-6 C
Астана
20 апреля, 2021
Image default

ГАЗЕТА — Митинг «зачистили», но не до конца

Мы уже рас­ска­зы­ва­ли чита­те­лям, что к митин­гу 25 фев­ра­ля в Жана­о­зене мест­ные вла­сти гото­ви­лись серьез­но: ста­ра­тель­но «зачи­щая» пред­по­ла­га­е­мых участ­ни­ков, раз­но­си­ли пре­ду­пре­жде­ния об адми­ни­стра­тив­ной ответ­ствен­но­сти. Пись­ма за под­пи­сью про­ку­ро­ра горо­да Мара­та Той­жа­на полу­чи­ли даже мать-геро­и­ня 70-лет­няя Онай­гуль Дос­ма­гам­бе­то­ва (у нее один сын ранен, а вто­рой задер­жан по подо­зре­нию в орга­ни­за­ции бес­по­ряд­ков) и руко­во­ди­тель обще­ства рус­ской диас­по­ры Вене­ра Попова.

 

Автор: Алла ЗЛОБИНА

 

- В этом пись­ме ска­за­но, что я орга­ни­за­тор митин­га. Что за чушь! Я им отве­ти­ла: вы кле­вет­ни­ки! — про­ком­мен­ти­ро­ва­ла «Рес­пуб­ли­ке» посла­ние про­ку­ра­ту­ры Вене­ра Попо­ва и 25 фев­ра­ля при­шла на площадь.

Кто на новенького?

Пока в Жана­о­зен стя­ги­ва­лись новые отря­ды СОБРов­цев и воен­ных, поли­цей­ские про­во­ди­ли акцию: поквар­тир­ный обход на пред­мет выяв­ле­ния при­ез­жих. К сло­ву, после этой акции вла­дель­цы квар­ти­ры, арен­до­ван­ной «Рес­пуб­ли­кой», попро­си­ли ее освободить.

- К нам при­хо­ди­ли пред­ста­ви­те­ли финан­со­вой поли­ции и участ­ко­вый, — сооб­щи­ла хозяй­ка квар­ти­ры по телефону.

Аман­гель­ды Доса­ха­нов, к кото­ро­му наш кор­ре­спон­дент обра­тил­ся с прось­бой объ­яс­нить, на каком осно­ва­нии его под­чи­нен­ные зани­ма­ют­ся вопро­сом высе­ле­ния жур­на­ли­стов, на этот раз раз­го­ва­ри­вать отказался.

- Я вас боль­ше не знаю… Я вас при­гла­шал, хотел поговорить…

(В день визи­та в Жана­о­зен депу­та­та Евро­пар­ла­мен­та Пет­ра Бори­са кор­ре­спон­ден­ту «Голо­са рес­пуб­ли­ки» при­нес­ли повест­ку с тре­бо­ва­ни­ем явить­ся в ГУВД.) Боль­ше ника­ких ком­мен­та­ри­ев. Не знаю, кто там и кого высе­ля­ет, — ска­зал в ответ глав­ный поли­цей­ский города.

С Тама­рой Ерга­зе­вой, кото­рая рас­ска­за­ла нам о собы­ти­ях 16 декаб­ря, раз­го­вор был осо­бый — обста­нов­ка вокруг нее скла­ды­ва­лась почти детективная.

Сна­ча­ла она побы­ва­ла на при­е­ме у аки­ма горо­да Серик­бая Тру­мо­ва, а затем и началь­ни­ка ГУВД Аман­гель­ды Доса­ха­но­ва. Аким горо­да пообе­щал помочь жен­щине в ее про­бле­мах и про­сил уме­рить свою актив­ность, а началь­ник ГУВД про­сил дать рас­пис­ку, что Тама­ра ни в каких митин­гах боль­ше участ­во­вать не будет:

- Он мне ска­зал: «Вам Зло­би­на, навер­ное, 300 тысяч выпла­ти­ла за то, что­бы вы интер­вью газе­те дали». Я воз­му­ти­лась. Но он ниче­го не отве­тил. В про­ку­ра­ту­ре я про­си­ла дол­го­сроч­ное сви­да­ние с мужем, но там на моем заяв­ле­нии поста­ви­ли боль­шой знак вопроса.

А в ночь перед митин­гом в жана­о­зен­скую квар­ти­ру Тама­ры при­е­хал целый отряд СОБРов­цев и поли­цей­ских — искать… оружие.

24 фев­ра­ля Тама­ра Ерга­зе­ва уеха­ла в Ака­ту на сви­да­ние с мужем (оно дли­лось все­го 15 минут).

- Дети рас­ска­за­ли, что поли­цей­ские иска­ли ору­жие, — рас­ска­за­ла Тама­ра. — При­гла­си­ли поня­тых. Рука­ми поша­ри­ли вер­хи шка­фов. Всех пере­пу­га­ли. Мой деверь потре­бо­вал санк­цию про­ку­ро­ра на обыск. Санк­ции у них не ока­за­лось. Они объ­яс­ни­ли, что посту­пил зво­нок, что в моей квар­ти­ре хра­нит­ся ору­жие. У нас нико­гда ника­ко­го ору­жия не было!

Мы подъ­е­ха­ли к дому Ерга­зе­вых око­ло 12 ночи. Око­ло подъ­ез­да оста­лись толь­ко поли­цей­ский мик­ро­ав­то­бус и авто­ма­ши­на с тони­ро­ван­ны­ми стек­ла­ми. В квар­ти­ре пред­ста­ви­тель поли­ции что-то запи­сы­вал, сидя рядом с пожи­лой све­кро­вью Тама­ры. Ока­за­лось, он брал с жен­щи­ны рас­пис­ку, что обыск в их квар­ти­ре не про­из­во­дил­ся (!). С жур­на­ли­ста­ми поли­цей­ские раз­го­ва­ри­вать отказались.

- Дети рас­ска­за­ли, — объ­яс­ни­ла Тама­ра, — что сна­ча­ла один из поли­цей­ских, кото­рый зашел в квар­ти­ру, был с рас­стег­ну­той курт­кой, потом он спу­стил­ся вниз и вер­нул­ся, что-то пря­ча уже под застег­ну­той курт­кой. Но дети и род­ствен­ни­ки вста­ли око­ло две­ри сте­ной и его в квар­ти­ру не пусти­ли. Я боюсь про­во­ка­ций. Мои сыно­вья уве­ре­ны, что он хотел зане­сти в дом оружие.

Все рав­но добьем­ся правды

В 9 утра 25 фев­ра­ля на цен­траль­ной пло­ща­ди сто­я­ли толь­ко отря­ды СОБРов­цев и поли­цей­ских. В Жана­о­зен из Актау при­е­хал и мик­ро­ав­то­бус с жур­на­ли­ста­ми кор­пунк­тов рес­пуб­ли­кан­ских теле­ка­на­лов: их при­гла­си­ли в акто­вый зал гора­ки­ма­та, отку­да из окна все наблю­да­ли стран­ную картину.

К 9.30 на пло­ща­ди уже не было ни одно­го пред­ста­ви­те­ля пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов. Толь­ко несколь­ко воен­ных с видео­ка­ме­ра­ми, осна­щен­ны­ми спе­ц­обо­ру­до­ва­ни­ем, сни­ма­ли пустую пло­щадь, дви­га­ясь по ней так, как если бы шла транс­ля­ция како­го-либо мероприятия.

Это стран­ное шествие про­дол­жа­лось око­ло часа. Затем ста­ли под­хо­дить жены задер­жан­ных неф­тя­ни­ков: жур­на­ли­сты бра­ли у них интер­вью. Тут же чле­ны обще­ствен­ной комис­сии (в соста­ве Рама­за­на Есер­ге­по­ва, Жаса­ра­ла Куа­ны­ша­ли­на, Ерла­на Кали­е­ва, Галы­ма Аге­ле­уова и адво­ка­та Гуль­на­ры Жуас­па­е­вой — они при­бы­ли в Жана­о­зен нака­нуне) разъ­яс­ня­ли цели сво­е­го при­ез­да, а воен­ные со спе­цви­део­ка­ме­ра­ми пере­клю­чи­лись на собравшихся.

- Мы хотим вос­ста­но­вить хро­но­ло­гию тех собы­тий, — ска­зал нам член обще­ствен­ной комис­сии Галым Аге­ле­уов. — Важ­но вос­ста­но­вить дей­ствия поли­цей­ских, какие коман­ды им дава­лись, выяс­нить, кто был одет в новые спе­цов­ки, отку­да они и куда делись потом. И для жана­о­зен­цев, и для всех казах­стан­цев это важ­но. Важ­но, что­бы была прав­да. Здесь дей­стви­тель­но заты­ка­ют рты людям, что­бы они не гово­ри­ли, а люди боят­ся за сво­их близ­ких. Все долж­ны иметь воз­мож­ность гово­рить сво­бод­но. Думаю, сей­час здесь актив­но долж­ны рабо­тать и обще­ствен­ни­ки, и пра­во­за­щит­ни­ки, тогда с раз­ных пози­ций мы смо­жем соста­вить общую кар­ти­ну жана­о­зен­ской тра­ге­дии. К сожа­ле­нию, пока мы наблю­да­ем ситу­а­цию замал­чи­ва­ния: с одной сто­ро­ны, идет диа­лог — мы садим­ся за стол и раз­го­ва­ри­ва­ем с мест­ны­ми вла­стя­ми. С дру­гой — ника­ких доку­мен­тов нет, мы не полу­ча­ем отве­тов на кон­крет­ные вопро­сы. Резуль­тат дол­жен быть, но он зави­сит от наших уси­лий. Если суд будет необъ­ек­тив­ным, про­иг­ра­ют все.

Чле­ны обще­ствен­ной комис­сии откры­ва­ют в Жана­о­зене офис. Он будет рабо­тать на посто­ян­ной осно­ве. Туда могут обра­щать­ся все, кто нуж­да­ет­ся в юри­ди­че­ской помо­щи, чле­ны комис­сии так­же будут мони­то­рить про­цесс выплат ком­пен­са­ции постра­дав­шим, сооб­щи­ли они.

…Раз­го­вор жен­щин с жур­на­ли­ста­ми и чле­на­ми обще­ствен­ной комис­сии про­дол­жал­ся око­ло двух часов. Люди рас­ска­зы­ва­ли, кого и как из их близ­ких задер­жи­ва­ли, как поли­цей­ские вытал­ки­ва­ли жен­щин, тре­бу­ю­щих осво­бож­де­ния сво­их муж­чин, как тщет­но они сту­чат­ся в две­ри каби­не­тов мест­ной власти.

Никто из пред­ста­ви­те­лей аки­ма­та к людям так и не вышел. Народ не раз­го­ня­ли, а око­ло собрав­ших­ся, кро­ме пред­ста­ви­те­лей КНБ и несколь­ких воен­ных — все они друж­но вели видео­съем­ку, нико­го не было.

- Кон­церт закон­чен, може­те рас­хо­дить­ся, — сме­ясь ска­зал Аман­гель­ды Доса­ха­нов, как толь­ко с пло­ща­ди ушли воен­ные с каме­ра­ми, обо­ру­до­ван­ны­ми спецоснащением.

Но интри­га дня на том не закончилась.

Кого при­вез­ли в Жанаозен?

Через час по горо­ду пополз­ли слу­хи, что утром в аки­ма­те про­хо­ди­ло сове­ща­ние, на кото­ром при­сут­ство­вал… сам пре­зи­дент Нур­сул­тан Назар­ба­ев: ему яко­бы демон­стри­ро­ва­ли рекон­струк­цию декабрь­ской тра­ге­дии. Слу­хи разо­шлись по горо­ду настоль­ко стре­ми­тель­но, что народ решил вновь собрать­ся у аки­ма­та города.

Ситу­а­цию подо­гре­ли раз­го­во­ры о боль­шом кор­те­же с уси­лен­ной охра­ной, кото­рый нака­нуне вече­ром пря­ми­ком из аэро­пор­та Актау при­был в Жана­о­зен. Сна­ча­ла в горо­де пого­ва­ри­ва­ли, что в столь солид­ном сопро­вож­де­нии (оче­вид­цы в Актау в соста­ве кор­те­жа виде­ли БТР) при­вез­ли «страш­но­го пре­ступ­ни­ка» Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва. Затем — что это сам пре­зи­дент решил при­нять уча­стие в след­ствен­ном экс­пе­ри­мен­те. Но запал людей быст­ро рас­се­ял­ся, и искать в аки­ма­те гла­ву госу­дар­ства народ не пошел.

Поз­же про­ку­рор горо­да Жана­о­зе­на Марат Той­жан объ­яс­нил жур­на­ли­стам: в митин­ге жен­щи­нам было отка­за­но из-за того, что они не ука­за­ли в заяв­ке вре­мя про­ве­де­ния митин­га, а так­же лиц, ответ­ствен­ных за соблю­де­ние поряд­ка во вре­мя акции. Хотя заяв­ка, заме­тим, не раз пере­пи­сы­ва­лась по прось­бе само­го прокурора.

- Митин­га как тако­во­го не было, жен­щи­ны про­сто жало­ва­лись жур­на­ли­стам и пред­ста­ви­те­лям неза­ви­си­мой комис­сии, — обри­со­вал свое виде­ние меро­при­я­тия Марат Той­жан и пообе­щал: — Нико­го из них к адми­ни­стра­тив­ной ответ­ствен­но­сти мы при­вле­кать не будем.

…Кста­ти, Тама­ра Ерга­зе­ва полу­чи­ла «короч­ку» чле­на неза­ви­си­мой обще­ствен­ной комис­сии, кото­рая нача­ла здесь рабо­ту по рас­сле­до­ва­нию жана­о­зен­ской тра­ге­дии. Может быть, после это­го ее, нако­нец, оста­вят в покое: не будут бес­ко­неч­но вызы­вать в про­ку­ра­ту­ру, подо­зре­вать, сле­дить и искать в ее доме спря­тан­ное оружие?

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №8 (230) от 2 мар­та 2012 года

Continue reading here:
ГАЗЕТА — Митинг «зачи­сти­ли», но не до конца

архивные статьи по теме

Движение “Наши” отправят в оставку?

“Управляемая демократия” подошла к логическому концу

Асхата Даулбаева в отставку!