-8 C
Астана
20 апреля, 2021
Image default

В чем виноват Владимир Козлов?

Не сажать в тюрь­му, а носить на руках долж­ны таких людей, как Вла­ди­мир Коз­лов, счи­та­ет глав­ный редак­тор газе­ты «Жас казак уни». Прин­ци­пи­аль­ная пози­ция поли­ти­ка по земель­но­му вопро­су и по живо­тре­пе­щу­щей теме Жана­о­зене вызва­ла ува­же­ние у авто­ра. Мы пред­ла­га­ем мате­ри­ал Умир­за­ка Акжи­ги­та, где он обос­но­вы­ва­ет сво­ем мнение.

 

Автор: Умир­зак АКЖИГИТ

 

Чужо­го горя не бывает.

К. Симо­нов

 

Қал­мақ ұлым қамал бұзса,

қазақ ұлым — садақа!

Қазақ мақа­лы

16 декаб­ря, когда я услы­шал о тра­ге­дии в Жана­о­зене, пер­вая мысль, при­шед­шая в голо­ву, была: «Нет, не может это­го быть! Это какая-то ошиб­ка, недо­ра­зу­ме­ние». В сле­ду­ю­щую секун­ду понял, конеч­но, ника­кой ошиб­ки здесь нет, и, зная свой народ, поду­мал: «Это про­во­ка­ция! Не могут неф­тя­ни­ки, каза­хи, в такой день пой­ти на такой шаг!» Поче­му? Пото­му что в нашем наро­де испор­тить чью-то сва­дьбу, юби­лей, той, одним сло­вом, кызык­шы­лык счи­та­ет­ся самым боль­шим гре­хом. А тут как-никак все­на­род­ный празд­ник, в такой день тем более нель­зя пой­ти на гре­хов­ное дело. Как ока­за­лось впо­след­ствии, моя инту­и­ция не обма­ну­ла меня: все-таки это была насто­я­щая про­во­ка­ция. Святотатство!

«Быть, а не казаться!»

Реак­ци­ей же Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва, пред­се­да­те­ля коор­ди­на­ци­он­но­го коми­те­та неза­ре­ги­стри­ро­ван­ной пар­тии «Алга!» было, гово­рят, сожа­ле­ние: «Ах, поче­му они сорва­лись? Поче­му не выдер­жа­ли? Теперь труд­нее будет им дока­зы­вать свою право­ту, тем более перед меж­ду­на­род­ным сооб­ще­ством». Но он тоже, конеч­но, очень быст­ро убе­дил­ся, что неф­тя­ни­ки тут ни при чем.

Я позна­ко­мил­ся с Коз­ло­вым вес­ной 2009 года, вско­ре после того как стал глав­ным редак­то­ром рес­пуб­ли­кан­ско­го еже­не­дель­ни­ка «Жас казак уни». Он под­ку­пил меня сво­ей искрен­но­стью, несо­кру­ши­мой верой в спра­вед­ли­вость сво­е­го дела. Что­бы и чита­те­ли газе­ты побли­же узна­ли, что собой пред­став­ля­ет «Алга!» и пред­се­да­тель ее коор­ди­на­ци­он­но­го коми­те­та, я опуб­ли­ко­вал объ­ем­ное интер­вью с ним и стал почти в каж­дом номе­ре давать поболь­ше мате­ри­а­лов о делах пар­тии. Прав­да, дирек­тор газе­ты Каз­бек Иса к кон­цу года ска­зал мне: «Уме­ке, мы в этом году оста­лись без тен­де­ра…» — «И по какой при­чине?» — «В мини­стер­стве мне ска­за­ли: “С при­хо­дом Умир­за­ка Акжи­ги­та ваша газе­та ста­ла “чисто оппо­зи­ци­он­ной”. Давай­те в сле­ду­ю­щем году помень­ше давать “Алгу”». — «Хоро­шо». Так и сде­ла­ли, и в кон­це 2010 года суме­ли-таки ухва­тить­ся за хвост тендера…

Поче­му я при­нял близ­ко к серд­цу эту неза­ре­ги­стри­ро­ван­ную пар­тию? Пото­му что уви­дел в ее дея­тель­но­сти то, чего не хва­та­ет в рабо­те дру­гих пар­тий — целе­на­прав­лен­но­сти, чет­ко­сти и, самое глав­ное, душев­но­го отно­ше­ния к людям, еже­днев­ной забо­ты о них, ника­кой фаль­ши и ими­та­ции по отно­ше­нию к ним, ника­ко­го заиг­ры­ва­ния с наро­дом. Не зря прин­ци­пом рабо­ты Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва выбра­ны сло­ва: «Быть, а не казаться!»

В пра­виль­но­сти сво­е­го мне­ния я утвер­дил­ся после того, когда летом 2009 года в тече­ние деся­ти дней про­ехал в соста­ве пар­тий­цев «Алги» по пяти север­ным обла­стям Казах­ста­на. Надо было сво­и­ми гла­за­ми видеть, как про­стой народ в рай­о­нах чуть ли не бого­тво­рит алгов­цев. Это отно­си­лось осо­бен­но к руко­во­ди­те­лю фили­а­ла Севе­ро-Казах­стан­ской обла­сти Марине Ана­то­льевне Нисто­лий, с при­су­щей укра­ин­ке актив­но­стью веду­щей рабо­ту сре­ди насе­ле­ния. (К тому же красавица…)

Вооб­ще, часто мож­но услы­шать, что «Алга!» — это не пар­тия, а юри­ди­че­ская кон­суль­та­ция. По мне, такая плот­но рабо­та­ю­щая с людь­ми «юри­ди­че­ская кон­суль­та­ция» намно­го луч­ше, чем те мно­го­го­во­ря­щие поли­ти­че­ские обра­зо­ва­ния, но не могу­щие после целой месяч­ной уси­лен­ной аги­та­ции собрать на митинг в цен­тре Алма­ты пару тысяч чело­век. А не могут собрать по той при­чине, что нет имен­но той еже­днев­ной кро­пот­ли­вой, чер­но­вой, зача­стую небла­го­дар­ной, не види­мой гла­зу рабо­ты сре­ди самых низ­ших сло­ев населения.

Вла­ди­мир Коз­лов и при­шел-то к руко­вод­ству пар­ти­ей в 2007 году на волне прин­ци­пи­аль­но­го спо­ра с преж­ним руко­вод­ством во гла­ве Асыл­бе­ком Кожах­ме­то­вым, кото­рое счи­та­ло, как и казах­ские «мла­до­тур­ки», что зем­лю мож­но и нуж­но про­да­вать, мол, без это­го нам про­цве­та­ния не видать. А Коз­лов, спе­ци­аль­но съез­див­ший перед этим в Запад­но-Казах­стан­скую область по жало­бе рядо­вых чле­нов пар­тии, уви­дел: люди опять, как во вре­ме­на цар­ской Рос­сии, не могут ни сами купать­ся в реке Акжай­ык, ни их скот не пус­ка­ют на водо­пой — свя­щен­ная част­ная соб­ствен­ность! И такое поло­же­ние дел во всех обла­стях. (Кста­ти, реку в отмест­ку за уча­стие мест­но­го казах­ско­го насе­ле­ния на сто­роне Еме­лья­на Пуга­че­ва пере­име­но­ва­ла на Урал Ека­те­ри­на II, и «яиц­кое каза­че­ство» ста­ло назы­вать­ся «ураль­ским».) Он и рань­ше был уве­рен, что и без про­да­жи зем­ли мож­но постро­ить цве­ту­щее госу­дар­ство, чему мно­го при­ме­ров и на Запа­де, и на Востоке.

Кожах­ме­тов поста­вил вопрос дове­рия к себе, и, когда голо­са раз­де­ли­лись поров­ну, он ска­зал (что дела­ет ему честь): при таких усло­ви­ях не счи­та­ет себя впра­ве быть во гла­ве поли­тор­га­ни­за­ции. Вла­ди­мир Коз­лов пер­вым делом вынес вопрос о част­ной соб­ствен­но­сти на зем­лю на обсуж­де­ние и после тща­тель­но­го рас­смот­ре­ния были вне­се­ны соот­вет­ству­ю­щие кор­рек­ти­вы в устав пар­тии. Он на этом не успо­ко­ил­ся, высту­пил со спе­ци­аль­ным заяв­ле­ни­ем, этот вопрос был рас­смот­рен и на обще­ствен­ном пар­ла­мен­те, воз­глав­ля­е­мом Жар­ма­ха­ном Туяк­ба­ем, и полу­чил одоб­ре­ние. Обще­ствен­ный пар­ла­мент свою точ­ку зре­ния донес до пар­ла­мен­та официального.

У каза­хов отно­ше­ние к зем­ле было совер­шен­но осо­бен­ным, очень чут­ким, тре­пет­ным, мы гово­рим «Жер — ана», то есть «Зем­ля — мать». Поэто­му нико­гда част­ной соб­ствен­но­сти на зем­лю и не было, была общин­ная. При таких огром­ных про­сто­рах нель­зя было най­ти бес­хоз­ной и пяди зем­ли. Как не заува­жать после это­го чело­ве­ка, в самом важ­ном «казах­ском» вопро­се заняв­ше­го истин­ную казах­скую, а не рыноч­ную, точ­нее, псев­до­ры­ноч­ную пози­цию? Когда всплы­ла тем­ная исто­рия с арен­дой мил­ли­о­на гек­та­ров на восто­ке стра­ны китай­цам, в чис­ле пер­вых в набат стал бить Вла­ди­мир Коз­лов, орга­ни­зо­вал и митинг.

Коз­лов с само­го нача­ла занял прин­ци­пи­аль­ную пози­цию и в «жана­о­зен­ском вопро­се». Дей­стви­тель­но, этот вопрос был соци­аль­ным. Поли­ти­че­ский окрас стал пре­ва­ли­ро­вать потом, когда власть в лице «Каз­Му­най­Га­за» ни за что не хоте­ла при­слу­шать­ся к мне­нию людей. Вот что гово­рит некий Дани­яр Ашим­ба­ев в интер­вью газе­те Central Asia Monitor от 23 декаб­ря 2011 года: «…суд при­знал заба­стов­ку закон­ной, и основ­ная часть заба­стов­щи­ков была уво­ле­на. Тем самым тру­до­вой спор был исчер­пан». Если не это, то что же мож­но назвать вер­хом циниз­ма? Тогда уж надо было посту­пать по-ста­лин­ски: «Нет чело­ве­ка — нет про­бле­мы…» Коли на это «не хва­ти­ло» духу летом, надо было решить вопрос к обо­юд­но­му удо­вле­тво­ре­нию про­ти­во­бор­ству­ю­щих сто­рон. Толь­ко в таком слу­чае вопрос счи­та­ет­ся исчерпанным.

А теперь после кро­ва­во­го кон­флик­та тот же «Каз­Му­най­Газ» тру­до­устро­ил всех заба­стов­щи­ков. Неуже­ли для это­го нуж­ны были мно­го­чис­лен­ные чело­ве­че­ские жерт­вы? И самое стран­ное: поче­му сего­дня ока­за­лись в след­ствен­ных изо­ля­то­рах те, кто в те дни взы­вал к реше­нию вопро­са по согла­со­ва­нию сто­рон — Вла­ди­мир Коз­лов и Серик Сапар­га­ли? Может, их един­ствен­ная вина в том, что гово­ри­ли они об этом настой­чи­во, откры­то, жест­ко? Но мно­го­ве­ко­вая тра­ди­ция казах­ско­го наро­да тако­ва, при каж­дом пра­ви­те­ле дол­жен быть свой Бухар-жырау или Асан-кай­гы. Есть даже посло­ви­ца: «Эр пер­гауын тусын­да бир сур­кы­л­тай». Рань­ше Аса­ны, Буха­ры, Махам­бе­ты нуж­ны были рядом с самим пра­ви­те­лем, что­бы доне­сти до него всю прав­ду в истин­ном виде. Но сей­час осо­бой необ­хо­ди­мо­сти быть при дво­ре нет, пото­му что есть газе­ты, теле­ви­де­ние. Лишь бы были люди, кото­рые могут гово­рить эту самую прав­ду, невзи­рая на лица.

Чем можем про­ви­нить­ся все мы?

 

Дос жыла­тып айтады,

дұшпан күл­діріп айтады.

Қазақ мақа­лы

«Газе­та явля­ет­ся голо­сом, гла­за­ми и уша­ми наро­да», — гово­рил Ахмет Бай­тур­сы­ну­лы, при жиз­ни еще неофи­ци­аль­но назван­ный «духов­ным вождем нации». То есть если газе­та в совре­мен­ном мире явля­ет­ся сред­ством выра­же­ния мыс­ли наро­да, то пар­тий­ные дея­те­ли явля­ют­ся теми людь­ми, уста­ми кото­рых и гово­рит народ.

Кста­ти, кто толь­ко из рос­сий­ских газет, начи­ная с «Изве­стий» и «Ком­со­мол­ки», кон­чая «Новой газе­той», не пишет о казах­ских наци­о­нал-пат­ри­о­тах, един­ствен­ной «виной» кото­рых явля­ет­ся защи­та наци­о­наль­ных цен­но­стей, в том чис­ле язы­ка, выстав­ляя их в виде чудо­ви­ща, жупе­ла, стра­ши­ли­ща. На их стра­ни­цах и на стра­ни­цах наших оте­че­ствен­ных рус­ско­языч­ных газет сло­во «наци­о­нал-пат­ри­от» дав­но ста­ло руга­тель­ным. Вот кто раз­жи­га­ет не соци­аль­ную, а меж­на­ци­о­наль­ную рознь, что намно­го хуже, про­ти­во­по­став­ляя одни наро­ды про­тив дру­гих, стал­ки­вая их лба­ми. Прин­ци­пом газе­ты «Вре­мя», по-мое­му, вооб­ще явля­ет­ся: «О каза­хах или пло­хо, или ниче­го». Вот где поле дея­тель­но­сти для нашей вла­сти, для ее пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов! Они вме­сто это­го зани­ма­ют­ся сва­ли­ва­ни­ем с боль­ной голо­вы на здо­ро­вую, сажая тех, кто поз­во­ля­ет себе кри­ти­ко­вать непра­виль­ные, неза­кон­ные дей­ствия вла­стей, кто защи­ща­ет обез­до­лен­ных и уни­жен­ных. А обез­до­лен­ные и уни­жен­ные люди кто? Это, в первую оче­редь, опять-таки каза­хи. Юрист Ната­лья Соко­ло­ва кого защи­ща­ет в суде? Поли­тик Вла­ди­мир Коз­лов за кого пода­ет свой голос на стра­ни­цах пар­тий­ных газет? За нас, каза­хов. Мы поэто­му долж­ны носить этих людей на руках, Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва вооб­ще сле­до­ва­ло бы награ­дить, как гово­рил Серик­бол­сын Абдильдин.

Вооб­ще, про­ти­во­ре­чия в сло­вах, осо­бен­но в дей­стви­ях наших вла­стей хоть отбав­ляй. Вот, напри­мер, пре­зи­дент Назар­ба­ев при­знал, что в осно­ве жана­о­зен­ско­го кон­флик­та лежат нере­шен­ные соци­аль­ные вопро­сы. А ска­зав­ше­го об этом вслух Крым­бе­ка Кушер­ба­е­ва сня­ли с долж­но­сти, хотя до это­го сам ува­жа­е­мый елба­сы гово­рил, что у него лич­но к рабо­те аки­ма обла­сти нет пре­тен­зий. Воис­ти­ну сто раз прав точ­но под­ме­тив­ший — не зря же в меж­ду­на­род­ном мас­шта­бе при­знан­ный мэтр казах­ской лите­ра­ту­ры — Дулат Иса­бе­ков, что «если о недо­стат­ках и упу­ще­ни­ях гово­рит пре­зи­дент, это нор­маль­но, а если о том же буду гово­рить я, то обви­ня­е­мый». Ведь, по суще­ству, имен­но так и полу­чи­лось в слу­чае с Вла­ди­ми­ром Коз­ло­вым, Сери­ком Сапар­га­ли и Иго­рем Виняв­ским. Кто ездил спе­ци­аль­но в Ман­ги­ста­ускую область, что­бы вни­кать в суть про­ис­хо­дя­ще­го, кто бил в набат, кто хотел доне­сти исти­ну до пре­зи­ден­та, все они ока­за­лись в ито­ге вино­ва­ты­ми. Власть их и не слу­ша­ет и не слы­шит. Вме­сто это­го все свое вни­ма­ние она обра­ти­ла к раз­но­го рода «соло­вьям». Напри­мер, в послед­нее вре­мя осо­бен­но акти­вен тот же Дани­яр Ашим­ба­ев. После 16 декаб­ря не про­шло и пяти дней, а он уже дает про­стран­ное интер­вью еже­не­дель­ни­ку Central Asia Monitor. «В Жана­о­зене на пло­щадь вышел не народ. Власть не стре­ля­ла в народ. Власть защи­ща­ла народ от экс­тре­ми­стов» Ни судом, ни след­стви­ем еще и не пах­нет, а ему уже все ясно! Инте­рес­но, в кого же тогда стре­ля­ла она? Ведь весь мир видел, как поли­цей­ские стре­ля­ют в убе­гав­ших — а не в напа­дав­ших! — людей и доби­ва­ют ране­ных дубин­ка­ми; как офи­цер не спе­ша при­це­ли­ва­ет­ся в спи­ну чело­ве­ка из писто­ле­та. И совер­шен­но отчет­ли­во было вид­но, что сре­ди этих убе­гав­ших людей не было ни одно­го чело­ве­ка, что при­шел в новых чер­ных куртках.

Если на пло­щадь вышел не народ, если ране­ные и уби­тые тоже не народ, то тогда и Ашим­ба­ев не чело­век! Что угод­но, толь­ко не человек!

Дани­яр Ашим­ба­ев в том же интер­вью про­го­ва­ри­ва­ет­ся: «Суще­ству­ет рас­про­стра­нен­ное мне­ние (зна­чит, все­го лишь «мне­ние», а не прин­цип — авт.), что власть не име­ет пра­ва стре­лять в народ. Но в Кыр­гыз­стане власть не исполь­зо­ва­ла ору­жие (по-геб­бель­сов­ски наг­ло врет «соло­вей»: Баки­ев еще как исполь­зо­вал!) про­тив ради­каль­но настро­ен­ной тол­пы, в ито­ге они пере­жи­ва­ют тре­тью сме­ну режи­ма». Вот где зары­та соба­ка — власть гото­ва идти на что угод­но, лишь бы не про­изо­шла сме­на режи­ма. И дума­ет­ся, окру­же­ние пре­зи­ден­та в этом заин­те­ре­со­ва­но несо­из­ме­ри­мо боль­ше, чем сам руко­во­ди­тель стра­ны. И в поры­ве сохра­нять любой ценой ста­тус-кво сво­и­ми неук­лю­жи­ми дей­стви­я­ми раз за разом под­став­ля­ет сво­е­го патро­на, вынуж­дая того оправ­ды­вать их зад­ним числом.

Власть не мог­ла пока­зать не то что уби­то­го, даже ни одно­го ране­но­го поли­цей­ско­го от пуль бун­ту­ю­щих. А сами уби­ли вон сколь­ко! Даже 15 чело­век уби­тых, офи­ци­аль­ных, это очень мно­го! А ведь мог­ли не стре­лять — как выяс­ни­ла обще­ствен­ная комис­сия, в рас­по­ря­же­нии ГОВД были, ока­зы­ва­ет­ся, и водо­ме­ты, очень эффек­тив­ное сред­ство ути­хо­ми­рить в холод­ное зим­нее вре­мя; были и сле­зо­то­чи­вые газы; и нако­нец, были и рези­но­вые пули. Самое глав­ное — было и вре­мя, доста­точ­ное для пере­груп­пи­ров­ки сил у поли­цей­ских. Поче­му эти сред­ства не были пуще­ны в ход? Вопро­сы есть — отве­тов нет.

Как теперь всем ста­ло извест­но, и у аки­ма­та вре­ме­ни было боль­ше чем доста­точ­но, что­бы при­нять адек­ват­ное реше­ние. 15 декаб­ря басту­ю­щие при­шли к аки­му Ора­ку Сар­бо­пе­е­ву с пись­мом, где они сооб­щи­ли — зем­ля слу­ха­ми пол­нит­ся — о гото­вя­щей­ся про­во­ка­ции и про­си­ли их защи­тить. А вме­сто это­го аким насто­ял на том, что 16 декаб­ря ни один неф­тя­ник не дол­жен прий­ти на бес­сроч­ную заба­стов­ку на цен­траль­ной пло­ща­ди, про­дол­жа­ю­щу­ю­ся уже семь меся­цев. Мол, «не будет он аки­мом, если не добьет­ся это­го любой ценой…»

Автор не ста­вит целью сде­лать из Коз­ло­ва наци­о­наль­но­го героя. Он толь­ко никак не может скрыть свое недо­уме­ние по пово­ду того, поче­му чело­век ока­зал­ся винов­ным все­го лишь пото­му, что свое мне­ние выра­жал совер­шен­но откры­то и пре­дель­но чест­но. Но ведь цен­но­сти казах­ско­го наро­да как раз тре­бу­ют чест­но­сти, искрен­но­сти от каж­до­го из нас. При­ве­ден­ная выше посло­ви­ца гла­сит бук­валь­но, что «Друг гово­рит горь­кую прав­ду, тебе боль­но, и ты пла­чешь, а недруг — слад­кую ложь, и ты успо­ка­и­ва­ешь­ся». Сей­час на коне Ашим­ба­е­вы, кото­рые гово­рят то, что хотят услы­шать вла­сти пре­дер­жа­щие. Но, как сви­де­тель­ству­ет исто­рия, в труд­ное для госу­дар­ства вре­мя рядом с госу­да­рем, как пра­ви­ло, ока­жут­ся имен­но бес­по­щад­но кри­ти­ко­вав­шие его в буд­нич­ное вре­мя люди, а блю­до­ли­зов не сыщешь.

Но, гово­рят, самый боль­шой урок исто­рии состо­ит в том, что она людей ниче­му и не учит…

P.S. Сел за ста­тью о Вла­ди­ми­ре Коз­ло­ве, а ночью он мне при­снил­ся. В доб­ром здра­вии, толь­ко немно­го задум­чив. Я же отно­шусь к типу людей, кото­рые сны видят один раз в пять лет…

Read more here:
В чем вино­ват Вла­ди­мир Козлов?

архивные статьи по теме

Защита от виртуального дурака

Машкевич, поделись с рабочими!

Эколог духа и санитар логики