16 C
Астана
20 июля, 2024
Image default

Водитель, дорога, тюрьма

Мы дол­го дума­ли, писать эту ста­тью или нет, пони­мая дели­кат­ность ситу­а­ции. Все-таки осуж­де­ны за нару­ше­ние пра­вил дорож­но­го дви­же­ния, повлек­шее смерть чело­ве­ка. Люди погиб­ли, и сам этот факт дела­ет любые рас­суж­де­ния бес­смыс­лен­ны­ми. Но все же реши­ли обра­тить­ся к теме гибе­ли людей на дорогах.

Автор: Евге­ний ЖОВТИС, Тох­ни­яз КУЧУКОВ 

Во-пер­вых, отбы­ли уже более поло­ви­ны сво­их сро­ков нака­за­ния к лише­нию сво­бо­ды, то есть обос­но­ван­но или необос­но­ван­но, спра­вед­ли­во или неспра­вед­ли­во, но «отве­ти­ли» за содеянное.

Во-вто­рых, позна­ко­ми­лись более чем с 200 заклю­чен­ны­ми ДТПш­ни­ка­ми (води­те­ля­ми, ока­зав­ши­ми­ся за решет­кой из-за тяж­ких послед­ствий совер­шен­ных (или не совер­шен­ных) ими нару­ше­ний пра­вил дорож­но­го дви­же­ния) и пере­чи­та­ли более сот­ни приговоров.

Нако­нец, что самое важ­ное, про­бле­ма очень серьез­ная, а спо­со­бы ее реше­ния, как нам кажет­ся, явно не отве­ча­ют самой задаче.

Прак­ти­че­ски каж­дую неде­лю, а то и через день, по теле­ви­де­нию и в газе­тах пока­зы­ва­ют и рас­ска­зы­ва­ют о страш­ных ава­ри­ях на доро­гах, уно­ся­щих жиз­ни взрос­лых и детей. В репор­та­жах живо­пи­су­ют­ся дета­ли, пока­зы­ва­ют­ся места про­ис­ше­ствий, раз­би­тые маши­ны, накры­тые про­сты­ня­ми изу­ве­чен­ные тела. И в кон­це обыч­но о том, что води­тель задер­жан и ему гро­зит столь­ко-то лет тюрьмы.

Бес­спор­но, нака­за­ние очень важ­но. Осо­бен­но — пья­но­го за рулем, лиха­ча, летя­ще­го на ско­ро­сти 150 км в час по горо­ду или люби­те­ля двой­ных обго­нов, пере­се­че­ний сплош­ной двой­ной и дру­гих рис­ко­ван­ных манев­ров на всей ширине доро­ги. Нака­зы­вать надо и нака­зы­вать сораз­мер­но. Одна­ко нака­за­ние — необ­хо­ди­мое, но не глав­ное сред­ство борь­бы с тра­ге­ди­я­ми на доро­ге. Берем на себя сме­лость утвер­ждать, исхо­дя из опы­та обще­ния со мно­ги­ми води­те­ля­ми, ока­зав­ши­ми­ся «за решет­кой», что еще и не самое эффективное.

Пото­му что, поми­мо лиха­чей и пья­ных за рулем, в «местах не столь отда­лен­ных» ока­зы­ва­ют­ся люди, чья вина в дорож­но-транс­порт­ном про­ис­ше­ствии (ДТП) не дока­за­на над­ле­жа­щим обра­зом, или они сами ока­за­лись жерт­ва­ми обсто­я­тельств, несчаст­но­го слу­чая и теперь, пере­ло­ман­ные в ава­ри­ях, отбы­ва­ют срок нака­за­ния в коло­нии-посе­ле­нии для лиц, совер­шив­ших пре­ступ­ле­ния по неосторожности.

Авось про­не­сет, или о дура­ках, бара­нах и дорогах

Давай­те раз­бе­рем­ся в при­чи­нах прак­ти­че­ски всех ДТП. Они не сво­дят­ся толь­ко к так назы­ва­е­мо­му чело­ве­че­ско­му фак­то­ру води­те­лей. Они, эти при­чи­ны, слож­нее и мно­го­об­раз­нее, но к ним поче­му-то нет тако­го же при­сталь­но­го вни­ма­ния, как к послед­стви­ям вызван­ных ими дорож­но-транс­порт­ных происшествий.

Во-пер­вых, это — пра­во­вой нигилизм.

У нас и води­те­ли, и пеше­хо­ды не счи­та­ют зако­но­по­слуш­ность таким уж непре­лож­ным пра­ви­лом чело­ве­че­ско­го обще­жи­тия. Это там, на «диком» Запа­де, пеше­хо­ды сто­ят перед крас­ным све­том све­то­фо­ра и не пере­хо­дят ули­цу, даже если в обо­зри­мом про­стран­стве нет машин. Наши пеше­хо­ды ходят вез­де, где нель­зя, и все­гда, когда нель­зя. Есть пеше­ход­ный пере­ход, нет пеше­ход­но­го пере­хо­да. Я спе­шу в мага­зин, на рабо­ту, в апте­ку, в шко­лу, домой, к дру­зьям (нуж­ное под­черк­нуть), гово­рит себе пеше­ход, и, в луч­шем слу­чае про­сто огля­дев­шись, пере­бе­га­ет ули­цу в удоб­ном для себя месте.

Более того, в обще­ствен­ном созна­нии закреп­ля­ет­ся мак­си­ма: пеше­ход все­гда прав. А ведь это неправ­да, пото­му что он не все­гда прав. Пеше­ход прав, когда идет по дво­ру, тро­туа­ру, по обо­чине навстре­чу дви­же­нию (так уста­нов­ле­но в пра­ви­лах дорож­но­го дви­же­ния), по пеше­ход­но­му пере­хо­ду, на раз­ре­ша­ю­щий знак све­то­фо­ра. Пеше­ход не дол­жен пере­бе­гать доро­гу в неуста­нов­лен­ном месте, обхо­дить сто­я­щий авто­бус или трол­лей­бус спе­ре­ди, гулять по доро­ге, как по Бро­д­вею, «голо­со­вать» посре­дине про­ез­жей части, с тру­дом дер­жась на ногах от выпи­то­го. Пеше­хо­ду все это запре­ще­но так же, как и запре­ще­но любо­му граж­да­ни­ну выра­жать­ся нецен­зур­но или шуметь после 11 часов вечера.

Не соблю­да­ю­щий пра­ви­ла пеше­ход — нару­ши­тель, рис­ку­ю­щий сво­ей жиз­нью и жиз­нью дру­гих, в том чис­ле води­те­лей и пас­са­жи­ров их машин. Нару­ши­тель, несу­щий уго­лов­ную (до 8 лет лише­ния сво­бо­ды, если погиб­нут люди) или адми­ни­стра­тив­ную ответ­ствен­ность виде штра­фа до 20 тысяч тен­ге или аре­ста до 3 суток).

Пеше­ход — такой же участ­ник дорож­но­го дви­же­ния, как вело­си­пе­дист, мото­цик­лист, кучер кон­ной повоз­ки и др., от кото­рых тре­бу­ет­ся такое же соблю­де­ние пра­вил дорож­но­го дви­же­ния, как и от води­те­ля. А у зако­но­по­слуш­но­го води­те­ля, исполь­зу­ю­ще­го «источ­ник повы­шен­ной опас­но­сти», и без бес­печ­но­го, нару­ша­ю­ще­го все пра­ви­ла пеше­хо­да на доро­ге тьма проблем.

Это и сами доро­ги, по боль­шин­ству кото­рых ездить мож­но толь­ко тем, кто участ­во­вал в рал­ли ночью и по без­до­ро­жью. И попыт­ки угля­деть спря­тан­ные за дере­вья­ми или нари­со­ван­ные на неосве­щен­ном асфаль­те раз­лич­ные запре­ща­ю­щие или пре­ду­пре­жда­ю­щие дорож­ные зна­ки (это тема отдель­но­го раз­го­во­ра). И ездя­щие как попа­ло неза­ко­но­по­слуш­ные води­те­ли. Кото­рых, кста­ти, несо­из­ме­ри­мо боль­ше, чем законопослушных.

Мы же как? Если «гаиш­ник», или, по-ново­му, дорож­ный поли­цей­ский, т.е. «дор­пол», не смот­рит, так нет про­блем ездить без при­стег­ну­то­го рем­ня без­опас­но­сти, гово­рить по «моби­ле», дер­жа ее обе­и­ми рука­ми, да еще и успе­вая ком­мен­ти­ро­вать раз­го­вор рядом сидя­ще­му дру­гу, пар­ко­вать­ся, где при­дет­ся, рыча мото­ром, раз­го­нять­ся до 100—150 км там, где раз­ре­ше­но ездить не более 40. Обго­нять, под­ре­зать, оттес­нять и т.д.

Как гово­рил один зна­ко­мый аме­ри­ка­нец, юрист по про­фес­сии, купив­ший себе «Ниву» и на ней тихо «рас­се­ка­ю­щий» по ули­цам Алма­ты: «У вас вожде­ние — это экс­тре­маль­ный вид спор­та. Весь день на адре­на­лине. Когда я при­ез­жаю в Шта­ты и сажусь за руль, мне через какое-то вре­мя чего-то не хва­та­ет. Недо­ста­ток адреналина…».

Во-вто­рых, это кор­руп­ция. Если води­тель зна­ет, что за непри­стег­ну­тый ремень, пре­вы­шен­ную ско­рость, опас­ный маневр, двой­ной обгон, даже в состо­я­нии алко­голь­но­го опья­не­ния, мож­но «раз­ве­сти», и речь идет толь­ко о «цене вопро­са», то глав­ное — не соблю­де­ние пра­вил дорож­но­го дви­же­ния, а хоро­шие «баб­ки» в кар­мане. А еще луч­ше визит­ка како­го-нибудь поли­цей­ско­го началь­ни­ка, «блат­ные» номе­ра. Или исполь­зо­ва­ние тяже­лой артил­ле­рии, назы­ва­е­мой, как в извест­ной игре, «зво­нок дру­гу». Он же — «кры­ша», он же — «агаш­ка»…

Если води­тель десять раз про­ехал на крас­ный свет, из кото­рых один раз попал­ся, но «раз­вел», сто раз пре­вы­сил ско­рость, из кото­рых пять «раз­вел», и т.д., и т.п., то на один­на­дца­тый про­езд на крас­ный свет или сто пер­вый раз пре­вы­сив ско­рость, он, вполне воз­мож­но, «вле­тит». Постра­да­ет ли он сам, дру­гие води­те­ли, пас­са­жи­ры или пеше­хо­ды — опре­де­лен­ную долю вины в этом будут нести кор­рум­пи­ро­ван­ные «дор­по­лы».

В‑третьих, это доро­ги и дорож­ная инфра­струк­ту­ра. Неосве­щен­ные доро­ги с откры­ты­ми кана­ли­за­ци­он­ны­ми люка­ми, раз­ры­ты­ми кана­ва­ми, яма­ми и уха­ба­ми, осо­бен­но в сель­ской мест­но­сти, — это такое рал­ли Париж — Дакар, в кото­ром участ­ву­ют все авто­лю­би­те­ли и про­фес­си­о­наль­ные води­те­ли в Казах­стане. Доро­ги, езда по кото­рым зимой пре­вра­ща­ет­ся в аттрак­ци­он для люби­те­лей ост­рых ощу­ще­ний. Мно­гие авто­лю­би­те­ли зимой ста­вят маши­ну «на при­кол», пола­гая, что в это вре­мя года ездить по нашим доро­гам нель­зя, хотя в прин­ци­пе поку­па­ли маши­ну как раз для удоб­ства пере­ме­ще­ния в любое вре­мя года.

Доро­ги, где часто непо­нят­но, где глав­ная, а где — вто­ро­сте­пен­ная. Где све­то­фо­ры, если они есть, ночью отклю­ча­ют­ся, види­мо, для эко­но­мии элек­тро­энер­гии, при пол­ном отсут­ствии осве­ще­ния на доро­ге, хотя затра­ты нер­вов води­те­лей и про­ис­хо­дя­щие из-за это­го ава­рии сто­ят зна­чи­тель­но боль­ше этой экономии.

Это посто­ян­ный ремонт отдель­ных участ­ков доро­ги, кото­рый чаще все­го поче­му-то про­ис­хо­дит в ненаст­ную пого­ду, что, конеч­но, может быть, спо­соб­ству­ет «схва­ты­ва­нию» бето­на, но как-то быст­ро при­во­дит в негод­ность при­ле­га­ю­щую к «заплат­кам» часть дорож­но­го полотна.

Это дорож­ные зна­ки «Пеше­ход­ный пере­ход» там, где нет све­то­фо­ра, осо­бен­но «зеб­ры» на асфаль­те, кото­рые так и надо назы­вать — «пере­ход для ками­кад­зе». Пото­му что, когда, пере­кре­стясь, вече­ром вста­ешь на первую полос­ку «зеб­ры» на доро­ге по три поло­сы в обе сто­ро­ны со сплош­ным пото­ком машин и пыта­ешь­ся оце­нить, уви­дят тебя все води­те­ли или какой-нибудь зазе­ва­ет­ся, при­чем тебе это­го будет доста­точ­но для сокра­ще­ния про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни, то необ­хо­ди­ма стой­кость саму­рая, что­бы идти дальше.

Такие пере­хо­ды у нас во всех круп­ных горо­дах, на мно­гих ули­цах с дву­сто­рон­ним дви­же­ни­ем и несколь­ки­ми поло­са­ми. Сме­ем утвер­ждать, что это вооб­ще долж­но быть исклю­че­но. На круп­ных дорож­ных арте­ри­ях долж­ны быть под­зем­ные или над­зем­ные пере­хо­ды или све­то­фо­ры. Мы быва­ли во мно­гих раз­ви­тых стра­нах и прак­ти­че­ски нигде не виде­ли таких дорож­ных «аттрак­ци­о­нов», как наши «пеше­ход­ные переходы».

А бре­ду­щие по доро­гам или выхо­дя­щие на них коро­вы и про­чая домаш­няя ско­ти­на, пере­ме­ща­ю­ща­я­ся по про­ез­жей части без све­то­от­ра­жа­ю­щей шку­ры? По-хоро­ше­му, даже зна­ка «Домаш­ние живот­ные», не гово­ря уже об их диких собра­тьях, недо­ста­точ­но. Нуж­но ого­ра­жи­вать доро­ги с раз­ре­шен­ной ско­ро­стью свы­ше 40 км в час сет­ка­ми, заграж­де­ни­я­ми и т.д., как это сде­ла­но во мно­гих раз­ви­тых стра­нах, жест­ко штра­фо­вать вла­дель­цев круп­но­го и мел­ко­го, рога­то­го и неро­га­то­го ско­та, кото­рые остав­ля­ют его без при­смот­ра или пасут вбли­зи автострад.

Вооб­ще, давай­те будем исхо­дить из оче­вид­но­го. Авто­мо­биль­ная доро­га — для транс­пор­та. При всем ува­же­нии к пеше­хо­дам или вла­дель­цам домаш­них живот­ных, авто­мо­биль­ная доро­га (кро­ме пеше­ход­ных пере­хо­дов) для них, глав­ным обра­зом, долж­на быть закры­та. Она — для машин и дру­го­го транспорта.

Зачем чело­ве­ку маши­на? Это, баналь­но гово­ря, не рос­кошь, а сред­ство пере­дви­же­ния. Чело­век поку­па­ет маши­ну, что­бы иметь воз­мож­ность, не зави­ся ни от кого, быст­ро добрать­ся из дома в офис, к дру­зьям или от одно­го насе­лен­но­го пунк­та к дру­го­му. Для кого-то это про­фес­сия: пере­во­зить пас­са­жи­ров, гру­зы и т.д. При­чем, заметь­те, пере­во­зить, пере­ез­жать за опре­де­лен­ное вре­мя. На авто­бус­ных оста­нов­ках висят рас­пи­са­ния дви­же­ния, кото­рые пред­по­ла­га­ют, что авто­бус дви­жет­ся с опре­де­лен­ной ско­ро­стью и при­ез­жа­ет из пунк­та А в пункт Б за опре­де­лен­ное, ука­зан­ное в рас­пи­са­нии, вре­мя худ­шем слу­чае плюс-минус несколь­ко минут). А в рас­пи­са­нии меж­ду­го­род­них марш­ру­тов ука­зы­ва­ет­ся вре­мя при­бы­тия в дру­гой аул, село, посе­лок, город, нако­нец в дру­гую стра­ну. И эти рас­пи­са­ния не пред­по­ла­га­ют нали­чия на доро­ге бре­ду­щих пья­ных пеше­хо­дов, трез­вых, но глу­пых живот­ных, ям, откры­тых колод­цев и т.д., и т.п.

Доро­га — это удоб­ство пере­дви­же­ния, а не борь­ба за жизнь с непред­ви­ден­ны­ми обсто­я­тель­ства­ми и таки­ми же непред­ви­ден­ны­ми послед­стви­я­ми. В Пра­ви­лах дорож­но­го дви­же­ния есть пункт 10.1. Он гла­сит: «води­тель дол­жен вести транс­порт­ное сред­ство со ско­ро­стью, не пре­вы­ша­ю­щей уста­нов­лен­но­го огра­ни­че­ния, учи­ты­вая при этом интен­сив­ность дви­же­ния, осо­бен­но­сти и состо­я­ние транс­порт­но­го сред­ства и гру­за, дорож­ные и метео­ро­ло­ги­че­ские усло­вия, в част­но­сти, види­мость в направ­ле­нии дви­же­ния. Ско­рость долж­на обес­пе­чи­вать води­те­лю воз­мож­ность посто­ян­но­го кон­тро­ля за дви­же­ни­ем транс­порт­но­го сред­ства для выпол­не­ния тре­бо­ва­ний Пра­вил. При воз­ник­но­ве­нии пре­пят­ствия и (или) опас­но­сти для дви­же­ния, кото­рые води­тель в состо­я­нии обна­ру­жить, он дол­жен при­нять меры к сни­же­нию ско­ро­сти вплоть до оста­нов­ки транс­порт­но­го сред­ства или без­опас­но­му для дру­гих участ­ни­ков дви­же­ния объ­ез­ду препятствия».

Ука­за­ние на нару­ше­ние это­го пунк­та пра­вил есть прак­ти­че­ски во всех при­го­во­рах осуж­ден­ных води­те­лей, с кото­ры­ми мы смог­ли озна­ко­мить­ся. При­чем в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­ча­ев в при­го­во­рах не ука­зы­ва­ет­ся, с какой ско­ро­стью дол­жен был ехать води­тель, что­бы «кон­тро­ли­ро­вать» свое транс­порт­ное сред­ство и соблю­дать тре­бо­ва­ния пра­вил. Зато вез­де сде­лан вывод: с той ско­ро­стью, что­бы избе­жать ДТП.

Пря­мая увяз­ка ДТП с любой, под­чер­ки­ва­ем, с любой ско­ро­стью, при­чем раз­ре­шен­ной на дан­ном участ­ке доро­ги, как обви­не­ние води­те­ля в нару­ше­нии Пра­вил дорож­но­го дви­же­ния по пунк­ту 10.1, это такая «фиш­ка» дорож­ных поли­цей­ских, а вме­сте с ними и судов. При­чем попыт­ка воз­звать к здра­во­му смыс­лу и логи­ке ни к чему не приводит.

Мы зна­ем толь­ко одну ско­рость, кото­рая гаран­ти­ро­ван­но обес­пе­чи­ва­ет абсо­лют­ную без­опас­ность дви­же­ния. Эта ско­рость — 0 км в час. Не выез­жать из гара­жа, пар­ков­ки, дво­ра… Пото­му что непред­ви­ден­ные обсто­я­тель­ства в виде пья­но­го пеше­хо­да посе­ре­дине доро­ги, бес­при­зор­ной коро­вы, откры­то­го люка или ямы, води­те­ля-лиха­ча встреч­ной маши­ны, еду­ще­го ночью на даль­нем све­те фар, не поз­во­ля­ют пол­но­стью гаран­ти­ро­вать избе­жа­ние ДТП даже при самом боль­шом вни­ма­нии, осто­рож­но­сти и выбо­ре любой скорости.

Более того, подоб­ная трак­тов­ка ПДД всту­па­ет в пря­мое про­ти­во­ре­чие со здра­вым смыс­лом на доро­гах, где суще­ству­ет огра­ни­че­ние мини­маль­ной ско­ро­сти дви­же­ния. Напри­мер, во мно­гих стра­нах суще­ству­ют хай­вэи, где мини­маль­ная раз­ре­шен­ная ско­рость 70, а то и 100 км в час. Там про­сто нель­зя ехать с мень­шей ско­ро­стью. И как тут, инте­рес­но, наши «дор­по­лы» будут опре­де­лять эту самую, поз­во­ля­ю­щую кон­тро­ли­ро­вать авто­мо­биль, ско­рость с уче­том их трак­тов­ки тре­бо­ва­ний пунк­та 10.1 ПДД?

Мы заин­те­ре­со­ва­лись этим вопро­сом, не поле­ни­лись, залез­ли в спра­воч­ную лите­ра­ту­ру. И, зна­е­те ли, все ста­ло на свои места. Ока­зы­ва­ет­ся, в тех­ни­че­ской лите­ра­ту­ре, кото­рой поль­зу­ют­ся экс­пер­ты при про­ве­де­нии авто­тех­ни­че­ских экс­пер­тиз, есть спе­ци­аль­ная фор­му­ла для рас­че­та этой ско­ро­сти. Она зави­сит от усло­вий види­мо­сти и тех­ни­че­ских пара­мет­ров управ­ле­ния авто­мо­би­лем, и поэто­му в фор­му­ле учи­ты­ва­ют­ся вре­мя суток (день, ночь, вечер­ние сумер­ки), пого­да (ясная, дождь, снег, туман), дорож­ное полот­но (гра­вий, асфальт, бетон, зем­ля­ное покры­тие и т.д.) и его состо­я­ние (сухое, мокрое), харак­те­ри­сти­ки авто­мо­би­ля. Нако­нец, вре­мя реак­ции води­те­ля при выбо­ре ско­ро­сти и еще неко­то­рые коэффициенты.

Так вот, в этой фор­му­ле нет «коэф­фи­ци­ен­та пре­пят­ствия». Нет поправ­ки на коро­ву, яму, нару­ша­ю­ще­го пра­ви­ла пеше­хо­да или дру­го­го води­те­ля. Води­тель дол­жен выби­рать ско­рость, исхо­дя из усло­вий види­мо­сти и кон­тро­ля сво­е­го авто­мо­би­ля, а не из пред­по­ло­же­ния воз­мож­ных пре­пят­ствий на доро­ге, кото­рых там быть не должно.

И когда ПДД тре­бу­ют сни­жать ско­рость или оста­нав­ли­вать­ся при воз­ник­но­ве­нии пре­пят­ствий, кото­рые води­тель может обна­ру­жить, мы пони­ма­ем это как забо­ту о без­опас­но­сти води­те­ля и дру­гих участ­ни­ков дорож­но­го дви­же­ния, а не как выдви­же­ние перед води­те­лем непо­силь­ных усло­вий про­яв­ле­ния спо­соб­но­стей экс­тра­сен­са для пред­ви­де­ния пре­пят­ствий, кото­рых на доро­ге быть не должно.

Это, конеч­но, не озна­ча­ет, что води­тель не дол­жен быть посто­ян­но вни­ма­те­лен. Что он не дол­жен ехать на ско­ро­сти, кото­рая не поз­во­ля­ет ему надеж­но управ­лять авто­мо­би­лем, осо­бен­но в зим­нее вре­мя, что он не дол­жен пред­при­ни­мать все необ­хо­ди­мые меры и исполь­зо­вать навы­ки вожде­ния, что­бы избе­жать ДТП, даже если пеше­ход в нару­ше­ние пра­вил вне­зап­но появил­ся на доро­ге. Это толь­ко озна­ча­ет, что нель­зя взва­ли­вать на води­те­ля непо­силь­ную зада­чу борь­бы с неожи­дан­ны­ми пре­пят­стви­я­ми на доро­ге, кото­рых там быть не долж­но, да еще и при­вле­кать его к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти, если ему не уда­лось их избежать.

Вино­ва­ты тормоза?

Кста­ти, о ско­ро­сти, води­те­ле и пеше­хо­де. Когда про­ис­хо­дит ДТП и, к несча­стью, авто­мо­биль стал­ки­ва­ет­ся с неожи­дан­но вышед­шей на доро­гу лоша­дью или коро­вой, не гово­ря уже о тра­ге­дии, свя­зан­ной с наез­дом на чело­ве­ка, пер­вый вопрос оче­вид­цев к води­те­лю: поче­му ты позд­но затор­мо­зил или вооб­ще не тор­мо­зил? Рас­те­рян­ный, в шоке, води­тель бор­мо­чет: я тор­мо­зил. На что ему гово­рят: если бы тор­мо­зил, то не нае­хал бы… При этом мало кто заду­мы­ва­ет­ся в этот момент, сколь­ко вре­ме­ни надо, что­бы маши­на, еду­щая на ско­ро­сти, оста­но­ви­лась в резуль­та­те торможения.

Жизнь и постиг­шая нас тра­ге­дия, тем более что обсто­я­тель­ства наших ДТП схо­жи, заста­ви­ли изу­чить и этот вопрос. Ока­за­лось, что вре­мя и, соот­вет­ствен­но, рас­сто­я­ние, кото­рое про­ез­жа­ет маши­на до пол­ной оста­нов­ки, если води­тель при­ме­ня­ет экс­трен­ное тор­мо­же­ние, состо­ит из трех величин.

Пер­вая — вре­мя реак­ции води­те­ля на воз­ник­шее пре­пят­ствие, кото­рое он в состо­я­нии обна­ру­жить, или чрез­вы­чай­ную ситу­а­цию на доро­ге. Шума­хер — гон­щик «Фор­му­лы 1» — реа­ги­ру­ет за 0,2—0,5 секун­ды. Про­фес­си­о­наль­ный гон­щик — от 0,3 до 0,8 секун­ды. Обыч­ный чело­век — от 0,8 до 2 секунд. В зави­си­мо­сти от воз­рас­та, тре­ни­ро­ван­но­сти, вре­ме­ни суток, види­мо­сти и т.д.

Если пред­по­ло­жить, что вре­мя реак­ции води­те­ля — 1 секун­да (даже не 1,5 или 2), то до момен­та, когда он вооб­ще сооб­ра­зит, что надо тор­мо­зить, маши­на, напри­мер, на трас­се, на ско­ро­сти 90 км в час про­едет 25 мет­ров. Даже в горо­де при раз­ре­шен­ной ско­ро­сти 60 км в час, до момен­та нача­ла дей­ствий води­те­ля по тор­мо­же­нию маши­на про­едет 17 метров.

Далее — вклю­че­ние самой тор­моз­ной систе­мы. То есть пере­да­ча уси­лия на тор­моз­ную систе­му после нажа­тия на педаль тор­мо­за. Созда­ние в ней дав­ле­ния и нарас­та­ние тор­моз­но­го уси­лия от нуля до мак­си­му­ма. Вре­мя на сра­ба­ты­ва­ние тор­моз­ной систе­мы раз­ли­ча­ет­ся для авто­мо­би­лей с гид­рав­ли­че­ской систе­мой или пнев­ма­ти­че­ской систе­мой тор­мо­зов и при­бли­зи­тель­но состав­ля­ет от 0,5 до 1 секун­ды. Возь­мем даже 0,5 секун­ды и обна­ру­жим, что до того, как тор­моз­ная систе­ма сра­бо­та­ет над­ле­жа­щим обра­зом, маши­на про­едет еще око­ло 12,5 мет­ров при ско­ро­сти 90 км в час или 8,5 мет­ров — при 60.

Нако­нец, сам тор­моз­ной путь авто­мо­би­ля, зави­ся­щий от мно­гих фак­то­ров, в том чис­ле от мар­ки авто­мо­би­ля, веса, загру­жен­но­сти, состо­я­ния шин, тор­мо­зов, дорож­но­го полот­на и т.д., состав­ля­ет при ско­ро­сти, напри­мер, 90 км в час — от 35 до 45 метров.

Про­стое сло­же­ние этих вели­чин пока­зы­ва­ет, что от момен­та обна­ру­же­ния пре­пят­ствия (води­тель уви­дел пеше­хо­да или живот­ное, откры­тый люк, упав­шее дере­во, яму на доро­ге и стал тор­мо­зить) до пол­ной оста­нов­ки авто­мо­би­ля маши­на на ско­ро­сти 90 км в час про­едет око­ло 70 мет­ров, а то и боль­ше. Даже при ско­ро­сти 60 км в час — око­ло 50 мет­ров. Так что если пеше­ход пере­бе­га­ет доро­гу, выбе­га­ет спе­ре­ди сто­я­ще­го авто­бу­са, трол­лей­бу­са и т.д. на рас­сто­я­нии 45 мет­ров от при­бли­жа­ю­ще­го­ся на ско­ро­сти авто­мо­би­ля, то наезд на него прак­ти­че­ски неизбежен.

Прав­да, воз­мож­ны вари­ан­ты: води­тель вывер­нул руль и объ­е­хал пре­пят­ствие или выле­тел на обо­чи­ну, в кювет, на встреч­ную поло­су, где воз­мож­но столк­но­ве­ние со встреч­ной маши­ной и т.д. Но все рав­но очень высо­ка веро­ят­ность ДТП, в том чис­ле с тяже­лы­ми послед­стви­я­ми для здо­ро­вья или даже жиз­ни дру­гих пеше­хо­дов, води­те­лей, пас­са­жи­ров. Таким обра­зом, если даже води­тель уви­дит неожи­дан­ное пре­пят­ствие, кото­ро­го быть на доро­ге не долж­но и к появ­ле­нию кото­ро­го он не готов, не факт, что он успе­ет вовре­мя затормозить.

Ско­рость скра­ды­ва­ет рас­сто­я­ние и для води­те­ля, и для оче­вид­цев ДТП, поэто­му кажет­ся, что нет ниче­го слож­но­го в том, что­бы вовре­мя затор­мо­зить. Одна­ко оста­но­вить тяже­лую маши­ну на ско­ро­сти труд­но, имен­но поэто­му она назы­ва­ет­ся «источ­ник повы­шен­ной опас­но­сти». Имен­но поэто­му суще­ству­ют раз­лич­ные огра­ни­че­ния, в том чис­ле по ско­ро­сти, по манев­ру, по при­стег­ну­то­му рем­ню, по тех­ни­че­ской исправ­но­сти маши­ны, по соблю­де­нию тре­бо­ва­ний дорож­ных зна­ков и т.д. И при соблю­де­нии этих огра­ни­че­ний пред­по­ла­га­ет­ся, что вожде­ние авто­мо­би­ля — более-менее без­опас­ное заня­тие как для само­го води­те­ля и его пас­са­жи­ров, так и для пеше­хо­дов, води­те­лей и пас­са­жи­ров дру­гих машин.

При этом так­же пред­по­ла­га­ет­ся, что все участ­ни­ки дорож­но­го дви­же­ния соблю­да­ют пра­ви­ла и сама доро­га над­ле­жа­щим обра­зом обо­ру­до­ва­на и осна­ще­на. И если все это не рабо­та­ет или рабо­та­ет ненад­ле­жа­щим обра­зом, даже вни­ма­тель­ный и осто­рож­ный води­тель не застра­хо­ван от неожи­дан­но­стей, в том чис­ле и с тра­ги­че­ски­ми послед­стви­я­ми. Води­тель же не зло­дей, не убий­ца и, выез­жая на доро­гу, не соби­ра­ет­ся кого-то сби­вать или в кого-то вре­зать­ся «лоб в лоб».

Хотя тот, кто пья­ным сел за руль или «лиха­чит» на доро­ге, не обра­щая вни­ма­ния на ско­рость, дорож­ные зна­ки, све­то­фо­ры, несо­мнен­но, умыш­лен­ный нару­ши­тель пра­вил дорож­но­го дви­же­ния, что рано или позд­но пред­по­ла­га­ет ава­рию. Дай Бог, без постра­дав­ших. Даже если такой води­тель и не пред­по­ла­га­ет, высо­ка веро­ят­ность тяж­ких послед­ствий тако­го вожде­ния. И за это надо нака­зы­вать и строго.

Но даже при этом — с тща­тель­ным соблю­де­ни­ем всех тре­бо­ва­ний зако­на, дока­зав вину и при­чин­но-след­ствен­ную связь меж­ду нару­ше­ни­ем пра­вил дорож­но­го дви­же­ния и насту­пив­ши­ми тяж­ки­ми послед­стви­я­ми. А вот в этом отно­ше­нии и след­ствен­ная, и судеб­ная прак­ти­ка остав­ля­ют желать мно­го лучшего.

Вино­ват, что остал­ся в живых

Наш опыт и обще­ние с дру­ги­ми осуж­ден­ны­ми води­те­ля­ми при­ве­ли нас к двум доста­точ­но про­стым обоб­ща­ю­щим выводам.

Пер­вый. В 99% слу­ча­ев винов­ным в ДТП при­зна­ет­ся остав­ший­ся в живых води­тель. То есть по суще­ству ответ­ствен­ность насту­па­ет по фак­ту гибе­ли людей. По умол­ча­нию пред­по­ла­га­ет­ся: если кто-то погиб на доро­ге, то за это кто-то дол­жен обя­за­тель­но отве­тить. Кто-то дол­жен быть при­знан винов­ным. И здесь мы бы хоте­ли раз­де­лить мораль­ную ответ­ствен­ность и юри­ди­че­скую вину (уго­лов­ную ответственность).

Мораль­ная ответ­ствен­ность, ощу­ще­ние мораль­ной вины — это нор­маль­ная реак­ция нор­маль­но­го чело­ве­ка на про­изо­шед­шую тра­ге­дию, к кото­рой он воль­но или неволь­но ока­зал­ся при­ча­стен. Сам факт, что в резуль­та­те тво­их неумыш­лен­ных дей­ствий постра­да­ли люди, для нор­маль­но­го чело­ве­ка — силь­ней­ший шок, эмо­ци­о­наль­ные пере­жи­ва­ния, кото­рые оста­ют­ся с чело­ве­ком до кон­ца жизни.

Здесь надо осо­бен­но под­черк­нуть, что не нуж­но ста­вить знак равен­ства меж­ду убий­ством и нару­ше­ни­ем води­те­лем пра­вил дорож­но­го дви­же­ния, повлек­шим смерть дру­го­го води­те­ля, пас­са­жи­ра или пешехода.

В пер­вом слу­чае чело­век созна­тель­но, умыш­лен­но идет на лише­ние жиз­ни дру­го­го чело­ве­ка. Во вто­ром — води­тель нару­ша­ет (или не нару­ша­ет) пра­ви­ла дорож­но­го дви­же­ния, не справ­ля­ет­ся с управ­ле­ни­ем и в резуль­та­те тра­ги­че­ско­го сте­че­ния обсто­я­тельств совер­ша­ет ава­рию, столк­но­ве­ние с дру­гим авто­мо­би­лем или наезд на пеше­хо­да. При всем тра­гиз­ме ситу­а­ции этот води­тель не убий­ца. И имен­но поэто­му ста­тья 296 Уго­лов­но­го кодек­са назы­ва­ет­ся «Нару­ше­ние пра­вил дорож­но­го дви­же­ния и экс­плу­а­та­ции транс­порт­ных средств лица­ми, управ­ля­ю­щи­ми транс­порт­ны­ми сред­ства­ми». Тяж­кие послед­ствия тако­го нару­ше­ния про­изо­шли по неосто­рож­но­сти, неумышленно.

Осо­зна­ние это­го не может вер­нуть семьям погиб­ших детей, роди­те­лей, близ­ких дру­зей, не дела­ет тра­ге­дию и пере­жи­ва­ния менее ост­ры­ми, но все же раз­ни­ца меж­ду хлад­но­кров­ным убий­цей и не спра­вив­шим­ся с управ­ле­ни­ем авто­мо­би­лем води­те­лем есть, и она — боль­шая. Ощу­ще­ние мораль­ной ответ­ствен­но­сти за гибель дру­го­го чело­ве­ка, к кото­рой ты при­ча­стен, пусть и неумыш­лен­но, неза­ви­си­мо от юри­ди­че­ской вины, при­во­дит нор­маль­но­го чело­ве­ка к необ­хо­ди­мо­сти про­сить про­ще­ния у род­ных и близ­ких погиб­ше­го, пытать­ся воз­ме­стить ущерб, хотя, когда это каса­ет­ся здо­ро­вья или жиз­ни чело­ве­ка, ника­кие день­ги не помогут.

То есть мораль­ная ответ­ствен­ность есть и оста­ет­ся неза­ви­си­мо ни от чего. А вот с уго­лов­ной ответ­ствен­но­стью все зна­чи­тель­но слож­нее. Для того, что­бы води­те­ля при­зна­ли винов­ным по выше­упо­мя­ну­той ста­тье Уго­лов­но­го кодек­са, нуж­но, во-пер­вых, дока­зать нару­ше­ние им пра­вил дорож­но­го дви­же­ния. Во-вто­рых, при­чин­но-след­ствен­ную связь меж­ду нару­ше­ни­ем ПДД и насту­пив­ши­ми тяж­ки­ми послед­стви­я­ми в виде тяж­ко­го вре­да здо­ро­вью или гибе­ли чело­ве­ка. В‑третьих, нали­чие вины.

О неко­то­рых про­бле­мах трак­тов­ки ПДД сле­до­ва­те­ля­ми и суда­ми мы уже гово­ри­ли выше. Мно­го вопро­сов по изу­чен­ным нами при­го­во­рам и к уста­нов­ле­нию при­чин­но-след­ствен­ных свя­зей меж­ду нару­ше­ни­ем ПДД и насту­пив­ши­ми послед­стви­я­ми. Но вот что прак­ти­че­ски во всех при­го­во­рах, с кото­ры­ми мы зна­ко­ми­лись, отсут­ству­ет — так это моти­ви­ро­ван­ное дока­за­тель­ство вины.

А вина здесь при­сут­ству­ет толь­ко в двух фор­мах: само­на­де­ян­но­сти или небреж­но­сти. Само­на­де­ян­но­сти, когда води­тель пред­ви­дел воз­мож­ность наступ­ле­ния тяж­ких послед­ствий сво­их дей­ствий (без­дей­ствия), но без доста­точ­ных к тому осно­ва­ний лег­ко­мыс­лен­но рас­счи­ты­вал на предот­вра­ще­ние этих послед­ствий. Напри­мер, наде­ял­ся на ско­ро­сти совер­шить пово­рот на скольз­кой доро­ге, но не спра­вил­ся с управ­ле­ни­ем и выле­тел с обры­ва, в резуль­та­те чего погиб­ли пас­са­жи­ры его авто­бу­са. Или думал, что успе­ет затор­мо­зить, а не успел и вре­зал­ся в дру­гой авто­мо­биль. Само­на­де­ян­ность понят­на, тяж­кие послед­ствия есть, вина доказана.

Или небреж­ность. Води­тель не пред­ви­дел воз­мож­но­сти наступ­ле­ния тяж­ких послед­ствий сво­их дей­ствий (без­дей­ствия), хотя при долж­ной вни­ма­тель­но­сти и преду­смот­ри­тель­но­сти дол­жен был и мог пред­ви­деть эти послед­ствия. Напри­мер, ехал по трас­се, не заме­тил знак «Пеше­ход­ный пере­ход» и сбил пеше­хо­да. Если был бы вни­ма­те­лен, то дол­жен был не раз­го­ва­ри­вать с пас­са­жи­ром, а смот­реть на дорож­ные зна­ки. Есть пре­ступ­ная небреж­ность, есть тяж­кие послед­ствия, вина доказана.

Одна­ко поче­му води­тель, еду­щий по трас­се, где нет ни одно­го пре­ду­пре­жда­ю­ще­го или запре­ща­ю­ще­го дорож­но­го зна­ка, дол­жен ночью пред­ви­деть появ­ле­ние на доро­ге ямы, живот­но­го или нару­ша­ю­ще­го пра­ви­ла пешехода?

Води­тель, еду­щий с раз­ре­шен­ной на этом участ­ке доро­ги ско­ро­стью, кон­тро­ли­ру­ю­щий свой авто­мо­биль, не дол­жен пред­ви­деть нару­ше­ние пра­вил дру­ги­ми участ­ни­ка­ми дорож­но­го дви­же­ния, да еще и под угро­зой уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти, ина­че про­сто невоз­мож­но будет ездить вооб­ще. Если пеше­ход вдруг решит пере­бе­жать доро­гу в непо­ло­жен­ном месте, не рас­счи­тав рас­сто­я­ние до при­бли­жа­ю­ще­го­ся авто­мо­би­ля, или дру­гой води­тель совер­шит опас­ный маневр, не дол­жен води­тель дан­ной маши­ны это предвидеть.

Конеч­но, при этом води­тель дол­жен быть вни­ма­те­лен, пытать­ся избе­жать ДТП, рез­ко тор­мо­зить (кста­ти, созда­вая про­бле­мы для еду­щих сза­ди води­те­лей), выво­ра­чи­вать руль, сво­ра­чи­вать. В слу­чае ДТП экс­пер­ты будут высчи­ты­вать, имел ли води­тель тех­ни­че­скую воз­мож­ность избе­жать его или нет. Но глав­ное все рав­но: нару­шал ли води­тель ПДД или нет, был ли он само­на­де­ян или небре­жен или нет?

И это надо в пол­ной мере дока­зы­вать. А если это не дока­за­но или дока­за­но обрат­ное, долж­на дей­ство­вать нор­ма наше­го Уго­лов­но­го кодек­са о неви­нов­ном при­чи­не­нии вре­да. Если води­тель не мог пред­ви­деть воз­мож­но­сти наступ­ле­ния обще­ствен­но опас­ных послед­ствий и по обсто­я­тель­ствам дела не дол­жен был их пред­ви­деть, то он неви­но­вен, даже если в резуль­та­те ДТП постра­да­ли дру­гие люди.

По суще­ству, напри­мер, пере­бе­га­ю­щий перед поез­дом и попав­ший под его коле­са граж­да­нин как раз и явля­ет­ся нару­ши­те­лем пра­вил дорож­но­го дви­же­ния, при­чи­нив­шим по неосто­рож­но­сти смерть само­му себе. Он был само­на­де­ян, думал — пере­бе­жит, но не успел. Это тра­ге­дия, но маши­нист поез­да не дол­жен при­вле­кать­ся к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти при несчаст­ном слу­чае, пото­му что он не пред­ви­дел, что кто-то будет бегать через желез­но­до­рож­ные пути.

Прак­ти­че­ски во всех при­го­во­рах, с кото­ры­ми мы озна­ко­ми­лись, суды вооб­ще не оце­ни­ва­ют дей­ствия пеше­хо­дов, кото­рые нару­ша­ли пра­ви­ла дорож­но­го дви­же­ния и постра­да­ли глав­ным обра­зом из-за это­го. Меж­ду тем, даже когда води­тель ниче­го не нару­шал, он, как вла­де­лец «источ­ни­ка повы­шен­ной опас­но­сти», обя­зан воз­ме­стить постра­дав­ше­му вред здо­ро­вью или близ­ким род­ствен­ни­кам ком­пен­са­цию в слу­чае его гибели.

Но при этом наше граж­дан­ское зако­но­да­тель­ство уста­нав­ли­ва­ет, что если гру­бая неосто­рож­ность само­го потер­пев­ше­го содей­ство­ва­ла воз­ник­но­ве­нию или уве­ли­че­нию вре­да, то в зави­си­мо­сти от сте­пе­ни вины потер­пев­ше­го и при­чи­ни­те­ля вре­да раз­мер воз­ме­ще­ния дол­жен быть умень­шен. А при гру­бой неосто­рож­но­сти потер­пев­ше­го и отсут­ствии вины при­чи­ни­те­ля в слу­ча­ях, когда его ответ­ствен­ность насту­па­ет неза­ви­си­мо от вины, раз­мер воз­ме­ще­ния дол­жен быть умень­шен или в воз­ме­ще­нии вре­да может быть отка­за­но. При этом при при­чи­не­нии вре­да жиз­ни и здо­ро­вью граж­да­ни­на пол­ный отказ в воз­ме­ще­нии не допус­ка­ет­ся. То есть воз­ме­ще­ние вре­да будет все рав­но, но в зна­чи­тель­но мень­шем объ­е­ме из-за неосто­рож­но­сти само­го пострадавшего.

Имен­но то, что мы про­чи­та­ли такое коли­че­ство при­го­во­ров, поз­во­ля­ет утвер­ждать, что дозна­ние, след­ствие и суд по делам о ДТП прак­ти­че­ски не иссле­ду­ют дей­ствия потер­пев­ших, не уста­нав­ли­ва­ют вину всех участ­ни­ков ДТП, а осно­вы­ва­ют­ся глав­ным образо(нужноеnbsp;ногах от не nbsp;это нор­маль­ная реак­ция нор­маль­но­го чело­ве­ка наnbsp;управлением авто­мо­би­лем води­те­лем есть, им на резуль­та­тах тех­ни­че­ских экс­пер­тиз. При этом и судеб­ный про­цесс, и его резуль­тат исхо­дят из пре­зумп­ции винов­но­сти остав­ше­го­ся в живых водителя.

Вто­рой вывод. Это пре­ступ­ле­ние для бога­тых и вли­я­тель­ных граж­дан. В нашей коло­нии вы не най­де­те бога­тых биз­не­сме­нов, вли­я­тель­ных чинов­ни­ков, а так­же их детей и дру­гих род­ствен­ни­ков. Пото­му что есть воз­мож­ность при­ми­ре­ния сто­рон при усло­вии воз­ме­ще­ния вре­да. И тогда лицо осво­бож­да­ет­ся от уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти, хотя само по себе при­ми­ре­ние это не реа­би­ли­ти­ру­ю­щее осно­ва­ние. При­ме­не­ние при­ми­ре­ния — разум­ное реше­ние про­бле­мы. Оно суще­ство­ва­ло в казах­ской исто­рии века­ми. Погиб­ше­го не вер­нешь, а если уда­лось воз­ме­стить ущерб в ого­во­рен­ном раз­ме­ре и при­ми­рить­ся, то есть и некая спра­вед­ли­вость, и прощение.

Но про­бле­ма в раз­ных воз­мож­но­стях раз­ных людей. В нашей коло­нии несколь­ко меся­цев про­вел 71-лет­ний чело­век, кото­рый не смог при­ми­рить­ся с потер­пев­ши­ми пото­му, что они про­си­ли 3 000 дол­ла­ров, а он собрал толь­ко 2 000. И полу­чил 2 года лише­ния сво­бо­ды. Толь­ко пото­му, что не смог най­ти еще 1 000.

Для бога­то­го чело­ве­ка не про­бле­ма най­ти тре­бу­е­мую сум­му для ком­пен­са­ции вре­да. Тем более если потер­пев­шие небо­га­ты и, пони­мая, что род­ствен­ни­ка не вер­нуть, пыта­ют­ся хоть как-то помочь семье. Даль­ше вопрос толь­ко в при­ми­ре­нии, полу­че­нии про­ще­ния. Здесь помо­га­ют род­ствен­ни­ки, ста­рей­ши­ны, акса­ка­лы, и обыч­но дело закан­чи­ва­ет­ся миром и заяв­ле­ни­ем об отсут­ствии пре­тен­зий. Это гуман­ный, очень важ­ный и по-чело­ве­че­ски понят­ный про­цесс. Очень ред­ко быва­ет так, что по каким-либо при­чи­нам при­ми­ре­ние не состоится.

А вот если денег нет, ситу­а­ция сра­зу меня­ет­ся. Даже, если чело­век ездит к потер­пев­шим со сво­и­ми род­ствен­ни­ка­ми. Люди не верят, что при­чи­ни­тель вре­да его им ком­пен­си­ру­ет. Поэто­му за ред­ким исклю­че­ни­ем в коло­нии все заклю­чен­ные име­ют боль­шие иски, по несколь­ку мил­ли­о­нов тен­ге, кото­рые они не смог­ли запла­тить, что­бы иметь шанс при­ми­ре­ния. И это ста­вит наших бед­ных граж­дан в явно нерав­ное поло­же­ние с богатыми.

…Конеч­но, не надо нару­шать пра­ви­ла дорож­но­го дви­же­ния, не надо быть само­на­де­ян­ным или небреж­ным. Надо пони­мать, что в резуль­та­те даже неболь­шо­го нару­ше­ния ПДД мож­но при­чи­нить боль и стра­да­ния ни в чем непо­вин­ным людям и в опре­де­лен­ной мере сло­мать и свою жизнь. И все же что-то надо делать с захлест­нув­шим наше обще­ство пра­во­вым ниги­лиз­мом, с широ­ко рас­про­стра­нен­ной кор­руп­ци­ей, с непри­ем­ле­мы­ми доро­га­ми и дорож­ной инфра­струк­ту­рой и с в зна­чи­тель­ной мере неспра­вед­ли­вы­ми суда­ми. Посколь­ку без реше­ния этих про­блем отправ­ка винов­ных или неви­нов­ных води­те­лей на несколь­ко лет в тюрь­му не умень­шит коли­че­ства душе­раз­ди­ра­ю­щих репор­та­жей об ава­ри­ях на наших дорогах.

Учре­жде­ние ОВ 156/13, г Усть-Каме­но­горск, декабрь 2011 года

Continue reading here:
Води­тель, доро­га, тюрьма

архивные статьи по теме

Зэков на Эмбе довели до точки кипения

Чем владеют родственники Турисбекова

Editor

Зачем новому президенту Казахстана Токаеву свои силовики

Editor