15 C
Астана
12 июня, 2024
Image default

Воздушная тревога

Акто­бе зады­ха­ет­ся от вони. В чис­ле офи­ци­аль­ных винов­ни­ков мас­со­вой пор­чи воз­ду­ха – кана­ли­за­ци­он­ные стан­ции и лике­ро­во­доч­ные заво­ды. Неофи­ци­аль­ные подо­зре­ва­е­мые тоже есть, но власть пред­по­чи­та­ет о них молчать.


На запа­де Казах­ста­на раз­во­ра­чи­ва­ет­ся боль­шой эко­ло­ги­че­ский скан­дал. Област­ной центр Актю­бин­ской обла­сти в тече­ние несколь­ких лет накры­ва­ло смо­гом и рез­ким запа­хом, но толь­ко сей­час на про­бле­му заста­ви­ли обра­тить вни­ма­ние аки­ма Архи­ме­да Мухам­бе­то­ва. Прав­да, как выяс­нил кор­ре­спон­дент «Новой» — Казах­стан», подо­зре­ва­е­мые в отрав­ле­нии воз­ду­ха в горо­де могут ими и не быть, а насто­я­щие винов­ни­ки могут быть не уста­нов­ле­ны вооб­ще. К тому же, даже если вер­сия аки­ма об источ­ни­ке загряз­не­ния окру­жа­ю­щей сре­ды вер­на, уби­рать зло­вон­ный запах никто не будет как мини­мум до сле­ду­ю­ще­го года: в бюд­же­те нет денег.

Если вы буде­те ехать в поез­де из Акто­бе в направ­ле­нии рос­сий­ской гра­ни­цы, при­го­товь­тесь к тому, что на выез­де из горо­да вам в нос может уда­рить рез­кий запах от горе­ло­го мусо­ра, или непе­ре­да­ва­е­мое амбре серо­во­до­ро­да, или вонь от сли­ва фека­лий. Для непод­го­тов­лен­но­го чело­ве­ка такой «букет» — испы­та­ние на проч­ность. Актю­бин­цы же за послед­ние несколь­ко лет к этим запа­хам при­вык­ли По край­ней мере, так каза­лось до это­го года. Летом две тыся­чи пят­на­дца­то­го кон­цен­тра­ция дерь­ма (в бук­валь­ном смыс­ле) в воз­ду­хе достиг­ла тако­го уров­ня, что в дело были вынуж­де­ны всту­пить офи­ци­аль­ные вла­сти. Прав­да, пока никто не может с уве­рен­но­стью ска­зать, отку­да вонь. Выдви­га­ют­ся раз­лич­ные вер­сии, кто или что может быть источ­ни­ком загряз­не­ния – от испор­чен­ных очист­ных кана­ли­за­ци­он­ных соору­же­ний до про­из­во­ди­те­лей ква­са. Есть и кон­спи­ро­ло­гия: в горо­де пого­ва­ри­ва­ют о тай­ных выбро­сах серо­во­до­ро­да в ноч­ное вре­мя – мол, это дела­ет какой-то неле­галь­ный завод. «Новая» — Казах­стан» попы­та­лась выслу­шать все версии.

Исто­рия, кото­рая дур­но пахнет

Стой­ких к запа­хам актю­бин­цев в пер­вый раз разо­зли­ли в про­шлом году. Запах гари со сва­лок или вонь с очист­ных соору­же­ний в цен­тре горо­да ста­ли свое­об­раз­ной «визит­ной кар­точ­кой» горо­да, и к ним все как-то попри­вык­ли. Одна­ко летом 2014 года выяс­ни­лось, что для ремон­та дорог был запу­щен асфальт­ный завод, кото­рый раз­ме­сти­ли рядом с цен­траль­ным пар­ком и раз­вле­ка­тель­ны­ми ком­плек­са­ми. Белый дым с несмы­ва­е­мой пылью быст­ро рас­про­стра­нял­ся по горо­ду.
После несколь­ких резо­нанс­ных ста­тей в мест­ной прес­се эко­ло­ги запре­ти­ли рабо­тать заво­ду в днев­ное вре­мя, и тогда он стал рабо­тать ночью. Фото чадя­ще­го заво­да быст­ро раз­ле­те­лось по соц­се­тям и вызва­ло мас­со­вое воз­му­ще­ние горо­жан. Эко­ло­ги искренне уди­ви­лись (или сде­ла­ли вид), что их ука­за­ние не выпол­ни­ли, и пообе­ща­ли разо­брать­ся. В ито­ге, пока они раз­би­ра­лись, доро­ги отре­мон­ти­ро­ва­ли, завод рабо­тать пере­стал и все спу­сти­ли на тор­мо­зах.
А в этом году уси­ли­лись дру­гие непри­ят­ные запа­хи. И жите­ли зава­ли­ли пись­ма­ми не толь­ко мест­ные редак­ции, но и депар­та­мент эко­ло­гии, гла­ва кото­ро­го Жак­сы­га­ли Иман­ку­лов заявил жур­на­ли­стам, что:
а) основ­ные источ­ни­ки про­мыш­лен­ных выбро­сов – круп­ные пред­при­я­тия (ТНК «Каз­хром», Актю­бин­ский завод фер­ро­спла­вов, Актю­бин­ский завод хро­мо­вых соеди­не­ний), но они не воня­ют;
б) «Каз­гид­ро­мет», рабо­та­ю­щий в связ­ке с депар­та­мен­том, име­ет все­го 8 постов кон­тро­ля по горо­ду, что мало, а мини­стер­ство эко­ло­гии боль­ше пока выде­лить не может;
в) во всем вино­ва­то АО «Акбу­лак» (зани­ма­ет­ся пода­чей воды в дома актю­бин­цев – прим. «Новой» — Казах­стан»), чьи ком­му­наль­ные сети изно­ше­ны, но рекон­струк­ция запла­ни­ро­ва­на толь­ко на 2017—2018 годы. Тут надо доба­вить, что на офи­ци­аль­ном сай­те акци­о­нер­но­го обще­ства «Акбу­лак» мож­но най­ти замет­ку, в кото­рой гово­рит­ся о выде­ле­нии ему 4 млрд тен­ге для пере­во­да его «из убы­точ­ных в при­быль­ное» пред­при­я­тие. В чис­ле при­о­ри­тет­ных про­ек­тов рас­смат­ри­вал­ся как раз ремонт 13 кило­мет­ров кана­ли­за­ции в рай­оне Жил­го­род­ка.
Пер­спек­ти­ва жить в таком зло­во­нии еще два года актю­бин­цев не очень обра­до­ва­ла, и они про­дол­жи­ли тихо бун­то­вать. Допол­ни­тель­ным ката­ли­за­то­ром ста­ла опуб­ли­ко­ван­ная в газе­те «Диа­па­зон» инфор­ма­ция о том, что 12 июня пре­дель­но допу­сти­мая кон­цен­тра­ция серо­во­до­ро­да (ПДК) в воз­ду­хе была пре­вы­ше­на более чем в 10 раз. Для срав­не­ния: в Бере­зов­ке, где про­шлой осе­нью про­изо­шло мас­со­вое отрав­ле­ние детей, пре­вы­ше­ние ПДК по серо­во­до­ро­ду офи­ци­аль­но зафик­си­ро­ва­но лишь в 1,5 раза.
Депар­та­мент эко­ло­гии сно­ва обви­нил во всем «Акбу­лак» и их кол­лек­то­ры. Но вне­зап­но глав­ный спе­ци­а­лист это­го депар­та­мен­та Абду­а­ли Макам­бе­тов заявил, что вино­ва­ты еще и обыч­ные люди, кото­рые мно­го ездят на маши­нах (а от них, по мне­нию Макам­бе­то­ва, идет серо­во­до­род) и кото­рые слиш­ком мно­го поль­зу­ют­ся кана­ли­за­ци­ей.
И вооб­ще, если до это­го «Каз­гид­ро­мет» неод­но­крат­но фик­си­ро­вал пре­вы­ше­ние ПДК серо­во­до­ро­да в 10 и даже 13 раз, то теперь депар­та­мент эко­ло­гии ушел в глухую обо­ро­ну, заявив, что ниче­го про пре­вы­ше­ние не зна­ет, и вооб­ще, все его сотруд­ни­ки заня­ты до 25 авгу­ста, так что отве­та от них мож­но пока не ждать. При этом во всех бедах эко­ло­ги при­выч­но обви­ни­ли «Акбу­лак», хотя выбро­сы были зафик­си­ро­ва­ны дале­ко за пре­де­ла­ми очист­ных соору­же­ний и кана­ли­за­ци­он­ных стан­ций.
И вот 7 авгу­ста в дело вме­шал­ся аким обла­сти Архи­мед Мухам­бе­тов. На сес­сии мас­ли­ха­та депу­тат Тат­тыг­уль Тала­е­ва поин­те­ре­со­ва­лась: аки­мат соби­ра­ет­ся как-то при­во­дить в нор­му эко­ло­ги­че­скую ситу­а­цию или нет? Ответ Мухам­бе­то­ва досто­ин того, что­бы быть при­ве­ден­ным почти пол­но­стью: «Мы име­ем мощ­ную про­мыш­лен­ную зону, такие заво­ды, как АЗХС, АЗФ. Про­бле­ма появи­лась не в про­шлом году, – заме­тил Мухам­бе­тов. – Город постро­ен так, что­бы ветер дул со сто­ро­ны Ново­аль­д­жан­ско­го эле­ва­то­ра в сто­ро­ну пром­зо­ны, но ино­гда он быва­ет в обрат­ную сто­ро­ну, и мы чув­ству­ем запа­хи. АЗХС выра­ба­ты­ва­ет оксид хро­ма. Есть про­бле­мы с кана­ли­за­ци­ей. В этом году мы долж­ны были стро­ить три слив­ные стан­ции. Город вырос, день­ги выде­ли­ли по про­грам­ме раз­ви­тия реги­о­нов, но ее объ­еди­ни­ли в про­грам­му раз­ви­тия до 2020 года. Там было 322 мил­ли­о­на. Стан­ции соби­ра­лись стро­ить на углу улиц Рыс­ку­ло­ва и Пожар­ско­го, в Кир­пич­ном и на 41‑м разъ­ез­де. К ним при­сту­пим в сле­ду­ю­щем году. Нач­нем с пром­зо­ны. Там самый боль­шой слив и запах, пре­вы­ша­ю­щий ПДК. Я этот вопрос дер­жу на кон­тро­ле. Очень мно­го в горо­де постро­и­ли кот­те­джей. Нечи­сто­ты выка­чи­ва­ют и сти­хий­но сбра­сы­ва­ют.
Город рас­тет, появ­ля­ет­ся мно­го цехов, кото­рые выпус­ка­ют пиво, квас, есть авто­мой­ки, спирт­за­во­ды. Все эти пред­при­я­тия по зако­ну долж­ны иметь уста­нов­ки по очист­ке сточ­ных вод. Мно­гие их не ста­вят. «Акбу­ла­ку» надо жест­ко это кон­тро­ли­ро­вать. Но в послед­ние годы был мора­то­рий на про­вер­ки пред­при­я­тий мало­го и сред­не­го биз­не­са, и никто туда не мог прийти».

Ты узна­ешь его по запаху

Нуж­но отме­тить в отве­те Архи­ме­да Мухам­бе­то­ва несколь­ко прин­ци­пи­аль­но важ­ных пози­ций.
Пер­вое. Аки­мат все­рьез пола­га­ет, что роза вет­ров — это супер­кон­стан­та, и направ­ле­ние вет­ра если и меня­ет­ся, то толь­ко по сте­че­нию обсто­я­тельств. То, что пром­зо­на стро­и­лась с уче­том направ­ле­ния вет­ра, оче­вид­но и без аки­ма, одна­ко сло­ва Мухам­бе­то­ва о том, что из-за меня­ю­ще­го­ся ино­гда вет­ра актю­бин­цы чув­ству­ют запа­хи, некор­рект­ны. Ветер пери­о­ди­че­ски меня­ет­ся, а запа­хи в горо­де посто­ян­ны.
Вто­рое. В 2015 году было запла­ни­ро­ва­но стро­и­тель­ство трех слив­ных стан­ций для горо­да, одна­ко выде­лен­ные день­ги по одной про­грам­ме вне­зап­но объ­еди­ни­ли с дру­гой про­грам­мой. И теперь надо ждать сле­ду­ю­ще­го года.
А напри­мер, фут­боль­но­му клу­бу «Акто­бе», по офи­ци­аль­ной инфор­ма­ции, было выде­ле­но ИЗ ОБЛАСТНОГО БЮДЖЕТА 3,1 млрд тен­ге в 2015 году (выле­тел в пер­вом же раун­де евро­куб­ков, если что). «Акбу­ла­ку» на несколь­ко про­ек­тов, сре­ди кото­рых рекон­струк­ция кана­ли­за­ции, напом­ним, дали 4 млрд, да и то кре­ди­том. Это к вопро­су о при­о­ри­те­тах.
Нако­нец, тре­тье. Сво­ей речью на сес­сии мас­ли­ха­та аким, по сути, мак­си­маль­но дистан­ци­ро­вал­ся от про­бле­мы, заявив, что во всем вино­ват кто угод­но, толь­ко не он. Меж­ду тем, опро­шен­ные «Новой» — Казах­стан» экс­пер­ты пола­га­ют, что вину аки­ма доста­точ­но лег­ко дока­зать, было бы жела­ние. «Аки­мат отве­ча­ет за эко­ло­ги­че­скую без­опас­ность в горо­де, — гово­рит оппо­зи­ци­он­ный поли­тик (сам родом из Акто­бе) Сери­к­жан Мам­бе­та­лин. – Нуж­но созда­вать пре­це­дент и пода­вать в суд на аки­мат за нару­ше­ние ста­тей Кон­сти­ту­ции 6 и 31 («Госу­дар­ство ста­вит целью охра­ну окру­жа­ю­щей сре­ды, бла­го­при­ят­ной для жиз­ни и здо­ро­вья чело­ве­ка» и «сокры­тие долж­ност­ны­ми лица­ми фак­тов и обсто­я­тельств, угро­жа­ю­щих жиз­ни и здо­ро­вью людей, вле­чет ответ­ствен­ность в соот­вет­ствии с зако­ном» — прим. «Новой» — Казах­стан»)».
Пра­во­за­щит­ник Евге­ний Жовтис пред­ла­га­ет кон­крет­ный меха­низм дей­ствий по вос­ста­нов­ле­нию эко­ло­ги­че­ской спра­вед­ли­во­сти. «Преж­де все­го, если есть источ­ник загряз­не­ния, надо его уста­но­вить, при­чем жела­тель­но, что­бы это сде­ла­ли неза­ви­си­мые эко­ло­ги, — гово­рит он. – Про­сто когда стал­ки­ва­ешь­ся с эко­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зой, сде­лан­ной при уча­стии госу­дар­ства, у меня воз­ни­ка­ют боль­шие вопро­сы к ней». «Кро­ме того, — про­дол­жа­ет экс­перт, — госу­дар­ство у нас уни­тар­ное, а это зна­чит, что мы как нало­го­пла­тель­щи­ки финан­си­ру­ем мест­ный бюд­жет». «Это не наша про­бле­ма, что в бюд­же­те нет денег. Если уста­нов­лен источ­ник загряз­не­ния и есть угро­за здо­ро­вью – это про­бле­ма госу­дар­ства. Аким дол­жен устра­нить этот источ­ник загряз­не­ния», — кате­го­ри­чен Жовтис и напо­ми­на­ет, что в Уго­лов­ном кодек­се есть поня­тие «вред здо­ро­вью». «И если будет уста­нов­ле­но, что аким сво­им без­дей­стви­ем нанес вред здо­ро­вью жите­лей, пла­тить за это будет госу­дар­ство. А если аким откры­то гово­рит: сиди­те и жди­те денег — тако­го аки­ма нуж­но сра­зу менять», — пре­ду­пре­жда­ет Жовтис.
Выяс­ни­лось, что у аки­ма­та не хва­та­ет денег не толь­ко на построй­ку новых очист­ных соору­же­ний, но и на лик­ви­да­цию ста­рых про­блем. Газе­та «Акто­бе Таймс» нашла, как ей кажет­ся, источ­ник загряз­не­ния – это коло­дец воз­ле одно­го из пред­при­я­тий в пром­зоне Акто­бе, в кото­рый сли­ва­ют­ся нечи­сто­ты. Эко­ло­ги пообе­ща­ли разо­брать­ся с заво­дом, а заод­но пожа­ло­ва­лись на то, что в той же пром­зоне есть кар­ты, куда сли­ва­ют отхо­ды вооб­ще все, кому не лень, еще с совет­ских вре­мен. Но в бюд­же­те средств на лик­ви­да­цию этих «бас­сей­нов» не нашлось даже три года назад. Сей­час гово­рить об этом тем более не при­хо­дит­ся.
В Акто­бе не оста­лось пра­во­за­щит­ни­ков, свя­зан­ных с эко­ло­ги­ей (их затруд­нил­ся назвать даже Сери­к­жан Мам­бе­та­лин), а одно­го из послед­них извест­ных пра­во­за­щит­ни­ков горо­да – пред­се­да­те­ля город­ско­го обще­ствен­но­го объ­еди­не­ния «Адал» Баги­лу Куа­то­ву – на про­шлой неде­ле осу­ди­ли на три года тюрь­мы за квар­тир­ное мошен­ни­че­ство. Да и боль­шин­ство жите­лей не гото­во откры­то выра­жать свое недовольство.

Что мы почуяли

Основ­ной удар всех воз­мож­ных запа­хов при­ни­ма­ет на себя рай­он Жил­го­ро­док – одна из самых ста­рых частей горо­да. В основ­ном в Жил­го­род­ке неболь­шие дома, но есть и несколь­ко высо­ток. Их жите­ли пожа­ло­ва­лись кор­ре­спон­ден­ту «Новой» — Казах­стан» на то, что вонь со сто­ро­ны пром­зо­ны идет невы­но­си­мая и посто­ян­ная. Силь­нее все­го пах­нуть начи­на­ет к вече­ру.
Пром­зо­на Акто­бе за послед­ние несколь­ко лет силь­но раз­рос­лась. Боль­шая часть пред­при­я­тий зани­ма­ет­ся про­из­вод­ством бето­на, труб, рель­сов, капро­на – то есть дале­ко не самых без­опас­ных с точ­ки зре­ния эко­ло­гии про­дук­тов. Рядом с пром­зо­ной нахо­дят­ся два мусор­ных поли­го­на: один ста­рый, кото­рый, впро­чем, не рекуль­ти­ви­ру­ет­ся, и один – новый, на кото­ром в нача­ле этой неде­ли про­изо­шел пожар (город, разу­ме­ет­ся, накры­ло смо­гом и запа­хом).
Два круп­ней­ших заво­да в пром­зоне – АЗФ и АЗХС. На послед­ний нас пусти­ло руко­вод­ство, при­ста­вив к нам сопро­вож­да­ю­щим началь­ни­ка управ­ле­ния охра­ны эко­ло­гии АЗХС Андрея Ивле­ва. В сво­ем каби­не­те он, вер­тя в руках кан­це­ляр­ский зажим, объ­яс­нил, что аким, пожа­луй, прав, когда гово­рит о том, что в запа­хах вино­ва­ты очист­ные соору­же­ния, но вот АЗХС он упо­мя­нул совер­шен­но зря. «Наши раз­ре­шен­ные выбро­сы состав­ля­ют 3000 тонн, — объ­яс­ня­ет Ивлев. – Это при усло­вии, что наш завод будет рабо­тать с 1 янва­ря до 31 декаб­ря без оста­но­вок. Но мы так не рабо­та­ем: в про­шлом году у нас выбро­сы состав­ля­ли 800 тонн – то есть мень­ше тре­ти». К тому же, доба­вил эко­лог, систе­ма про­из­вод­ства устро­е­на так, что боль­шая часть отхо­дов идет обрат­но в про­из­вод­ство, а осталь­ное прак­ти­че­ски не нано­сит вре­да окру­жа­ю­щей сре­де.
В дока­за­тель­ство глав­ный эко­лог заво­да повез нас на неболь­шую обзор­ную экс­кур­сию по АЗХС. Вый­дя во внут­рен­ний двор заво­да, мы сра­зу почув­ство­ва­ли, как в нос уда­рил рез­кий запах серо­во­до­ро­да. «Это со свал­ки, кото­рая вче­ра горе­ла, и с очист­ных соору­же­ний, кото­рые нахо­дят­ся пря­мо за нашим заво­дом», — пояс­нил Ивлев, и как мы потом выяс­ни­ли – это было неда­ле­ко от исти­ны.
«Когда ветер дует в нашу сто­ро­ну, мы едва сами спа­са­ем­ся, — заме­тил эко­лог. – Закры­ва­ем фор­точ­ки, пото­му что дышать совер­шен­но невоз­мож­но». Ивлев удив­лен, что день­ги на стро­и­тель­ство новых очист­ных соору­же­ний пока не выде­ля­ют­ся, и вспом­нил о Фон­де защи­ты окру­жа­ю­щей сре­ды, кото­рый суще­ство­вал око­ло 15 лет назад в горо­де, и куда посту­па­ла часть нало­гов от круп­ных пред­при­я­тий. На эти день­ги, соб­ствен­но, и мог­ли бы быть постро­е­ны систе­мы очистки.

Сек­рет фирмы

Когда мате­ри­ал был уже почти готов, с кор­ре­спон­ден­том «Новой» — Казах­стан» свя­зал­ся сотруд­ник одной из эко­ло­ги­че­ских служб горо­да. На усло­ви­ях ано­ним­но­сти он выска­зал свою вер­сию появ­ле­ния запа­ха: «Пред­по­ло­жим, что вонь, дей­стви­тель­но, идет от очист­ных соору­же­ний. Одна­ко, во-пер­вых, серо­во­до­род и фека­лии пах­нут по-раз­но­му. А во-вто­рых, как объ­яс­нить тот факт, что пре­вы­ше­ние ПДК по серо­во­до­ро­ду реги­стри­ру­ет­ся толь­ко по ночам или под утро?». Сто­ит ска­зать, что эту инфор­ма­цию рань­ше под­твер­ди­ли и в депар­та­мен­те эко­ло­гии, когда дава­ли интер­вью жур­на­ли­стам «Диа­па­зо­на». 12 июня, когда было заре­ги­стри­ро­ва­но пре­вы­ше­ние ПДК в 10 с лиш­ним раз, сиг­на­лы об этом были в 2 часа ночи и в 4 часа утра. А 28 июля пре­вы­ше­ние ПДК в 13 раз было зафик­си­ро­ва­но в 6 утра.
Источ­ник «Новой» — Казах­стан» пола­га­ет, что все дело в несанк­ци­о­ни­ро­ван­ных выбро­сах, кото­рые дела­ет ночью некий неле­галь­ный завод – напри­мер, по пере­ра­бот­ке неф­ти. Так как пром­зо­на раз­рос­лась, скрыть такое про­из­вод­ство на ее тер­ри­то­рии вполне воз­мож­но. Экс­перт рас­ска­зал, что несколь­ко лет назад в соста­ве эко­ло­ги­че­ской инспек­ции ночью они соби­ра­лись про­ве­рить один из неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щих заво­дов (назва­ние заво­да есть в редак­ции, в дан­ный момент мы уста­нав­ли­ва­ем, где этот завод может нахо­дить­ся). Одна­ко сна­ча­ла выяс­ни­лось, что води­тель вне­зап­но забыл доро­гу к пред­при­я­тию, а затем эко­ло­ги и вовсе раз­вер­ну­лись и уеха­ли, не захо­тев пере­хо­дить через неболь­шой мост в пром­зоне – яко­бы там пре­вы­ше­ние кри­ти­че­ское, мож­но поте­рять созна­ние и отра­вить­ся.
Мас­шта­бы тако­го пред­при­я­тия, если оно нахо­дит­ся на неле­галь­ном поло­же­нии и рабо­та­ет толь­ко по ночам, не обя­за­тель­но долж­ны быть боль­ши­ми. «Все зави­сит от про­из­во­ди­тель­но­сти и про­дук­ции», — отме­ча­ет источ­ник. При этом, судя по все­му, если такой завод и суще­ству­ет, то рабо­та­ет он уже не пер­вый год. В поль­зу это­го пред­по­ло­же­ния гово­рит тот факт, что отстой­ни­ки пах­нут толь­ко летом, на зиму они замер­за­ют. Одна­ко запах серо­во­до­ро­да появ­ля­ет­ся и зимой – зна­чит, дело не толь­ко в «Акбу­ла­ке» или мест­ных жите­лях, кото­рые слиш­ком мно­го поль­зу­ют­ся кана­ли­за­ци­ей.
Воз­мож­но, кто-то зате­ял тем­ные игры с эко­ло­ги­че­ски­ми зако­на­ми. «Новая газе­та» — Казах­стан» про­дол­жит эту тему и обя­за­тель­но будет зна­ко­мить чита­те­лей с резуль­та­та­ми расследования.

Читать ори­ги­нал статьи: 

Воз­душ­ная тревога

архивные статьи по теме

Нам не помешает еще один курылтай

Казахстанская оппозиция ждет нового лидера.

В доме повешенного о веревке не говорят