16 C
Астана
19 июня, 2021
Image default

Вместо свободы – девять лет колонии

Актю­бин­ский суд может вер­шить спра­вед­ли­вость толь­ко под дав­ле­ни­ем прес­сы, счи­та­ет Аман­би­ке Ауез­бе­ко­ва, мать уби­то­го в Акто­бе в октяб­ре про­шло­го года Мей­р­жа­на Сую­но­ва. В апре­ле судья Дамеш Абда­ли при­го­во­рил убий­цу ее сына к двум годам огра­ни­че­ния сво­бо­ды. Апел­ля­ци­он­ную жало­бу суд рас­смат­ри­вал под при­сталь­ным взо­ром жур­на­ли­стов. Как резуль­тат – изме­не­ние нака­за­ния: теперь ему дали девять лет коло­нии обще­го режима. 

Автор: Ната­лья САДЫКОВА

Напом­ним, Мей­р­жан Сую­нов погиб на ули­це в цен­тре Акто­бе от четы­рех ноже­вых ране­ний: трех в шею и одно­го в грудь. Убий­цей ока­зал­ся сверст­ник пар­ня, с кото­рым тот учил­ся в одном кол­ле­дже. Про­ку­рор на суде запро­сил 10 лет лише­ния сво­бо­ды. Судья Дамеш Абда­ли при­шел к выво­ду, что Шади­яр Бай­са­нов заре­зал Мей­р­жа­на, защи­щая свою жизнь, и пере­ква­ли­фи­ци­ро­вал обви­не­ние на ста­тью «Убий­ство, совер­шен­ное при пре­вы­ше­нии пре­де­лов необ­хо­ди­мой само­обо­ро­ны». В ито­ге необы­чай­но мяг­ким был и при­го­вор: два года огра­ни­че­ния свободы.

Спра­вед­ли­вость вос­тор­же­ство­ва­ла толь­ко вче­ра. Судья актю­бин­ско­го област­но­го суда Бай­тур­сы­но­ва пере­ква­ли­фи­ци­ро­ва­ла пре­ступ­ле­ние на 96‑ю ста­тью УК РК «Убий­ство». Мать погиб­ше­го Мей­р­жа­на до сих пор не верит, что убий­ца ее сына лишен свободы.

- Нако­нец-то! Мы так пере­жи­ва­ли, у нас стресс был восемь меся­цев, мы слов­но вто­рой раз смерть сына пере­жи­ли. Все-таки это не мно­го, мы десять лет про­си­ли, учли, что он несо­вер­шен­но­лет­ний. Что нож у мое­го сына был, не дока­за­ли, его не нашли поли­цей­ские, кото­рые даже в мусор­ных баках иска­ли. Мы дума­ем, что у мое­го сына, может, день­ги хоте­ли или зависть под­рост­ко­вая, пото­му что Бай­са­нов из небла­го­по­луч­ной семьи, он видел, как мы живем, ноче­вал у нас, — пред­по­ло­жи­ла Аманбике.

Жен­щи­на счи­та­ет оче­вид­ным, что меся­цем ранее судья Дамеш Абда­ли в сво­ем при­го­во­ре руко­вод­ство­вал­ся не бук­вой зако­на. Впро­чем, как поли­цей­ские, кото­рые пере­да­ва­ли дело в суд.

- Нево­ору­жен­ным гла­зом вид­но, что игра­ли роль день­ги. Когда шло след­ствие, все сле­до­ва­те­ли, кото­рые вели дело, чего толь­ко не дела­ли. День­ги во вре­мя след­ствия даже были, — уве­ре­на жен­щи­на. — Кри­ми­на­ли­сты в суде гово­ри­ли: «Это не моя под­пись под доку­мен­та­ми. Дру­го­му отда­ва­ли под­пи­сать­ся». У ребят, кото­рые были с Бай­са­но­вым, через пол­то­ра меся­ца пока­за­ния взя­ли. Во вре­мя про­цес­са судья Бай­тур­сы­но­ва все несты­ков­ки отмечала.

Судья Бай­тур­сы­но­ва после при­го­во­ра зачи­та­ла око­ло 10 поста­нов­ле­ний. Одно из них каса­ет­ся судьи Даме­ша Абда­ли, кото­рый, как посчи­та­ла апел­ля­ци­он­ная кол­ле­гия, допу­стил халат­ность. Какое нака­за­ние поне­сет слу­жи­тель Феми­ды, теперь дол­жен решить пред­се­да­тель област­но­го суда. Аман­би­ке счи­та­ет, что если бы не мно­го­чис­лен­ные пуб­ли­ка­ции в СМИ, при­го­вор так и остал­ся бы без изменения.

Taken from:
Вме­сто сво­бо­ды – девять лет колонии

архивные статьи по теме

Вот тебе, Амиржан, и Туякбаев день!

Решение бойкотировать. ОСДП обвиняет Аблязова, Аблязов — ОСДП

Editor

Интеграция на равных невозможна