ВТОРОЙ ТРАНЗИТ

БУДЕТ ЛИ ПЕРЕСМОТРЕНО СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ ДУУМВИРАМИ?

Послед­ние заяв­ле­ния Айсул­та­на Раха­та (Назар­ба­е­ва) при­ме­ча­тель­ны тем, что про­яви­ли если не новые, то зна­чи­мые обсто­я­тель­ства. С одной сто­ро­ны внут­ри­се­мей­ный кон­фликт не уда­лось лока­ли­зо­вать. Блуд­ный сын и внук не успо­ко­ил­ся и сохра­ня­ет воз­мож­ность выхо­да в инфор­ма­ци­он­ное про­стран­ство. С дру­гой сто­ро­ны, его инвек­ти­вы (кем бы они не инспи­ри­ро­ва­лись) при­об­ре­ли явно выра­жен­ный поли­ти­че­ский харак­тер.

В стране с пол­но­цен­ны­ми госу­дар­ствен­ны­ми инсти­ту­та­ми скан­да­лы схо­же­го поряд­ка вле­кут немед­лен­ную отстав­ку поли­ти­ков любо­го ран­га. При­чем доб­ро­воль­ную. Стать част­ным лицом – самый про­ве­рен­ный спо­соб избе­жать неудоб­ных вопро­сов, в том чис­ле и каса­ю­щих­ся бли­жай­ших чле­нов семьи. У нас, увы, иные стан­дар­ты и нра­вы. От «вме­ша­тель­ства в лич­ную жизнь» Дари­гу Назар­ба­е­ву спа­са­ет уси­лен­ная охра­на. Но как дол­го она может нахо­дить­ся под инфор­ма­ци­он­ным прес­син­гом?

В эпо­ху двое­вла­стия создать ком­форт­ную зону тоталь­но­го умол­ча­ния уже не полу­ча­ет­ся. Скан­дал тира­жи­ру­ет­ся и обсуж­да­ет­ся не толь­ко тра­ди­ци­он­но-оппо­зи­ци­он­ны­ми СМИ, но и интер­нет-ресур­са­ми и блогге­ра­ми, кото­рые еще недав­но отра­ба­ты­ва­ли «госу­дар­ствен­ный заказ». Кро­ме того, гром­кие заяв­ле­ния Айсул­та­на при­влек­ли вни­ма­ние вид­ных зару­беж­ных средств мас­со­вой инфор­ма­ции, а на них запре­ты и ана­фе­мы наше­го мини­стра прав­ды Дау­ре­на Аба­е­ва не рас­про­стра­ня­ют­ся.

Семей­ная дра­ма бьет по репу­та­ции все­го боль­шо­го кла­на Назар­ба­е­вых, но преж­де все­го по стар­шей доче­ри Дари­ге. Из надеж­ной опо­ры семьи она пре­вра­ща­ет­ся в ее ток­сич­ный актив. Год назад подоб­ные издерж­ки гро­зи­ли при­мер­но ничем – посу­да­чат и пере­ста­нут. Но теперь не так про­сто нано­сить све­жую позо­ло­ту на сакраль­ный образ елба­сы, а скан­дал раз­рас­та­ет­ся со ско­ро­стью вирус­ной рекла­мы. Един­ствен­ным реше­ни­ем, спо­соб­ным купи­ро­вать его нега­тив­ные послед­ствия может быть толь­ко уход Дари­ги Назар­ба­е­вой из пуб­лич­ной поли­ти­ки. Одна­ко, для оцен­ки всех воз­мож­ных послед­ствий этой исто­рии, важ­но пред­став­лять себе общую ситу­а­цию, в кото­рой ока­зал­ся ее отец.

Вли­я­ние Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва сего­дня дер­жит­ся на трех китах: Сове­те Без­опас­но­сти, Сена­те и Мажи­ли­се. Поте­ря даже одной опо­ры чре­ва­то обру­ше­ни­ем всей кон­струк­ции. Мож­но ли най­ти адек­ват­ную заме­ну Дари­ге в Сена­те? Вопрос не про­стой.

Поли­ти­че­ское зна­че­ние фигу­ры пред­се­да­те­ля Сена­та труд­но пере­оце­нить. Опре­де­ля­ет­ся оно не толь­ко тем, что при опре­де­лен­ных обсто­я­тель­ствах он может занять пост пре­зи­ден­та. Его под­пи­си сто­ят под поста­нов­ле­ни­я­ми об утвер­жде­нии в долж­но­сти пред­се­да­те­ля и чле­нов Вер­хов­но­го суда, руко­во­ди­те­ля Наци­о­наль­но­го бан­ка, Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры и Коми­те­та наци­о­наль­ной без­опас­но­сти.

Голо­су­ют за спи­ке­ра, разу­ме­ет­ся, сена­то­ры, но из 49 депу­та­тов пала­ты 15 назна­ча­ют­ся пре­зи­ден­том. Око­ло поло­ви­ны из осталь­ных 34 депу­та­тов пред­сто­ит выбрать мест­ным мас­ли­ха­там в нача­ле нынеш­не­го лета. То есть доста­точ­но десят­ка лояль­ных Тока­е­ву кан­ди­да­тур, и он полу­чит в Сена­те боль­шин­ство. Но даже и не имея боль­шин­ства, а пола­га­ясь на сво­е­го пред­се­да­те­ля и сво­их назна­чен­цев, Тока­ев зна­чи­тель­но уси­лит свое вли­я­ние.

Оче­вид­но, что пост руко­во­ди­те­ля верх­ней пала­ты пар­ла­мен­та был одним из важ­ней­ших пунк­тов нефор­маль­ных дого­во­рен­но­стей меж­ду ухо­дя­щим пре­зи­ден­том и его пре­ем­ни­ком в про­шлом году. Поэто­му, заме­на вто­ро­го в госу­дар­ствен­ной иерар­хии долж­ност­но­го лица может стать пово­дом и пред­ме­том для пере­смот­ра все­го паке­та преж­них тран­зит­ных согла­ше­ний.

Каза­лось бы ника­ких неожи­дан­но­стей при замене пред­се­да­те­ля про­изой­ти не долж­но. Дей­ству­ю­щие сена­то­ры пока никак не про­яв­ля­ли сво­ей небла­го­на­деж­но­сти в отно­ше­нии Биб­лио­те­ки. Но может быть, не было достой­но­го слу­чая? Допу­стим, голо­суя за ново­го руко­во­ди­те­ля, они оста­нут­ся лояль­ны­ми и в этот раз. Но, с дру­гой сто­ро­ны теперь Касым-Жомарт Тока­ев нахо­дит­ся в ином ста­ту­се. Он не пре­ем­ник, а избран­ный пре­зи­дент, име­ю­щий исклю­чи­тель­ное пра­во выдви­же­ния кан­ди­да­ту­ры пред­се­да­те­ля.

Все это ста­вит елба­сы в уяз­ви­мую пози­цию.

Как бы то ни было, насту­па­ет пери­од поис­ка поли­ти­че­ско­го ком­про­мис­са. Де-факто – заклю­че­ния ново­го согла­ше­ния меж­ду дуум­ви­ра­ми. Назре­ли (или уже идут) пере­го­во­ры пер­во­сте­пен­ной важ­но­сти. Фак­тор вре­ме­ни пред­опре­де­ля­ет, что ини­ци­а­ти­ва долж­на исхо­дить от елба­сы, посколь­ку у Тока­е­ва мень­ше резо­нов торо­пить­ся.

Излюб­лен­ная и мно­го раз апро­би­ро­ван­ная Назар­ба­е­вым так­ти­ка выжи­да­ния в этот раз вряд ли ему помо­жет. Для него реше­ни­ем буду­щих про­блем может быть толь­ко транс­фор­ма­ция Кон­сти­ту­ции, преду­смат­ри­ва­ю­щая суще­ствен­ное огра­ни­че­ние пре­зи­дент­ских пол­но­мо­чий. На сего­дняш­ний день Назар­ба­ев еще рас­по­ла­га­ет тео­ре­ти­че­ской воз­мож­но­стью про­да­вить такие изме­не­ния даже вопре­ки жела­нию Тока­е­ва. В его рас­по­ря­же­нии пол­ный кон­троль над обе­и­ми пала­та­ми пар­ла­мен­та, пра­ви­тель­ством, про­ку­ра­ту­рой, ЦИК и Кон­сти­ту­ци­он­ным сове­том.

Но вре­ме­ни для при­ня­тия судь­бо­нос­но­го реше­ния не так мно­го. Кон­сти­ту­ци­он­ная «замят­ня» в мос­ков­ском улу­се вско­ре закон­чит­ся, неумо­ли­мо при­бли­жа­ют­ся пар­ла­мент­ские выбо­ры, а семей­ный скан­дал, как ржав­чи­на, разъ­еда­ет авто­ри­тет елба­сы и его прис­ных. Уси­ли­ва­ют­ся и без того бур­ные бро­же­ния в истеб­лиш­мен­те. Соот­вет­ствен­но, пере­го­вор­ные пре­иму­ще­ства Биб­лио­те­ки осла­бе­ва­ют, а цейт­нот сужа­ет про­стран­ство для манев­ра. Назар­ба­ев и пар­тия Нуро­тан в пред­сто­я­щих элек­то­раль­ных кам­па­ни­ях будут толь­ко терять свои пози­ции, и хайп вокруг Айсул­та­на игра­ет в этом суще­ствен­ную роль.

Вик­тор КОВТУНОВСКИЙ, поли­то­лог

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан