тер­ри­то­рию Соеди­нен­ных Шта­тов. Что­бы не ока­зать­ся в этом спис­ке, казах­стан­ско­му руко­вод­ству сле­ду­ет кар­ди­наль­но поме­нять поли­ти­ку в обла­сти соблю­де­ния прав чело­ве­ка, счи­та­ет руко­во­ди­тель фон­да «Ар.Рух.Хак» Бахыт­жан Торегожина.

Руко­во­ди­тель алма­тин­ской орга­ни­за­ции «Ар.Рух.Хак» Бахыт­жан Торе­го­жи­на и жур­на­лист газе­ты «Ураль­ская неде­ля» про­во­дят акцию про­те­ста у Бело­го дома про­тив поли­ти­че­ских пре­сле­до­ва­ний в Казах­стане. Вашинг­тон, 17 авгу­ста 2012 года.

На днях она вер­ну­лась из Вашинг­то­на в Алма­ты. Вме­сте с ураль­ским жур­на­ли­стом Лук­па­ном Ахме­дь­я­ро­вым и спец­ко­ром «Рес­пуб­ли­ки» Алек­се­ем Тихо­но­вым она дове­ла до све­де­ния аме­ри­кан­ской обще­ствен­но­сти реаль­ную ситу­а­цию с пра­ва­ми чело­ве­ка в Казахстане.

«Друзей Казахстана» можно поздравить

- Бахыт­жан Аман­га­ли­ев­на, как Вам уда­лось попасть в США?

- Нас при­гла­сил фонд Тора Хал­ворс­се­на для озна­ком­ле­ния аме­ри­кан­ской обще­ствен­но­сти с ситу­а­ци­ей с пра­ва­ми чело­ве­ка в Казах­стане. В част­но­сти, мно­гих людей инте­ре­со­ва­ла сво­бо­да сло­ва в Казах­стане после слу­чая с Лук­па­ном Ахмедьяровым.

- С кем имен­но Вы встре­ча­лись в США?

- В основ­ном с помощ­ни­ка­ми сена­то­ров и кон­гресс­ме­нов. Дело в том, что в США 6 нояб­ря состо­ят­ся пре­зи­дент­ские выбо­ры, поэто­му все кон­гресс­ме­ны и сена­то­ры заня­ты выбор­ным про­цес­сом. Почти нико­го из них в Вашинг­тоне нет. Встре­ча­лись так­же с раз­лич­ны­ми спе­ци­а­ли­ста­ми — все­го было поряд­ка 25 встреч.

Еще было боль­шое интер­вью на радио­стан­ции «Голос Аме­ри­ки», где я гово­ри­ла уже не о пра­вах чело­ве­ка, а о Евразий­ском сою­зе, вер­нее о нашей граж­дан­ской ини­ци­а­ти­ве про­ве­де­ния рефе­рен­ду­ма по вопро­су при­со­еди­не­ния Казах­ста­на к это­му сою­зу. Рас­ска­за­ла я и о том, как мы соби­ра­ли под­пи­си про­тив вне­су­деб­ных каз­ней в Казахстане.

Потом была встре­ча с пред­ста­ви­те­ля­ми Бюро по демо­кра­тии и пра­вам чело­ве­ка, кото­рые зани­ма­ют­ся непо­сред­ствен­но Казах­ста­ном, отсле­жи­ва­ют ситу­а­цию и состав­ля­ют еже­год­ные отче­ты о ситу­а­ции с пра­ва­ми чело­ве­ка в нашей рес­пуб­ли­ке. Нас слу­ша­ли с боль­шим интересом.

- На Ваш взгляд, какое мне­ние у аме­ри­кан­ско­го обще­ства о Казахстане?

- Могу ска­зать, что они пред­став­ля­ют себе Казах­стан в радуж­ных тонах. При­знать­ся, мы были несколь­ко удив­ле­ны этим обсто­я­тель­ством. Мож­но поздра­вить мест­ных лоб­би­стов Акор­ды — они рабо­та­ют очень успеш­но. Казах­стан в гла­зах аме­ри­кан­цев пред­ста­ет эта­ким «снеж­ным бар­сом», «ази­ат­ским тиг­ром»: самое силь­ное госу­дар­ство в Сред­ней Азии с пред­ска­зу­е­мым пре­зи­ден­том, уве­рен­но веду­щим стра­ну вперед.

- Навер­ное, инте­ре­сы США в Казах­стане не совсем абстрактны?

- Да, США име­ют инте­ре­сы в Казах­стане в свя­зи с вой­ной в Афга­ни­стане. Они рас­смат­ри­ва­ют нашу стра­ну в каче­стве воз­мож­но­го плац­дар­ма для выво­да войск из Афга­ни­ста­на. Так­же есть неф­тя­ные инте­ре­сы — аме­ри­кан­цы рады, что нико­гда не полу­ча­ют отка­за в заклю­че­нии неф­тя­ных кон­трак­тов в нашей стране. Кро­ме того, их очень раду­ет, что в Казах­стане будет раз­ме­щен Банк ядер­но­го топ­ли­ва. Поэто­му, когда мы рас­ска­зы­ва­ли о том, что в дей­стви­тель­но­сти тво­рит­ся в Казах­стане, о том, что Назар­ба­ев зача­стую выда­ет жела­е­мое за дей­стви­тель­ное, они были несколь­ко удивлены.

Все всё понимают

- Какие темы Вы обсуж­да­ли на встречах?

- Лич­но я для себя опре­де­ли­ла четы­ре темы, кото­рые счи­таю наи­бо­лее вопи­ю­щи­ми. В первую оче­редь, это, конеч­но, Жана­о­зен, в част­но­сти тема пыток аре­сто­ван­ных неф­тя­ни­ков. Когда я нача­ла им рас­ска­зы­вать про Алек­сандра Божен­ко, кото­рый нашел в себе силы рас­ска­зать на суде прав­ду и недав­но был убит в Жана­о­зене, для них это была шоки­ру­ю­щая инфор­ма­ция. Гово­ри­ли и о «спис­ке Жанаозена».

Вто­рой вопрос — это прак­ти­ка вне­су­деб­ных каз­ней в Казах­стане. Чест­но гово­ря, я была при­ят­но удив­ле­на, когда узна­ла, что сотруд­ни­ки аме­ри­кан­ско­го Бюро по демо­кра­тии и пра­вам чело­ве­ка чита­ли наше заяв­ле­ние и раз­де­ля­ют нашу точ­ку зре­ния по это­му вопросу.

- И о выбо­рах, навер­ное, тоже говорили…

- Да, я счи­таю, что выбо­ры — осно­ва наших граж­дан­ских прав. Как извест­но, послед­ние пар­ла­мент­ские выбо­ры при­зна­ны не соот­вет­ству­ю­щи­ми демо­кра­ти­че­ским нор­мам. Несмот­ря на это, бук­валь­но через месяц гос­по­жа Мер­кель как ни в чем не быва­ло встре­ча­ет Назар­ба­е­ва на крас­ной дорож­ке. В кон­це октяб­ря пре­зи­дент Австрии со всей биз­нес-эли­той так­же с поче­том встре­ча­ют Назар­ба­е­ва, как буд­то и не было нару­ше­ний прав чело­ве­ка в Казахстане.

- С одной сто­ро­ны, кри­ти­ку­ют, с дру­гой — встре­ча­ют с рас­про­стер­ты­ми объятиями…

- Вот что инте­рес­но: они при­зна­ют, что в Бела­ру­си нару­ша­ют­ся пра­ва чело­ве­ка, назы­ва­ют Лука­шен­ко послед­ним дик­та­то­ром Евро­пы, вво­дят эко­но­ми­че­ские и поли­ти­че­ские санк­ции про­тив бело­рус­ских пред­при­я­тий и цело­го ряда офи­ци­аль­ных лиц. К Назар­ба­е­ву же отно­ше­ние совер­шен­но дру­гое, хотя так­же при­зна­ет­ся, что пра­ва чело­ве­ка в Казах­стане нару­ша­ют­ся ничуть не мень­ше, чем в Беларуси.

- Вы гово­ри­ли это аме­ри­кан­цам? Что они ответили?

- Они со мной согла­ша­лись в том смыс­ле, что «гео­по­ли­ти­ка име­ет мно­го зна­че­ний». Про­ще гово­ря: в Бела­ру­си нет неф­ти, а в Казах­стане есть. Гово­ри­ли нам: «Спа­си­бо, что вы это заме­ча­е­те», и при­зна­ва­ли, что такая поли­ти­ка «не совсем пра­виль­на». Поэто­му я посчи­та­ла пер­во­сте­пен­ной сво­ей зада­чей инфор­ми­ро­вать аме­ри­кан­ское обще­ство о нару­ше­ни­ях прав чело­ве­ка в Казахстане.

А митинговать-то можно!

- Какие еще про­бле­мы затрагивали?

- Очень важ­ная тема — это пра­во на митин­ги. Казах­стан не выпол­ня­ет сво­их обя­за­тельств по соблю­де­нию это­го пра­ва, про­пи­сан­но­го в Меж­ду­на­род­ном пак­те о граж­дан­ских и поли­ти­че­ских пра­вах. В Казах­стане запре­щен даже про­тест одно­го чело­ве­ка, он при­рав­ни­ва­ет­ся к митингу. 

Аме­ри­кан­цы были очень удив­ле­ны этим обсто­я­тель­ством. У них мож­но про­во­дить пике­ты вооб­ще без уведомления.

- Вы уве­ре­ны, что это не толь­ко про­пи­са­но в зако­нах, но и дей­ству­ет в реаль­ной жизни?

- Мы с Лук­па­ном, кста­ти, вос­поль­зо­ва­лись этим пра­вом и про­ве­ли пикет воз­ле Бело­го дома в Вашинг­тоне, а на сле­ду­ю­щий день повто­ри­ли его воз­ле посоль­ства Казах­ста­на в США. Аме­ри­кан­ский пре­зи­дент нисколь­ко не боит­ся, что кто-то вста­нет в ста мет­рах от Бело­го дома с пла­ка­том, для таких меро­при­я­тий даже отве­де­на спе­ци­аль­ная пло­щад­ка, а непо­да­ле­ку сто­ит поли­цей­ский и наблю­да­ет за порядком.

Мне ска­за­ли, что я могу для удоб­ства даже стуль­чик с собой при­не­сти и сидеть там сколь­ко захо­чу (сме­ет­ся).

- Да, я видел ваши с Лук­па­ном фото­гра­фии, где вы сто­и­те у Бело­го дома и адре­су­е­те аме­ри­кан­ско­му пре­зи­ден­ту Ваши поже­ла­ния на плакатах.

- Наше выступ­ле­ние было адре­со­ва­но не столь­ко пре­зи­ден­ту США, сколь­ко казах­стан­ским госу­дар­ствен­ным орга­нам. Пусть уви­дят воочию, что такое пра­во на мир­ный протест.

- Если не оши­ба­юсь, во вре­мя пике­та в руках у Вас была какая-то аме­ри­кан­ская газе­та с опуб­ли­ко­ван­ным в ней «спис­ком Жана­о­зе­на». Рас­ска­жи­те об этом попо­дроб­нее, пожалуйста.

- Раз­да­ва­лись голо­са, что мы, мол, опуб­ли­ко­ва­ли этот спи­сок в какой-то реклам­ной газе­те. Это не так. The Washington Examiner — это газе­та для чинов­ни­ков, рас­про­стра­ня­е­мая в Вашинг­тоне. Учи­ты­вая, как уже гово­ри­лось выше, общий празд­нич­ный настрой аме­ри­кан­цев в отно­ше­нии Казах­ста­на, дан­ная пуб­ли­ка­ция вызва­ла у тех же помощ­ни­ков кон­гресс­ме­нов нема­лое удив­ле­ние. Думаю, пуб­ли­ка­ция попа­ла как раз к нуж­ным адре­са­там и была как нель­зя кста­ти. Ста­ла пер­вой ласточ­кой, так сказать.

- Вы наде­е­тесь, что затею со «спис­ком Жана­о­зе­на» удаст­ся дове­сти до логи­че­ско­го кон­ца? Въезд в США лицам, при­част­ным к рас­стре­лам и пыт­кам, дей­стви­тель­но будет запрещен?

- До недав­не­го вре­ме­ни в кон­грес­се уже раз­ра­ба­ты­вал­ся зако­но­про­ект по рос­сий­ско­му «спис­ку Маг­нит­ско­го». Одна­ко после того, как его пере­да­ли в верх­нюю пала­ту, в сена­те реши­ли, что нужен обоб­щен­ный вари­ант зако­на, кото­рый будет адре­со­ван не какой-то одной стране, а в общем стра­нам, в кото­рых нару­ша­ют­ся пра­ва чело­ве­ка. В ито­ге зако­но­про­ект спу­сти­ли обрат­но в кон­гресс для раз­ра­бот­ки обоб­щен­но­го варианта.

- Кон­крет­ные сро­ки при­ня­тия это­го зако­на неизвестны?

- Как я уже гово­ри­ла, и сена­то­ры, и кон­гресс­ме­ны сей­час заня­ты толь­ко выбо­ра­ми пре­зи­ден­та. Эти сро­ки могут варьи­ро­вать­ся в зави­си­мо­сти от того, оста­нет­ся ли пре­зи­ден­том Оба­ма или при­дет Ром­ни. Если оста­нет­ся Оба­ма, то воз­мож­но его при­ня­тие пар­ла­мен­том уже до ново­го года. Если же адми­ни­стра­ция поме­ня­ет­ся, — то несколь­ко поз­же. Ори­ен­ти­ро­воч­но мож­но гово­рить о трех месяцах.

- То есть с при­ня­ти­ем это­го зако­на Ваша цель будет достигнута?

- Вы зна­е­те, у меня несколь­ко иная цель. Несмот­ря ни на что, я все же питаю надеж­ду на то, что со сто­ро­ны казах­стан­ских вла­стей за эти три меся­ца будут пред­при­ня­ты какие-то дей­ствия, в резуль­та­те кото­рых «спи­сок Жана­о­зе­на» ста­нет неактуальным.

Мы будем толь­ко рады, если будут пере­смот­ре­ны дела неспра­вед­ли­во осуж­ден­ных неф­тя­ни­ков, Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча Коз­ло­ва, будут откры­ты новые дела по пыт­кам. Я хочу, что­бы вос­тор­же­ство­ва­ла спра­вед­ли­вость, а дей­стви­тель­ные винов­ни­ки пре­ступ­ле­ний понес­ли наказание.

- Мне дума­ет­ся, это наив­ная надежда…

Нуж­но все-таки дать Акор­де шанс. Если же все оста­нет­ся по-преж­не­му, если руко­вод­ство нашей стра­ны счи­та­ет, что смо­жет отку­пить­ся новы­ми постав­ка­ми неф­ти или раз­ме­ще­ни­ем воен­ных баз на тер­ри­то­рии Казах­ста­на, то теперь сде­лать это будет труд­нее. Все-таки и в США есть доста­точ­но людей, для кото­рых репу­та­ция и пра­ва чело­ве­ка не пустой звук. И мы будем спо­соб­ство­вать тому, что­бы к ним попа­да­ла прав­ди­вая инфор­ма­ция о Казахстане.

- Не бои­тесь, что Вас обви­нят в том, что Вы поеха­ли жало­вать­ся за три­де­вять земель, вме­сто того что­бы обра­тить­ся к наше­му президенту?

- Про­сти­те, а чем мы зани­ма­лись все эти годы? И акции про­во­ди­ли, и пись­ма посы­ла­ли. Тол­ку — ноль. Поэто­му при­хо­дит­ся под­клю­чать меж­ду­на­род­ное сообщество.

Под­го­то­вил Андрей ЦУКАНОВ

Автор: Бахыт­жан ТОРЕГОЖИНА

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №40 (262) от 26 октяб­ря 2012 года

Источ­ник:
ГАЗЕТА — Шанс не ока­зать­ся в «чер­ном спис­ке» есть, но небольшой

архивные статьи по теме

Мурату Телибекову дают эфир на ТВ?

Инсайдерские фокусы Meridian

Editor

А ты сдал экзамен на права человека?