17 C
Астана
11 августа, 2022
Image default

Вот и году конец, а кто выжил — молодец

 

Пять слов, по кото­рым будут вспо­ми­нать 2015 год в Казахстане

«Новая газе­та» – Казах­стан» под­ве­ла ито­ги 2015 года, кото­рые в отли­чие от преды­ду­щих укла­ды­ва­ют­ся в пять боль­ших понятий.

Кри­зис

Начав­шись куда рань­ше 1 янва­ря 2015 года, эко­но­ми­че­ский кри­зис в Казах­стане в этом году вошел в острую фазу. Из-за рез­ко­го паде­ния миро­вых цен на нефть наша стра­на пере­жи­ла две деваль­ва­ции – дол­лар в ито­ге вырос со 185 до 350 тен­ге (по состо­я­нию на 21 декаб­ря. – Прим. «Новой» – Казах­стан»). И это по тра­ди­ции потя­ну­ло за собой вверх цены на тари­фы, про­дук­ты пита­ния, недви­жи­мость, авиа­би­ле­ты и мно­гое дру­гое. При этом еще в нача­ле года все очень силь­но радо­ва­лись кри­зи­су в Рос­сии: мож­но было сме­ло ехать и ску­пать «целые горо­да» из-за паде­ния кур­са руб­ля. Но вме­сто реаль­ных шагов по сни­же­нию зави­си­мо­сти от неф­ти в этом году все уви­де­ли сеанс мас­со­во­го власт­но­го ауто-тре­нин­га: цены обя­за­тель­но долж­ны вырас­ти. Пер­вым очнул­ся Нур­сул­тан Назар­ба­ев, кото­рый пре­ду­пре­дил, что кри­зис будет куда силь­нее, чем это пред­по­ла­га­ют даже самые сме­лые в сво­ем пес­си­миз­ме ана­ли­ти­ки. Так и выхо­дит: цена на нефть по состо­я­нию на 21 декаб­ря при­бли­зи­лась к отмет­ке 11-лет­ней дав­но­сти – к 34 дол­ла­рам за баррель.

Уве­ще­ва­ния эко­но­ми­стов из раз­ных поли­ти­че­ских лаге­рей о том, что удер­жи­ва­ние кур­са на уровне 185 тен­ге за 1 дол­лар ни к чему хоро­ше­му не при­ве­дет, были про­пу­ще­ны мимо ушей. В ито­ге когда в авгу­сте про­шла пер­вая деваль­ва­ция, и тен­ге вырос к дол­ла­ру сра­зу до 260, даже пре­зи­дент стра­ны Нур­сул­тан Назар­ба­ев был вынуж­ден при­знать, что за два года на под­дер­жа­ние кур­са впу­стую спа­ли­ли 28 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. Прав­да, и после это­го заяв­ле­ния Нац­банк не оста­но­вил­ся в сво­ем стрем­ле­нии палить еще: в тече­ние сен­тяб­ря и октяб­ря курс ска­кал вверх-вниз (что поро­ди­ло поли­ти­че­скую шут­ку «кто не ска­чет – тот Нац­банк»), и впу­стую были потра­че­ны еще два миллиарда.
После это­го – хотя не из-за это­го – со сво­ей долж­но­сти ушел Кай­рат Келим­бе­тов. Новый гла­ва Нац­бан­ка Дани­яр Аки­шев тен­ге отпу­стил совсем, и это при­ве­ло не толь­ко к эффек­ту обще­ствен­но­го рав­но­ду­шия – мно­гим уже все рав­но, сколь­ко сто­ит дол­лар, но и к уси­ле­нию раз­го­во­ров о вве­де­нии руб­ля в каче­стве еди­ной валю­ты Евразий­ско­го сою­за. Пред­ста­вить себе такое сомни­тель­но. Одна­ко напор сто­рон­ни­ков этой идеи удив­ля­ет – по их логи­ке, рубль может спа­сти казах­стан­скую эко­но­ми­ку. Без отве­та оста­ет­ся лишь вопрос, кто спа­сет сам рубль: в Рос­сии дол­лар в декаб­ре про­бил пси­хо­ло­ги­че­скую отмет­ку в 70 руб­лей, и миро­вые ана­ли­ти­ки пред­ре­ка­ют новые гори­зон­ты дна. Вер­но лишь одно: тен­ге сла­бее руб­ля и всех осталь­ных валют СНГ – он упал в этом году почти в два раза, чего не про­изо­шло ни с одной валю­той быв­ше­го Совет­ско­го Союза.

Тер­рор

2015‑й стал годом меж­ду­на­род­но­го тер­ро­ра и внут­рен­них репрес­сий. При этом вла­сти стра­ны часто объ­яс­ня­ли одно дру­гим: мол, вокруг неспо­кой­но, давай­те закру­тим гай­ки посиль­нее. Борь­ба с ИГИЛ (тер­ро­ри­сти­че­ская орга­ни­за­ция, запре­щен­ная в Казах­стане) при­ве­ла мир к круп­ной меж­ду­на­род­ной дра­ке, в кото­рой с одной сто­ро­ны нахо­дит­ся Рос­сия, а с дру­гой – все осталь­ные. Казах­стан весь год был вынуж­ден метать­ся меж­ду союз­ни­ка­ми в отча­ян­ных попыт­ках сохра­нить свою пре­сло­ву­тую мно­го­век­тор­ность. С каж­дым разом делать это ста­но­вит­ся все тяже­лее: при­мер кон­флик­та Рос­сии и Тур­ции и реак­ции на это казах­стан­ских вла­стей пока­зы­ва­ет, что рано или позд­но стране при­дет­ся делать выбор в поль­зу како­го-то лагеря.
Меж­ду­на­род­ный тер­ро­ризм так или ина­че дал о себе знать и во внут­ри­по­ли­ти­че­ской повест­ке Казах­ста­на. Пожа­луй, наи­ме­нее ощу­ти­мым для Казах­ста­на собы­ти­ем ста­ло напа­де­ние тер­ро­ри­стов на Париж 13 нояб­ря: стра­на про­жи­ла это через «вой­ну ава­та­рок», когда одни ста­ви­ли себе в Facebook цве­та фран­цуз­ско­го фла­га, а дру­гие их за это кри­ти­ко­ва­ли. Куда силь­нее на казах­стан­цах отра­зил­ся тер­акт на бор­ту рос­сий­ско­го само­ле­та А321, взо­рван­но­го над Сина­ем. Казах­стан вслед за Рос­си­ей запре­тил поле­ты в Еги­пет и уси­лил меры без­опас­но­сти на вок­за­лах и в аэро­пор­тах. В целом же идео­ло­ги­че­скую борь­бу с ИГИЛ Казах­стан пока про­иг­ры­ва­ет: при­го­во­ры по делам об экс­тре­миз­ме выно­си­лись весь год, но это не меша­ло казах­стан­цам, фана­тич­но веря­щим тер­ро­ри­стам (или про­сто «сол­да­там уда­чи»), спо­кой­но уез­жать в Сирию на вой­ну. Офи­ци­аль­но граж­дан Казах­ста­на в ИГИЛ – око­ло 400 чело­век, но не надо быть боль­шим скеп­ти­ком, что­бы пони­мать, насколь­ко эти циф­ры зани­же­ны. При этом экс­пер­ты еще летом отме­ча­ли, что насто­я­щие про­бле­мы нач­нут­ся в тот момент, когда казах­стан­цы нач­нут воз­вра­щать­ся с вой­ны. Спец­служ­бы к это­му пока оче­вид­но не готовы.

Пока­зу­ха

Кон­курс госу­дар­ствен­ной лести в Казах­стане побил все рекор­ды и вышел за его пре­де­лы: если с порт­ре­та­ми пре­зи­ден­та из куби­ков Руби­ка или над­пи­сью «Елба­сы» из алю­ми­ни­е­вых чушек как-то мож­но сми­рить­ся, то вру­че­ние Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву пре­мии «Муз ТВ» в нача­ле лета это­го года выгля­дит совсем уж сюр­ре­а­ли­стич­но. Куль­та лич­но­сти в виде госу­дар­ствен­ной поли­ти­ки в Казах­стане нет, одна­ко елба­сы посвя­ща­ют пес­ни, а жур­на­ли­сты на пресс-кон­фе­рен­ции реша­ют­ся на неожи­дан­ное «обостре­ние ситу­а­ции», спра­ши­вая Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва о его физи­че­ской фор­ме. Сам Назар­ба­ев не раз под­чер­ки­вал, что не в вос­тор­ге от тако­го рабо­ле­пия, но под­ха­ли­мов и конъ­юнк­тур­щи­ков это еще нико­гда не останавливало.

Пока­зуш­ны­ми были и неко­то­рые госу­дар­ствен­ные дела. Раз­дра­жа­ю­щая боль­шое коли­че­ство людей мега­строй­ка – ЭКСПО на фоне нарас­та­ю­ще­го кри­зи­са смот­рит­ся вызы­ва­ю­ще (воз­мож­но, поэто­му в послед­ние меся­цы эту тему созна­тель­но выво­дят из топа ново­стей). 550-летие Казах­ско­го хан­ства пода­ва­лось как глав­ный госу­дар­ствен­ный празд­ник года, одна­ко по сво­ей фор­ме это собы­тие выгля­де­ло еще и как показ­ной ответ Рос­сии, где в 2014 году сомне­ва­лись насчет госу­дар­ствен­но­сти казахов.

Рефор­мы

Неспра­вед­ли­вым, одна­ко, будет утвер­жде­ние о том, что власть совсем ниче­го не пыта­лась сде­лать в этом году, а лишь сиде­ла и при­ни­ма­ла поздрав­ле­ния. Тяже­лая эко­но­ми­че­ская ситу­а­ция во мно­гом уско­ри­ла появ­ле­ние новых зако­нов, новых сою­зов и новых мегапрограмм.

Так, клю­че­вым про­ек­том года стал старт 5 инсти­ту­ци­о­наль­ных реформ, кото­рые ини­ци­и­ро­вал Нур­сул­тан Назар­ба­ев на съез­де «Нур Отан» 11 мар­та 2015 года. Гро­мад­ная пере­строй­ка поли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской систе­мы (одна из реформ, напри­мер – уси­ле­ние роли пар­ла­мен­та в стране) была раз­би­та на 100 шагов, при выпол­не­нии каж­до­го из кото­рых ее мож­но будет счи­тать завер­шен­ной. Шаги, без­услов­но, пра­виль­ные и разум­ные: улуч­ше­ние каче­ства судов, обра­зо­ва­ния, меди­ци­ны, поли­ции, биз­не­са. Но, во-пер­вых, при­мер­но об этом же власть гово­рит уже дол­гие годы, но перей­ти от раз­го­во­ров к реаль­ным делам уда­ва­лось не все­гда даже в туч­ные годы. А во-вто­рых, выпол­не­ние этих 100 шагов – дело дале­кой пер­спек­ти­вы, а резуль­тат нужен сейчас.

Парал­лель­но с инсти­ту­ци­о­наль­ны­ми рефор­ма­ми изме­нил­ся Тру­до­вой кодекс: теперь прав у работ­ни­ков ста­ло ощу­ти­мо мень­ше, а у вла­дель­цев фирм и пред­при­я­тий – суще­ствен­но боль­ше; начи­на­ет рабо­тать Закон «Об обще­ствен­ных сове­тах». С кучей ого­во­рок, но был при­нят Закон «О досту­пе к инфор­ма­ции». Изме­ни­лось зако­но­да­тель­ство в части рекла­мы на кабель­ных кана­лах. Еще боль­ший резо­нанс вызва­ла оче­ред­ная пен­си­он­ная рефор­ма: день­ги из Еди­но­го пен­си­он­но­го фон­да обрат­но вер­нут­ся в част-ные компании.

Кро­ме того, изме­ни­лись и рас­кла­ды во внеш­ней поли­ти­ке и эко­но­ми­ке – это тоже сво­е­го рода рефор­мы. Казах­стан всту­пил в ВТО и заклю­чил согла­ше­ние о более тес­ном сотруд­ни­че­стве с Евро­со­ю­зом. Прав­да, пра­ви­ла мно­го­век­тор­но­сти под­ра­зу­ме­ва­ют и дого­во­ры с дру­ги­ми стра­на­ми, кото­рые с Евро­со­ю­зом не совсем на дру­же­ской ноге. Казах­стан не отка­зы­ва­ет­ся от сотруд­ни­че­ства с ними, одна­ко в 2015 году впер­вые начал актив­но пока­зы­вать зубы, про­ве­дя несколь­ко тор­го­вых войн, в част­но­сти, с Рос­си­ей (с раз­ным успе­хом) в рам­ках Евразий­ско­го сою­за. Это не меша­ет, напри­мер, неко­то­рым пред­ста­ви­те­лям казах­стан­ско­го биз­не­са гово­рить о необ­хо­ди­мо­сти вве­де­ния руб­ля в каче­стве казах­стан­ской валюты.

Про­цес­сы

Мно­го­гран­ное сло­во «про­цес­сы» при­об­ре­ло в Казах­стане в 2015 году одно­знач­ный смысл. За про­шед­ший год в стране было выне­се­но с деся­ток резо­нанс­ных при­го­во­ров по судеб­ным делам как кри­ми­наль­но­го, так и поли­ти­че­ско­го харак­те­ра. Неко­то­рые про­цес­сы еще не завер­ше­ны, так что, ско­рее все­го, тренд на резо­нанс­ные судеб­ные при­го­во­ры (чаще все­го – обви­ни­тель­ные) про­дол­жит­ся и в 2016 году.
Все судеб­ные про­цес­сы, вызвав­шие обсуж­де­ние в обще­стве в 2015 году, мож­но раз­де­лить на две услов­ные части. Одна из них – дела, свя­зан­ные с кри­ми­на­лом и кор­руп-цией. Так, в декаб­ре закон­чил­ся судеб­ный про­цесс по обви­не­нию быв­ше­го пре­мьер-мини­стра Сери­ка Ахме­то­ва и еще 20 чело­век в зло­упо­треб­ле­нии долж­ност­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми и рас­тра­те вве­рен­но­го иму­ще­ства. Ито­го­вый при­го­вор Ахме­то­ву – 10 лет – уди­вил даже его оппо­нен­тов, посколь­ку, по мне­нию экс­пер­тов, он несо­раз­ме­рен не столь­ко соде­ян­но­му, сколь­ко дока­зан­ным обви­не­ни­ям. Инте­рес­но, что Ахме­тов, полу­чив 10 лет обще­го режи­ма, изви­нил­ся перед пре­зи­ден­том в сво­ем послед­нем сло­ве. А вот биз­нес­мен Кай­рат Жама­ли­ев полу­чил 13 лет стро­го­го режи­ма по нашу­мев­ше­му делу об изби­е­нии Али­би Жума­гу­ло­ва вес­ной 2015 года. Столь круп­ный срок объ­яс­ня­ет­ся тем, что биз­не­сме­ну было предъ­яв­ле­но несколь­ко ста­тей. И хотя даже извест­ные юри­сты стра­ны утвер­жда­ли, что дело как мини­мум не бес­спор­но, обще­ствен­ный резо­нанс и обще­ствен­ное мне­ние (а исто­рия актив­но рас­кру­чи­ва­лась через соци­аль­ные сети) ока­за­лись сильнее.

Вто­рая часть про­цес­сов была поли­ти­че­ской. В 2015 году было выне­се­но несколь­ко резо­нанс­ных при­го­во­ров по делам о раз­жи­га­нии меж­на­ци­о­наль­ной роз­ни, экс­тре­миз­ме и сепа­ра­тиз­ме. В основ­ном нака­за­нию под­верг­лись сто­рон­ни­ки так назы­ва­е­мо­го «рус­ско­го мира» – Татья­на Шев­цо­ва-Вало­ва (с нее нача­лась чере­да про­цес­сов), назы­ва­ю­щий себя «импер­цем» Ермек Тай­чи­бе­ков и адми­ни­стра­тор паб­ли­ка в соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» Игорь Сычев, кото­рый, может, и не сто­рон­ник «рус­ско­го мира», но полу­чил самое суро­вое на дан­ный момент нака­за­ние (5 лет лише­ния свободы).

В то же вре­мя было заве­де­но уго­лов­ное дело и на их идео­ло­ги­че­ских оппо­нен­тов – носи­те­ля идеи наци­о­нал-пат­ри­о­тиз­ма поли­ти­ка Сери­к­жа­на Мам­бе­та­ли­на и обще­ствен­но­го дея­те­ля Ерме­ка Нарым­ба­е­ва. Их обви­ня­ют в цити­ро­ва­нии кни­ги обще­ствен­но­го дея­те­ля Мура­та Тели­бе­ко­ва, кото­рая была при­зна­на экс­тре­мист­ской – при том, что офи­ци­аль­но нико­гда не была опуб­ли­ко­ва­на, кро­ме как на несколь­ких Интер­нет-ресур­сах. Само­му Тели­бе­ко­ву так­же до сих пор гро­зит 7 лет лише­ния сво­бо­ды. Доста­лось и обще­ствен­но­му акти­ви­сту и бло­ге­ру Бота­гоз Иса­е­вой, кото­рая была глав­ным сви­де­те­лем по делу Тай­чи­бе­ко­ва: он в ответ подал заяв­ле­ние на Иса­е­ву, и у нее в доме про­шли обыски.
Нако­нец, резо­нанс­ным обе­ща­ет стать и дело жур­на­ли­стов газет «Рес­пуб­ли­ка» и «Накануне.KZ», обыс­ки у кото­рых состо­я­лись на про­шлой неде­ле. Уси­ле­ние дав­ле­ния на носи­те­лей аль­тер­на­тив­но­го мне­ния, судя по все­му, сто­ит ожи­дать и в 2016 году, посколь­ку в нынеш­ней поли­ти­че­ской систе­ме репрес­сив­ный нажим нахо­дит­ся в пря­мой зави­си­мо­сти от ухуд­ше­ния эко­но­ми­че­ской ситу­а­ции в стране.

Читать ори­ги­нал статьи:

Вот и году конец, а кто выжил — молодец

архивные статьи по теме

Европарламент конфискует активы

Тасмагамбетов определился с генералами-союзниками

БРУТАЛЬНАЯ СМЕРТЬ БРУТАЛЬНОГО НЕГОДЯЯ