-5 C
Астана
28 октября, 2021
Image default

Весеннее обострение

Вопрос о земле продолжает будоражить казахстанскую общественность...

Весеннее обострение

Автор: Алек­сандр БАРАНОВ
19.05.2016
Вопрос о зем­ле про­дол­жа­ет будо­ра­жить казах­стан­скую обще­ствен­ность. Несмот­ря на вре­мен­ный мора­то­рий на вступ­ле­ние в силу попра­вок в Земель­ный кодекс, из-за кото­рых раз­го­ре­лись стра­сти, и созда­ние комис­сии по земель­ной рефор­ме, пред­ста­ви­те­ли граж­дан­ско­го обще­ства и оппо­зи­ция наме­ре­ны 21 мая вый­ти на про­тестный митинг. А поми­мо пол­но­го запре­та на при­ва­ти­за­цию земель сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го назна­че­ния митин­гу­ю­щие могут потре­бо­вать отстав­ки пре­мьер-мини­стра. Слиш­ком мно­гое у людей накипело.
Нынеш­ний про­тест про­тив част­ной соб­ствен­но­сти на зем­лю сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го назна­че­ния осно­ван на пат­ри­ар­халь­ных пред­став­ле­ни­ях о мате­ри-зем­ле, кор­ми­ли­це. Про­да­вать ее в част­ные руки нель­зя. Грех. При этом никто уже не вспо­ми­на­ет, что част­ную соб­ствен­ность на зем­лю про­воз­гла­си­ла Кон­сти­ту­ция 1995 года.

 

Эво­лю­ция земель­но­го вопроса

 

Ста­тья 6 пункт 3 Кон­сти­ту­ции 1995 года гово­рит о том, что зем­ля может нахо­дить­ся в част­ной соб­ствен­но­сти на осно­ва­ни­ях, усло­ви­ях и в пре­де­лах уста­нов­лен­ных законом.

 

В 1995 же году в раз­ви­тие кон­сти­ту­ци­он­но­го поло­же­ния пре­зи­дент­ским ука­зом был вве­ден закон «О зем­ле», кото­рый кон­кре­ти­зи­ро­вал пра­во част­ной соб­ствен­но­сти — тако­вое рас­про­стра­ня­лось на участ­ки для веде­ния лич­но­го под­соб­но­го хозяй­ства, садо­вод­ства и дач­но­го стро­и­тель­ства, а так­же участ­ки, выде­лен­ные для стро­и­тель­ства и обслу­жи­ва­ния про­из­вод­ствен­ных и жилых зданий.

 

На зем­ли сель­хоз­на­зна­че­ния пра­во част­ной соб­ствен­но­сти не рас­про­стра­ня­лось, но дис­кус­сии на эту тему шли в обще­стве и  были весь­ма ост­ры­ми. Пра­ви­тель­ство и пре­зи­дент наста­и­ва­ли на том, что для успеш­но­го  раз­ви­тия сель­ско­го хозяй­ства по рыноч­но­му пути и при­вле­че­ния в отрасль инве­сти­ций необ­хо­ди­ма пере­да­ча сель­хоз­уго­дий имен­но в част­ную соб­ствен­ность. С тем, что­бы кре­стьяне мог­ли зем­лю про­да­вать, поку­пать, отда­вать в залог и брать кре­ди­ты. Одна­ко сре­ди поли­ти­че­ских пар­тий и тогдаш­них депу­та­тов пар­ла­мен­та дале­ко не все раз­де­ля­ли подоб­ные мне­ния. Поэто­му эво­лю­ция земель­ных отно­ше­ний шла медленно.

 

В 90‑е годы в стране появи­лась дол­го­сроч­ная арен­да сель­хоз­зе­мель — сна­ча­ла ее мак­си­маль­ный срок состав­лял 10 лет, потом его дове­ли до 99 лет. В 2001 году мак­си­маль­ный срок арен­ды был сокра­щен до 49 лет.

 

Но конеч­ной целью земель­ной рефор­мы, нача­той в 90‑е годы, была имен­но част­ная соб­ствен­ность на зем­ли сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го назна­че­ния. И тако­вая была вве­де­на Земель­ным кодек­сом в 2003 году. Госу­дар­ство вво­ди­ло кон­крет­ный меха­низм реа­ли­за­ции декла­ри­ро­ван­но­го Кон­сти­ту­ци­ей пра­ва — граж­дане и юри­ди­че­ские лица мог­ли полу­чать в соб­ствен­ность земель­ные участ­ки при усло­вии опла­ты кадаст­ро­вой сто­и­мо­сти и в соот­вет­ствии с уста­нов­лен­ной нор­мой (для каж­дой адми­ни­стра­тив­но-тер­ри­то­ри­аль­ной еди­ни­цы они были свои). Поми­мо это­го кодекс сохра­нил и вре­мен­ное зем­ле­поль­зо­ва­ние (арен­да) сро­ком до 49 лет.

 

Товар есть, поку­па­те­лей — нет

 

Что при­ме­ча­тель­но, из этих двух форм зем­ле­поль­зо­ва­ния наи­боль­шее рас­про­стра­не­ние полу­чи­ла имен­но арен­да. По дан­ным реги­о­наль­но­го управ­ле­ния земель­ных отно­ше­ний, за 13 лет с момен­та вступ­ле­ния в силу Земель­но­го кодек­са в Пав­ло­дар­ской обла­сти было при­ва­ти­зи­ро­ва­но 5,8 тысяч гек­та­ров, тогда как общая пло­щадь земель сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го назна­че­ния 5,154 млн га. В то же вре­мя во вре­мен­ном зем­ле­поль­зо­ва­нии нахо­дит­ся 3,2 млн гектаров.

 

В управ­ле­нии земель­ных отно­ше­ний попу­ляр­ность арен­ды объ­яс­ня­ют ее деше­виз­ной. Выку­пать зем­лю по кадаст­ро­вой сто­и­мо­сти фер­ме­ры не хотят. Несмот­ря на то, что рас­цен­ки уста­нов­ле­ны пра­ви­тель­ством еще в 2003 году и с тех пор не меня­лись зна­чит, силь­но деваль­ви­ро­ва­ны), они все рав­но оста­ют­ся для сель­чан неподъ­ем­ны­ми. Цены варьи­ру­ют­ся от 29 тысяч тен­ге за гек­тар нео­ро­ша­е­мой паш­ни до 57 тысяч тен­ге за гек­тар на оро­ша­е­мых зем­лях. В наших усло­ви­ях для нор­маль­но­го товар­но­го сель­хоз­про­из­вод­ства надо иметь не менее 1 тыся­чи га, сле­до­ва­тель­но кре­стья­ни­ну необ­хо­ди­мо запла­тить 29 млн тен­ге, плюс еже­год­но пла­тить нало­ги за зем­лю (став­ки варьи­ру­ют­ся в зави­си­мо­сти от бони­те­та почв).

 

Зато арен­да точ­но такой же зем­ли была более доступ­на — аренд­ные пла­те­жи по срав­не­нию с кадаст­ро­вой ценой копе­еч­ные. Что­бы под­стег­нуть про­цесс при­ва­ти­за­ции, пра­ви­тель­ство раз­ре­ши­ло арен­да­то­рам выку­пать свои участ­ки с 50-про­цент­ной скид­кой и рас­сроч­кой пла­те­жа сро­ком до деся­ти лет. Одно­вре­мен­но с целью наве­де­ния поряд­ка арен­да­то­рам огра­ни­чи­ли пра­ва поль­зо­ва­ния. Посколь­ку мно­гие нера­ди­вые вре­мен­ные зем­ле­поль­зо­ва­те­ли набра­ли себе сель­хоз­уго­дий без меры и зем­лей не зани­ма­лись, им запре­ти­ли пере­да­вать арен­до­ван­ные участ­ки в суб­арен­ду. Одна­ко все рав­но кре­стьяне пред­по­чи­та­ли оста­вать­ся арен­да­то­ра­ми. Так мень­ше рисков.

 

Хочешь рабо­тать — поку­пай землю 

 

Что каса­ет­ся зло­по­луч­ных попра­вок в Земель­ный кодекс, вокруг кото­рых раз­го­ре­лись в обще­стве спо­ры, то суть их в сле­ду­ю­щем. Как мне пояс­ни­ли в управ­ле­нии земель­ных отно­ше­ний, по ним преду­смат­ри­ва­лось пол­ное пре­кра­ще­ние прак­ти­ки пере­да­чи зем­ли в арен­ду для казах­стан­цев и сохра­не­ние толь­ко одной фор­мы зем­ле­поль­зо­ва­ния — част­ной с реа­ли­за­ци­ей участ­ков через аук­ци­он­ные тор­ги. Хочешь зани­мать­ся сель­ским хозяй­ством — ищи день­ги и покупай.

 

При этом для уже поль­зу­ю­щих­ся зем­лей на пра­ве арен­ды госу­дар­ство раз­ре­ши­ло ее выкуп по льгот­ной цене (поло­ви­на кадаст­ро­вой сто­и­мо­сти) с рас­сроч­кой на десять лет. Для всех про­чих — аукцион.

 

Логи­ка это­го шага про­ста. С арен­да­то­ров, кото­рые вот уже два­дцать лет тянут на себе аграр­ную отрасль, про­ку мало — вкла­ды­вать­ся в доро­гие тех­но­ло­гии из-за недо­ступ­но­сти кре­ди­тов они не могут, нало­го­вые пла­те­жи незна­чи­тель­ные. Про­да­вать паш­ни и паст­би­ща с аук­ци­о­нов (кадаст­ро­вая цена будет стар­то­вой) намно­го выгод­нее — во-пер­вых, так в бюд­жет боль­ше денег собе­рут, а во-вто­рых, став рыноч­ным акти­вом, зем­ля будет намно­го более при­вле­ка­тель­на для бан­ков. В то же вре­мя про­да­жа сель­ско­хо­зяй­ствен­ных земель ино­стран­цам (вклю­чая юрли­ца, в кото­рых более поло­ви­ны устав­но­го капи­та­ла при­над­ле­жит ино­стран­ным граж­да­нам) и орал­ма­нам не допус­ка­ет­ся. Им новый Земель­ный кодекс раз­ре­ша­ет брать зем­ли толь­ко в арен­ду на 25 лет.

 

Фор­маль­но казах­стан­цы ока­за­лись вро­де бы в при­о­ри­те­те, но фак­ти­че­ски более льгот­ные усло­вия для зем­ле­поль­зо­ва­ния по ново­му зако­но­да­тель­ству ока­зы­ва­ют­ся у ино­стран­цев (сто­и­мость арен­ды не идет ни в какое срав­не­ние с аук­ци­он­ной ценой зем­ли). Таким обра­зом, недо­воль­ство людей новы­ми поправ­ка­ми в земель­ное зако­но­да­тель­ство име­ет под собой серьез­ные причины.

 

Зная кри­сталь­ную «чест­ность» и «непод­куп­ность» наших чинов­ни­ков, граж­дане опа­са­ют­ся, что зем­лю в ито­ге через афи­ли­ро­ван­ных поку­па­те­лей ску­пят аки­мы и китай­цы. А мест­ное насе­ле­ние, не име­ю­щее средств для уча­стия в аук­ци­о­нах, оста­нет­ся без зем­ли и перей­дет в раз­ряд батра­ков, или суб­арен­да­то­ров. Имен­но поэто­му мно­гие участ­ни­ки про­тестных митин­гов, про­ка­тив­ших­ся в кон­це апре­ля по стране, а так­же оппо­зи­ция тре­бу­ют вооб­ще запре­тить част­ную соб­ствен­ность на зем­лю сельхозназначения.

 

Сво­их не оби­жать, китай­цев — не пускать

 

В тоже вре­мя есть и дру­гие точ­ки зре­ния на земель­ный вопрос. К при­ме­ру, фер­мер из Иртыш­ско­го рай­о­на Ермек Ати­мов пол­но­стью под­дер­жи­ва­ет идею при­ва­ти­за­ции, счи­тая, что пред­ла­га­е­мая пра­ви­тель­ством рефор­ма выгод­на кре­стья­нам. Став това­ром, зем­ля будет более доро­гим акти­вом, под кото­рый сель­хоз­про­из­во­ди­те­ли смо­гут  при­вле­кать кре­ди­ты и инве­сти­ции. Прав­да, новый закон несо­вер­ше­нен в том плане что не учи­ты­ва­ет инте­ре­сы про­стых сель­чан. Вели­ка угро­за того, что на аук­ци­о­нах реаль­ны­ми поку­па­те­ля­ми будут не они, а бога­чи из горо­да или дру­гих реги­о­нов, а так­же афи­ли­ро­ван­ные с аки­ма­ми лица.

 

Что­бы не допу­стить обез­зе­ме­ли­ва­ния мел­ких фер­ме­ров, Ермек Ати­мов пред­ла­га­ет вве­сти в закон нор­му о пре­иму­ще­ствен­ном пра­ве выку­па сель­хоз­уго­дий имен­но мест­ным насе­ле­ни­ем. Тогда зем­ля доста­нет­ся тем, кто на ней рабо­та­ет, и не будет лати­фун­ди­стов, живу­щих за счет суб­арен­ды и тру­да без­зе­мель­ных батраков.

 

Нако­нец, еще один непри­ят­ный для фер­ме­ров нюанс — ино­стран­цы. Евро­пей­ским инве­сто­рам, по мне­нию иртыш­ско­го фер­ме­ра, Казах­стан неин­те­ре­сен. Если ино­стран­цы и при­дут, то это будут толь­ко китай­цы. А взяв зем­лю на 25 лет, либо офор­мив ее на заре­ги­стри­ро­ван­ную в Казах­стане афи­ли­ро­ван­ную фир­му, они уже нику­да не уйдут.

 

- Насколь­ко я знаю, любо­го китай­ца, если он смог в Казах­стан зай­ти и начать свое дело, китай­ские бан­ки и госу­дар­ство сра­зу начи­на­ют под­дер­жи­вать. В него инве­сти­ру­ют, дают под низ­кие про­цен­ты кре­ди­ты, толь­ко для того что­бы он мог в Казах­стане успеш­но раз­ви­вать­ся. Госу­дар­ство о них бес­по­ко­ит­ся, — пояс­ня­ет фер­мер. — Мы, казах­стан­цы, не можем при­е­хать в Китай и рабо­тать с такой же гос­под­держ­кой. А они — могут. То есть мы изна­чаль­но в нерав­ных усло­ви­ях. При нашей кор­руп­ции, с одной сто­ро­ны, и уме­нии китай­цев эффек­тив­но рабо­тать, с дру­гой, ско­ро вся зем­ля будет у них. Поэто­му у нас так опа­са­ют­ся эко­но­ми­че­ско­го про­ник­но­ве­ния имен­но китайцев.

 

Про­бле­ма не в ино­стран­цах, а в нас самих

 

Подоб­ные стра­хи раз­де­ля­ют не все. Топ-мене­джер одной из ком­па­ний, заня­тых в сфе­ре меж­ду­на­род­но­го биз­не­са, Сер­гей Илья­сов сино­фо­бию (непри­язнь и нетер­пи­мость к Китаю) счи­та­ет искус­ствен­но наду­ман­ной, а в китай­цах, ино­стран­цах и самих поправ­ках в земель­ное зако­но­да­тель­ство не видит ниче­го плохого.

 

При­вле­че­ние ино­стран­ной раб­си­лы  и капи­та­ла это, по его мне­нию, нор­маль­ное явле­ние для стран, где сво­их финан­со­вых и тру­до­вых ресур­сов не хва­та­ет. Во мно­гих стра­нах рабо­та­ют китай­цы, они успеш­но инте­гри­ро­ва­ны в эко­но­ми­ку бла­го­да­ря гра­мот­но­му мигра­ци­он­но­му и тру­до­во­му зако­но­да­тель­ству, за соблю­де­ни­ем кото­ро­го стро­го сле­дит госу­дар­ство. В Казах­стане же боят­ся фак­ти­че­ски не китай­цев, а сла­бо­сти соб­ствен­но­го госу­дар­ства и кор­рум­пи­ро­ван­ных чинов­ни­ков, пред­по­ла­гая, что они про­да­дут стра­ну с потрохами.

 

Если гово­рить о земель­ной рефор­ме, пред­ло­жен­ной пра­ви­тель­ством, то она, по мне­нию биз­не­сме­на Сер­гея Илья­со­ва, дав­но уже назре­ла. Стрем­ле­ние повы­сить инве­сти­ци­он­ную при­вле­ка­тель­ность и тем самым обес­пе­чить нор­маль­ное раз­ви­тие аграр­ной отрас­ли это не толь­ко разум­ный шаг, но и по сути един­ствен­ный спо­соб избе­жать эко­но­ми­че­ской ката­стро­фы. Эпо­ха сырье­вой эко­но­ми­ки уже закон­чи­лась, неф­тя­ных дохо­дов нет и боль­ше не будет.

 

Пора уже дав­но понять, счи­та­ет Илья­сов, что инду­стри­аль­но-инно­ва­ци­он­ное раз­ви­тие, о кото­ром тру­бят вла­сти, это миф. Казах­стан не спо­со­бен кон­ку­ри­ро­вать в про­мыш­лен­ной сфе­ре с дру­ги­ми стра­на­ми. Пото­му что не име­ет для это­го ни средств, ни рын­ка сбы­та, ни доста­точ­ной ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной раб­си­лы, ни науч­но­го потен­ци­а­ла. Есть меж­ду­на­род­ное раз­де­ле­ние тру­да, и с этим надо сми­рить­ся, аграр­ный сек­тор и туризм это то, что явля­ет­ся наи­бо­лее доступ­ным и при­ем­ле­мым для Казахстана.

 

Что же каса­ет­ся митин­го­вой актив­но­сти и про­тестных настро­е­ний, то к земель­ной рефор­ме они име­ют лишь поверх­ност­ное  отношение.

 

- При­чи­на вол­не­ний не в Земель­ном кодек­се, а в общей уста­ло­сти насе­ле­ния от нынеш­ней систе­мы — непро­зрач­ной, кор­рум­пи­ро­ван­ной, эко­но­ми­че­ски неэф­фек­тив­ной. Не было бы попра­вок в Земель­ный кодекс, народ бы заце­пил­ся за что-то дру­гое,  — уве­рен Сер­гей Илья­сов. — За два­дцать с лиш­ним лет нещад­ной экс­плу­а­та­ции при­род­ных иско­па­е­мых казах­стан­цы не полу­чи­ли ниче­го. В стране нет нор­маль­ной эко­но­ми­ки, стра­на за исклю­че­ни­ем сто­ли­цы не раз­ви­ва­ет­ся, вме­сто реаль­ных дел вла­сти заня­ты гово­риль­ней и ими­та­ци­ей. Людям это все надо­е­ло и, когда озву­чи­ли эти поправ­ки, у них пер­вым делом появи­лось опа­се­ние, что о при­ва­ти­за­ции зем­ли наши чинов­ни­ки заго­во­ри­ли не про­сто так, что это часть замыс­ла по про­да­же страны.

 

Таким обра­зом, счи­та­ет Сер­гей Илья­сов, ника­ко­го заго­во­ра на самом деле нет — есть тоталь­ное недо­ве­рие вла­сти, кото­рая не реша­ет про­бле­мы, а толь­ко созда­ет их.

 

Ори­ги­нал ста­тьи: Инфор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ский пор­тал РЕСПУБЛИКА

архивные статьи по теме

Дочь Мухтара Джакишева: Отцу нужна помощь!

Есть ли шансы на диалог с Ташкентом?

Рахат Алиев — Генпрокуратуре: «Я знаю, кто убил»