14 C
Астана
29 июня, 2022
Image default

В Магрибе аукнется – в Европе откликнется

Чере­да рево­лю­ций, граж­дан­ских войн и мас­со­вых про­те­стов в араб­ских и афри­кан­ских стра­нах пред­став­ля­ет собой пря­мую угро­зу Евро­пе. Речь идет не толь­ко о повы­ше­нии цен на энер­го­но­си­те­ли и, как след­ствие, ухуд­ше­нии эко­но­ми­че­ско­го поло­же­ния. Евро­со­юз угро­жа­ет захлест­нуть неви­дан­ный по раз­ме­рам поток бежен­цев, что может при­ве­сти ни мно­го ни мало к рас­ша­ты­ва­нию демо­кра­ти­че­ских усто­ев сооб­ще­ства.
Подроб­но­сти читай­те на http://www.facebook.com/respublika.kaz
 

Автор: Борис НЕМИРОВСКИЙ

Сра­зу сле­ду­ет опре­де­лить­ся: дан­ный мате­ри­ал — все­го лишь попыт­ка срав­ни­тель­но крат­ко­сроч­но­го про­гно­за воз­мож­но­го раз­ви­тия ситу­а­ции в Евро­со­ю­зе в свя­зи с непре­кра­ща­ю­щи­ми­ся вол­не­ни­я­ми и рево­лю­ци­я­ми в стра­нах Ближ­не­го Восто­ка и Афри­ки. Автор не пре­тен­ду­ет на «сто­про­цент­ное попа­да­ние» — ско­рее речь идет о наи­худ­шем из всех воз­мож­ных вари­ан­те бли­жай­ше­го буду­ще­го. Само воз­ник­но­ве­ние пана­раб­ской рево­лю­ции — явле­ние, кото­ро­го не смог пред­ска­зать никто из поли­то­ло­гов, так что и этот про­гноз не сто­ит рас­смат­ри­вать как сто­про­цент­ный. Луч­ше бы он вооб­ще не сбыл­ся — в дан­ном слу­чае очень хоте­лось бы оши­бить­ся. Кро­ме того, ни в коем слу­чае не сле­ду­ет рас­смат­ри­вать этот мате­ри­ал в каче­стве науч­ной пуб­ли­ка­ции. Это ско­рее фелье­тон — увы, на груст­ную тему.

Папа рим­ский Бене­дикт XVI, обра­ща­ясь в пас­халь­ное вос­кре­се­нье к като­ли­кам с тра­ди­ци­он­ным бла­го­сло­ве­ни­ем Urbi et orbi, при­звал их, в част­но­сти, «открыть серд­ца навстре­чу несчаст­ным, спа­са­ю­щим­ся бег­ством из «горя­чих точек»» и про­явить хри­сти­ан­ское мило­сер­дие, ока­зы­вая им помощь. Этот при­зыв про­зву­чал как нель­зя более свое­вре­мен­но: как извест­но, чис­ло бежен­цев из ближ­не­во­сточ­ных госу­дарств, охва­чен­ных пожа­ром пана­раб­ской рево­лю­ции, рас­тет не по дням, а по часам. Чем боль­ше рево­лю­ци­он­ных огней зажи­га­ет­ся на кар­те Ара­вий­ско­го полу­ост­ро­ва и Север­ной Афри­ки, тем боль­ше людей стре­мит­ся убрать­ся отту­да куда гла­за гля­дят. А гля­дят они имен­но в сто­ро­ну Евро­пы — свое­об­раз­ной «зем­ли обе­то­ван­ной» для беженцев.

«Евро­пей­ский выбор» бежен­цев обу­слов­лен мно­же­ством при­чин: здесь и срав­ни­тель­ная бли­зость сре­ди­зем­но­мор­ских стран ЕС по срав­не­нию с дру­ги­ми спо­кой­ны­ми и бога­ты­ми угол­ка­ми нашей пла­не­ты, и тот факт, что нынеш­ние магриб­ские и афри­кан­ские госу­дар­ства в срав­ни­тель­но неда­ле­ком про­шлом явля­лись коло­ни­я­ми евро­пей­ских стран, а зна­чит, их жите­ли сво­бод­но гово­рят, ска­жем, на фран­цуз­ском язы­ке, как тунис­цы, либо на ита­льян­ском, как ливий­цы, и дав­но уже суще­ству­ю­щий миф о том, что-де бога­тые и щед­рые евро­пей­цы сочув­ствен­но отно­сят­ся к несчаст­ным бежен­цам и в Евро­пе для них все­гда най­дет­ся, как писал дедуш­ка Кры­лов, «и стол, и дом». Да и потом — не в сосед­ние же стра­ны бежать, там точ­но такие же рево­лю­ции и мас­со­вые про­те­сты, как и дома.

Вот и бегут: сто­ит в каком-либо оче­ред­ном араб­ском госу­дар­стве запо­лы­хать рево­лю­ции или начать­ся мас­со­вым демон­стра­ци­ям, как десят­ки тысяч людей бро­са­ют дома и иму­ще­ство и бегут искать спо­кой­ной жиз­ни. Бегут из Сирии и Алжи­ра, из Туни­са и Йеме­на… кста­ти, что инте­рес­но — из Егип­та не бегут. Почти совсем. Спе­ци­а­ли­сты объ­яс­ня­ют это осо­бой пат­ри­о­тич­но­стью егип­тян: они-де при­вык­ли счи­тать себя граж­да­на­ми «реги­о­наль­ной супер­дер­жа­вы» и, убрав с поста пре­зи­ден­та Хос­ни Муба­ра­ка, не торо­пят­ся поки­дать род­ной дом. Из осталь­ных же пере­чис­лен­ных госу­дарств поток бежен­цев воз­рас­та­ет не по дням, а по часам.

Шлюз открыт?

Исто­рия трид­ца­ти тысяч тунис­цев, собрав­ших­ся на ост­ро­ве Лам­пе­ду­за, бук­валь­но взо­рва­ла изнут­ри не толь­ко ита­льян­ское обще­ство, но и обще­ствен­ность всей Евро­пы. Само по себе их коли­че­ство крайне неве­ли­ко, и в дру­гих обсто­я­тель­ствах Ита­лия вряд ли ста­ла бы обра­щать­ся за помо­щью к сосе­дям по евро­пей­ско­му дому. Но в дан­ном слу­чае вопрос ока­зал­ся ско­рее прин­ци­пи­аль­ным: Ита­лия явля­ет­ся в дан­ный момент, если так мож­но выра­зить­ся, «фор­по­стом Евро­пы» на пути беженцев.

Лам­пе­ду­за, так же как и Маль­та, — бли­жай­шие клоч­ки евро­пей­ской суши, кото­рых могут достичь морем неле­га­лы из Туни­са и те, кто собрал­ся в тунис­ских пор­тах, гото­вясь к бег­ству в бла­го­сло­вен­ную Евро­пу под видом тунис­цев (на самом деле там сей­час ско­пи­лось весь­ма впе­чат­ля­ю­щее коли­че­ство жите­лей дру­гих араб­ских стран, кото­рые по при­бы­тии в пре­де­лы ЕС ста­ра­ют­ся выдать себя за тунис­цев, — в первую оче­редь это пале­стин­цы и сирий­цы, а так­же ливан­ские беженцы).

Коли­че­ство араб­ских бежен­цев, соби­ра­ю­щих­ся неле­галь­но про­ник­нуть в Евро­со­юз, по оцен­кам спе­ци­а­ли­стов евро­пей­ской погра­нич­ной орга­ни­за­ции Frontex, при­бли­жа­ет­ся к пяти мил­ли­о­нам чело­век — имен­но это ита­льян­ский министр ино­стран­ных дел Фран­ко Фрат­ти­ни недав­но назвал «люд­ским пото­ком биб­лей­ско­го раз­ма­ха», спо­соб­ным захлест­нуть Евро­пу, в первую оче­редь Ита­лию. Имен­но поэто­му ита­льян­цы попро­си­ли помо­щи у Евро­со­ю­за… и не полу­чи­ли ее, так как сосе­ди-евро­пей­цы попро­сту не усмот­ре­ли осо­бой опас­но­сти в каких-то там трид­ца­ти тыся­чах нелегалов.

Более того, ита­льян­ское пра­ви­тель­ство, выдав тунис­цам на Лам­пе­ду­зе полу­го­до­вые шен­ген­ские тури­сти­че­ские визы, тем самым, конеч­но, достиг­ло сво­ей основ­ной цели — заста­ви­ло евро­пей­цев поше­ве­лить­ся, а заод­но про­де­мон­стри­ро­ва­ло забо­ту о сво­их граж­да­нах, но попут­но оно же пода­ло мил­ли­о­нам потен­ци­аль­ных бежен­цев из араб­ских стран недву­смыс­лен­ный сиг­нал: у вас есть реаль­ные шан­сы! Вы може­те при­плыть в Ита­лию, а отту­да отпра­вить­ся кто куда захо­чет — во Фран­цию, Гер­ма­нию, Вели­ко­бри­та­нию, скан­ди­нав­ские стра­ны… куда добе­ре­тесь, в общем.

И мож­но быть уве­рен­ным, что уж этот сиг­нал не остал­ся неза­ме­чен­ным: по сооб­ще­ни­ям евро­пей­ских инфор­ма­ци­он­ных агентств, в дан­ный момент в тунис­ских и алжир­ских пор­тах наблю­да­ет­ся рез­кое уси­ле­ние актив­но­сти кон­тра­бан­ди­стов — пере­воз­чи­ков «неле­га­лов». Уж они-то ни в коем слу­чае не упу­стят свой шанс под­за­ра­бо­тать денег на транс­пор­ти­ров­ке бежен­цев в Евро­со­юз. Так что сиг­нал пра­ви­тель­ства Бер­лу­с­ко­ни их ста­ра­ни­я­ми был дове­ден до каж­до­го потен­ци­аль­но­го бежен­ца и интер­пре­ти­ро­ван нуж­ным обра­зом: запла­ти день­ги — и впе­ред, в бога­тую Евро­пу, где тебя ждет рай­ская, сытая и спо­кой­ная жизнь, надо толь­ко назвать­ся тунис­ским бежен­цем и убе­ди­тель­но пожа­ло­вать­ся на ужа­сы войны.

А ведь пять мил­ли­о­нов потен­ци­аль­ных араб­ских бежен­цев — это даже не поло­ви­на от того коли­че­ства жите­лей так назы­ва­е­мо­го Чер­но­го кон­ти­нен­та, кото­рые, по утвер­жде­ни­ям евро­пей­ских пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций, гото­вы отпра­вить­ся в бега в сто­ро­ну Евро­пы. Тако­вых в афри­кан­ских стра­нах насчи­ты­ва­ет­ся более 13 миллионов.

В тече­ние минув­ших пяти лет на основ­ном пути их сле­до­ва­ния неру­ши­мым кор­до­ном сто­я­ла Ливия: Муам­мар Кад­да­фи, заклю­чив с Евро­со­ю­зом соот­вет­ству­ю­щее согла­ше­ние и полу­чив за свою помощь горы бес­плат­но­го ору­жия и десят­ки пат­руль­ных кате­ров, создал в Ливий­ской пустыне тран­зит­ные лаге­ря, о кото­рых сре­ди бежен­цев ходи­ли ужа­са­ю­щие слу­хи. Те из них, кто ока­зы­вал­ся там, счаст­ли­вы были вер­нуть­ся на Роди­ну — ливий­ский дик­та­тор, не отя­го­щен­ный стро­ги­ми демо­кра­ти­че­ски­ми пра­ви­ла­ми и зако­на­ми о пра­вах чело­ве­ка, кото­рым под­чи­ня­ют­ся евро­пей­цы, сде­лал все, что­бы пре­бы­ва­ние в этих лаге­рях ста­ло для «неле­га­лов» самым ужас­ным вос­по­ми­на­ни­ем в их жизни.

Что каса­ет­ся евро­пей­цев, то они попро­сту «умы­ли руки», даже не осо­бо воз­му­ща­ясь тем, что Кад­да­фи закрыл в сво­ей стране наблю­да­тель­ные мис­сии всех без исклю­че­ния меж­ду­на­род­ных пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций. Для щепе­тиль­ной Евро­пы это ока­за­лось даже хоро­шо: евро­пей­цы мог­ли ссы­лать­ся на отсут­ствие досто­вер­ной инфор­ма­ции и не пор­тить отно­ше­ния со сво­им ливий­ским «погра­нич­ни­ком». По сооб­ще­ни­ям все той же орга­ни­за­ции Frontex, с того момен­та, как всту­пи­ли в дей­ствие согла­ше­ния ЕС и Ливии о «кон­тро­ле пото­ка неле­галь­ных бежен­цев», этот самый поток сокра­тил­ся чуть ли не наполовину.

Но теперь в Ливии раз­ра­зи­лась спер­ва рево­лю­ция, а потом — граж­дан­ская вой­на. Лаге­рей боль­ше не суще­ству­ет, и никто не «кон­тро­ли­ру­ет» неле­га­лов, пыта­ю­щих­ся добрать­ся до Евро­пы через ливий­скую тер­ри­то­рию. Неко­то­рые из них пово­ра­чи­ва­ют обрат­но и ухо­дят в Тунис и Еги­пет, но боль­шин­ство ста­ра­ет­ся все­ми прав­да­ми и неправ­да­ми про­бить­ся в Бен­га­зи, куда, как извест­но, пери­о­ди­че­ски захо­дят суда, наня­тые Меж­ду­на­род­ной орга­ни­за­ци­ей по мигра­ции (IOM), что­бы забрать оче­ред­ную пар­тию уже ливий­ских бежен­цев из горо­дов, оса­жден­ных и обстре­ли­ва­е­мых ливий­ской арми­ей, и отвез­ти их… есте­ствен­но, в Европу.

То есть, по сути, граж­дан­ская вой­на в Ливии откры­ла огром­ный шлюз, закры­тый в тече­нии пяти лет, и теперь поток бежен­цев, ничем не сдер­жи­ва­е­мый, опять хлы­нул в сто­ро­ну Евро­со­ю­за. Плюс к нему при­ба­ви­лись еще и соб­ствен­но ливий­ские бежен­цы, кото­рых, впро­чем, неле­га­ла­ми счи­тать нель­зя: евро­пей­ские стра­ны выра­зи­ли готов­ность при­нять их, пока у них на родине идет вой­на. Дру­гое дело, что теперь уже и под ливий­цев, так же как до сих пор под тунис­цев, «косят» неле­галь­ные бежен­цы из дру­гих араб­ских государств.

Дей­ствие — противодействие

У евро­пей­цев есть и еще одно боль­ное место, в кото­рое тунис­цы с Лам­пе­ду­зы поне­во­ле бук­валь­но ткну­ли горя­щей сига­ре­той. Это их пред­став­ле­ния о демо­кра­тии и пра­вах чело­ве­ка. Не сто­ит отма­хи­вать­ся от это­го: извест­но, что во мно­гих стра­нах пост­со­вет­ско­го про­стран­ства нын­че при­ня­то над всем этим посме­и­вать­ся, а зача­стую и попро­сту отно­сить­ся к этим поня­ти­ям враж­деб­но. Сто­ит кому-нибудь заго­во­рить о демо­кра­тии и пра­вах чело­ве­ка, его авто­ма­ти­че­ски подо­зре­ва­ют в неис­крен­но­сти или того паче — в глу­по­сти: мол, все эти рос­сказ­ни яйца выеден­но­го не сто­ят, надо смот­реть на мир реаль­но, то есть при­ни­мать пре­сло­ву­тое выра­же­ние «чело­век чело­ве­ку — волк» за аксиому.

Сле­ду­ет чет­ко осо­зна­вать, что для боль­шин­ства жите­лей Евро­со­ю­за это совер­шен­но не так. Демо­кра­ти­че­ские прин­ци­пы, на кото­рых зиждет­ся Евро­со­юз, воз­ве­де­ны здесь в ранг зако­на, более того — в ранг без­услов­но­го мораль­но­го импе­ра­ти­ва, кото­рым авто­ма­ти­че­ски руко­вод­ству­ет­ся боль­шин­ство европейцев.

Мно­гие гото­вы отмах­нуть­ся от это­го фак­та, так как он попро­сту не укла­ды­ва­ет­ся в голо­вах у боль­шин­ства тех, кто живет на про­сто­рах быв­ше­го СССР, но для пони­ма­ния про­цес­сов, про­ис­хо­дя­щих сей­час в евро­пей­ском обще­стве, обя­за­тель­но сле­ду­ет осо­зна­вать: нынеш­няя Евро­па выстра­да­ла свою демо­кра­тию в тяже­лей­шие после­во­ен­ные годы, во фран­цуз­ских сту­ден­че­ских мани­фе­ста­ци­ях 60‑х, в анти­во­ен­ном дви­же­нии 70‑х, на облом­ках Бер­лин­ской сте­ны… У них была поль­ская «Соли­дар­ность» и анти­ком­му­ни­сти­че­ские вос­ста­ния восточ­но­ев­ро­пей­ских стран, у них было согла­ше­ние, мир­ным путем пре­вра­тив­шее Испа­нию в крат­чай­шие сро­ки в пол­но­прав­но­го чле­на Евро­со­ю­за после смер­ти кауди­льо Франко…

Имен­но по этой при­чине Евро­па дол­гие годы оста­ва­лась толе­рант­ной по отно­ше­нию к бежен­цам бук­валь­но со всех кон­цов све­та. Во Фран­ции и Гер­ма­нии до нача­ла 90‑х суще­ство­ва­ло неглас­ное пра­ви­ло «Кто до нас добрал­ся — тот у нас остал­ся». При­чем на ста­тус бежен­ца мог пре­тен­до­вать любой чело­век, дока­зав­ший, что на родине он под­вер­гал­ся гоне­ни­ям по наци­о­наль­но­му либо поли­ти­че­ско­му при­зна­ку. Имен­но так в ЕС в свое вре­мя обос­но­ва­лись чле­ны запре­щен­ной в Тур­ции Курд­ской рабо­чей пар­тии (по сути, тер­ро­ри­сти­че­ской орга­ни­за­ции), мно­же­ство ради­каль­ных исла­ми­стов само­го край­не­го тол­ка и даже, что сего­дня выгля­дит почти нере­аль­но, неко­то­рые осно­ва­те­ли афган­ско­го дви­же­ния «Тали­бан», бежав­шие в то вре­мя от совет­ских сол­дат и соци­а­ли­сти­че­ско­го режи­ма Бабра­ка Кармаля.

Потом, когда тали­бы при­шли к вла­сти в Афга­ни­стане, их про­тив­ни­ки в свою оче­редь обос­но­ва­лись в Евро­пе, а афган­ский министр ино­стран­ных дел в пра­ви­тель­стве Хами­да Кар­зая — Ран­гин Дад­фар Спан­та дол­гое вре­мя пре­по­да­вал поли­то­ло­гию в сте­нах Аахен­ско­го уни­вер­си­те­та и даже был чле­ном немец­кой пар­тии «зеле­ных»…

Но вре­ме­на меня­ют­ся, и в дан­ный момент Евро­па не отно­сит­ся более к бежен­цам столь же дру­же­люб­но, как ранее. Воз­мож­но, отто­го, что их ста­ло очень мно­го, а воз­мож­но, пото­му что все боль­шее их чис­ло на повер­ку ока­зы­ва­лись либо вооб­ще не «поли­ти­че­ски­ми», либо, что еще хуже, — тер­ро­ри­ста­ми, скры­ва­ю­щи­ми­ся от вла­стей и жела­ю­щи­ми баналь­но вос­поль­зо­вать­ся довер­чи­во­стью «жир­ных бюр­ге­ров», после чего их же при слу­чае и взо­рвать либо взять в заложники.

Евро­па нача­ла защи­щать­ся от пото­ков афри­кан­ских «поли­ти­ков», не отли­ча­ю­щих коро­ле­ву Вели­ко­бри­та­нии от мура­вьи­ной коро­ле­вы, араб­ских «пре­сле­ду­е­мых», жела­ю­щих пре­вра­тить при­ютив­шую их стра­ну в «рес­пуб­ли­ку Алла­ха» и про­чих подо­зри­тель­ных лич­но­стей, по-преж­не­му рас­счи­ты­ва­ю­щих на евро­пей­ские кров и поддержку.

Одно­вре­мен­но в ЕС с подо­зре­ни­ем ста­ли отно­сить­ся ко всем бежен­цам — хоть поли­ти­че­ским, хоть эко­но­ми­че­ским. Сей­час боль­шин­ство жите­лей Евро­со­ю­за, соглас­но ста­ти­сти­че­ским опро­сам, пола­га­ет, что луч­ше бы в Евро­пу вооб­ще нико­го не пус­кать, а ведь рань­ше пре­об­ла­да­ло мне­ние, что уж луч­ше пустить к себе деся­ток «тем­ных лоша­док», чем отка­зать в убе­жи­ще сотне тех, кто в этом в самом деле нуждается.

Но ведь подоб­но­го рода пси­хо­ло­ги­че­ские подвиж­ки, про­ис­хо­дя­щие в мас­со­вом созна­нии жите­лей даже не какой-нибудь отдель­ной стра­ны, а тако­го над­го­су­дар­ствен­но­го обра­зо­ва­ния, как Евро­пей­ский союз, с насе­ле­ни­ем в 450 млн чело­век, не про­хо­дят без­бо­лез­нен­но: в худ­шем слу­чае они могут при­ве­сти к насто­я­ще­му соци­аль­но­му взрыву.

Евро­пей­цам уже при­шлось идти на сдел­ку с соб­ствен­ной сове­стью, дого­ва­ри­ва­ясь с Муам­ма­ром Кад­да­фи о «кон­тро­ле за пото­ком бежен­цев», — труд­но пред­ста­вить себе, что лиде­ры ЕС не дога­ды­ва­лись, каким обра­зом «чер­ный пол­ков­ник» выпол­ня­ет это согла­ше­ние. И теперь им вновь при­хо­дит­ся кри­вить душой, отправ­ляя восво­я­си тунис­цев, алжир­цев и йемен­цев, — понят­но, что этим людям нуж­на помощь, но нынеш­няя Евро­па эту помощь ока­зы­вать уже не жела­ет. «У вас ведь демо­кра­ти­че­ские рево­лю­ции, — гово­рят им, — от чего же вы бежите?»

И как реак­ция это­го огром­но­го обще­ствен­но­го орга­низ­ма на пси­хо­ло­ги­че­скую лом­ку в Евро­пе про­ис­хо­дит поли­ти­че­ский откат впра­во, к крайне кон­сер­ва­тив­ным, наци­о­на­ли­сти­че­ским настро­е­ни­ям. В Вен­грии к вла­сти при­шли наци­о­на­ли­сты и пер­вым делом, поль­зу­ясь абсо­лют­ным боль­шин­ством в пар­ла­мен­те, пере­кро­и­ли Кон­сти­ту­цию стра­ны. Есте­ствен­но, «под себя» — нынеш­ний вен­гер­ский закон о прес­се в совре­мен­ном Евро­со­ю­зе до сих пор был немыс­лим, а ведь это лишь нача­ло — оче­ред­ная «рефор­ма» преду­смат­ри­ва­ет, по сути, невоз­мож­ность пере­из­брать власть.

Есте­ствен­но, в пре­де­лах ЕС подоб­ное даром не про­хо­дит, и реак­ция со сто­ро­ны сосед­них стран ока­за­лась крайне нега­тив­ной — Вен­грии угро­жа­ют серьез­ные санк­ции, да и само евро­пей­ское зако­но­да­тель­ство преду­смат­ри­ва­ет воз­мож­ность отме­ны подоб­ных наци­о­наль­ных «реформ» извне. Евро­пей­ская демо­кра­тия научи­лась защи­щать­ся. Но ведь Вен­грия — это лишь пер­вая ласточка.

Вслед за Буда­пештом пра­вые наци­о­на­ли­сты «взя­ли» Хель­син­ки. Буду­щие пре­зи­дент­ские выбо­ры во Фран­ции вполне могут завер­шить­ся три­ум­фом весь­ма оди­оз­но­го «Наци­о­наль­но­го фрон­та» — то, что не уда­лось его мно­го­лет­не­му лиде­ру Жану-Мари Ле Пену, может совер­шить его дочь Марин, а имен­но стать пре­зи­ден­том стра­ны, ибо даже жест­кие анти­ми­гра­ци­он­ные меры, пред­при­ни­ма­е­мые Нико­ля Сар­ко­зи, кажут­ся фран­цу­зам в нынеш­ней ситу­а­ции недо­ста­точ­ны­ми. Такой же откат впра­во наблю­да­ет­ся и во мно­гих дру­гих стра­нах ЕС.

В Гер­ма­нии, прав­да, все наобо­рот: на подъ­еме «левая», интер­на­ци­о­на­лист­ская пар­тия «зеле­ных», пер­вая в исто­рии стра­ны, полу­чив­шая в сопред­се­да­те­ли пред­ста­ви­те­ля турец­кой диас­по­ры Чема Ёзде­ми­ра, — но это совсем дру­гая исто­рия, здесь свою роль сыг­ра­ли анти­атом­ные настро­е­ния нем­цев, испу­ган­ных ава­ри­ей на АЭС «Фуку­си­ма». А в прин­ци­пе, и в ФРГ мож­но про­сле­дить рост анти­ми­грант­ских настро­е­ний — уже хотя бы по извест­ной дис­кус­сии, раз­вер­нув­шей­ся вокруг кни­ги бер­лин­ско­го экс-сена­то­ра Тило Сар­ра­ци­на «Гер­ма­ния уни­что­жа­ет себя». В ней он про­вел ана­лиз дости­же­ний раз­лич­ных ино­стран­ных диас­пор, живу­щих в Гер­ма­нии, и поде­лил их на «хоро­шие» и «пло­хие».

После­до­вав­шие социо­ло­ги­че­ские опро­сы пока­за­ли, что боль­шин­ство респон­ден­тов, не осо­бо вда­ва­ясь в эко­но­ми­че­ские и ста­ти­сти­че­ские выклад­ки Сар­ра­ци­на, под­дер­жа­ли его в том, что «мигран­ты вре­дят стране» — уже без рас­пре­де­ле­ния на «чер­ных» и «белых», чего у авто­ра скан­даль­ной кни­ги попро­сту не было…

Мно­гие вели­кие потря­се­ния, извест­ные исто­рии, начи­на­лись, каза­лось бы, с малых собы­тий. Три­ум­фаль­ный воз­врат Напо­лео­на к вла­сти был оста­нов­лен про­стым насмор­ком, из-за кото­ро­го импе­ра­тор сде­лал баналь­ную ошиб­ку в бит­ве при Ватер­лоо. Пер­вая Миро­вая вой­на нача­лась с выстре­ла серб­ско­го сту­ден­та Гав­ри­лы Прин­ци­па, убив­ше­го австрий­ско­го эрц­гер­цо­га Фер­ди­нан­да. Цусим­ская бит­ва ока­за­лась про­иг­ра­на рус­ским фло­том по недо­ра­зу­ме­нию — гени­аль­ный фло­то­во­дец, вице-адми­рал Сте­пан Оси­по­вич Мака­ров погиб, подо­рвав­шись на мине с бро­не­нос­цем «Пет­ро­пав­ловск», а его наслед­ник на этом посту ока­зал­ся доста­точ­но без­да­рен, что­бы про­иг­рать целую войну.

Не хочет­ся думать, что 30 тысяч тунис­ских бежен­цев раз­вя­жут в Евро­пе бое­вые дей­ствия, но их ски­та­ния в самом деле могут дать нача­ло весь­ма болез­нен­ным и нега­тив­ным про­цес­сам, рас­ша­ты­ва­ю­щим устои евро­пей­ско­го обще­ства. Хочет­ся лишь наде­ять­ся, что евро­пей­ская демо­кра­тия, пере­жив­шая уже мно­го потря­се­ний, в состо­я­нии спра­вить­ся и с внут­рен­ни­ми болез­ня­ми. Как гово­рят нем­цы: «Was uns nicht umhaut — macht uns stark», то есть «Что нас с ног не сва­лит — сде­ла­ет нас сильнее».

Original post:
В Магри­бе аук­нет­ся – в Евро­пе откликнется

архивные статьи по теме

В Жанаозене будет новая воинская часть?

Болату Атабаеву помешали вылететь в Казахстан

Асель Нургазиева объявила голодовку