14 C
Астана
22 июня, 2021
Image default

Высокие терема больших людей

Рези­ден­ция пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва и «дом Кули­ба­е­ва» в Иле-Ала­та­ус­ком наци­о­наль­ном пар­ке могут стать при­чи­ной ката­стро­фы, пре­ду­пре­жда­ет Ген­на­дий Мося­гин, дол­гие годы про­ра­бо­тав­ший инструк­то­ром гор­но­го туриз­ма I кате­го­рии. По его сло­вам, дома «давят» на склон, на кото­ром постро­е­ны, и он может сва­лить­ся в каньон Малой Алматинки. 

Автор: Татья­на ТРУБАЧЕВА

Г‑н Мося­гин рас­ска­зал нам, что в 1988 году одним из пер­вых отклик­нул­ся на при­зыв пра­ви­тель­ства и создал коопе­ра­тив «Эдель­вейс»

- Под базу мне выде­ли­ли место на тер­ри­то­рии нынеш­не­го Иле-Ала­та­уско­го наци­о­наль­но­го пар­ка. В бума­гах место нахож­де­ния зна­чи­лось как выдел 3, квар­тал 48 в Мало­ал­ма­тин­ском уще­лье уро­чи­ща Чим­бу­лак Тал­гар­ско­го рай­о­на Алма­тин­ской обла­сти. Это запад­ный склон горы Кок-Бастау. Я смог про­ве­сти четы­ре сле­та автор­ской пес­ни и один слет вете­ра­нов аль­пи­низ­ма и туризма.

Ката­стро­фы не избежать?

Все шло хоро­шо до мар­та 2001 года, пока кто-то в отсут­ствие хозя­и­на не снес базу. «Како­вы были мои удив­ле­ние и доса­да, когда я узнал, что на месте моей уни­что­жен­ной базы стро­ят зону отды­ха для пре­зи­ден­та нашей рес­пуб­ли­ки!» — вспо­ми­на­ет пенсионер.

Ген­на­дий Его­ро­вич обра­щал­ся в про­ку­ра­ту­ру, писал пре­зи­ден­ту, но «спра­вед­ли­вость» была вос­ста­нов­ле­на весь­ма ори­ги­наль­но: его при­ну­ди­ли про­дать уча­сток по зани­жен­ной цене. Сей­час ему не на что поста­вить забор вокруг сво­е­го част­но­го дома, поэто­му пен­си­о­нер вспом­нил о нане­сен­ной ему когда-то оби­де и через газе­ту про­сит обид­чи­ков спра­вить новый часто­кол вза­мен «упу­щен­ной по при­нуж­де­нию выгоды».

Одна­ко не толь­ко это при­ве­ло гор­но­го инструк­то­ра в редак­цию. Он утвер­жда­ет, что постро­ен­ные на месте базы три огром­ных дома могут стать при­чи­ной катастрофы.

- Мне там было кате­го­ри­че­ски запре­ще­но зани­мать­ся земель­ны­ми рабо­та­ми, что­бы не вызвать дви­же­ния скло­на. Одна­ко при стро­и­тель­стве домов склон горы был поре­зан тре­мя доро­га­ми и кот­ло­ва­на­ми. Если рань­ше во вре­мя дождей вода по дер­ну и тра­ве сте­ка­ла в реку, то сей­час она скап­ли­ва­ет­ся под фун­да­мен­та­ми, под асфаль­том, про­ни­ка­ет в слой гли­ны. Склон под тяже­стью домов может рух­нуть в каньон реки, — пред­по­ло­жил инструктор.

В этом слу­чае, по вер­сии Ген­на­дия Мося­ги­на, может слу­чить­ся страш­ное: рух­нув­ший грунт обра­зу­ет в каньоне кот­ло­ван, кото­рый неиз­беж­но запол­нит­ся водой. Если соот­вет­ству­ю­щие служ­бы не сра­бо­та­ют опе­ра­тив­но, неру­ко­твор­ную пло­ти­ну про­рвет и «накоп­ле­ния» дол­ба­нут по руко­твор­ной пло­тине Медеу. А если меде­ус­кая пло­ти­на не выдер­жит, то… О воз­мож­ной судь­бе Алма­ты луч­ше умол­чать, ведь сло­во может материализоваться.

Сво­и­ми гла­за­ми и ушами

Понят­но, такое пред­по­ло­же­ние не мог­ло не най­ти у нас откли­ка. С Ген­на­ди­ем Его­ро­ви­чем мы поеха­ли в уро­чи­ще Шым­бу­лак. Когда под­ни­ма­лись выше базы «Шым­бу­лак», меж­ду плот­ны­ми ряда­ми хоро­ших домов Мося­гин ука­зал впе­ред, на обры­ви­стый склон, на вер­шине кото­ро­го воль­гот­но рас­по­ло­жил­ся боль­шой дом. «Это рези­ден­ция пре­зи­ден­та», — пояс­нил пенсионер.

Когда мы подъ­е­ха­ли к этой же горе с запад­ной сто­ро­ны, то уви­де­ли еще два дома: один повы­ше спра­ва (Мося­гин назы­вал его «дом Тиму­ра Кули­ба­е­ва»), вто­рой — пони­же сле­ва (по сло­вам мое­го гида, этот дом при­над­ле­жал изна­чаль­но кому-то из руко­вод­ства наци­о­наль­но­го пар­ка, а потом был продан).

Въезд к домам пре­граж­да­ли шлаг­баум с чуд­ной над­пи­сью «Рука­ми не откры­вать» и таб­лич­ка с гроз­ной над­пи­сью «Част­ная тер­ри­то­рия. Вход-въезд стро­го запрещен!».

Но мы с Ген­на­ди­ем Его­ро­ви­чем подо­шли к ниж­не­му дому, воз­ле кото­ро­го про­гу­ли­вал­ся охран­ник. С част­ной тер­ри­то­рии он нас не выгнал: види­мо, оди­но­че­ство не тет­ка, хочет­ся хоть с кем-то парой слов перекинуться.

- Это — рези­ден­ция пре­зи­ден­та, а это — дом зятя, — пока­зал охран­ник на стро­е­ния повы­ше. — А этот дом (что пони­же сле­ва — авт.) бога­тые биз­не­сме­ны сни­ма­ют, когда отдох­нуть хотят. В этот хоть кто-то ездит, а в тех уже три года нико­го не было. Туда толь­ко элек­три­ки да сан­тех­ни­ки захо­дят, чтоб почи­нить что-нибудь.

«А что чинить-то, если ломать неко­му?» — зада­ла я вопрос. «Ну, лам­поч­ки меня­ют. И, видать, гора дви­га­ет­ся, да и зем­ле­тря­се­ния быва­ют, вот под­зем­ные воды фун­да­мен­ты про­би­ва­ют, в под­ва­лах прям род­ни­ки бьют. И в бас­сей­нах тре­щи­ны пошли, по пять сан­ти­мет­ров шири­ной есть», — раз­от­кро­вен­ни­чал­ся наш собеседник.

Гор­ный инструк­тор посмот­рел на меня побе­до­нос­но: мол, что я гово­рил?! А на обрат­ном пути ука­зал на огром­ные валу­ны, сло­жен­ные гор­кой у края доро­ги, кото­рая про­хо­дит вдоль горы, пря­мо под рези­ден­ци­ей пре­зи­ден­та. По его сло­вам, под тяже­стью постро­ек гора «выда­ви­ла» эти кам­ни на доро­гу и их при­шлось оттас­ки­вать в сторону.

Инспек­ция с ДЧСником

После такой позна­ва­тель­ной про­гул­ки я обра­ти­лась с запро­сом в депар­та­мент по чрез­вы­чай­ным ситу­а­ци­ям по Алма­тин­ской обла­сти (судя по копи­ям доку­мен­тов, кото­рые при­нес в редак­цию Мося­гин, эти дома нахо­дят­ся на тер­ри­то­рии обла­сти). Я про­си­ла сооб­щить: дей­стви­тель­но ли на дан­ной тер­ри­то­рии запре­ще­но стро­и­тель­ство. И на самом ли деле дома могут спро­во­ци­ро­вать обру­ше­ние склона?

Вме­сто пись­мен­но­го отве­та ДЧС при­слал ко мне глав­но­го спе­ци­а­ли­ста отде­ла по ЧС Тал­гар­ско­го рай­о­на Сери­ка Тана­та­ро­ва. По доро­ге к «терем­кам» г‑н Тана­та­ров при­знал­ся, что он может лишь на глаз опре­де­лить, воз­мо­жен ли там опол­зень. Если же я хочу полу­чить более точ­ную инфор­ма­цию, то долж­на обра­щать­ся в фир­му «Алма­ты­каз­гид­ро­гео­ло­гия». За опре­де­лен­ную пла­ту экс­пер­ты им пла­тят даже чеэс­ни­ки) про­ве­дут иссле­до­ва­ние нуж­но­го участ­ка и дадут науч­но обос­но­ван­ное заключение.

Осмот­рев склон «трех домов», г‑н Тана­та­ров ска­зал: «Я не вижу здесь пово­да для бес­по­кой­ства. Поч­ва здесь каме­ни­стая, так что…» Затем глав­ный спе­ци­а­лист подо­шел к охран­ни­ку (был не тот, что встре­чал нас с Мося­ги­ным) и попро­сил дать коор­ди­на­ты вла­дель­ца домов. Охран­ник про­сто опе­шил. «Это ж рези­ден­ция», — сдав­лен­ным голо­сом про­го­во­рил он. «Чья?» — спро­сил чеэс­ник. «Ну как чья?!» — так и не смог про­из­не­сти табу­и­ро­ван­ную фами­лию и долж­ность «малень­кий чело­век». «Ноль пер­во­го», что ли?» — дога­дал­ся г‑н Танатаров.

Тогда он попро­сил при­гла­сить хоть кого-нибудь, кто смо­жет ска­зать, чьи это дома и на каком осно­ва­нии они постро­е­ны в Иле-Ала­та­ус­ком пар­ке. Вско­ре со сто­ро­ны рези­ден­ции спу­стил­ся некто, пред­ста­вив­ший­ся Якоб­жа­ном, началь­ни­ком охра­ны. Услы­шав вопрос, поче­му здесь, на осо­бо охра­ня­е­мой тер­ри­то­рии, постро­е­ны дома, Якоб­жан слег­ка обал­дел: «Это ж рези­ден­ция пре­зи­ден­та!» И посо­ве­то­вал мне обра­щать­ся в фир­му «Достар», кото­рая, по его сло­вам, зани­ма­ет­ся эти­ми стро­е­ни­я­ми. Мое­му же спут­ни­ку он ска­зал, что дома отно­сят­ся к Меде­ус­ко­му рай­о­ну горо­да Алма­ты, а не к Тал­гар­ско­му рай­о­ну Алма­тин­ской области.

К мое­му вос­хи­ще­нию, г‑н Тана­та­ров даже после того, как дома «при­от­кры­ли личи­ки», ска­зал, что в наци­о­наль­ном пар­ке все-таки стро­ить нель­зя. «Но вы точ­но узнай­те, может, они оформ­ле­ны как гости­ни­цы, а тури­сти­че­ские объ­ек­ты по зако­ну в таких местах мож­но стро­ить», — посо­ве­то­вал мне на про­ща­ние сотруд­ник ДЧС.

Ни отве­та, ни привета

Ска­за­но Якоб­жа­ном — сде­ла­но мной: я отпра­ви­лась в алма­тин­ский биз­нес-центр «Достар», где рас­по­ло­же­но ТОО «Ком­па­ния «Достар». Пооб­щать­ся уда­лось с инже­не­ром Гри­го­ри­ем Асланяном.

Г‑н Асла­нян как-то сра­зу понял, про какие дома я гово­рю, и сра­зу рас­ста­вил точ­ки над «i»: мол, они дав­но, еще до него, были постро­е­ны и нико­гда «Доста­ру» не при­над­ле­жа­ли и сей­час не при­над­ле­жат. Он ска­зал так­же, что пре­зи­дент­ский — это 42‑й дом, а 43‑й, рядом, услов­но назы­ва­ет­ся путин­ским, так как там обыч­но оста­нав­ли­ва­ет­ся пре­зи­дент Рос­сии. Кто стро­ил, как стро­ил, г‑н Асла­нян не зна­ет, но даль­ше… про­зву­ча­ла неожи­дан­ная для меня фра­за: «Наша орга­ни­за­ция несколь­ко лет как их при­ня­ла, от кого, даже не знаю…»

с

- То есть все-таки дома на вашем балан­се? — встре­пе­ну­лась я.

- Я гово­рю, нет! — неожи­дан­но отрек­ся от ска­зан­но­го Гри­го­рий Асланян.

- Но вы же толь­ко что ска­за­ли, что «при­ня­ла»…

- Я ска­зал, что наша ком­па­ния «Достар» не принимала!

В общем, логи­ки в сло­вах инже­не­ра най­ти не полу­чи­лось, поэто­му я позво­ни­ла в при­ем­ную ТОО «Ком­па­ния «Достар». Но ни руко­во­ди­те­лей, ни юри­ста на месте не ока­за­лось, номе­ра их сото­вых мне не дали, одна­ко девуш­ка на ресеп­шен пообе­ща­ла обя­за­тель­но ска­зать им, что зво­ни­ли из газе­ты и что мне перезвонят.

Звон­ка из ТОО «Ком­па­ния «Достар» пока не дожда­лась, как и отве­та от управ­де­ла­ми пре­зи­ден­та, депар­та­мен­та юсти­ции Алма­ты и «Алма­тыг­ор­ком­зе­ма» — кому все-таки при­над­ле­жат эти дома и зем­ли под ними? Инте­ре­су­ет меня так­же, кто, когда и на каком осно­ва­нии дал раз­ре­ше­ние стро­ить их на осо­бо охра­ня­е­мой тер­ри­то­рии? Так или ина­че, исто­рия эта дале­ко не закон­че­на — будем про­дол­жать расследование.

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №21 (197) от 09 июня 2011 года

Read the original:
Высо­кие тере­ма боль­ших людей

архивные статьи по теме

Маразм в Казахстане крепчает вместе с морозом

«Наша жизнь висит на волоске». Казахстан отказал беженцам из Синьцзяна в гражданстве

Editor

«Дело Козлова»: нет аргументов – дави на психику