14 C
Астана
22 июня, 2021
Image default

Великое нашествие Китая на Европу

Экс­пан­сия китай­ско­го биз­не­са в раз­ви­ва­ю­щи­е­ся рын­ки дав­но ста­ла обще­при­знан­ным фак­том, но, похо­же, Под­не­бес­ная откры­ва­ет вто­рой фронт. Все боль­ше уси­лий Китай тра­тит на покуп­ку акти­вов в Евро­пей­ском Сою­зе, и Ста­рый Свет уже силь­но обес­по­ко­ен этим фактом. 

Автор: Илья МЕКОНГСКИЙ

На про­шлой неде­ле пред­се­да­тель сове­та дирек­то­ров круп­ней­шей китай­ской пище­вой ком­па­нии Bright Food Group гос­по­дин Ван Цзун Нань заявил, что его кор­по­ра­ция долж­на купить «три веду­щие евро­пей­ские пище­вые кор­по­ра­ции», сооб­щи­ла газе­та The Wall Street Journal. Это не еди­нич­ный слу­чай. Акти­вы ком­па­ний из ЕС все чаще ста­но­вят­ся соб­ствен­но­стью китай­цев. Амби­ции биз­не­сме­нов из Под­не­бес­ной поощ­ря­ет сам Пекин.

С уче­том эко­но­ми­че­ских про­гно­зов отно­си­тель­но роста китай­ской эко­но­ми­ки, такое поло­же­ние дел это не может не вызы­вать бес­по­кой­ства у вла­стей еди­ной Евро­пы. Дело в том, что внут­рен­ние сбе­ре­же­ния Китая — круп­ней­ше­го миро­во­го экс­пор­те­ра к 2009 году соста­ви­ли $2,7 трлн. и, соглас­но рас­че­там Все­мир­но­го бан­ка, к 2020 году долж­ны вырас­ти в шесть раз. Экс­пер­ты про­гно­зи­ру­ют насто­я­щий всплеск при­об­ре­те­ний ино­стран­ных акти­вов китай­ским биз­не­сом в сле­ду­ю­щее деся­ти­ле­тие. При­ня­тый в мар­те 2011 года 12‑й пяти­лет­ний план КНР при­зы­ва­ет созда­вать «меж­ду­на­род­ные сбы­то­вые сети и тор­го­вые марки».

В 2003—2005 годах инве­сти­ции китай­ских кор­по­ра­ций в евро­пей­ский биз­нес соста­ви­ли лишь $853 млн, тогда как в 2008—2010 гг.  под­ско­чи­ли до $43,9 млрд, под­счи­та­ла лон­дон­ская кон­сал­тин­го­вая ком­па­ния Dealogic. Уже сей­час китай­цы кон­тро­ли­ру­ют 118 ком­па­ний из ЕС. Нью-Йорк­ское кон­сал­тин­го­вое агент­ство Rhodium Group пола­га­ет, что начи­ная с сего дня и до 2020 года китай­ские ком­па­нии инве­сти­ру­ют за рубеж более $1 трлн. При этом поми­мо актив­но­сти на раз­ви­ва­ю­щих­ся рын­ках, боль­шая доля капи­та­ла пой­дет и в раз­ви­тые стра­ны, в част­но­сти,  в Европу.

Об этом уже сей­час сви­де­тель­ству­ет актив­ность биз­не­са из Под­не­бес­ной. В про­шлом году аме­ри­кан­ский авто­ги­гант Ford Motor про­дал швед­скую Volvo Car и свя­зан­ные с ней акти­вы китай­ской ком­па­нии Zhejiang Geely Holding Group за аст­ро­но­ми­че­ские $1,8 млрд. На про­шлой неде­ле про­из­во­ди­тель пер­со­наль­ных ком­пью­те­ров из Под­не­бес­ной Lenovo Group Ltd. дого­во­рил­ся купить 37% сво­е­го немец­ко­го кол­ле­ги Medion AG и будет осу­ществ­лять выкуп допол­ни­тель­ных акций, что­бы полу­чить пол­ный кон­троль над ком­па­ни­ей из Гер­ма­нии. Треть из 3000 круп­ных аме­ри­кан­ских ком­па­ний, опро­шен­ных в 2009 году заяви­ли, что они уже инве­сти­ро­ва­ли свои сред­ства в акти­вы в ЕС.

Поми­мо гром­ких сде­лок, фир­мы из КНР так­же тихонь­ко при­би­ра­ют к рукам мел­кие евро­пей­ские ком­па­нии. Уже сей­час они полу­чи­ли кон­троль над более чем 100 малы­ми пред­при­я­ти­я­ми Евро­пы. Напри­мер, это и чеш­ские сига­рет­ные ком­па­нии, и гол­ланд­ские фар­ма­цев­ти­че­ские фир­мы, и англий­ский про­из­во­ди­те­ли дре­ве­си­ны. И ско­рость таких погло­ще­ний все увеличивается.

При­вле­ка­ют биз­не­сме­нов из Под­не­бес­ной, преж­де все­го, евро­пей­ские тор­го­вые мар­ки и тех­но­ло­гии. Китай­ское пра­ви­тель­ство ока­зы­ва­ет помощь жела­ю­щим при­об­ре­сти акти­вы в ЕС. Оно даже пуб­ли­ку­ет спе­ци­аль­ные «путе­во­ди­те­ли по биз­не­су» по отдель­ным евро­пей­ским стра­нам для сво­их инве­сто­ров, жела­ю­щих купить фир­му в Ста­ром Свете.

Фор­маль­но Евро­па при­вет­ству­ет инве­сти­ци­он­ную экс­пан­сию из Китая, кото­рый  рас­смат­ри­ва­ет­ся как один из круп­ней­ших источ­ни­ков капи­та­ла. Одна­ко в неко­то­рых стра­нах уже начи­на­ет зреть бес­по­кой­ство. Евро­пей­ский комис­сар по вопро­сам про­мыш­лен­но­сти и пред­при­ни­ма­тель­ства Анто­нио Тая­нии, а так­же ряд круп­ных чинов­ни­ков из таких стран, как Испа­ния, Ита­лия и Фран­ция, неод­но­крат­но выска­зы­ва­ли опа­се­ния, что китай­ские кор­по­ра­ции поку­па­ют ком­па­нии ЕС с тем, что­бы отнять технологии.

Имен­но поэто­му китай­ские пото­ки капи­та­ла, рву­щи­е­ся на евро­пей­ский рынок, ста­ли сей­час при­чи­ной круп­ных спо­ров в ЕС. Анто­нио Тая­ни, напри­мер, при­звал создать меха­низм бло­ки­ро­ва­ния неко­то­рых инве­сти­ций и пред­ла­га­ет создать в Евро­пе подо­бие аме­ри­кан­ско­го Коми­те­та по ино­стран­ным инве­сти­ци­ям, кото­рый мог бы отка­зать в при­об­ре­те­нии опре­де­лен­но­го акти­ва по сооб­ра­же­ни­ям наци­о­наль­ной без­опас­но­сти. «Пора защи­тить свой дом от огня, пока он не заго­рел­ся. Мы хотим быть уве­ре­ны, что зна­ем, кто инве­сти­ру­ет в Евро­пу и зачем он это дела­ет», — заяв­лял Тая­нии. В част­но­сти, он уже выска­зы­вал­ся про­тив сде­лок с уча­сти­ем китай­ско­го капитала.

От редак­ции

На фоне евро­пей­ско­го бес­по­кой­ства о китай­ском заси­лье доста­точ­но кон­траст­но выгля­дит без­мя­теж­ность Аста­ны. Евро­чи­нов­ни­ков хва­тил бы удар, столк­нись они с тем­па­ми китай­ской экс­пан­сии, кото­рые охва­ти­ли Казах­стан. Напом­ним, что по оцен­кам экс­пер­тов, толь­ко в стра­те­ги­че­ски важ­ном  неф­тя­ном сек­то­ре Казах­ста­на доля китай­ских ком­па­ний состав­ля­ет   22% (доля мест­ных ком­па­ний все­го на 6% боль­ше), а сум­ма китай­ских кре­ди­тов за два с поло­ви­ной года соста­ви­ла $18,5 мил­ли­ар­да. Впе­чат­ля­ю­щи­ми тем­па­ми уве­ли­чи­ва­ет­ся мигра­ция из Под­не­бес­ной, посту­па­ют све­де­ния о гото­вя­щих­ся сдел­ках по пере­да­чи боль­ших участ­ков зем­ли в дол­го­сроч­ную арен­ду мощ­но­му соседу.

В общем, Казах­стан в отли­чие от евро­пей­ских стран (кото­рые риску­ют лишь поте­рей кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти) может в ско­ром буду­щем впасть насто­я­щую в поли­ти­че­скую и эко­но­ми­че­скую зави­си­мость от Под­не­бес­ной. Но мест­ных чинов­ни­ков, осо­зна­ю­щих, види­мо, толь­ко крат­ко­сроч­ные пер­спек­ти­вы полу­че­ния быст­рых денег такой угро­зой, види­мо, не проберешь.

 

Read More:
Вели­кое наше­ствие Китая на Европу

архивные статьи по теме

В Казахстане есть своя «Сказка о “Тройке”»

Как один упорный банковский служащий разоблачил скандал с отмыванием российских денег на 200 млрд долларов

Editor

«Власти, воспользовавшись карантином, усилили преследования»

Editor