24 C
Астана
22 июля, 2024
Image default

В Европарламенте в шоке от Казахстана

Во втор­ник в Брюс­се­ле про­шло засе­да­ние деле­га­ции Евро­пей­ско­го пар­ла­мен­та по Цен­траль­ной Азии. Речь шла о тра­ге­дии в Жана­о­зене и аре­стах акти­ви­стов граж­дан­ско­го обще­ства нашей стра­ны, в част­но­сти поли­ти­ка Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва и редак­то­ра газе­ты “Взгляд” Иго­ря Виняв­ско­го – этой теме было посвя­ще­но две тре­тьих вре­ме­ни встречи.

 

Автор: Мурат­бек КЕТЕБАЕВ

 

- Мурат­бек Камал­ба­е­вич, Вы при­ня­ли уча­стие в засе­да­нии деле­га­ции Евро­пар­ла­мен­та по Цен­траль­ной Азии в Брюс­се­ле 31 янва­ря. Не мог­ли бы подроб­нее рас­ска­зать об этом мероприятии?

- В Евро­пар­ла­мен­те, как и в любом пред­ста­ви­тель­ном органе, есть раз­лич­ные спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные депу­тат­ские груп­пы. Напри­мер, комис­сия по ино­стран­ным делам, под­ко­мис­сия по пра­вам чело­ве­ка и так далее. Но посколь­ку инте­ре­сы Евро­пей­ско­го сою­за как объ­еди­не­ния 27 госу­дарств выхо­дят за его гра­ни­цы, в ЕП суще­ству­ют так назы­ва­е­мые деле­га­ции, в част­но­сти по Цен­траль­ной Азии. В каж­дую вхо­дят 30 евро­де­пу­та­тов, зада­ча кото­рых зани­мать­ся этим регионом.

В казах­стан­ском пар­ла­мен­те подоб­ных групп нет, у нас спе­ци­а­ли­за­ция осу­ществ­ля­ет­ся толь­ко по отрас­ле­во­му прин­ци­пу, плюс нет пар­ла­мен­та­риз­ма как систе­мы, поэто­му труд­но объ­яс­нить казах­стан­ско­му чита­те­лю, что такое деле­га­ция, состо­я­щая из граж­дан десят­ков госу­дарств, пред­став­ля­ю­щих не толь­ко соб­ствен­ные поли­ти­че­ские пар­тии, но и одну из пяти основ­ных пар­тий­ных фрак­ций ЕП.

Это вро­де мини­пар­ла­мен­та, где каж­дый вопрос, каж­дая тема рас­смат­ри­ва­ют­ся как с точ­ки зре­ния общих инте­ре­сов ЕС, так и про­хо­дят через сито тон­ко­стей меж­го­су­дар­ствен­ных отно­ше­ний, наци­о­наль­ных под­хо­дов, меж­фрак­ци­он­ной борь­бы отно­ше­ний и внут­ри­по­ли­ти­че­ских зака­вык. Осо­бен­но когда речь идет о такой тра­ге­дии, как жанаозенская.

Что каса­ет­ся это­го засе­да­ния, то это было пла­но­вое меро­при­я­тие, на кото­ром были наме­че­ны выступ­ле­ния послов трех госу­дарств и дис­кус­сия. Одна­ко посколь­ку внут­ри­по­ли­ти­че­ская ситу­а­ция в нашей стране ухуд­ша­ет­ся на гла­зах, то поль­ский фонд «Откры­тый диа­лог» при под­держ­ке ряда евро­де­пу­та­тов сде­лал попыт­ку рас­ши­рить рам­ки стан­дарт­но­го засе­да­ния, попы­тав­шись дого­во­рить­ся об уча­стии в нем пред­ста­ви­те­лей граж­дан­ско­го обще­ства Казах­ста­на и тех, кто мог бы предо­ста­вить чле­нам деле­га­ции инфор­ма­цию из пер­вых рук о собы­ти­ях в Ман­ги­ста­уской обла­сти 16—18 декаб­ря 2011 года. В том чис­ле в Брюс­сель при­гла­си­ли и меня.

Одна­ко гла­ва деле­га­ции ЕП по Цен­траль­ной Азии гос­по­дин Бар­то­лоц­ци, пред­став­ля­ю­щий Ита­лию и, кста­ти, член пар­тии луч­ше­го зару­беж­но­го дру­га Назар­ба­е­ва, прав­да, уже поте­ряв­ше­го власть Силь­вио Бер­лу­с­ко­ни, отка­зал­ся допу­стить нас к уча­стию в засе­да­нии. Но посколь­ку засе­да­ния деле­га­ции откры­тые и туда может прий­ти любой, мы ока­за­лись на нем как гости евро­пар­ла­мен­та­ри­ев. То есть смог­ли про­слу­шать все выступ­ле­ния и не только.

- То есть Вам не уда­лось доне­сти до чле­нов деле­га­ции Евро­пар­ла­мен­та по Цен­траль­ной Азии свою точ­ку зре­ния на жана­о­зен­скую тра­ге­дию и после­до­вав­шие после нее поли­цей­ский про­из­вол, аре­сты акти­ви­стов демо­кра­ти­че­ских сил, граж­дан­ско­го обще­ства и журналистов?

- Уда­лось на все две­сти про­цен­тов. Нача­лось засе­да­ние с того, что евро­де­пу­тат Пол Мер­фи пред­ло­жил кро­ме посла Казах­ста­на в Бель­гии Эри­ка Утемб­а­е­ва заслу­шать и нас. После дис­кус­сии г‑н Бар­то­лоц­ци, поль­зу­ясь сво­и­ми пра­ва­ми гла­вы деле­га­ции, по фор­маль­ным осно­ва­ни­ям отка­зал­ся давать сло­во нам, но в ходе обсуж­де­ния он был вынуж­ден согла­сить­ся про­ве­сти спе­ци­аль­ное засе­да­ние деле­га­ции по Жана­о­зе­ну, куда при­гла­сить и тех, кто стал жерт­ва­ми поли­цей­ских бес­чинств, след­ствен­но­го про­из­во­ла, коми­те­тов­ских репрессий.

После это­го после­до­ва­ла бес­цвет­ная речь казах­стан­ско­го посла, суть кото­рой заклю­ча­лась в пере­ска­зе того, что заявил Назар­ба­ев в сво­ем пре­зи­дент­ском посла­нии: дескать, неболь­шая груп­па людей, дви­жи­мых корыст­ны­ми инте­ре­са­ми, совер­ши­ла погро­мы и под­жо­ги в Жана­о­зене и таким обра­зом испор­ти­ла всей стране празд­но­ва­ние 20-летия неза­ви­си­мо­сти. Был так­же зачи­тан послед­ний пресс-релиз Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры РК, пыта­ю­щей­ся сва­лить вину с выс­ше­го поли­ти­че­ско­го руко­вод­ства стра­ны на оппозицию.

Одна­ко невоз­мож­ность выска­зать­ся нам ком­пен­си­ро­ва­ли вопро­сы евро­де­пу­та­тов Эри­ку Утемб­а­е­ву. Вопро­сов было мно­го, все они были ост­ры­ми, и гос­по­дин посол, не при­вык­ший ни к поли­ти­че­ским бата­ли­ям, ни к лобо­вым дис­кус­си­ям, откро­вен­но поплыл и начал вести поли­ти­ку: «Ребя­та, давай­те жить друж­но!» А затем пере­дал сло­во заме­сти­те­лю гене­раль­но­го про­ку­ро­ра Кра­вчен­ко. Тот сно­ва попы­тал­ся отби­вать­ся в сти­ле выше­на­зван­но­го пресс-рели­за сво­е­го ведом­ства, но был крайне неубедителен.

Все это заня­ло более часа из полу­то­ра, отве­ден­ных на все засе­да­ние деле­га­ции. Види­мо, пони­мая, что они тер­пят явное пора­же­ние в гла­зах евро­де­пу­та­тов, гос­по­дин посол сде­лал пред­ло­же­ние, кото­рое мы немед­лен­но под­дер­жа­ли, — после засе­да­ния деле­га­ции про­ве­сти общую встре­чу пред­ста­ви­те­лей Акор­ды и казах­стан­ско­го граж­дан­ско­го обще­ства в при­сут­ствии евро­де­пу­та­тов. И после завер­ше­ния пла­но­во­го меро­при­я­тия мы задер­жа­лись в том же зале.

- Что гово­ри­ли пред­ста­ви­те­ли обще­ствен­но­сти и как на это реа­ги­ро­ва­ли пред­ста­ви­те­ли офи­ци­аль­ной Астаны?

- В собран­ную на ско­рую руку деле­га­цию обще­ствен­но­сти вошли жур­на­лист­ка «Стан.kz» Жул­дыз, спе­ци­аль­ный кор­ре­спон­дент «Новой газе­ты» Еле­на Костю­чен­ко, извест­ный музы­кант Аль­фия Наки­п­бе­ко­ва и я. Жул­дыз про­ве­ла в Жана­о­зене две неде­ли — с 17 по 30 декаб­ря 2011 года, Еле­на была там три дня — с 17 по 20 декабря.

Они, как сви­де­те­ли, ока­зав­ши­е­ся на месте тра­ге­дии бук­валь­но на сле­ду­ю­щий день после слу­чив­ше­го­ся, встре­тив­ши­е­ся с десят­ка­ми участ­ни­ков собы­тий, постра­дав­ши­ми, род­ствен­ни­ка­ми уби­тых и ране­ных, узнав­шие из пер­вых рук подроб­но­сти, бук­валь­но потряс­ли слу­ша­те­лей из чис­ла евро­де­пу­та­тов и их помощ­ни­ков, поли­ти­че­ских совет­ни­ков, кото­рые задер­жа­лись вме­сте с нами на встречу.

Не знаю, что дума­ли про себя чле­ны офи­ци­аль­ной деле­га­ции, слу­шая Лену и Жул­дыз, но даже мне, кото­рый чита­ет в Интер­не­те все, что пишут про Жана­о­зен, было страш­но, когда две моло­дые жен­щи­ны пере­ска­зы­ва­ли то, что они сами виде­ли в горо­де, и то, что им рас­ска­зы­ва­ли горо­жане. Потом мне один из помощ­ни­ков евро­де­пу­та­та ска­за­ла, что на мно­гих про­сто лица не было.

- Пред­ста­ви­те­ли офи­ци­аль­но­го Казах­ста­на пыта­лись оправ­ды­вать дей­ствия вла­стей, про­те­сто­вать, опровергать?

- Нет. Высту­па­ли толь­ко посол и заме­сти­тель ген­про­ку­ро­ра Кра­вчен­ко. Эрик Утемб­а­ев все вре­мя гово­рил, что это боль­шая тра­ге­дия и на ней нель­зя спе­ку­ли­ро­вать. Гос­по­дин Кра­вчен­ко все вре­мя пытал­ся сбить жур­на­ли­стов сво­и­ми вопро­са­ми и ком­мен­та­ри­я­ми. Типа мы про­во­дим рас­сле­до­ва­ние, ста­ра­ем­ся, нам нуж­ны сви­де­тель­ские пока­за­ния, назо­ви­те, кто и что вам гово­рил, и мы их допросим.

Рас­чет был на то, что Еле­на и Жул­дыз, зная, что людей, кото­рые с ними раз­го­ва­ри­ва­ли, рань­ше в луч­шем слу­чае запу­ги­ва­ли и угро­жа­ли поса­дить за обще­ние с прес­сой, в худ­шем — уже поса­ди­ли по обви­не­нию в уча­стии в бес­по­ряд­ках, замнут­ся и эффект от их слов будет ниве­ли­ро­ван. Выгля­де­ло это по-иезу­ит­ски мерз­ко, тем более что заме­сти­тель ген­про­ку­ро­ра про­сто в силу сво­ей долж­но­сти не может не знать о том геста­пов­ском тер­ро­ре, кото­рый раз­вер­нул­ся в Жана­о­зене после 16 декаб­ря 2011 года.

Но улов­ка Кра­вчен­ко не уда­лась. Ему про­сто отве­ти­ли, что опа­са­ют­ся за судь­бу сви­де­те­лей. Кста­ти, он полу­чил по заслу­гам от Жул­дыз, когда спро­сил ее: сооб­щи­ла ли она сле­до­ва­те­лям КНБ то, что она рас­ска­за­ла в Евро­пар­ла­мен­те, и если не ска­за­ла, то поче­му? Жул­дыз отве­ти­ла, что сле­до­ва­те­лей инте­ре­со­ва­ло, поче­му она ока­за­лась 16 декаб­ря в Жана­о­зене и какую она полу­ча­ет зар­пла­ту. И все.

В ито­ге офи­ци­аль­ная деле­га­ция была при­пер­та к стен­ке и даже заго­во­ри­ла о воз­мож­но­сти созда­ния меж­ду­на­род­ной комис­сии по рас­сле­до­ва­нию собы­тий в Ман­ги­стау 16—18 декаб­ря. Прав­да, тот же Кра­вчен­ко тут же ого­во­рил­ся, что, как юрист, он не видит закон­ных осно­ва­ний для дея­тель­но­сти такой комис­сии, но ска­зал, что воз­мож­на помощь со сто­ро­ны меж­ду­на­род­но­го сооб­ще­ства спе­ци­а­ли­ста­ми — пра­во­ве­да­ми, экс­пер­та­ми в обла­сти кон­флик­тов, про­ти­во­дей­ствия экс­тре­миз­му и так далее.

- О чем гово­ри­ли Вы?

- Я свя­зал обыс­ки в офи­сах «Алги» и дома у акти­ви­стов этой пар­тии и «Народ­но­го фрон­та», задер­жа­ние Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва, Иго­ря Виняв­ско­го, Сери­ка Сапар­га­ли, Айжан­гуль Ами­ро­вой и Рус­ла­на Сим­би­но­ва с собы­ти­я­ми в Ман­ги­стау. И ска­зал, что таким спо­со­бом вла­сти хотят, с одной сто­ро­ны, зада­вить под­лин­но демо­кра­ти­че­ские силы, начав с самых стой­ких и прин­ци­пи­аль­ных, с дру­гой — пере­ло­жить ответ­ствен­ность за гибель, ране­ния и стра­да­ния людей с Акор­ды на оппозицию.

А что­бы евро­пар­ла­мен­та­ри­ям и их помощ­ни­кам было понят­нее, о чем идет речь, я рас­ска­зал о сути обви­не­ний про­тив Иго­ря Виняв­ско­го и Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва. О том, что листов­ка, на осно­ва­нии кото­рой КНБ и Ген­про­ку­ра­ту­ра хотят поса­дить пер­во­го, была най­де­на поли­ци­ей еще в апре­ле 2010 года и в мае того же года про­шла экс­пер­ти­зу, резуль­та­ты кото­рой поз­во­ли­ли воз­бу­дить в янва­ре 2012 года уго­лов­ное дело. И это при­том, что при­зыв отпра­вить на помой­ку изби­ра­е­мое долж­ност­ное лицо не явля­ет­ся при­зы­вом к сило­во­му свер­же­нию вла­сти или изме­не­нию госу­дар­ствен­но­го устройства.

Рас­ска­зал, как Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва пыта­ют­ся изо­ли­ро­вать, не допус­кая к нему в каче­стве защит­ни­ка жену и пыта­ясь выбить из про­цес­са адвоката.

Иди­о­тизм ситу­а­ции, в кото­рой ока­за­лись коми­тет­чи­ки и про­ку­ро­ры, а ско­ро ока­жут­ся и судьи, заклю­ча­ет­ся в том, что госу­дар­ствен­ных сек­ре­тов в уго­лов­ном деле про­тив Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва и Иго­ря Виняв­ско­го нет и быть не может. Поэто­му закрыть уго­лов­ное дело, как это было сде­ла­но с Рама­за­ном Есер­ге­по­вым или Мух­та­ром Джа­ки­ше­вым, у Акор­ды в любом слу­чае не полу­чит­ся. Под­пис­ки же о нераз­гла­ше­нии, кото­рые сей­час соби­ра­ют­ся коми­тет­чи­ка­ми со всех адво­ка­тов и сви­де­те­лей, неза­кон­ны. И я думаю, что в бли­жай­шее вре­мя все это будет обжаловано.

- Как реа­ги­ро­ва­ли на Ваши сло­ва пред­ста­ви­те­ли офи­ци­аль­ной делегации?

- Пло­хо. Осо­бен­но когда я пря­мо ска­зал, что глав­ны­ми винов­ни­ка­ми гибе­ли людей в Жана­о­зене и Шет­пе явля­ют­ся пре­зи­дент Назар­ба­ев, руко­во­ди­тель его адми­ни­стра­ции Мусин, пре­мьер-министр Маси­мов и министр внут­рен­них дел Касы­мов. Тот же Кра­вчен­ко спро­сил меня — а у вас есть дока­за­тель­ства? Я отве­тил, да, и он замолчал. 

Вооб­ще на этой встре­че меня пора­зил не столь­ко посол, он, как гово­рит­ся, чело­век, кото­рый лжет во бла­го послав­шей его стра­ны, сколь­ко заме­сти­тель гене­раль­но­го про­ку­ро­ра. Ведь он чело­век еще ста­рой шко­лы, и если он, зани­мая высо­кую долж­ность в глав­ном над­зор­ном органе стра­ны, смот­рит сквозь паль­цы на кор­руп­цию в выс­ших эше­ло­нах вла­сти, на бес­пре­дел поли­ции и спец­служб, я его пони­маю: при всем том он — мел­кая сош­ка, убрать кото­рую тот же Мусин может одним дви­же­ни­ем паль­ца. Но защи­щать убийц, при­чем в трез­вом уме, пре­крас­но все пони­мая, зная, кто на самом деле вино­ват, — это уже пере­бор. У меня было ощу­ще­ние, что я встре­тил­ся с релик­том 1937 года — умным, цинич­ным, жесто­ким и спо­соб­ным на все, на любое пре­ступ­ле­ние, лишь бы был при­каз. Это очень страшно.

Кста­ти, я напом­нил евро­пар­ла­мен­та­ри­ям исто­рию Жана­о­зе­на, как мы с Вла­ди­ми­ром Коз­ло­вым и Иго­рем Виняв­ским несколь­ко раз при­ез­жа­ли в Евро­пар­ла­мент, встре­ча­лись с чле­на­ми той же деле­га­ции по Цен­траль­ной Азии и пре­ду­пре­жда­ли, что ситу­а­ция в этом горо­де тупи­ко­вая и сама по себе не рас­со­сет­ся. С нами при­ез­жа­ли пред­ста­ви­те­ли неф­тя­ни­ков, а теперь все они сидят за решет­кой и имен­но их пыта­ют­ся сде­лать вино­ва­ты­ми в гибе­ли и ране­нии людей.

- Что было дальше?

- После меня высту­пи­ли Аль­фия Наки­п­бе­ко­ва, одна из трех зна­ме­ни­тых сестер Наки­п­бе­ко­вых. Она эми­гри­ро­ва­ла из Казах­ста­на еще в 1981 году, с тех пор живет в Лон­доне, но про­дол­жа­ет сле­дить за тем, что про­ис­хо­дит в нашей стране. Она выра­зи­ла обес­по­ко­ен­ность собы­ти­я­ми в Жана­о­зене, аре­ста­ми акти­ви­стов демо­кра­ти­че­ских сил и выска­за­ла готов­ность начать рабо­тать с бри­тан­ской прес­сой и обще­ствен­но­стью, что­бы орга­ни­зо­вать под­держ­ку тем, кого Акор­да сажа­ет на ска­мью подсудимых.

Кро­ме нас в зале засе­да­ний ока­зал­ся Айнур Кур­ма­нов, кото­рый вот уже несколь­ко дней обща­ет­ся с депу­та­та­ми Евро­пар­ла­мен­та, пред­став­ля­ю­щи­ми проф­со­ю­зы всех госу­дарств — чле­нов ЕС. Он сооб­щил, что его дви­же­ние гото­вит созда­ние ново­го проф­со­ю­за и в ско­ром вре­ме­ни опуб­ли­ку­ет спи­сок про­пав­ших без вести.

- Как отре­а­ги­ро­ва­ли евро­де­пу­та­ты на то, что гово­ри­ли Вы и пред­ста­ви­те­ли Акорды?

- Они были шоки­ро­ва­ны и слу­ша­ли Еле­ну и Жул­дыз в пол­ном мол­ча­нии. Зада­ва­ли вопро­сы пред­ста­ви­те­лям вла­стей. Евро­де­пу­тат Петр Борис пря­мо ска­зал им, что они не пой­мут, если кого-то из нас после воз­вра­ще­ния в Казах­стан поса­дят, неваж­но под каким пред­ло­гом. И, поль­зу­ясь при­сут­стви­ем заме­сти­те­ля ген­про­ку­ро­ра, пре­ду­пре­дил, что даже если вла­сти счи­та­ют нуж­ным задер­жи­вать оппо­зи­ци­о­не­ров, то им долж­на быть предо­став­ле­на воз­мож­ность защищаться.

А тот же гла­ва деле­га­ции по Цен­траль­ной Азии Бар­то­лоц­ци ска­зал послу, что нель­зя сажать тех, кто при­ез­жал в Евро­пар­ла­мент, и пре­ду­пре­дил, что может слу­чить­ся тра­ге­дия, если вла­сти ниче­го не будут делать.

В общем, реак­ция была, и теперь оче­вид­но, что, если Назар­ба­ев, Мусин и Маси­мов будут про­дол­жать репрес­сии про­тив демо­кра­ти­че­ских сил, граж­дан­ско­го обще­ства и неза­ви­си­мой прес­сы, им уже не удаст­ся отде­лы­вать­ся общи­ми сло­ва­ми, напо­ми­на­ни­я­ми о том, как Казах­стан отка­зал­ся от ядер­но­го ору­жия и закрыл поли­гон. Более того, теперь ста­но­вит­ся понят­ным, как нуж­но дей­ство­вать нам.

- И как?

- Я пред­ла­гаю объ­еди­нить уси­лия граж­дан­ско­го обще­ства, демо­кра­ти­че­ских сил, неза­ви­си­мых СМИ и поли­ти­че­ски актив­ных граж­дан вокруг уго­лов­но­го дела в свя­зи с собы­ти­я­ми в Ман­ги­стау 16—18 декаб­ря 2011 года. Для это­го необ­хо­ди­мо соста­вить пол­ную и объ­ек­тив­ную кар­ти­ну слу­чив­ше­го­ся, бук­валь­но поми­нут­но уста­но­вить тех, кто орга­ни­зо­вал про­во­ка­цию, кто дал коман­ду стре­лять и стре­лял. И затем тре­бо­вать их нака­за­ния, не менее жест­ко­го, чем для самих участ­ни­ков бес­по­ряд­ков, пото­му что от рук послед­них не погиб никто, а от рук поли­цей­ских погиб­ли 17 человек.

Необ­хо­ди­мо так­же обес­пе­чить глас­ное и объ­ек­тив­ное судеб­ное след­ствие. Понят­но, что коми­тет­чи­ки под при­кры­ти­ем про­ку­ра­ту­ры будут рисо­вать то, что им надо или при­ка­жут из Акор­ды. Но в наших силах сде­лать так, что­бы все эти белые нит­ки вылез­ли нару­жу и судеб­ный при­го­вор был отверг­нут обще­ствен­ным мне­ни­ем и внут­ри стра­ны, и за рубе­жом. Это даст нам воз­мож­ность выне­сти обще­ствен­ный при­го­вор убийцам. 

В рам­ках это­го обще­го направ­ле­ния мы одно­вре­мен­но будем защи­щать и сво­их това­ри­щей, кото­рых Акор­ды хоте­ла бы сде­лать орга­ни­за­то­ра­ми тра­ге­дии и от них про­тя­нуть ниточ­ку в Лон­дон к Мух­та­ру Абля­зо­ву, вра­гу номер один Назар­ба­е­ва и его окру­же­ния. И если нам удаст­ся дока­зать, что вина за ман­ги­ста­ускую тра­ге­дию лежит на сове­сти Назар­ба­е­ва, Муси­на, Маси­мо­ва и Касы­мо­ва, а что это так будет, я не сомне­ва­юсь, мы смо­жет орга­ни­зо­вать уже сле­ду­ю­щий этап давления.

В том чис­ле замо­ра­жи­ва­ние акти­вов и бан­ков­ских сче­тов Назар­ба­е­ва и его окру­же­ния, руко­вод­ства КНБ, МВД, Ген­про­ку­ра­ту­ры и так далее, то есть всех, кто при­ча­стен к тра­ге­дии, фаль­си­фи­ка­ции уго­лов­но­го дела и судеб­но­го про­цес­са, запрет на въезд им и чле­нам их семей на тер­ри­то­рию Евро­со­ю­за, и мно­гое дру­гое, уже опро­бо­ван­ное про­тив араб­ских и афри­кан­ских диктаторов.

Запи­сал Нурах­мет КЕНЖЕЕВ 

See the original post:
В Евро­пар­ла­мен­те в шоке от Казахстана

архивные статьи по теме

Кому на Бали жить хорошо

Суды стали дубинкой в руках власти

Демократы, займитесь фундаментом!