-25 C
Астана
23 февраля, 2024
Image default

В суде по Жанаозену убийцы стали жертвами

5 апре­ля в Актау про­дол­жи­лось суди­ли­ще неф­тя­ни­ков, участ­во­вав­ших в заба­стов­ке и обви­ня­е­мых по делу «о бес­по­ряд­ках в Жана­о­зене». В этот день допра­ши­ва­ли поли­цей­ских, кото­рые рас­стре­ли­ва­ли без­оруж­ных людей, но не в каче­стве обви­ня­е­мых, а в каче­стве свидетелей-пострадавших.

Вось­мой судеб­ный про­цесс про­хо­дил под акцию про­те­ста «под­су­ди­мых». Несмот­ря на то, что у мно­гих из ране­ных неф­тя­ни­ков, мяг­ко гово­ря, состо­я­ние здо­ро­вья остав­ля­ет желать луч­ше­го, все 37 обви­ня­е­мых отка­за­лись садить­ся на ска­мью под­су­ди­мых до тех пор, пока не будут допу­ще­ны пред­ста­ви­те­ли СМИ в зал засе­да­ний. Акция про­дол­жа­лась до кон­ца процесса.

Как поз­же объ­яс­ни­ла адво­кат неф­тя­ни­ков Гуль­на­ра Жуаспаева:

- Они про­те­сту­ют про­тив запре­та пус­кать в зал суда прес­су. Сей­час идет опрос поли­цей­ских, кото­рые заяв­ля­ют, что стре­ля­ли толь­ко в воз­дух. Наши под­за­щит­ные утвер­жда­ют: они виде­ли, что поли­цей­ские стре­ля­ли в упор, в людей, и могут об этом сви­де­тель­ство­вать. Поэто­му нуж­на прес­са, что­бы вы мог­ли слы­шать все, что гово­рит­ся в зале.

Но судья Арал­бай Нага­ши­ба­ев отка­зал­ся удо­вле­тво­рить тре­бо­ва­ние про­те­сту­ю­щих, как и хода­тай­ства адво­ка­тов, про­дол­жая, вид­но, не без насла­жде­ния смот­реть на муче­ния людей. Наблю­дать за про­цес­сом жур­на­ли­сты про­дол­жи­ли на мони­то­ре для прес­сы, где систе­ма­ти­че­ски отклю­ча­лись звук и изображение.

В резуль­та­те пере­крест­но­го допро­са выяс­ни­лось, что из Актау в Жана­о­зен при­был отряд поли­цей­ских — око­ло 80 чело­век, — в том чис­ле 14 бой­цов спе­ци­аль­но­го отря­да быст­ро­го реа­ги­ро­ва­ния (СОБРа) еще 14 декаб­ря. Имен­но они и участ­во­ва­ли в кара­тель­ной акции про­тив нефтяников.

Из высту­пав­ших «постра­дав­ших» «под­су­ди­мые» опо­зна­ли Улыг­бе­ка Мыл­ты­ко­ва, началь­ни­ка отде­ла обще­ствен­ной без­опас­но­сти депар­та­мен­та внут­рен­них дел Ман­ги­ста­уской обла­сти, кото­рый непо­сред­ствен­но отда­вал при­ка­зы рас­стре­ли­вать людей.

В ходе пере­крест­но­го допро­са так­же обна­ру­жи­лось, что Мыл­ты­ков про­шел мимо ране­но­го жите­ля Жана­о­зе­на, кото­рый исте­кал кро­вью, не ока­зав ему помо­щи и не отдав тако­го рас­по­ря­же­ния, как лицо, кото­рое коман­до­ва­ло отря­дом поли­цей­ских. В этой свя­зи под­су­ди­мые и их адво­ка­ты потре­бо­ва­ли при­влечь началь­ни­ка отде­ла обще­ствен­ной без­опас­но­сти депар­та­мен­та внут­рен­них дел Ман­ги­ста­уской обла­сти к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти за то, что он не ока­зал помо­щи ране­но­му чело­ве­ку. Но назар­ба­ев­ская Феми­да взя­ла под защи­ту убийц, отка­зав вооб­ще как-либо при­вле­кать полицейских.

Во вре­мя про­цес­са один из под­су­ди­мых, обра­ща­ясь к судье, попро­сил его уда­лить из зала одно­го из при­сут­ству­ю­щих про­ку­ро­ров, заявив, что имен­но этот чело­век на ста­дии след­ствия ока­зы­вал на него не толь­ко пси­хо­ло­ги­че­ское дав­ле­ние, но и при­ме­нял физи­че­ские пыт­ки. На это заяв­ле­ние отре­а­ги­ро­вал сам про­ку­рор, угро­жа­ю­ще выкрик­нув: «Пой­дем вый­дем». В этот момент зал, что назы­ва­ет­ся, взо­рвал­ся. Под­су­ди­мые и их род­ствен­ни­ки нача­ли гово­рить судье, что на его гла­зах про­ку­рор угро­жа­ет подсудимому. 

Высту­пил на про­цес­се и Пара­хат Дуй­сен­ба­ев, кото­рый на про­шлом про­цес­се обви­нил поли­цей­ско­го в смер­ти сво­е­го отца. Дуй­сен­ба­ев рас­ска­зал, что, когда нахо­дил­ся в ГУВД, ему отби­ли поч­ки и теперь тяже­ло сидеть, что на его гла­зах там уби­ва­ли моло­дых ребят, а так­же уби­ли отца. Но высту­пав­ше­го судья пре­рвал, заявив, что обо всем этом под­су­ди­мый может рас­ска­зать на дру­гом про­цес­се — по фак­там при­ме­не­ния ору­жия полицейскими. 

На про­цес­се высту­пи­ли «постра­дав­шие участ­ко­вые поли­цей­ские» Толе­ген Шегер­ба­ев и Медеу Кой­ла­нов, так­же при­част­ные к убий­ствам без­оруж­ных граж­дан. Дан­ные «люди» тре­бо­ва­ли мате­ри­аль­ной ком­пен­са­ции с неф­тя­ни­ков за нане­сен­ный пси­хо­ло­ги­че­ский ущерб. По логи­ке лег­ко впа­да­ю­щих в исте­ри­ку поли­цей­ских, во всей этой исто­рии постра­дав­ши­ми ока­за­лись не уби­тые или ране­ные люди, а воору­жен­ные пала­чи, при­хо­дя­щие в живот­ную ярость и жаж­ду­ю­щие кро­ва­вой бой­ни при виде без­оруж­ных людей.

После того, как Толе­ген Шегер­ба­ев понял, что его обви­не­ния несо­сто­я­тель­ны, а он сам был опо­знан как убий­ца, поли­цей­ский отка­зал­ся от сво­е­го иска и попро­сил про­ще­ния после суда: «Я каюсь, что стре­лял на пло­ща­ди, и про­шу у вас прощения».

Как сооб­щил в 5 апре­ля жур­на­ли­стам во вре­мя бри­фин­га в Актау пред­ста­ви­тель Ман­ги­ста­уско­го област­но­го суда Нур­лан Кун­ту­ов на суде по делу «о бес­по­ряд­ках в Жана­о­зене», кото­рый начал­ся 27 мар­та, перед судом долж­ны высту­пить 33 поли­цей­ских, 15 из кото­рых попро­си­ли, что­бы суд раз­ре­шил им не при­хо­дить на засе­да­ния. Все­го в каче­стве потер­пев­ших чис­ли­лось 188 чело­век. Мно­гие из опро­шен­ных потер­пев­ших отка­за­лись от пре­тен­зий к обви­ня­е­мым. Непо­ко­ле­би­мы­ми в наме­ре­нии наве­сить мно­го­мил­ли­он­ные сум­мы на 37 обви­ня­е­мых оста­лись пред­ста­ви­те­ли круп­но­го биз­не­са, госор­га­нов, а так­же поли­цей­ские, кото­рые в боль­шин­стве сво­ем не отка­зы­ва­ют­ся от ранее заяв­лен­ных исков. 

Рас­шиф­ров­ка допроса

архивные статьи по теме

Новый Год с «Шаңырақ жұлдызы» прошел весело!

Ситуация в ЖЖДК

«Протащить закон о протестах, когда против него невозможно протестовать»

Editor