-26 C
Астана
21 февраля, 2024
Image default

Волна протестов в Казахстане: земельный вопрос как повод?

В кон­це апре­ля — нача­ле мая 2016 года по горо­дам запа­да и юга Казах­ста­на про­ка­ти­лась вол­на про­те­стов. Участ­ни­ки несанк­ци­о­ни­ро­ван­ных митин­гов высту­па­ли “про­тив про­да­жи зем­ли” ино­стран­цам, кото­рую яко­бы заду­ма­ло пра­ви­тель­ство стра­ны. Пово­дом для это­го послу­жи­ли новые поправ­ки к Земель­но­му кодек­су. После пер­вых акций про­те­ста пре­зи­дент Нур­сул­тан Назар­ба­ев заявил, что о про­да­же земель ино­стран­цам речи не идет. Но это не успо­ко­и­ло население.

В чет­верг, 5 мая, гла­ва госу­дар­ства дал пору­че­ние создать при пра­ви­тель­стве “горя­чую линию” по разъ­яс­не­нию граж­да­нам новых норм зако­но­да­тель­ства, а так­же комис­сию по земель­ной рефор­ме, кото­рая, как пере­да­ют СМИ сло­ва гла­вы госу­дар­ства, “…разъ­яс­нит кон­крет­но, опре­де­лив пози­ции каса­тель­но спор­ных момен­тов Земель­но­го кодек­са”. А пока до 2017 года пре­зи­дент объ­явил мора­то­рий на неко­то­рые нор­мы это­го кодек­са, “вызвав­шие в обще­стве резонанс”.

Послед­няя капля

Основ­ная мас­са ком­мен­та­то­ров в неза­ви­си­мых СМИ исхо­дит из того, что вопрос, к кото­ро­му обще­ство отно­сит­ся крайне чув­стви­тель­но, — о про­да­же казах­стан­ской зем­ли ино­стран­цам (преж­де все­го, китай­цам) — стал послед­ней кап­лей, пере­пол­нив­шей чашу тер­пе­ния насе­ле­ния, и без того недо­воль­но­го вла­стью в усло­ви­ях кризиса.

Петр Своик

Петр Сво­ик

В этой свя­зи казах­стан­ский эко­но­мист Петр Сво­ик в интер­вью zonakz.com отме­ча­ет, что анти­кри­зис­ные про­грам­мы, пред­ло­жен­ные пре­зи­ден­том и пра­вя­щей пар­ти­ей “Нур Отан”, выде­ля­ют имен­но сотруд­ни­че­ство с КНР и при­ход в Казах­стан круп­ных пере­ра­ба­ты­ва­ю­щих и сель­ско­хо­зяй­ствен­ных ком­па­ний, кото­рым, есте­ствен­но, нуж­на земля.

Зем­ля как повод?

Но есть и иная точ­ка зре­ния. Глав­ный редак­тор “Новой газе­ты — Казах­стан” Алек­сандр Крас­нер в интер­вью DW напом­нил, что част­ная соб­ствен­ность на зем­лю суще­ству­ет 15 лет, а с 2003 зем­ля сда­ет­ся в арен­ду ино­стран­цам. “Все эти годы “род­ную зем­лю” за бес­це­нок выку­па­ли лати­фун­ди­сты, близ­кие к вла­сти, и бра­ли в арен­ду ино­стран­цы. Но народ не про­те­сто­вал. Более того, народ не выхо­дил на демон­стра­ции даже из-за деваль­ва­ций — а их за послед­нее вре­мя про­ве­де­но целых три. Народ смол­чал и тогда, когда рез­ко повы­си­лись тари­фы на ЖКХ”, — рас­суж­да­ет он.

По сло­вам Крас­не­ра, нынеш­ние поправ­ки мало что меня­ют в Земель­ном кодек­се. Соглас­но им, зем­лю мож­но брать в арен­ду сро­ком до 25 лет, а не на 15 лет, как было рань­ше. И это, пола­га­ет он, не долж­но было вызвать про­тестные настро­е­ния. “Но кто-то бро­сил клич, что зем­лю будут про­да­вать ино­стран­цам, под­ра­зу­ме­вая китай­цев. Хотя в кодек­се ясно ука­за­но, что это не так. И тогда в раз­ных горо­дах вдруг по это­му пово­ду воз­ник­ли демон­стра­ции. Сна­ча­ла в Аты­рау, потом в Актау, в Акто­бе, в Жана­о­зене. Но ведь это все неф­те­до­бы­ва­ю­щие, а не аграр­ные рай­о­ны”, — отме­ча­ет Алек­сандр Краснер.

“Тре­тья сила”?

Собе­сед­ник DW уве­рен, что нынеш­ние выступ­ле­ния инспи­ри­ро­ва­ны неко­ей “тре­тьей силой”, кото­рая про­ве­ла “серьез­ную репе­ти­цию для воз­мож­но­го захва­та вла­сти”. Он счи­та­ет, что эта репе­ти­ция орга­ни­зо­ва­на одним из кла­нов, име­ю­щих осо­бен­но силь­ное вли­я­ние на запа­де Казахстана.

“Мно­гое сей­час напо­ми­на­ет собы­тия в Жана­о­зене в 2011 году. Вполне воз­мож­но, что сце­на­ри­сты те же, что и тогда. И это очень опас­но. На фото­гра­фи­ях кре­стьян сре­ди митин­гу­ю­щих не осо­бо уви­дишь. Кто в Аты­рау “вбро­сил” инфор­ма­цию о про­да­же земель ино­стран­цам — неиз­вест­но. Явных лиде­ров нет, а орга­ни­за­ция про­те­стов высо­кая. Они про­дол­жа­ют­ся не один день, но в каж­дой отдель­ной точ­ке орга­ни­зо­ван­но пре­кра­ща­ют­ся”, — отме­ча­ет Алек­сандр Краснер.

Беате ЭшментБеа­те Эшмент

Немец­кий экс­перт по Цен­траль­ной Азии Беа­те Эшмент (Beate Eschment) так­же отме­ча­ет, что про­те­сты “на удив­ле­ние хоро­шо орга­ни­зо­ва­ны и носят исклю­чи­тель­но мир­ный харак­тер”, а орга­ни­за­то­ров не вид­но. “То есть казах­стан­цы демон­стри­ру­ют такую спо­соб­ность к само­ор­га­ни­за­ции, кото­рой мы не виде­ли в послед­нее вре­мя нигде в мире. При этом у насе­ле­ния Казах­ста­на, в отли­чие, напри­мер, от Кир­ги­зии, нет боль­шо­го опы­та про­ве­де­ния мас­со­вых про­те­стов. Это пер­вый пара­докс”, — гово­рит она в интер­вью DW.

Пара­док­сы протестов

“Еще один пара­докс в том, что вокруг про­тестной сре­ды наблю­да­ет­ся очень силь­ный анти­ки­тай­ский настрой. Но если Казах­ста­ну сего­дня и есть от кого ждать помо­щи по выхо­ду из кри­зи­са, — финан­сов, инве­сти­ций, — то имен­но от Китая. Одна­ко когда насе­ле­ние настоль­ко наэлек­три­зо­ва­но про­тив него, то воз­ни­ка­ет пороч­ный круг”, — про­дол­жа­ет эксперт.

Далее, нынеш­ние собы­тия для Казах­ста­на необыч­ны тем, что, в отли­чие от про­те­стов в Жана­о­зене в 2011‑м, сей­час готов­ность к акци­ям не лока­ли­зо­ва­на одной обла­стью, и уча­стие в них уже при­ни­ма­ют раз­лич­ные груп­пы насе­ле­ния, ука­зы­ва­ет Беа­те Эшмент.

“Это аргу­мент про­тив того, что про­те­сты инспи­ри­ро­ва­ны неки­ми зару­беж­ны­ми сила­ми или исклю­чи­тель­но мест­ны­ми эли­та­ми. Воз­мож­но, мест­ные эли­ты эти про­те­сты ста­ра­ют­ся инстру­мен­та­ли­зи­ро­вать, но в их осно­ве — глу­бо­кое недо­ве­рие насе­ле­ния к вла­сти, кото­рое сей­час, в кри­зис, про­рва­лось нару­жу. Нуж­но раз­ли­чать меж­ду этой при­чи­ной, и пово­дом — вопро­сом о зем­ле”, — счи­та­ет Беа­те Эшмент.

Без стра­те­гии…

По сло­вам экс­пер­та, то, что на пло­ща­ди людей вывел имен­но земель­ный вопрос — не совсем логич­но. “Ведь сна­ча­ла они про­те­сто­ва­ли про­тив того, что зем­лю могут поку­пать ино­стран­цы, потом, после разъ­яс­не­ний вла­сти, про­тив того, что ино­стран­цы могут зем­лю арен­до­вать, хотя арен­да прак­ти­ку­ет­ся дав­но, ника­ких про­те­стов про­тив это­го не было. То есть при­чи­на — не в зем­ле. Сле­до­ва­тель­но, роли не игра­ет, аграр­ный реги­он или нет. А общий про­тестный потен­ци­ал у насе­ле­ния запа­да Казах­ста­на высо­кий. Воз­мож­но, это объ­яс­ня­ет, поче­му акции нача­лись там”, — ана­ли­зи­ру­ет ситу­а­цию немец­кий эксперт.

Что каса­ет­ся дей­ствий вла­стей, то Беа­те Эшмент под­чер­ки­ва­ет, что пока не может раз­ли­чить какую-либо вра­зу­ми­тель­ную стра­те­гию. “Поли­ция — не та струк­ту­ра, кото­рая может решить эту про­бле­му. Более того, вид­но, что поли­ция и адми­ни­стра­ции на местах не име­ют еди­но­го пла­на дей­ствий. Но самое глав­ное, что из самой Аста­ны идут некие ссыл­ки на про­во­ка­то­ров и наме­ки на недав­ний нега­тив­ный опыт Укра­и­ны, тогда как отту­да долж­ны идти импуль­сы, как модер­ни­зи­ро­вать стра­ну и вклю­чить обще­ство в этот про­цесс”, — отме­ча­ет немец­кий эксперт.

Смот­ри­те также:

Ори­ги­нал ста­тьи: DW-WORLD.DE Kasachstan

архивные статьи по теме

Что это было ? Бывший премьер-министр Казахстана Акежан Кажегельдин

Editor

Мощное лобби Китая и бессилие Нур-Султана

Editor

Вице-президент Камала Харрис. Первая цветная, первая женщина, первая азиатского происхождения

Editor