-8 C
Астана
20 апреля, 2021
Image default

ГАЗЕТА — Назарбаева ждет судьба Лукашенко?

Бес­пре­це­дент­но жест­кой назва­ли в кулу­а­рах Евро­со­ю­за при­ня­тую Евро­пей­ским пар­ла­мен­том резо­лю­цию по Казах­ста­ну. Об этом рас­ска­за­ли побы­вав­шие в Страс­бур­ге редак­тор казах­стан­ской газе­ты “Голос респбу­ли­ки”, вице-пред­се­да­тель поль­ско­го фон­да «Откры­тый диа­лог» Люд­ми­ла Коз­лов­ская и зам­пред “Алги” Миха­ил Сизов.

 

Автор: Татья­на ТРУБАЧЕВА

 

Как про­хо­дят деба­ты в Евро­пей­ском пар­ла­мен­те, мне уда­лось уви­деть сво­и­ми гла­за­ми. 14 мар­та я при­е­ха­ла в Страс­бург на встре­чу с депу­та­та­ми, и как раз на этот день, на пять часов вече­ра по мест­но­му вре­ме­ни, было назна­че­но обсуж­де­ние про­ек­та резо­лю­ции по Казах­ста­ну. Про­пу­стить такое было грех, поэто­му без деся­ти пять я сто­я­ла в длин­ной оче­ре­ди жела­ю­щих попасть на верх­ние ряды пар­ла­мент­ско­го амфитеатра.

«Доста­ли» Страс­бург до печенок

При вхо­де на бал­кон мне, как и всем дру­гим «оче­ред­ни­кам», вру­чи­ли лист фор­ма­та А3 с подроб­ной схе­мой зала засе­да­ний пар­ла­мен­та: каж­дое «место-крес­ло» про­ну­ме­ро­ва­но. Напро­тив каж­до­го номе­ра — фами­лия депу­та­та, кото­рый зани­ма­ет это крес­ло. На обрат­ной сто­роне листа — фами­лии в алфа­вит­ном поряд­ке, а напро­тив — номер крес­ла, к кото­ро­му «при­креп­лен» чело­век. Сло­вом, даже при жела­нии не заблу­дишь­ся в 754 «сос­нах».

На «бал­коне обо­зре­ния» может вме­стить­ся пол­то­рас­та зри­те­лей — сиди и смот­ри, как рабо­та­ют народ­ные избран­ни­ки. Основ­ная мас­са зри­те­лей — под­рост­ки из раз­ных стран: их в ЕП при­во­зят на экс­кур­сии. Мне ста­ло инте­рес­но: неуже­ли пред­ста­ви­те­ли пубер­тат­но­го пери­о­да будут слу­шать дис­кус­сию о каком-то дале­ком Казах­стане? Слу­ша­ли! Мир­но рас­се­лись, наде­ли пар­ла­мент­ские науш­ни­ки — ими снаб­же­но каж­дое крес­ло. «Пуль­том управ­ле­ния» мож­но выбрать один из 23 (!) офи­ци­аль­ных язы­ков Евро­со­ю­за и слу­шать син­хрон­ный пере­вод того, что говорят.

В амфи­те­ат­ре было пусто­ва­то — я насчи­та­ла 43 депу­та­та. В дис­кус­сию вклю­чи­лось чело­век 15. С вер­хо­ту­ры пар­ла­мент­ско­го зала эмо­ции на лицах отчет­ли­во не про­смат­ри­ва­лись, а в обя­зан­но­сти син­хро­ни­стов тоже не вхо­дит пере­да­ча эмо­ций спи­ке­ров, поэто­му при­шлось ори­ен­ти­ро­вать­ся на жесты. Непар­ла­мент­ских, сра­зу ска­жу, не увидела.

Итак, сле­жу за рука­ми. Боль­ше все­го за Казах­стан пере­жи­ва­ет зна­ко­мый всем нам сво­и­ми визи­та­ми в Казах­стан соци­а­лист из Ирлан­дии Пол Мер­фи. Он при­пом­нил вла­стям Казах­ста­на все и всех — и рас­стрел басту­ю­щих в Жана­о­зене, и аре­сто­ван­но­го лиде­ра «Алги» Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва, и сидя­ще­го в след­ствен­ном изо­ля­то­ре пра­во­за­щит­ни­ка Вади­ма Курам­ши­на, и уехав­ших из Казах­ста­на Айну­ра Кур­ма­но­ва и Есен­бе­ка Уктешбаева.

(В скоб­ках отме­чу, что жест­кий про­ект резо­лю­ции Пола Мер­фи и его това­ри­щей неко­то­рые казах­стан­ские СМИ поче­му-то при­ня­ли за саму резо­лю­цию. К наше­му удив­ле­нию, даже совет­ник пре­зи­ден­та Ерму­ха­мет Ерты­с­ба­ев яст­ре­бом наки­нул­ся имен­но на эту пред­ва­ри­тель­ную вер­сию, поэто­му мы реши­ли в номе­ре дать пере­вод при­ня­то­го Евро­пар­ла­мен­том документа).

Слу­шаю пере­вод — мно­гих депу­та­тов заце­пи­ла тра­ге­дия в Жана­о­зене. Собы­тия на запа­де Казах­ста­на срав­ни­ли с Сири­ей. Прав­да, про­зву­ча­ла и дру­гая пози­ция. Так, поль­ский депу­тат Януш Вой­це­хов­ский воз­ра­зил, что срав­не­ния неумест­ны — в Сирии погиб­ли тыся­чи людей. А чех Мило­слав Ран­сдорф задал­ся вопро­сом, мож­но ли назвать мир­ны­ми басту­ю­щих неф­тя­ни­ков, если в горо­де сожже­но 142 объ­ек­та?! Зна­ко­мые до боли аргу­мен­ты — буд­то и не уез­жа­ла из Казахстана.

Бур­но обсуж­да­ли депу­та­ты арест Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва, кото­рый до сво­е­го задер­жа­ния актив­но общал­ся с евро­пей­ски­ми пар­ла­мен­та­ри­я­ми и про­сил их помочь в раз­ре­ше­нии жана­о­зен­ско­го кон­флик­та. Евро­пей­цы здесь уви­де­ли про­стую логи­ку: вер­нул­ся Вла­ди­мир из Евро­пар­ла­мен­та (а он на самом деле за день до аре­ста при­ле­тел из Страс­бур­га) — его и посадили.

Но хотя за обще­ние с евро­де­пу­та­та­ми наше госу­дар­ство так жест­ко пока не нака­зы­ва­ет, «фиш­ка» здесь в дру­гом. Лидер «Алги» кого толь­ко мог про­сил пога­сить кон­фликт в Жана­о­зене, а теперь сидит за то, что яко­бы сам раз­жег в этом горо­де соци­аль­ную рознь.

Мож­но ска­зать, что обсуж­де­ния закон­чи­лись лишь на сле­ду­ю­щий день — 15 мар­та. Имен­но в день голо­со­ва­ния ста­ло понят­но: раз евро­пар­ла­мен­та­рии боль­шин­ством голо­сов при­ня­ли доста­точ­но жест­кую резо­лю­цию по Казах­ста­ну, то наши вла­сти их до пече­нок «доста­ли».

Но это лишь мое суж­де­ние о дис­кус­сии и резо­лю­ции, в кон­це кон­цов я не знаю, как евро­пар­ла­мен­та­рии обсуж­да­ют дру­гие доку­мен­ты. Поэто­му я обра­ти­лась с вопро­са­ми к вице-пред­се­да­те­лю поль­ско­го фон­да «Откры­тый диа­лог» Люд­ми­ле Козловской.

От резо­лю­ции и до санк­ций недалеко

Г‑жа Коз­лов­ская уже дав­но рабо­та­ет с депу­та­та­ми Евро­пар­ла­мен­та, неод­но­крат­но при­сут­ство­ва­ла на их пле­нар­ных засе­да­ни­ях. Не про­пу­сти­ла она и деба­ты по резо­лю­ции в отно­ше­нии Казах­ста­на, пото­му что посто­ян­но наблю­да­ет за собы­ти­я­ми в нашей стране и сотруд­ни­ча­ет со мно­ги­ми наши­ми НПО и журналистами.

- Люд­ми­ла, в деба­тах по Казах­ста­ну при­ни­ма­ли уча­стие чуть боль­ше 40 депу­та­тов. Это не мало?

- В про­шлом году были деба­ты по при­ня­тию отче­та по Цен­траль­ной Азии. Тогда по Казах­ста­ну выска­зы­ва­лись все­го лишь три евро­де­пу­та­та. А в этот раз на сами деба­ты при­шли 43 чело­ве­ка. На мой взгляд, вполне достаточно.

- Поче­му в этот раз был про­яв­лен такой инте­рес к нашей стране?

- Это свя­за­но с тра­ги­че­ски­ми собы­ти­я­ми, про­изо­шед­ши­ми 16 декаб­ря про­шло­го года в Жана­о­зене. Нака­нуне, 15 декаб­ря, в Евро­пар­ла­мен­те про­хо­ди­ло голо­со­ва­ние по отче­ту по Цен­траль­ной Азии. Тогда поправ­ки с кри­ти­кой евро­де­пу­та­тов в адрес Казах­ста­на были в основ­ном откло­не­ны. Вопро­сы Жана­о­зе­на в том отче­те вооб­ще не про­зву­ча­ли, хотя заба­стов­ка неф­тя­ни­ков дли­лась уже семь месяцев.

В этот раз каж­дый из них чув­ство­вал себя ответ­ствен­ным за про­изо­шед­шее на запа­де вашей стра­ны. Все они были в шоке от слу­чив­ше­го­ся в Жана­о­зене, все они смот­ре­ли видео, где вид­но, как поли­цей­ские стре­ля­ют в убе­га­ю­щих людей. Это был пере­лом­ный момент, после кото­ро­го Казах­стан при­зна­ли неде­мо­кра­тич­ным государством.

Вто­рой фак­тор, кото­рый повли­ял на чле­нов пар­ла­мен­та, — вол­на репрес­сий в отно­ше­нии оппо­зи­ции. Это и арест поли­ти­ка Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва сра­зу же после его встреч в Страс­бур­ге (в Евро­пар­ла­мен­те) и Брюс­се­ле (в Евро­ко­мис­сии), арест жур­на­ли­ста Иго­ря Виняв­ско­го, обыс­ки в редак­ции газе­ты «Взгляд» и офи­сах пар­тии «Алга».

- Ну а как Вам сами дебаты?

- Это одни из самых эмо­ци­о­наль­ных деба­тов о Казах­стане, кото­рые я виде­ла. Непри­выч­ным было то, что на них высту­пи­ли с кри­ти­кой в адрес Казах­ста­на мно­же­ство депу­та­тов из раз­ных поли­ти­че­ских групп (все­го в ЕП семь пар­тий­ных фрак­ций и груп­па беспартийных).

- Чьи выступ­ле­ния боль­ше все­го запомнились?

- Одной из пер­вых высту­па­ла Лии­са Якан­са­ари из груп­пы соци­ал-демо­кра­тов. Депу­тат с сожа­ле­ни­ем кон­ста­ти­ро­ва­ла, что с про­шло­го года мы наблю­да­ем в Казах­стане рост мир­ных граж­дан­ских про­те­стов, во вре­мя кото­рых люди отста­и­ва­ют фун­да­мен­таль­ные пра­ва чело­ве­ка. На дан­ный момент ситу­а­ция не изме­ни­лась: воз­рос­ло дав­ле­ние на лиде­ров оппо­зи­ции, неза­ви­си­мые СМИ и пред­ста­ви­те­лей граж­дан­ско­го общества.

Г‑жа Якан­са­ари выра­зи­ла надеж­ду, что кон­со­ли­ди­ро­ван­ная резо­лю­ция (отме­чу, что на обсуж­де­ние было пред­став­ле­но шесть тек­стов резо­лю­ций от раз­ных поли­ти­че­ских групп) заста­вит казах­стан­ские вла­сти при­оста­но­вить нега­тив­ный тренд в сфе­ре прав чело­ве­ка и понять, что эко­но­ми­че­ское сотруд­ни­че­ство долж­но идти рука об руку с поли­ти­че­ским сотруд­ни­че­ством и улуч­ше­ни­ем прав чело­ве­ка. Она так­же ска­за­ла, что Евро­пар­ла­мент ждет от ваших вла­стей пози­тив­ных дей­ствий во вре­мя пере­го­во­ров по под­пи­са­нию согла­ше­ния о сотруд­ни­че­стве меж­ду Казах­ста­ном и Евро­пей­ским союзом.

- Поль­ско­го депу­та­та Пет­ра Боры­са после его выступ­ле­ния на деба­тах неко­то­рые наблю­да­те­ли успе­ли запи­сать в «адво­ка­ты дья­во­ла», мол, в Жана­о­зене был, а суще­ствен­но­го ниче­го не ска­зал. Что Вы на это скажете?

- Если уж сле­до­вать рели­ги­оз­но-юри­ди­че­ской тер­ми­но­ло­гии, то бог им судья, этим наблю­да­те­лям. Если кто-то сам хочет дать оцен­ку Боры­су, то он может най­ти видео с его выступ­ле­ни­ем на сай­те Европарламента.

Что каса­ет­ся меня, то я счи­таю спич Пет­ра одним из самых важ­ных. Он под­черк­нул, что сего­дня Казах­стан сда­ет тест на демо­кра­тию. Что­бы сдать этот тест, вла­сти, как и обе­ща­ли, долж­ны про­ве­сти объ­ек­тив­ные и откры­тые суды по жана­о­зен­ско­му делу, по делам в отно­ше­нии Коз­ло­ва, Ами­ро­вой и дру­гих. Кро­ме того, по его сло­вам, в Казах­стане долж­ны быть сво­бод­ные СМИ, долж­на сво­бод­но рабо­тать оппозиция.

- Что еще гово­ри­ли кри­ти­ки казах­стан­ских властей?

- Одно из самых ярких кри­ти­че­ских выступ­ле­ний было у Кри­сти­ны Оюланд (она пред­став­ля­ет Эсто­нию и вхо­дит в Аль­янс либе­ра­лов и демо­кра­тов Евро­пы). Депу­тат под­черк­ну­ла, что толь­ко три пост­со­вет­ские стра­ны про­шли путь демо­кра­тии — это при­бал­тий­ские рес­пуб­ли­ки. Осталь­ные так и оста­лись авто­кра­ти­я­ми, в том чис­ле Бела­русь и Казах­стан. По ее сло­вам, Назар­ба­ев дол­жен для себя выбрать — хочет ли он быть жесто­ким дик­та­то­ром и уто­нуть в кро­ви мир­ных про­те­сту­ю­щих или раз­вер­нуть стра­ну к откры­то­сти и демократичности.

- А за что Казах­стан хва­ли­ли на дебатах?

- Допу­стим, Мило­слав Ран­сдорф ука­зы­вал на то, что в Казах­стане доход на душу насе­ле­ния вырос с 400 до 9000 дол­ла­ров. Но ему сра­зу же дали «синюю кар­ту», то есть у дру­го­го депу­та­та появил­ся к нему сроч­ный вопрос. Такой: «Хоте­лось бы Вас спро­сить, каким обра­зом эко­но­ми­че­ские пока­за­те­ли и наше эко­но­ми­че­ское сотруд­ни­че­ство с Казах­ста­ном оправ­ды­ва­ют «закры­тие глаз» на то, что людей уби­ва­ют и аре­сто­вы­ва­ют оппозицию?»

Когда соци­ал-демо­крат Кри­сти­ан Виге­нин под­нял вопрос о про­шед­ших пар­ла­мент­ских выбо­рах, о Соко­ло­вой, о репрес­си­ро­ван­ных лиде­рах оппо­зи­ции и жур­на­ли­стах, тот же Мило­слав Ран­сдорф задал ему встреч­ный вопрос: «Как Вы може­те назы­вать про­те­сты мир­ны­ми, если было уни­что­же­но 142 объекта?»

Виге­нин ему отве­тил так: «Я хотел бы предо­ста­вить воз­мож­ность высту­пать дру­гим депу­та­там Евро­пар­ла­мен­та, так как оче­вид­но, что г‑н Ран­сдорф здесь для защи­ты казах­стан­ских вла­стей. Я думаю, что мы долж­ны быть здесь сбалансированы».

- Уже упо­мя­ну­тый депу­тат Ран­сдорф под­дер­жи­вал прось­бу казах­стан­ско­го пра­ви­тель­ства отло­жить при­ня­тие резо­лю­ции на два меся­ца. Поче­му казах­стан­ские вла­сти так боя­лись этой резолюции?

- Пото­му что это удар по ими­джу Казах­ста­на как ста­биль­но­го госу­дар­ства, лиде­ра Цен­траль­но-Ази­ат­ско­го реги­о­на. Нынеш­няя резо­лю­ция ста­ла исто­ри­че­ским доку­мен­том, пото­му что послед­няя кри­ти­че­ская резо­лю­ция по Казах­ста­ну была при­ня­та в 2009 году, когда поса­ди­ли пра­во­за­щит­ни­ка Евге­ния Жовти­са. С того момен­та все наде­я­лись на либе­ра­ли­за­цию в стране, но надеж­ды не оправдались.

В ито­ге в этот раз была при­ня­та одна из самых жест­ких резо­лю­ций по Казах­ста­ну. При­ня­тый доку­мент стал сим­во­лом разо­ча­ро­ва­ния Евро­пы в Казах­стане, в тех обе­ща­ни­ях, кото­рые дава­ла стра­на, в том чис­ле, когда воз­глав­ля­ла ОБСЕ.

- У нас власть тол­сто­ко­жая, ее кри­ти­кой не прой­мешь, тем более что каких-либо санк­ций в резо­лю­ции не предусмотрено…

- Не ска­жи­те. Выпу­сти­ли же перед резо­лю­ци­ей Соко­ло­ву, а в день голо­со­ва­ния — Виняв­ско­го. После резо­лю­ции депу­та­ты будут мони­то­рить ситу­а­цию в Казах­стане, будут при­ез­жать на каж­дое меро­при­я­тие. Теперь Евро­па будет под­дер­жи­вать мир­но про­те­сту­ю­щих в Казахстане.

К тому же в любой момент Евро­со­юз смо­жет выпол­нить озву­чен­ные на деба­тах тре­бо­ва­ния Кри­сти­ны Оюланд. Она ска­за­ла: раз Евро­со­юз вво­дит санк­ции в отно­ше­нии Бела­ру­си (состав­лен «чер­ный спи­сок» судей и чинов­ни­ков, кото­рые не могут въез­жать на тер­ри­то­рию ЕС), то точ­но так же Евро­пей­ский союз дол­жен дей­ство­вать в отно­ше­нии назар­ба­ев­ско­го режи­ма. Так что резо­лю­ция — это толь­ко начало.

Евро­де­пу­та­ты при­едут в Казах­стан на суды

Зам­пред пар­тии «Алга» Миха­ил Сизов так­же лич­но при­сут­ство­вал в Евро­пар­ла­мен­те во вре­мя деба­тов по резо­лю­ции в отно­ше­нии Казах­ста­на. Там же, в Евро­пе, он узнал об осво­бож­де­нии глав­но­го редак­то­ра «Взгля­да» Иго­ря Виняв­ско­го. Зачем он ездил в Евро­пу и как оце­ни­ва­ет «акт мило­сер­дия» в отно­ше­нии жур­на­ли­ста, Миха­ил рас­ска­зал в ком­мен­та­рии редакции:

- Пер­вое и глав­ное, о чем хочу напом­нить: уго­лов­ные дела про­тив наших дру­зей и сорат­ни­ков Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва (аре­сто­ван­ный пред­се­да­тель пар­тии «Алга» — ред.), Айжан­гуль Ами­ро­вой (аре­сто­ван­ная акти­вист­ка «Алги» — ред.), Бола­та Ата­ба­е­ва (нахо­дя­щий­ся под след­стви­ем пред­ста­ви­тель коа­ли­ции «Халык Май­да­ны» — ред.) и дру­гих носят заказ­ной и исклю­чи­тель­но поли­ти­че­ский характер.

Одна­ко сего­дня мы не име­ем фак­ти­че­ски ника­ких меха­низ­мов защи­ты их инте­ре­сов внут­ри стра­ны. Поэто­му вынуж­де­ны апел­ли­ро­вать к евро­пей­ско­му сооб­ще­ству — что­бы евро­пей­цы доби­ва­лись от казах­стан­ских вла­стей не толь­ко объ­ек­тив­но­го, бес­при­страст­но­го, про­зрач­но­го рас­смот­ре­ния всех вопро­сов, свя­зан­ных с поли­ти­че­ски­ми узни­ка­ми, но и пол­но­го их оправ­да­ния и освобождения.

Наша послед­няя поезд­ка про­дол­жа­лась четы­ре дня — с 13 по 16 мар­та, она была насы­ще­на встре­ча­ми с депу­та­та­ми Евро­пар­ла­мен­та. Отдель­ные депу­та­ты, к при­ме­ру, тот же Петр Борыс, совсем недав­но побы­ва­ли лич­но в Казах­стане. Офи­ци­аль­ные вла­сти их заве­ря­ли: в ско­ром вре­ме­ни будут устра­не­ны все нару­ше­ния, допус­ка­е­мые след­стви­ем в отно­ше­нии задер­жан­ных по обви­не­нию в раз­жи­га­нии соци­аль­ной роз­ни. И им, депу­та­там, было весь­ма инте­рес­но из пер­вых уст узнать, раз­ре­ша­ют ли теперь сви­да­ния супру­ге Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва — Алие, како­во состо­я­ние здо­ро­вья Вла­ди­ми­ра после опе­ра­ции, есть ли надеж­да на объ­ек­тив­ное раз­би­ра­тель­ство и оправ­да­ние поли­ти­че­ских заключенных.

К сожа­ле­нию, ниче­го уте­ши­тель­но­го в ответ мы ска­зать не мог­ли. Уже в Страс­бур­ге мы узна­ли, что Болат Ата­ба­ев про­вел в Алма­ты пресс-кон­фе­рен­цию, на кото­рой сооб­щил о том, что про­тив задер­жан­ных выдви­га­ют­ся новые обви­не­ния. «Новень­кое» — это руко­вод­ство и уча­стие в орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­ной груп­пе, яко­бы стре­мив­шей­ся к насиль­ствен­но­му свер­же­нию кон­сти­ту­ци­он­но­го строя.

Кро­ме того, в это же вре­мя в Жана­о­зене была аре­сто­ва­на Тама­ра Ерга­зе­ва, жена нахо­дя­ще­го­ся под след­стви­ем неф­тя­ни­ка. В дове­сок к это­му посту­пи­ла инфор­ма­ция, что жур­на­ли­сты долж­ны полу­чить некую аккре­ди­та­цию, что­бы попасть на про­цесс по мас­со­вым бес­по­ряд­кам, кото­рый дол­жен начать­ся в Актау 27 мар­та. Оче­вид­но, что эта про­це­ду­ра была вве­де­на исклю­чи­тель­но для того, что­бы отсечь от про­цес­са неугод­ных журналистов.

Если пере­чис­лить тезис­но, то в чис­ле глав­ных про­блем совре­мен­но­го Казах­ста­на Евро­пар­ла­мент видит цен­зу­ру и мас­со­вые при­тес­не­ния неза­ви­си­мых СМИ, фак­ты поли­ти­че­ских репрес­сий на фоне декла­ри­ро­ва­ния поли­ти­че­ских и граж­дан­ских сво­бод, свер­ты­ва­ние демо­кра­ти­че­ских начи­на­ний и откат Казах­ста­на к дик­та­ту­ре и авто­ри­тар­ной фор­ме правления.

Осо­бо нега­тив­ную оцен­ку полу­чи­ли жана­о­зен­ские собы­тия. Рас­стрел мир­ных граж­дан и после­до­вав­шие мас­со­вые аре­сты по обви­не­нию в уча­стии в бес­по­ряд­ках и раз­жи­га­нии соци­аль­ной роз­ни вызва­ли бурю про­те­ста со сто­ро­ны евро­пар­ла­мен­та­ри­ев, это заста­ви­ло их вне­сти в резо­лю­цию мак­си­маль­но рез­кие и жест­кие оцен­ки ситу­а­ции в Казахстане.

Нема­лое воз­му­ще­ние вызы­ва­ет у них и тот факт, что Вла­ди­мир Коз­лов, высту­пав­ший здесь, в Евро­пар­ла­мен­те, с при­зы­вом обра­тить мак­си­маль­ное вни­ма­ние на факт репрес­сий в отно­ше­нии неф­тя­ни­ков, был лишен сво­бо­ды на сле­ду­ю­щий день после воз­вра­ще­ния из Страс­бур­га. Зву­ча­ли во вре­мя деба­тов и име­на Айну­ра Кур­ма­но­ва, Есе­на Уктеш­ба­е­ва, Жан­бо­ла­та Мамая. В част­но­сти, депу­тат Пол Мер­фи обра­тил вни­ма­ние всех сво­их кол­лег на недо­пу­сти­мость сило­во­го про­ти­во­дей­ствия вла­стей мир­но­му рабо­че­му про­те­сту и поли­цей­ско­го про­из­во­ла в отно­ше­нии лиде­ров проф­со­ю­зов и рабо­чих движений.

Резо­лю­ция была при­ня­та боль­шин­ством. Сама по себе она, конеч­но, никак не может повли­ять на пере­ори­ен­та­цию внут­ри­по­ли­ти­че­ско­го укла­да Казах­ста­на с авто­ри­тар­но­го на демо­кра­ти­че­ский. Но так как Казах­ста­ну, нахо­дя­ще­му­ся в тис­ках меж­ду Рос­си­ей и Кита­ем, совер­шен­но невы­год­но ссо­рить­ся с Евро­пой, я наде­юсь, что опре­де­лен­ные подвиж­ки в плане либе­ра­ли­за­ции внут­ри стра­ны все-таки долж­ны про­изой­ти. Ведь через какое-то вре­мя офи­ци­аль­ный Казах­стан дол­жен будет отчи­тать­ся в Евро­пар­ла­мен­те, чему он внял из озву­чен­ных заме­ча­ний и что исправил.

Нам так­же уда­лось полу­чить твер­дые заве­ре­ния в том, что спе­ци­аль­ная мис­сия от Евро­со­ю­за обя­за­тель­но будет при­сут­ство­вать на всех судеб­ных про­цес­сах — и по мас­со­вым бес­по­ряд­кам, и по раз­жи­га­нию соци­аль­ной роз­ни, и по ОПГ (если тако­вой будет). Евро­пар­ла­мен­та­ри­я­ми так­же будет обя­за­тель­но про­из­ве­ден ана­лиз, насколь­ко откры­то, бес­при­страст­но прой­дут суды, насколь­ко силь­ной, досто­вер­ной и неопро­вер­жи­мой будет дока­за­тель­ная база.

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №11 (233) от 23 мар­та 2012 года

Continued here:
ГАЗЕТА — Назар­ба­е­ва ждет судь­ба Лукашенко?

архивные статьи по теме

Гога подарила Тимуру второго сына или дочь?

«Непрозрачность власти – это опасно!»

Почему Назарбаев передвинул Шукеева

Editor