10 C
Астана
23 октября, 2021
Image default

ВЗЛЕТ «МУЖА» ДАРИГИ НАЗАРБАЕВОЙ, ИЛИ АКТИВЫ И СВЯЗИ КАЙРАТА ШАРИПБАЕВА

Пред­се­да­тель прав­ле­ния наци­о­наль­ной ком­па­нии «КазТранс­Газ» Кай­рат Шари­п­ба­ев, кото­ро­го назы­ва­ют чле­ном самой вли­я­тель­ной в Казах­стане семьи, по офи­ци­аль­ным дан­ным, не зани­ма­ет­ся част­ным биз­не­сом. Азатты­ку уда­лось выяс­нить, что Шари­п­ба­ев, пред­по­ла­га­е­мый муж Дари­ги Назар­ба­е­вой, стар­шей доче­ри экс-пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, создал несколь­ко успеш­но функ­ци­о­ни­ру­ю­щих част­ных ком­па­ний. Не исклю­че­но так­же, что Шари­п­ба­ев извле­ка­ет при­быль, поль­зу­ясь сво­им поло­же­ни­ем в «КазТранс­Га­зе».

ОТ АГРОНОМА И ОВОЩЕВОДА ДО РУКОВОДИТЕЛЯ ГАЗОВОГО ГИГАНТА

Туск­лое осве­ще­ние, под­хо­дя­щее для анту­ра­жа какой-нибудь вече­рин­ки, рас­слаб­лен­ная атмо­сфе­ра и зна­ко­мая любо­му побы­вав­ше­му на казах­ской сва­дьбе мело­дия. «Жас келін­ді көру­ге асы­ғу­да, жар-жар» — поют око­ло 20 гостей. Они рас­сту­пи­лись, создав неболь­шой кори­дор. На почет­ном месте, в верх­ней части это­го кори­до­ра, сто­ит депу­тат пар­ла­мен­та Дари­га Назар­ба­е­ва — дочь чело­ве­ка, пра­вив­ше­го стра­ной почти 30 лет и сохра­ня­ю­ще­го широ­кие пол­но­мо­чия после отстав­ки. Под воз­гла­сы «Ура!» в зале появ­ля­ет­ся муж­чи­на с цве­та­ми — Кай­рат Шари­п­ба­ев. Он под­хва­ты­ва­ет Дари­гу Назар­ба­е­ву на руки, целу­ет в губы и уно­сит ее под свист и вос­тор­жен­ные кри­ки гостей, кида­ю­щих в воз­дух кон­фе­ты, — это обряд шашу.

Когда и где про­шла эта цере­мо­ния — неиз­вест­но. Видео впер­вые было раз­ме­ще­но в Сети вес­ной про­шло­го года.

Слу­хи о бра­ке Шари­п­ба­е­ва и Назар­ба­е­вой цир­ку­ли­ру­ют в стране с 2013 года. Пара была заме­че­на вме­сте на раз­ных тор­же­ствах. В сен­тяб­ре 2019 года Назар­ба­е­ва и Шари­п­ба­ев побы­ва­ли на пре­мье­ре филь­ма «Томи­рис»: они сиде­ли в зри­тель­ном зале в сосед­них крес­лах. Неко­то­рые изда­ния пишут, что у Дари­ги Назар­ба­е­вой есть 10-лет­ний сын.

Ни Назар­ба­е­ва, ни Шари­п­ба­ев не под­твер­жда­ли и не опро­вер­га­ли заклю­че­ние бра­ка. Един­ствен­ным чле­ном семьи, кото­рый гово­рил о повтор­ном заму­же­стве Дари­ги Назар­ба­е­вой, был скон­чав­ший­ся в про­шлом году при зага­доч­ных обсто­я­тель­ствах ее сын Айсул­тан, рож­ден­ный в бра­ке с Раха­том Али­е­вым (чета раз­ве­лась в 2007 году, при­чем заоч­но; нахо­дя­щий­ся в Евро­пе Али­ев — он был послом в Австрии — ока­зал­ся в опа­ле, ему предъ­яви­ли уго­лов­ные обви­не­ния, кото­рые он отверг; в 2015 году его нашли мерт­вым в вен­ской тюрь­ме, — по офи­ци­аль­ной вер­сии, Али­ев совер­шил суи­цид). Айсул­тан назы­вал Шари­п­ба­е­ва «нынеш­ним мужем матери».

Кай­рат Шари­п­ба­ев родил­ся в авгу­сте 1963 года в селе Акте­рек Алма­тин­ской обла­сти. В офи­ци­аль­ной био­гра­фии ука­за­но, что он женат. Одна­ко в базах дан­ных сотруд­ни­ков нац­ком­па­нии «КазТранс­Газ» и аффи­ли­ро­ван­ных лиц име­ни жены Шари­п­ба­е­ва нет. Извест­но, что у него есть взрос­лые сын и дочь.

Шари­п­ба­ев в 1985 году окон­чил Казах­ский сель­ско­хо­зяй­ствен­ный инсти­тут. Затем рабо­тал агро­но­мом в сов­хо­зе в Илий­ском рай­оне Алма­тин­ской обла­сти, ово­ще­во­дом. Карье­ру в газо­вой отрас­ли начал в 2000‑х. С 2002 по 2003 год зани­мал долж­ность гене­раль­но­го дирек­то­ра по мар­ке­тин­гу и ком­мер­ции ЗАО «Интер­газ Цен­траль­ная Азия». В откры­тых источ­ни­ках не уточ­ня­ет­ся, чем Шари­п­ба­ев зани­мал­ся в пери­од с 2003 по 2008 год. В 2009 году его назна­чи­ли гене­раль­ным дирек­то­ром ком­па­нии «КазТранс­Газ Аймак», и он стал одним из самых вли­я­тель­ных людей в Казах­стане. Неко­то­рые свя­зы­ва­ют карьер­ный взлет Шари­п­ба­е­ва с его вто­рым браком.

В нояб­ре 2020 года Шари­п­ба­ев полу­чил долж­ность пред­се­да­те­ля прав­ле­ния ком­па­нии «КазТранс­Газ». Это круп­ная струк­ту­ра: соглас­но финан­со­вой отчет­но­сти за 2020 год, акти­вы нац­ком­па­нии состав­ля­ют 2,3 трил­ли­о­на тен­ге (око­ло 5,4 мил­ли­ар­да дол­ла­ров). Моно­по­лист управ­ля­ет цен­тра­ли­зо­ван­ной инфра­струк­ту­рой для транс­пор­ти­ров­ки и достав­ки газа, зани­ма­ет­ся транс­пор­ти­ров­кой за гра­ни­цу, реа­ли­зу­ет газ на внут­рен­нем и внеш­нем рын­ках, стро­ит тру­бо­про­во­ды и хра­ни­ли­ща газа, раз­ра­ба­ты­ва­ет место­рож­де­ния. У «КазТранс­Га­за» — 12 дочер­них и сов­мест­но управ­ля­е­мых компаний.

В мар­те 2021 года в резуль­та­те реструк­ту­ри­за­ции «КазТранс­Газ» был выде­лен из соста­ва «Каз­Му­най­Га­за», став отдель­ной ком­па­ни­ей в струк­ту­ре фон­да «Самрук-Казы­на», объ­еди­ня­ю­ще­го пред­при­я­тия ква­зи­го­су­дар­ствен­но­го сек­то­ра. Это­му пред­ше­ство­ва­ло пред­ло­же­ние пред­по­ла­га­е­мо­го тестя Шари­п­ба­е­ва быв­ше­го пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, пред­се­да­те­ля сове­та по управ­ле­нию акти­ва­ми «Самрук-Казы­ны», кото­рый в нояб­ре 2020 года выска­зал­ся за отде­ле­ние «КазТранс­Га­за».

Шари­п­ба­ев в раз­ные годы был акци­о­не­ром «Эксим­бан­ка», Qazaq banki и RBK бан­ка. Лицен­зии пер­вых двух ото­зва­ны Нац­бан­ком в 2018 году — из-за мно­го­чис­лен­ных нару­ше­ний. Бан­ки нахо­дят­ся в ста­дии ликвидации.

МАЛЫЕ ДА УДАЛЫЕ. КОМПАНИИ, УЧРЕЖДЕННЫЕ ШАРИПБАЕВЫМ

На имя Кай­ра­та Шари­п­ба­е­ва, соглас­но откры­тым базам дан­ных, сей­час не заре­ги­стри­ро­ва­но ни одно­го пред­при­я­тия, он не явля­ет­ся учре­ди­те­лем какой-либо ком­па­нии. Но рань­ше за ним чис­ли­лись несколь­ко фирм. Они зани­ма­ют­ся предо­став­ле­ни­ем в арен­ду зда­ний, опто­вой про­да­жей и реа­ли­за­ци­ей газо­во­го оборудования.

Неболь­шая ком­па­ния Innovation Invest — малое пред­при­я­тие со шта­том менее пяти сотруд­ни­ков — была заре­ги­стри­ро­ва­на в янва­ре 2014 года. Она зани­ма­ет­ся опто­вой тор­гов­лей раз­лич­ны­ми това­ра­ми. Когда ее впер­вые заре­ги­стри­ро­ва­ли в янва­ре 2014 года, един­ствен­ным руко­во­ди­те­лем и учре­ди­те­лем зна­чил­ся Кай­рат Шари­п­ба­ев. В октяб­ре того же года Шари­п­ба­е­ва назна­чи­ли ген­ди­рек­то­ром «КазТранс­Га­за». Через месяц в Innovation Invest сме­нил­ся учре­ди­тель, гла­вой ком­па­нии стал Асет Нур­дос (запом­ни­те имя и фамилию).

Innovation Invest от сме­ны учре­ди­те­ля нисколь­ко не постра­да­ла. Напро­тив, при­быль вырос­ла. Не упла­тив­шая в 2014 году ни тиы­на нало­гов ком­па­ния в 2015 году пере­чис­ли­ла в каз­ну 611 мил­ли­о­нов тен­ге. Каков источ­ник дохо­да ком­па­нии, выяс­нить не уда­лось: в откры­тых источ­ни­ках дан­ных нет.

Юри­ди­че­ский адрес Innovation Invest — биз­нес-центр «Бола­шак» в Нур-Сул­тане. В этом же цен­тре нахо­дит­ся и офис «КазТранс­Га­за».

Innovation Invest не един­ствен­ная ком­па­ния, в доку­мен­та­ции кото­рой зна­чат­ся и Шари­п­ба­ев, и Нурдос.

Асет Нур­дос управ­ля­ет това­ри­ще­ством Capital Trade Line. Ком­па­ния отно­сит­ся к дей­ству­ю­щим, но, похо­же, не рабо­та­ет: она не пла­ти­ла нало­ги с момен­та реги­стра­ции. Ее един­ствен­ный учре­ди­тель, Qazaq Business Group, — очень успеш­ная ком­па­ния. С 2015 года по насто­я­щее вре­мя она запла­ти­ла более 835 мил­ли­о­нов тен­ге в каче­стве налогов.

У Qazaq Business Group, в свою оче­редь, два учре­ди­те­ля. Пер­вый — Astana group KZ. На момент реги­стра­ции этой ком­па­нии в янва­ре 2014 года Шари­п­ба­ев был одно­вре­мен­но и ее руко­во­ди­те­лем, и учредителем.

После Шари­п­ба­е­ва ком­па­нию воз­гла­вил Асет Нур­дос. Через неко­то­рое вре­мя в учре­ди­те­лях ком­па­нии Astana group KZ появи­лась офшор­ная ком­па­ния Tian-Shan Holding Pte.Ltd, заре­ги­стри­ро­ван­ная в Син­га­пу­ре. В янва­ре 2021 года она пол­но­стью пере­шла под кон­троль 37-лет­ней Кор­лан Шари­п­ба­е­вой, доче­ри Кай­ра­та Шарипбаева.

Astana group KZ, по офи­ци­аль­ным дан­ным, зани­ма­ет­ся опто­вой про­да­жей раз­лич­ных това­ров. За пять меся­цев это­го года она запла­ти­ла более 14 мил­ли­о­нов тен­ге нало­гов. Нало­го­вые отчис­ле­ния с 2015 по 2021 год пре­вы­ша­ют 153 мил­ли­о­на тенге.

Часть дохо­дов ком­па­ния полу­ча­ет за счет госу­дар­ствен­но­го зака­за. С декаб­ря 2016 года по май 2019-го она под­пи­са­ла око­ло 20 дого­во­ров на сот­ни мил­ли­о­нов тен­ге с дву­мя госу­дар­ствен­ны­ми ком­па­ни­я­ми — Фон­дом соци­аль­но­го меди­цин­ско­го стра­хо­ва­ния (куда сте­ка­ют­ся взно­сы рабо­та­ю­щих казах­стан­цев) и «СК-Фар­ма­ци­ей», еди­ным дис­три­бью­то­ром лекарств. Astana Group KZ сда­ет в арен­ду этим двум ком­па­ни­ям 13-этаж­ное зда­ние по ули­це Куна­е­ва, 14/3, на Лево­бе­ре­жье сто­ли­цы. Аренд­ная пла­та состав­ля­ет 9,3 мил­ли­о­на тен­ге в месяц, или 102 мил­ли­о­на тен­ге в год.

«АРМАНИЯ», У КОТОРОЙ «СБЫВАЮТСЯ МЕЧТЫ»

2003 год. Аста­на актив­но застра­и­ва­ет­ся, в сто­ли­це появ­ля­ют­ся новые объ­ек­ты. В мае Назар­ба­ев откры­ва­ет оке­а­на­ри­ум «Думан». Люди сте­ка­ют­ся посмот­реть на акул и мор­ских рыб в степи.

Рядом с оке­а­на­ри­умом «Думан» в Астане пла­ни­ро­ва­ли открыть одно­имен­ный отель. Но его стро­и­тель­ство засто­по­ри­лось. Назар­ба­ев пору­чил «Каз­Му­най­Га­зу» завер­шить воз­ве­де­ние гости­ни­цы. Гос­ком­па­ния достро­и­ла 18-этаж­ное зда­ние пло­ща­дью 44 тыся­чи квад­рат­ных мет­ров в 2007 году. В откры­тых источ­ни­ках не ука­за­но, сколь­ко «Каз­Му­най­Газ» потра­тил на стро­и­тель­ство отеля.

Во вре­мя вто­рой вол­ны при­ва­ти­за­ции осе­нью 2014 года «Каз­Му­най­Газ» про­дал отель «Думан» част­ной ком­па­нии. Ино­стран­ная ауди­тор­ская ком­па­ния оце­ни­ла сто­и­мость объ­ек­та в пять мил­ли­ар­дов тен­ге без уче­та арен­ды зем­ли. Но отель про­да­ли дешев­ле — за четы­ре мил­ли­ар­да тен­ге. При­об­ре­ла его ком­па­ния «Арма­ния», осно­ван­ная годом ранее.

Казах­стан­ский сайт Ratel.kz писал о сдел­ке так: «Счаст­лив­чи­ку же — ТОО “Арма­ния” — четы­рех­звез­доч­ный отель общей пло­ща­дью более 44 тысяч квад­рат­ных мет­ров — достал­ся без вся­ко­го тен­де­ра, путем пря­мой адрес­ной про­да­жи. То есть по цене мень­ше 98 000 тен­ге за метр. Непло­хо, да. Оста­лось узнать, кто же реаль­ные бене­фи­ци­а­ры это­го таин­ствен­но­го ТОО “Арма­ния”, у кото­ро­го так лег­ко сбы­ва­ют­ся мечты!»

Азатты­ку уда­лось уста­но­вить, что конеч­ные вла­дель­цы «Арма­нии» свя­за­ны с Кай­ра­том Шари­п­ба­е­вым и Дари­гой Назарбаевой.

Гла­вой «Арма­нии» явля­ет­ся тот же Асет Нур­дос. Учре­ди­те­ля­ми высту­па­ют две компании.

Одна из них — Stroy System Engineering. Она при­над­ле­жит офшор­ной ком­па­нии Tian-Shan Holding Pte.Ltd — той самой, кото­рая зна­чит­ся в учре­ди­те­лях Astana Group KZ, когда-то учре­жден­ной Шари­п­ба­е­вым и пере­шед­шей затем его дочери.

Вто­рой учре­ди­тель «Арма­нии» — DLS Group Kazakhstan. У этой ком­па­нии, в свою оче­редь, два соб­ствен­ни­ка. Один из них — это DLS Group с един­ствен­ным учре­ди­те­лем. В откры­тых источ­ни­ках строч­ка, где долж­ны быть ука­за­ны дан­ные учре­ди­те­ля, пусту­ет, хотя в 2015 году там была про­пи­са­на Назар­ба­е­ва Дари­га Нурсултановна.

По офи­ци­аль­ным дан­ным, «Арма­ния» зани­ма­ет­ся предо­став­ле­ни­ем в арен­ду пло­ща­дей. С 2015 года она пере­чис­ли­ла око­ло 222 мил­ли­о­нов тен­ге нало­гов. Юри­ди­че­ский адрес «Арма­нии» — биз­нес-центр «Бола­шак». Там же нахо­дит­ся голов­ной офис «КазТранс­Га­за».

КТО ОН, АСЕТ НУРДОС?

О 34-лет­нем руко­во­ди­те­ле успеш­ных ком­па­ний Асе­те Нур­до­се инфор­ма­ции мало. В откры­тых источ­ни­ках мож­но най­ти под­пи­сан­ные им доку­мен­ты и кон­трак­ты, но дан­ных о самом Нур­до­се почти нет.

И Шари­п­ба­ев, и Нур­дос зна­чат­ся в спис­ке аффи­ли­ро­ван­ных лиц ком­па­нии «Интер­газ Цен­траль­ная Азия» (дочер­ней ком­па­нии «КазТранс­Га­за). В доку­мен­те, сохра­нен­ном в депо­зи­та­рии финан­со­вой отчет­но­сти мини­стер­ства финан­сов, гово­рит­ся, что Нур­дос явля­ет­ся «долж­ност­ным лицом» «Интер­газ Цен­траль­ная Азия» или юри­ди­че­ских лиц, име­ю­щих отно­ше­ние к ком­па­нии. Одна­ко в фон­де «Самрук-Казы­на» Азатты­ку сооб­щи­ли, что «[Асет Нур­дос] не рабо­та­ет ни на одну пуб­лич­ную компанию».

Азаттык нашел в откры­том досту­пе теле­фо­ны Нур­до­са и воз­глав­ля­е­мых им ком­па­ний, но дозво­нить­ся не уда­лось: опе­ра­то­ры сооб­щи­ли, что «номе­ра не зарегистрированы».

Воз­мож­ное парт­нер­ство меж­ду Асе­том Нур­до­сом и Кай­ра­том Шари­п­ба­е­вым, похо­же, не огра­ни­чи­ва­ет­ся ком­па­ни­я­ми в сфе­ре про­даж и услуг, оно рас­про­стра­ня­ет­ся так­же на газо­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щие заво­ды сто­и­мо­стью несколь­ко сотен мил­ли­о­нов долларов.

ЗАВОД, ПОСТРОЕННЫЙ НА «ЧАСТНЫЕ ИНВЕСТИЦИИ»

Попут­ный газ (смесь мета­на, эта­на, бута­на, про­па­на и изо­бу­та­на), побоч­ный про­дукт неф­те­до­бы­чи, на про­тя­же­нии мно­гих лет сжи­га­ли, загряз­няя атмо­сфе­ру. В послед­ние годы на запа­де Казах­стане стро­ят заво­ды по пере­ра­бот­ке попут­но­го газа, объ­яс­няя это забо­той об экологии.

В декаб­ре 2018 года такой завод запу­сти­ли в Бай­га­нин­ском рай­оне Актю­бин­ской обла­сти. Его открыл Назар­ба­ев во вре­мя теле­мо­ста, посвя­щен­но­го Дню индустриализации.

Завод при­ни­ма­ет попут­ный газ с место­рож­де­ния Кожа­сай, пере­ра­ба­ты­ва­ет его и постав­ля­ет на внут­рен­ний и внеш­ний рын­ки. Ком­плекс пере­ра­ба­ты­ва­ет 300 мил­ли­о­нов кубо­мет­ров попут­но­го газа и про­из­во­дит 270 мил­ли­о­нов кубо­мет­ров гото­во­го газа. 70 про­цен­тов про­дук­ции постав­ля­ют за гра­ни­цу. Про­власт­ные СМИ пишут в основ­ном об эко­ло­ги­че­ских пре­иму­ще­ствах ком­плек­са. Ни пра­ви­тель­ство, ни мест­ные вла­сти, ни «КазТранс­Газ» не скры­ва­ют, что заин­те­ре­со­ва­ны в рабо­те завода.

Соб­ствен­ник заво­да — ком­па­ния Gas Processing Company, осно­ван­ная лишь за год до нача­ла стро­и­тель­ства ком­плек­са. Част­ные инве­сти­ции в про­ект соста­ви­ли 42 мил­ли­ар­да тен­ге. Непло­хо для моло­дой ком­па­нии. В момент реги­стра­ции сре­ди ее учре­ди­те­лей зна­чил­ся уже зна­ко­мый чита­те­лям Асет Нурдос.

Воз­глав­ля­е­мый Шари­п­ба­е­вым «КазТранс­Газ» полу­ча­ет при­быль с про­да­жи про­дук­ции газо­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­ще­го заво­да. Это Азатты­ку под­твер­ди­ли в фон­де «Самрук-Казы­на». Но точ­ную сум­му не назва­ли: в фон­де сосла­лись на «слу­жеб­ную, ком­мер­че­скую тайну».

Какую при­быль полу­ча­ет Gas Processing Company — точ­но неиз­вест­но. С момен­та запус­ка заво­да ком­па­ния пере­чис­ли­ла в бюд­жет нало­гов на один мил­ли­ард 685 мил­ли­о­нов тенге.

ДРУГОЙ ЗАВОД, МНОГОМИЛЛИОННЫЙ КОНТРАКТ, ТОТ ЖЕ НУРДОС

Дру­гой газо­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щий завод на запа­де Казах­ста­на нача­ли стро­ить этим летом. Цере­мо­ния стар­та стро­и­тель­ства на круп­ном место­рож­де­нии угле­во­до­ро­дов Каша­ган в Аты­ра­уской обла­сти про­шла 8 июня. В ней участ­во­ва­ли пре­мьер-министр Аскар Мамин, министр энер­ге­ти­ки Нур­лан Нога­ев, пред­се­да­тель прав­ле­ния «КазТранс­Га­за» Кай­рат Шарипбаев.

Пра­ви­тель­ство Казах­ста­на изна­чаль­но обсуж­да­ло идею стро­и­тель­ства газо­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­ще­го заво­да на Каша­гане с таки­ми круп­ны­ми энер­ге­ти­че­ски­ми ком­па­ни­я­ми, как Eni, Total, Shell, Exxon Mobil, CNPC и Inpex. Но поз­же Мамин сооб­щил, что завод воз­ве­дет мест­ная ком­па­ния GPC Investment.

GPC Investment, заявив­шая о готов­но­сти про­фи­нан­си­ро­вать стро­и­тель­ство сто­и­мо­стью 860 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, появи­лась в фев­ра­ле 2019 года. Ее заре­ги­стри­ро­ва­ли как малое пред­при­я­тие со шта­том до пяти чело­век, руко­во­ди­те­лем при реги­стра­ции был ука­зан Асет Нур­дос. У ком­па­нии нет опы­та стро­и­тель­ства круп­ных объ­ек­тов в неф­те­га­зо­вой отрас­ли. В Аты­ра­уской обла­сти удив­ля­лись тому, как неболь­шой ком­па­нии дове­ри­ли стро­и­тель­ство круп­но­го объекта.

Госу­дар­ство созда­ет для част­ной ком­па­нии бла­го­при­ят­ные усло­вия. 29 декаб­ря 2020 года пра­ви­тель­ство Казах­ста­на при­ня­ло поста­нов­ле­ние, соглас­но кото­ро­му «КазТранс­Газ» назна­чен упол­но­мо­чен­ным лицом на полу­че­ние в соб­ствен­ность от госу­дар­ства сыро­го попут­но­го при­род­но­го газа с место­рож­де­ния Каша­ган в объ­е­ме одно­го мил­ли­ар­да кубо­мет­ров в год.

Два дня спу­стя, 31 декаб­ря, «КазТранс­Газ» и кон­сор­ци­ум NCOC, в кото­рый вхо­дят наци­о­наль­ная ком­па­ния «Каз­Му­най­Газ» и несколь­ко зару­беж­ных энер­ге­ти­че­ских гиган­тов, под­пи­са­ли согла­ше­ние, по усло­ви­ям кото­ро­го кон­сор­ци­ум будет бес­плат­но пере­да­вать попут­ный газ «КазТранс­Га­зу» до 2042 года и еще допла­чи­вать за его ути­ли­за­цию. «КазТранс­Газ», в свою оче­редь, напра­вит эти объ­е­мы на завод ком­па­нии GPC Investment, кото­рый будет пере­ра­ба­ты­вать сырье, экс­пор­ти­ро­вать серу, сжи­жен­ный при­род­ный газ и газо­вый кон­ден­сат за гра­ни­цу. Зада­чей постав­ле­но про­из­вод­ство более 800 мил­ли­о­нов кубо­мет­ров товар­но­го газа начи­ная с 2023 года.

Выпол­нять эту рабо­ту GPC Investment будет небез­воз­мезд­но. В фев­ра­ле ком­па­ния под­пи­са­ла круп­ное согла­ше­ние с «КазТранс­Га­зом». Соглас­но дого­во­ру, GPC Investment предо­ста­вит госу­дар­ствен­но­му моно­по­ли­сту услу­ги по «добы­че и пере­ра­бот­ке сыро­го газа». Сколь­ко «КазТранс­Газ» за это запла­тит, не уточ­ня­ет­ся, но понят­но, что день­ги нема­лые. В доку­мен­те из откры­тых источ­ни­ков ука­за­но, что сум­ма кон­трак­та состав­ля­ет 50 и более про­цен­тов от общей сто­и­мо­сти акти­вов «КазТранс­Га­за».

Неиз­вест­но, будет ли GPC Investment зара­ба­ты­вать день­ги толь­ко на предо­став­ле­нии услуг «КазТранс­Га­зу», или она полу­чит выго­ду от пере­ра­бот­ки и про­да­жи попут­но­го газа. В фон­де «Самрук-Казы­на» не отве­ти­ли на вопрос Азатты­ка, сослав­шись на «ком­мер­че­скую тай­ну». Но с нача­ла стро­и­тель­ства заво­да обо­ро­ты ком­па­нии GPC Investment вырос­ли: в 2019–2020 годах она запла­ти­ла более 550 тысяч тен­ге нало­гов, а за пер­вые семь меся­цев это­го года — око­ло полу­мил­ли­ар­да тенге.

ВОПРОСЫ, ОСТАВШИЕСЯ БЕЗ ОТВЕТОВ

В ходе под­го­тов­ки мате­ри­а­ла Азаттык обра­тил­ся в ком­па­нию «КазТранс­Газ» и фонд «Самрук-Казы­на», что­бы полу­чить у Кай­ра­та Шари­п­ба­е­ва отве­ты на несколь­ко вопро­сов. Редак­ция, в част­но­сти, спро­си­ла Шарипбаева:

  • Каким обра­зом несколь­ко при­над­ле­жав­ших вам ком­па­ний пере­шли к Асе­ту Нур­до­су? Через про­да­жу, даре­ние либо пере­да­чу в дове­ри­тель­ное управление?
  • Как ком­па­ния с мил­ли­он­ны­ми при­бы­ля­ми, кон­тро­ли­ру­е­мая Асе­том Нур­до­сом, ока­за­лась в руках вашей доче­ри Кор­лан Шарипбаевой?
  • GPC Investment, к кото­рой вы име­е­те кос­вен­ное отно­ше­ние и кото­рая стро­ит круп­ный завод в Аты­ра­уской обла­сти, и ком­па­ния «КазТранс­Газ», кото­рую вы воз­глав­ля­е­те, под­пи­са­ли круп­ный кон­тракт. Нет ли здесь кон­флик­та интересов?
  • Явля­е­тесь ли вы конеч­ным бене­ци­фи­а­ром ком­па­ний, стро­я­щих газо­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щие заво­ды, кото­рые полу­ча­ют бес­плат­ный газ с место­рож­де­ний, пере­ра­ба­ты­ва­ют его, про­да­ют на внут­рен­нем и внеш­нем рын­ках и извле­ка­ют прибыль?

Шари­п­ба­ев не отве­тил ни на один из этих вопросов.

Казах­стан­ский поли­то­лог Димаш Аль­жа­нов отме­ча­ет, что пере­пи­сы­ва­ние сво­их акти­вов на «надеж­ных парт­не­ров» и под­став­ные орга­ни­за­ции — прак­ти­ка, рас­про­стра­нен­ная сре­ди чинов­ни­ков и топ-мене­дже­ров ква­зи­го­су­дар­ствен­но­го сектора.

— Они исполь­зу­ют раз­ные спо­со­бы сокры­тия, посколь­ку очень слож­но объ­яс­нить, как на одну зар­пла­ту они при­об­ре­ли те или иные пред­при­я­тия. Есте­ствен­но, в этой ситу­а­ции надо мак­си­маль­но защи­тить себя, пере­пи­сы­вая на дру­гих. Эта схе­ма отра­бо­та­на и в дру­гих кор­рум­пи­ро­ван­ных стра­нах, где госу­дар­ствен­ные дея­те­ли и чинов­ни­ки пыта­ют­ся мак­си­маль­но огра­дить себя от обще­ствен­ной кри­ти­ки, вни­ма­ния жур­на­ли­стов или воз­мож­ных поли­ти­че­ских, юри­ди­че­ских послед­ствий в слу­чае, если ситу­а­ция в стране рез­ко поме­ня­ет­ся, — гово­рит Альжанов.

Власть в Казах­стане по сути нико­гда не меня­лась, про­дол­жа­ет Аль­жа­нов. Зна­чи­тель­ные рыча­ги, оста­ю­щи­е­ся в руках Назар­ба­е­ва, кото­рый де-факто про­дол­жа­ет управ­лять стра­ной, поз­во­ля­ют его род­ствен­ни­кам и людям из бли­жай­ше­го окру­же­ния полу­чать доступ к выгод­ным кон­трак­там, рас­пре­де­ле­нию ресур­сов, моне­ти­зи­руя свои свя­зи. В семье экс-пре­зи­ден­та —два чело­ве­ка из спис­ка бога­чей Forbes (сред­няя дочь Дина­ра Кули­ба­е­ва и ее муж Тимур, их состо­я­ние оце­ни­ва­ет­ся в 5,6 мил­ли­ар­да дол­ла­ров); мно­го­мил­ли­он­ны­ми акти­ва­ми обла­да­ют дру­гие родственники.

— Неогра­ни­чен­ная власть поз­во­ля­ет неогра­ни­чен­но уве­ли­чи­вать свое при­сут­ствие в эко­но­ми­ке стра­ны. Сего­дня уже ни для кого не сек­рет, что чле­ны семьи пер­во­го пре­зи­ден­та вла­де­ют раз­ны­ми ком­па­ни­я­ми, бан­ка­ми, СМИ… Воз­мож­ность кон­тро­ли­ро­вать раз­ные сек­то­ра эко­но­ми­ки и одно­вре­мен­но исполь­зо­вать госу­дар­ство для пат­ро­на­жа сво­ей эко­но­ми­че­ской дея­тель­но­сти при­ве­ла к тому, что в Казах­стане не раз­ви­ва­ет­ся кон­ку­рен­ция. Мы оста­ем­ся в этом застой­ном поло­же­нии, — резю­ми­ру­ет политолог.

Источ­ник: https://rus.azattyq.org/

архивные статьи по теме

ЕС принимает глобальный режим санкций за права человека

Editor

Дешевое меню для народного избранника

Разочарований нет, надежд – тоже