Второй год второго президента: рецессия и «угроза стабильности»

НА «СПАСЕНИЕ» БАНКОВ ВЫДЕЛИЛИ БОЛЬШЕ, ЧЕМ НА АНТИКРИЗИСНЫЕ МЕРЫ

Аме­ри­кан­ский ана­ли­ти­че­ский центр Jamestown Foundation в ста­тье «Пре­зи­дент Казах­ста­на Тока­ев всту­па­ет во вто­рой, тур­бу­лент­ный, год в долж­но­сти» ком­мен­ти­ру­ют эко­но­ми­че­скую ситу­а­цию в Казах­стане и отме­ча­ют рис­ки, с кото­ры­ми стал­ки­ва­ет­ся пра­вя­щий режим через год после отстав­ки Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва с поста пре­зи­ден­та (кото­рый по-преж­не­му обла­да­ет широ­ки­ми пол­но­мо­чи­я­ми) и вступ­ле­ния в долж­ность его став­лен­ни­ка Касым-Жомар­та Тока­е­ва. Если пер­вый год пре­зи­дент­ства Тока­ев был отме­чен мас­со­вы­ми про­те­ста­ми, ответ­ствен­ность за кото­рые вла­сти воз­ло­жи­ли на живу­ще­го за гра­ни­цей оппо­нен­та, экс-бан­ки­ра Мух­та­ра Абля­зо­ва, то сей­час Казах­стан ока­зал­ся перед лицом эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са.

«Двой­ной удар — низ­кие цены на нефть и про­дол­жа­ю­ща­я­ся пан­де­мия коро­на­ви­ру­са, кото­рая при­оста­но­ви­ла зна­чи­тель­ную часть миро­вой тор­гов­ли, — воз­мож­но, пред­став­ля­ет собой самую боль­шую угро­зу внут­рен­ней ста­биль­но­сти, с кото­рой когда-либо стал­ки­вал­ся Казах­стан, даже по срав­не­нию с бур­ны­ми 1990-ми года­ми», — пишет Jamestown Foundation.

Цены на нефть, основ­ную состав­ля­ю­щую экс­пор­та Казах­ста­на, рух­ну­ли в мар­те, после того как Рос­сия и Сау­дов­ская Ара­вия не смог­ли согла­со­вать даль­ней­шее сни­же­ние объ­е­мов добы­чи.

«Казах­стан тра­ди­ци­он­но под­дер­жал Рос­сию, забло­ки­ро­вав­шую пред­ло­же­ние ОПЕК об уско­ре­нии сокра­ще­ния про­из­вод­ства. Одна­ко министр энер­ге­ти­ки Нур­лан Нога­ев поз­же ска­зал, что кол­лек­тив­ная сдел­ка “все­гда шла на поль­зу”, и при­знал, что крах согла­ше­ния ОПЕК + застал казах­стан­ские вла­сти врас­плох», — гово­рит­ся в ста­тье.

Чет­верть ВВП Казах­ста­на и око­ло 60 про­цен­тов госу­дар­ствен­ных дохо­дов фор­ми­ру­ют­ся за счет про­да­жи сырой неф­ти. Из-за паде­ния цен на нефть ослаб­ла наци­о­наль­ная валю­та: курс дол­ла­ра вырос с 382 тен­ге в нача­ле года до 450 в кон­це мар­та. В резуль­та­те рез­ких деваль­ва­ций в 2009, 2014 и 2015 годах реаль­ные дохо­ды насе­ле­ния неод­но­крат­но сни­жа­лись, паде­ние кур­са тен­ге при­во­ди­ло к неиз­беж­но­му росту цен на импорт­ные това­ры — от авто­мо­би­лей и элек­тро­ни­ки до одеж­ды и про­дук­тов пита­ния.

«Казах­стан к дли­тель­но­му эко­но­ми­че­ско­му шоку под­го­тов­лен хуже, чем Рос­сия», — счи­та­ет Jamestown Foundation.

«Бери у Тока­е­ва». Прось­бы сель­чан и отве­ты вла­стей (2 апре­ля 2020 года):

Номи­наль­ный рост ВВП Казах­ста­на в 2019 году соста­вил 4,5 про­цен­та; ожи­да­лось, что в 2020 году ВВП уве­ли­чит­ся на 4,1 про­цен­та. Одна­ко министр наци­о­наль­ной эко­но­ми­ки Рус­лан Дале­нов при­знал, что мак­ро­эко­но­ми­че­ский про­гноз при­дет­ся пере­смот­реть в сто­ро­ну пони­же­ния. Бюд­жет вер­стал­ся с рас­че­том 55 дол­ла­ров за бар­рель неф­ти, но в мар­те нефть мар­ки Brent тор­го­ва­лась ниже 25 дол­ла­ров.

Сни­же­ние дохо­дов от про­да­жи неф­ти озна­ча­ет сокра­ще­ние госу­дар­ствен­ных рас­хо­дов, что вле­чет суще­ствен­ные послед­ствия для широ­ко­го кру­га ком­па­ний, кото­рые либо зави­сят от госу­дар­ствен­ных суб­си­дий, либо актив­но рабо­та­ют с обшир­ным госу­дар­ствен­ным сек­то­ром. Ситу­а­ция в бан­ков­ском сек­то­ре оста­ет­ся «струк­тур­но хруп­кой», каче­ство акти­вов, как отме­ча­ют в ста­тье, будет ухуд­шать­ся.

Шок от паде­ния цен на нефть усу­губ­ля­ет­ся вспыш­кой коро­на­ви­ру­са COVID-19, кото­рую Все­мир­ная орга­ни­за­ция здра­во­охра­не­ния при­зна­ла пан­де­ми­ей. Пра­ви­тель­ство Казах­ста­на, где с 16 мар­та дей­ству­ет чрез­вы­чай­ное поло­же­ние, заяви­ло о выде­ле­нии 9,8 мил­ли­ар­да дол­ла­ров в рам­ках мас­штаб­но­го анти­кри­зис­но­го паке­та помо­щи пред­при­я­ти­ям и работ­ни­кам.

«Хотя циф­ра впе­чат­ля­ет в абсо­лют­ном выра­же­нии (ВВП Казах­ста­на в 2019 году соста­вил в общей слож­но­сти 178,2 мил­ли­ар­да дол­ла­ров), она мень­ше, чем пра­ви­тель­ство потра­ти­ло на спа­се­ние бан­ков­ско­го сек­то­ра от дефол­тов в 2017–2019 годах. Посо­бия по без­ра­бо­ти­це, кото­рые адми­ни­стра­ция Тока­е­ва пла­ни­ру­ет выде­лить, — скуд­ная сум­ма в 42 500 тен­ге (95 дол­ла­ров) на чело­ве­ка <…>. Всё это гово­рит о том, что вто­рой год прав­ле­ния Тока­е­ва будет гораз­до слож­нее, чем его пер­вый год», — заклю­ча­ет Jamestown Foundation.

КАЗАХСТАН ВОСПОЛЬЗУЕТСЯ «КОПИЛКОЙ»

На англо­языч­ном сай­те Eurasianet.org в ста­тье «Коро­на­ви­рус и цены на нефть тол­ка­ют Казах­стан к рецес­сии» тоже пишут о пере­смот­ре Нур-Сул­та­ном эко­но­ми­че­ских про­гно­зов в све­те пан­де­мии коро­на­ви­ру­са и паде­ния неф­тя­ных коти­ро­вок.

Блокпост на границе Алматы и Алматинской области. 30 марта 2020 года.
Блок­пост на гра­ни­це Алма­ты и Алма­тин­ской обла­сти. 30 мар­та 2020 года.

По про­гно­зам мини­стра наци­о­наль­ной эко­но­ми­ки Рус­ла­на Дале­но­ва, в этом году «экс­порт сни­зит­ся на 16,3 мил­ли­ар­да дол­ла­ров до 35,1 мил­ли­ар­да дол­ла­ров, импорт сокра­тит­ся на 7,5 мил­ли­ар­да дол­ла­ров до 26,6 мил­ли­ар­да дол­ла­ров, а [ожи­да­е­мый] номи­наль­ный ВВП оце­ни­ва­ет­ся в 69,7 трил­ли­о­на тен­ге (155 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров США), что на 4,8 трил­ли­о­на тен­ге (10,6 мил­ли­ар­да дол­ла­ров США) ниже преды­ду­ще­го про­гно­за».

Цены на сырье, основ­ной экс­порт­ный товар Казах­ста­на, рез­ко сни­зи­лись. «По соб­ствен­ным оцен­кам пра­ви­тель­ства, сто­и­мость экс­пор­ти­ру­е­мой неф­ти с нача­ла года упа­ла на 65,7 про­цен­та, а сред­няя цена на метал­лы упа­ла на 15,6 про­цен­та», — пишет Eurasianet.org.

В ста­тье так­же цити­ру­ют пер­во­го заме­сти­те­ля мини­стра финан­сов Бери­ка Шол­пан­ку­ло­ва, заявив­ше­го, что пра­ви­тель­ство наме­ре­но при­влечь 2,4 трил­ли­о­на тен­ге (5,3 мил­ли­ар­да дол­ла­ров) для пога­ше­ния дефи­ци­та бюд­же­та.

«Казах­стан рас­кры­ва­ет свой коше­лек, что­бы сни­зить широ­кое соци­аль­ное воз­дей­ствие кри­зи­са», — отме­ча­ет Eurasianet.org, упо­ми­ная, что 31 мар­та Касым-Жомарт Тока­ев объ­явил о выде­ле­нии средств для под­держ­ки полу­ча­те­лей соци­аль­ной помо­щи и помо­щи биз­не­су для пре­одо­ле­ния кри­зи­са.

«Не уми­рать же нам от голо­да», или Каран­тин и мно­го­дет­ные (31 мар­та 2020 года):

«Мас­шта­бы эко­но­ми­че­ско­го спа­да, кото­рый, — если соб­ствен­ные про­гно­зы пра­ви­тель­ства будут точ­ны­ми, — пре­взой­дет даже кри­зис 2008–2009 годов, застав­ля­ют Казах­стан глуб­же засу­нуть руку в свой кар­ман. Одним из важ­ных источ­ни­ков помо­щи явля­ют­ся резер­вы Наци­о­наль­но­го фон­да, он явля­ет­ся цен­траль­ным эле­мен­том пла­на пра­ви­тель­ства по выхо­ду из кри­зи­са», — пишет Eurasianet.org. В насто­я­щее вре­мя в Нац­фон­де акку­му­ли­ро­ва­но око­ло 60 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров.

По мне­нию казах­стан­ско­го эко­но­ми­ста Меру­ерт Махму­то­вой, пери­о­ди­че­ски воз­ни­ка­ю­щая необ­хо­ди­мость «лезть в копил­ку» долж­но заста­вить пра­ви­тель­ство усво­ить неко­то­рые тяже­лые уро­ки, отме­ча­ет изда­ние. «В 2015–2016 годах Казах­стан тра­тил в два раза боль­ше неф­тя­ных дохо­дов, чем посту­па­ло. В этом году раз­рыв поступ­ле­ний и рас­хо­до­ва­ния неф­тя­ных дохо­дов будет уже види­мо не в два раза, а в три раза. Будем учить­ся жить без неф­ти», — цити­ру­ет эко­но­ми­ста Eurasianet.org.

ПЛАНЫ ЗАНЯТЬ ТРИ МИЛЛИАРДА ДОЛЛАРОВ ЗА РУБЕЖОМ

Бри­тан­ское новост­ное агент­ство Reuters в мате­ри­а­ле «Казах­стан сни­жа­ет про­гноз добы­чи неф­ти, рас­смат­ри­вая спад ВВП в этом году» так­же сооб­ща­ют о пере­смот­ре про­гноз­ных оце­нок. «Эко­но­ми­ка Казах­ста­на сокра­тит­ся на 0,9 про­цен­та в этом году из-за сни­же­ния цен на нефть и сокра­ще­ния добы­чи, что выну­дит пра­ви­тель­ство выве­сти боль­ше денег из резер­вов сво­е­го Наци­о­наль­но­го фон­да, заявил в чет­верг министр эко­но­ми­ки Рус­лан Дале­нов», — гово­рит­ся в пуб­ли­ка­ции.

Женщина в защитной маске на фоне табло с курсами валют в Алматы. 16 марта 2020 года.
Жен­щи­на в защит­ной мас­ке на фоне таб­ло с кур­са­ми валют в Алма­ты. 16 мар­та 2020 года.

Reuters отме­ча­ет, что Казах­стан пла­ни­ру­ет сокра­тить про­из­вод­ство неф­ти до 86 мил­ли­о­нов тонн в 2020 году, тогда как ранее пла­ни­ро­ва­лось добыть 90 мил­ли­о­нов тонн. Пра­ви­тель­ство наме­ре­но взять в этом году из Наци­о­наль­но­го фон­да 4,77 трил­ли­о­на тен­ге (10,6 мил­ли­ар­да дол­ла­ров), хотя изна­чаль­но соби­ра­лось изъ­ять отту­да 2,7 трил­ли­о­на тен­ге.

В дру­гой ста­тье Reuters цити­ру­ют заяв­ле­ние вице-мини­стра эко­но­ми­ки Бери­ка Шол­пан­ку­ло­ва, кото­рый сооб­щил, что «Казах­стан пла­ни­ру­ет занять три мил­ли­ар­да дол­ла­ров на внеш­них рын­ках капи­та­ла для финан­си­ро­ва­ния дефи­ци­та бюд­же­та в этом году».

«Стра­на-экс­пор­тер неф­ти в Цен­траль­ной Азии уве­ли­чи­ва­ет целе­вой пока­за­тель дефи­ци­та бюд­же­та до 2,4 трил­ли­о­на тен­ге (5,4 мил­ли­ар­да дол­ла­ров США), или 3,5 про­цен­та ВВП, из-за паде­ния цен на энер­го­но­си­те­ли, вспыш­ки коро­на­ви­ру­са и допол­ни­тель­ных рас­хо­дов на сти­му­ли­ро­ва­ние эко­но­ми­ки», — пишет Reuters.

СУД В ЛОНДОНЕ ПО ДЕЛУ СТАТИ В ОНЛАЙН-РЕЖИМЕ

В бри­тан­ской газе­те Financial Times меж­ду тем пишут, что начав­ши­е­ся в лон­дон­ском суде слу­ша­ния по иску Казах­ста­на про­тив мол­дав­ско­го биз­не­сме­на Ана­то­ла Ста­ти и его сына Габ­ри­э­ля, кото­рые ведут мно­го­лет­нюю тяж­бу с Нур-Сул­та­ном в судах дру­гих стран, впер­вые про­хо­дят в дистан­ци­он­ном режи­ме — в свя­зи с пан­де­ми­ей коро­на­ви­ру­са. Засе­да­ния транс­ли­ро­ва­лись в пря­мом эфи­ре на хостин­ге YouTube. Это ста­ло воз­мож­ным бла­го­да­ря при­ня­тию в Бри­та­нии зако­но­да­тель­ства о чрез­вы­чай­ной ситу­а­ции в свя­зи с коро­на­ви­ру­сом.

Пра­ви­тель­ство и Наци­о­наль­ный банк Казах­ста­на судят­ся в Лон­доне с Ана­то­лом Ста­ти, его сыном Габ­ри­элем, бан­ком BNY Mellon и дру­ги­ми. Ранее по иску Ста­ти были замо­ро­же­ны сред­ства Наци­о­наль­но­го фон­да Казах­ста­на, хра­ня­щи­е­ся в BNY Mellon. Ана­тол Ста­ти и его сын, инве­сти­ро­вав­шие в неф­те­га­зо­вый сек­тор Казах­ста­на, доби­ва­ют­ся в судах несколь­ких запад­ных стран воз­ме­ще­ния убыт­ков, кото­рые, по сло­вам биз­не­сме­нов из Мол­до­вы, они понес­ли из-за попы­ток вла­стей Казах­ста­на рей­дер­ским спо­со­бом завла­деть их соб­ствен­но­стью.

Судья Высо­ко­го суда Най­джел Тир согла­сил­ся с пред­ло­же­ни­ем пред­став­ля­ю­щих инте­ре­сы Казах­ста­на адво­ка­тов исполь­зо­вать сер­вис видео­кон­фе­рен­ций Zoom для про­ве­де­ния судеб­но­го про­цес­са и его транс­ля­ции в YouTube.

Парт­нер адво­кат­ской кон­то­ры Stewarts Law Фио­на Джил­летт, наня­тая казах­стан­ской сто­ро­ной, ска­за­ла, что вир­ту­аль­ное судеб­ное раз­би­ра­тель­ство, «пер­вое для ком­мер­че­ско­го суда», «необ­хо­ди­мо для под­дер­жа­ния нор­маль­ной рабо­ты [судеб­ной систе­мы Вели­ко­бри­та­нии]».

Азаттык ранее писал, что в декаб­ре 2019 года суд пер­вой инстан­ции в Брюс­се­ле при­знал обос­но­ван­ным выне­сен­ное в 2013 году реше­ние арбит­раж­но­го суда Сток­голь­ма о взыс­ка­нии с Казах­ста­на более полу­мил­ли­ар­да мил­ли­о­нов дол­ла­ров в поль­зу Ста­ти. Мини­стер­ство юсти­ции Казах­ста­на, назвав­шее это реше­ние «про­ти­во­ре­чи­вым», оспа­ри­ва­ет его.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»