-3 C
Астана
2 октября, 2022
Image default

В Казахстане появилось три цвета террористической угрозы

Красный сигнал светофора

В слу­чае воз­ник­но­ве­ния тер­ро­ри­сти­че­ской угро­зы, в Казах­стане будут объ­яв­лять “жел­тый”, “оран­же­вый” или “крас­ный” уро­вень опас­но­сти. Подроб­нее об этом в сооб­ще­нии кор­ре­спон­ден­та DW. 

Соглас­но ука­зу пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва, в Казах­стане с 14 авгу­ста всту­пи­ли в силу новые пра­ви­ла опо­ве­ще­ния насе­ле­ния о воз­ник­но­ве­нии тер­ро­ри­сти­че­ской угро­зы. Отныне либо на всей тер­ри­то­рии стра­ны, либо в отдель­ных реги­о­нах и насе­лен­ных пунк­тах могут уста­нав­ли­вать­ся три вида уров­ня тер­ро­ри­сти­че­ской опасности.

Так, уме­рен­ный “жел­тый” преду­смот­рен в слу­чае, “если име­ет­ся тре­бу­ю­щая под­твер­жде­ния инфор­ма­ция о реаль­ной угро­зе тер­ак­та”. “Оран­же­вый” — высо­кий уро­вень угро­зы — объ­яв­ля­ет­ся “при нали­чии досто­вер­ных све­де­ний о под­го­тов­ке тер­ро­ри­сти­че­ско­го акта”. Нако­нец, “крас­ный” — кри­ти­че­ский уро­вень — в слу­чае, когда “акт тер­ро­риз­ма уже совер­шен и есть под­твер­жден­ная инфор­ма­ция о веро­ят­ном повто­ре­нии тер­ро­ри­ста­ми подоб­ных действий”.

От сооб­ще­ний в СМИ, до объ­яв­ле­ния комен­дант­ско­го часа

В соот­вет­ствии с вве­ден­ны­ми пра­ви­ла­ми, цве­то­вая инди­ка­ция уста­нов­лен­ной угро­зы долж­на быть опе­ра­тив­но доне­се­на до све­де­ния насе­ле­ния. В слу­чае, если объ­яв­лен “жел­тый” уро­вень, поми­мо пре­ду­пре­жда­ю­щих сооб­ще­ний в СМИ, и воз­мож­но­го появ­ле­ния в местах мас­со­во­го скоп­ле­ния людей спе­ци­аль­ных пла­ка­тов, све­то­вых таб­ло и бил­бор­дов, в обще­ствен­ных местах и воз­ле стра­те­ги­че­ски важ­ных объ­ек­тов выстав­ля­ют­ся пат­ру­ли, име­ю­щие пра­во досмот­ра всех подо­зри­тель­ных граждан.

Площадь в Астане
К цен­траль­ной пло­ща­ди в Астане все­гда при­ко­ва­но осо­бое внимание 

Если же объ­яв­лен­ная угро­за име­ет “оран­же­вый” цвет, то поми­мо меро­при­я­тий “жел­то­го” уров­ня, уже­сто­ча­ет­ся кон­троль за пере­ме­ще­ни­ем граж­дан внут­ри стра­ны, а так­же про­во­дит­ся про­вер­ка ино­стран­цев и лиц без граж­дан­ства на пред­мет закон­но­сти их нахож­де­ния в стране.

Самые же жест­кие меры преду­смат­ри­ва­ет “крас­ный” уро­вень тер­ро­ри­сти­че­ской опас­но­сти, ука­зы­ва­ет­ся в пра­ви­лах “орга­ни­за­ции и функ­ци­о­ни­ро­ва­ния госу­дар­ствен­ной систе­мы мони­то­рин­га инфор­ма­ции и опо­ве­ще­ния насе­ле­ния о воз­ник­но­ве­нии угро­зы акта терроризма”.

Ком­мен­ти­руя DW всту­пив­шие в силу новые пра­ви­ла, сотруд­ник одной из сило­вых струк­тур Казах­ста­на по име­ни Болат под­черк­нул, что уже “при “оран­же­вой” угро­зе не исклю­че­на вре­мен­ная при­оста­нов­ка дея­тель­но­сти аэро­пор­тов и вок­за­лов с одно­вре­мен­ной про­вер­кой всех транс­порт­ных средств”. В слу­чае, если объ­яв­лен “крас­ный” уро­вень угро­зы, заме­тил он, не исклю­че­но даже вве­де­ние комен­дант­ско­го часа. Вме­сте с тем сотруд­ник спец­служб отка­зал­ся отве­чать на вопрос DW о при­чи­нах появ­ле­ния ука­за Назар­ба­е­ва имен­но в эти дни.

Пер­вый враг — дезинформация

Не внес­ли ясность в этом вопро­се и появив­ши­е­ся в СМИ Казах­ста­на разъ­яс­не­ния от пред­ста­ви­те­лей пра­вя­щей пар­тии. Так, ком­мен­ти­руя появ­ле­ние пра­вил о цве­то­вой инди­ка­ции угроз инфор­ма­ци­он­но­му агент­ству “TengriNews” сек­ре­тарь пар­тии “Нур Отан”, поли­то­лог Ерлан Карин заме­тил, что в первую оче­редь он направ­лен на предот­вра­ще­ние дез­ин­фор­ма­ции, хао­са и пани­ки сре­ди насе­ле­ния в слу­чае терактов.

“Во вре­мя собы­тий 2010–2011 годов, когда мы столк­ну­лись с про­яв­ле­ни­я­ми тер­ро­риз­ма в Тара­зе, Аты­рау был опре­де­лен­ный момент, когда в отсут­ствии долж­ной инфор­ма­ции обще­ство и СМИ запо­ло­ни­ли слу­хи и домыс­лы. Даже в соци­аль­ных сетях появ­ля­лась непод­твер­жден­ная инфор­ма­ция о взры­вах в Кара­ган­де, напа­де­ни­ях на шко­лу, взры­вах в тор­го­вых цен­трах в Астане”, — отме­тил Карин.

Стран­ные теракты

В раз­го­во­ре с кор­ре­спон­ден­том DW дирек­тор него­су­дар­ствен­ной науч­но-иссле­до­ва­тель­ской орга­ни­за­ции “Груп­па оцен­ки рис­ков” поли­то­лог Досым Сат­па­ев, согла­сил­ся с мне­ни­ем Ерла­на Кари­на, что в первую оче­редь новые пра­ви­ла направ­ле­ны про­тив рас­про­стра­не­ния слу­хов. Но при этом Сат­па­ев напом­нил, что нема­ло казах­стан­цев так и не пове­ри­ли инфор­ма­ции о том, что в Тара­зе, Актю­бин­ске, Аты­рау и Астане в 2010–2011 годах дей­стви­тель­но были совер­ше­ны тер­ак­ты.

В этой свя­зи Досым Сат­па­ев счи­та­ет, что нынеш­нее вве­де­ние цве­то­вой диф­фе­рен­ци­а­ции угроз явля­ет­ся сво­е­го рода попыт­кой госу­дар­ства взять под кон­троль все инфор­ма­ци­он­ное поле. “В слу­чае совер­ше­ния тех или иных дей­ствий, кото­рые госу­дар­ство счи­та­ет тер­ро­ри­сти­че­ски­ми, вла­сти для успо­ко­е­ния обще­ствен­но­го мне­ния могут изна­чаль­но дать какую-то цве­то­вую ори­ен­та­цию. То есть, пока все где-нибудь в соци­аль­ных сетях будут гово­рить, что про­изо­шел тер­акт “крас­но­го” уров­ня, власть офи­ци­аль­но может заявить, что на самом деле речь идет лишь о “жел­том” уровне”, — заме­тил казах­стан­ский политолог.

“Тер­ак­ты не исключены”

Вме­сте с тем Сат­па­ев не исклю­ча­ет и “клас­си­че­ские” акты тер­ро­риз­ма”, кото­рые могут при­ве­сти к мно­го­чис­лен­ным жерт­вам. По его мне­нию, “в стране сло­жи­лось доста­точ­но мно­го внут­рен­них фак­то­ров пря­мо или кос­вен­но вли­я­ю­щих на появ­ле­ние ради­каль­ных групп”. “Есть серьез­ные упу­ще­ния в обла­сти соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских реформ, соци­а­ли­за­ции моло­де­жи, отсут­ствия понят­ной идео­ло­гии. Угро­зы реаль­ны, и, на мой взгляд, они рас­тут с гео­мет­ри­че­ской про­грес­си­ей”, — отме­тил Досым Сатпаев.


Источ­ник: www.dw.de,
полу­че­но с помо­щью rss-farm.ru

More:
В Казах­стане появи­лось три цве­та тер­ро­ри­сти­че­ской угрозы

архивные статьи по теме

Убийцы из 1437-го

Editor

Отрицавший Серик Ахметов теперь «раскаивается»

Editor

Защита Субханбердина

Editor