13 C
Астана
26 мая, 2022
Image default

Бывший президент Украины Порошенко тайно контролировал офшорные фирмы, которые работали в австрийском Raiffeisen

Доро­гие про­из­ве­де­ния искус­ства, сре­ди кото­рых кар­ти­на Ильи Репи­на и скуль­пут­ра Саль­ва­до­ра Дали, ока­за­лись в чис­ле акти­вов офшор­ных фирм, под­кон­троль­ных Пет­ру Поро­шен­ко. Сомни­тель­ные опе­ра­ции быв­ший пре­зи­дент Укра­и­ны совер­шал через Raiffeisen Bank, кото­рый согла­сил­ся счи­тать дав­не­го ком­па­ньо­на Поро­шен­ко истин­ным бенефициаром.

В нача­ле 2010‑х Петр Поро­шен­ко — мил­ли­ар­дер, кото­рый рань­ше был мини­стром ино­стран­ных дел Укра­и­ны, а поз­же воз­гла­вил стра­ну, — постро­ил рос­кош­ный особ­няк в при­го­ро­де Кие­ва. Не хва­та­ло толь­ко мебе­ли под стать вели­че­ствен­но­му зданию.

Соглас­но попав­шим в рас­по­ря­же­ние OCCRP сче­там и дру­гим доку­мен­там, с 2009 по 2012 год через заре­ги­стри­ро­ван­ную на Бри­тан­ских Вир­гин­ских Ост­ро­вах (БВО) офшор­ную ком­па­нию Vernon Holdings Поро­шен­ко и его жена Мари­на при­об­ре­ли у ита­льян­ских про­из­во­ди­те­лей мяг­кую мебель на сум­му свы­ше 100 тысяч долларов.

Как сле­ду­ет из фай­лов, кото­рые в 2019 году сли­ли в интер­нет анти­кор­руп­ци­он­ные «хак­ти­ви­сты», ком­па­нию кон­тро­ли­ро­ва­ла семья экс-пре­зи­ден­та. Сам он был бене­фи­ци­а­ром стра­хов­ки Vernon. Одна­ко это не зна­чит­ся в доку­мен­тах австрий­ско­го Raiffeisen Bank International, где у офшор­ной ком­па­нии были сче­та. Вме­сто Поро­шен­ко в бан­ке бене­фи­ци­а­ром ком­па­нии чис­лил­ся его сотруд­ник и дав­ний дело­вой парт­нер Сер­гей Зайцев.

И это толь­ко нача­ло. Опи­ра­ясь на бан­ков­ские фай­лы, сче­та и дру­гие доку­мен­ты, жур­на­ли­сты OCCRP про­ве­ли рас­сле­до­ва­ние и выяс­ни­ли, что в Raiffeisen — вто­ром в Австрии по раз­ме­ру акти­вов бан­ке — Поро­шен­ко раз­ре­ши­ли исполь­зо­вать в доку­мен­тах имя Зай­це­ва. Таким обра­зом он скрыл, что кон­тро­ли­ро­вал как мини­мум шесть офшор­ных ком­па­ний, кото­рые исполь­зо­ва­ли для финан­си­ро­ва­ния ком­мер­че­ских или лич­ных инте­ре­сов, в том чис­ле покуп­ки пред­ме­тов искус­ства сто­и­мо­стью несколь­ко мил­ли­о­нов долларов.

Как сле­ду­ет из элек­трон­ных писем и доку­мен­тов, попав­ших в рас­по­ря­же­ние OCCRP, в Raiffeisen бене­фи­ци­а­ром боль­шин­ства этих ком­па­ний чис­лил­ся Зай­цев. Он так­же под­пи­сы­вал доку­мен­ты осталь­ных ком­па­ний, в том чис­ле когда они про­во­ди­ли тран­сак­ции на десят­ки мил­ли­о­нов дол­ла­ров для Поро­шен­ко до и во вре­мя его правления.

В 2018 году австрий­ское Управ­ле­ние финан­со­во­го над­зо­ра оштра­фо­ва­ло Raiffeisen на 2,75 мил­ли­о­на евро за «ненад­ле­жа­щую про­вер­ку лич­но­сти бене­фи­ци­ар­но­го вла­дель­ца и неспо­соб­ность регу­ляр­но обнов­лять доку­мен­ты и дан­ные, необ­хо­ди­мые для пони­ма­ния струк­тур соб­ствен­но­сти и кон­тро­ля в отно­ше­нии кли­ен­тов с высо­ким уров­нем рис­ка». Одна­ко в FMA не уточ­ни­ли, с каки­ми кли­ен­та­ми Raiffeisen свя­за­ны нару­ше­ния. В декаб­ре 2019 года Вер­хов­ный адми­ни­стра­тив­ный суд Австрии отме­нил штраф.

С 1998 года Поро­шен­ко зани­мал раз­ные поли­ти­че­ские долж­но­сти: был депу­та­том пар­ла­мен­та, мини­стром ино­стран­ных дел и воз­глав­лял совет Наци­о­наль­но­го бан­ка Укра­и­ны. За это вре­мя он постро­ил биз­нес-импе­рию и ско­ло­тил состо­я­ние на сум­му свы­ше мил­ли­ар­да долларов.

Поро­шен­ко стал пре­зи­ден­том после Евро­май­да­на — мас­штаб­ных про­те­стов, про­шед­ших в стране в кон­це 2013-го — нача­ле 2014 года. Он хотел создать образ рефор­ма­то­ра, кото­рый при­шел, что­бы наве­сти поря­док в одной из самых кор­рум­пи­ро­ван­ных стран Евро­пы. Одна­ко его кри­ти­ко­ва­ли за неспо­соб­ность побо­роть уко­ре­нив­шу­ю­ся в стране оли­гар­хию и — еще рань­ше — за коррупцию.

В ответ на пись­мо с прось­бой дать ком­мен­та­рий для это­го мате­ри­а­ла юри­ди­че­ские совет­ни­ки Поро­шен­ко ска­за­ли, что он не имел ника­ко­го отно­ше­ния к компаниям.

«Петр Поро­шен­ко не явля­ет­ся и нико­гда не был акци­о­не­ром, бене­фи­ци­а­ром или сотруд­ни­ком какой-либо из этих ком­па­ний», — напи­са­ли они в пись­ме, под­пи­сав­шись как «груп­па юри­ди­че­ских совет­ни­ков Пет­ра Поро­шен­ко по защи­те репу­та­ции от рас­про­стра­не­ния фей­ко­вых ново­стей и необъ­ек­тив­ных расследований».

Зай­цев не отве­тил на прось­бу о ком­мен­та­рии, но в интер­вью, кото­рое биз­нес­мен дал инфор­ма­гент­ству «Интер­факс-Укра­и­на» в 2016 году, он отри­цал, что Поро­шен­ко попро­сил его офор­мить на себя Intraco Ltd. «Все про­сто: у меня были, есть и, дай Бог, будут соб­ствен­ные дело­вые инте­ре­сы и про­ек­ты, для кото­рых я и осно­вал несколь­ко ком­па­ний», — утвер­жда­ет он.

Пред­ста­ви­те­ли Raiffeisen Bank ска­за­ли, что соблю­да­ют все тре­бо­ва­ния насчет про­вер­ки кли­ен­тов. «Даль­ней­шее рас­сле­до­ва­ние и поис­ки дан­ных — дело ком­пе­тент­ных госор­га­нов», — счи­та­ют в банке.

«Мы про­ве­ли подроб­ную внут­рен­нюю оцен­ку, а Управ­ле­ние финан­со­во­го над­зо­ра Австрии — неза­ви­си­мую про­вер­ку в свя­зи с дело­вы­ми отно­ше­ни­я­ми, дан­ные о кото­рых попа­ли в откры­тый доступ после утеч­ки ’’панам­ских доку­мен­тов’’, и теперь можем исклю­чить воз­мож­ность того, что Raiffeisen Bank International в нару­ше­ние зако­на делал лож­ные заяв­ле­ния о бене­фи­ци­а­рах ком­па­ний на осно­ва­нии пред­став­лен­ных нам доку­мен­тов», — гла­сит заявление.

На сво­ей стра­ни­це в Facebook Поро­шен­ко выло­жил фото­гра­фию с выстав­ки кар­тин из его кол­лек­ции, кото­рая про­шла в мае 2020 года. 

Слон в комнате

В 2017 году в рам­ках рас­сле­до­ва­ния «Панам­ские доку­мен­ты» жур­на­ли­сты OCCRP выяс­ни­ли, что Поро­шен­ко свя­зан с Intraco Management Limited — заре­ги­стри­ро­ван­ной на БВО ком­па­ни­ей со сче­том в Raiffeisen. Ее бене­фи­ци­ар­ным вла­дель­цем зна­чил­ся Зайцев.

Сче­та в Raiffeisen были у Intraco, Vernon и еще 15 ком­па­ний, кото­рые еже­год­но про­во­ди­ли тран­сак­ции на десят­ки мил­ли­о­нов дол­ла­ров для Поро­шен­ко и его биз­нес-импе­рии. Боль­шин­ство этих фирм заре­ги­стри­ро­ва­ли на БВО или Кипре.

Жур­на­ли­сты OCCRP выяс­ни­ли из элек­трон­ных писем и дру­гих доку­мен­тов, что шесть из этих ком­па­ний Поро­шен­ко кон­тро­ли­ро­вал лич­но. Дру­гие фир­мы так­же совер­ша­ли финан­со­вые опе­ра­ции, свя­зан­ные с дея­тель­но­стью Поро­шен­ко, но нам не уда­лось полу­чить дока­за­тель­ства того, что их тоже кон­тро­ли­ро­вал экс-президент.

Зача­стую тран­сак­ции были весь­ма необыч­ны­ми. В мае 2012 года, спу­стя мень­ше двух меся­цев с момен­та, когда быв­ший пре­зи­дент Укра­и­ны Вик­тор Яну­ко­вич, извест­ный про­рос­сий­ски­ми взгля­да­ми, назна­чил Поро­шен­ко гла­вой Мини­стер­ства эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия и тор­гов­ли, новый министр купил сюр­ре­а­ли­сти­че­скую скульп­ту­ру длин­но­но­го­го сло­на, авто­ром кото­рой был Саль­ва­дор Дали, за 338,5 тыся­чи дол­ла­ров на аук­ци­оне Sotheby’s в Нью-Йор­ке. Опла­ти­ла покуп­ку офшор­ная ком­па­ния Linquist Ltd.

В доку­мен­тах Raiffeisen бене­фи­ци­ар­ным вла­дель­цем Linquist зна­чит­ся Зай­цев. Соглас­но попав­шим в рас­по­ря­же­ние жур­на­ли­стов OCCRP доку­мен­там, у Поро­шен­ко была дове­рен­ность на управ­ле­ние Linquist, кото­рая поз­же про­да­ла одной из его укра­ин­ских меди­а­ком­па­ний ста­тую за 342,5 тыся­чи долларов.

К апре­лю 2013 года, поки­нув пост мини­стра эко­но­ми­ки Укра­и­ны, Поро­шен­ко при­об­рел через Vernon пред­ме­ты искус­ства на 4,8 мил­ли­о­на фун­тов стер­лин­гов. Сре­ди работ пре­иму­ще­ствен­но рос­сий­ских масте­ров была кар­ти­на Ильи Репи­на «Каза­ки на Чер­ном море».

Кар­ти­на Ильи Репи­на «Каза­ки на Чер­ном море» — одна из работ, кото­рые Поро­шен­ко при­об­рел через офшор­ную под­став­ную компанию.

Поз­же ком­па­ния пере­да­ла пра­во соб­ствен­но­сти на кар­ти­ну Поро­шен­ко в Почет­ном кон­суль­стве Сей­шель­ских Ост­ро­вов в Кие­ве, кото­рое нахо­дит­ся в голов­ном офи­се одной из фирм экс-пре­зи­ден­та. В то вре­мя кон­су­лом Сей­шель­ских Ост­ро­вов в Укра­ине был Олег Глад­ков­ский, друг и дело­вой парт­нер поли­ти­ка. В про­шлом году Госу­дар­ствен­ное бюро рас­сле­до­ва­ний Укра­и­ны аре­сто­ва­ло кол­лек­цию, запре­тив ее про­да­вать или выво­зить из Укра­и­ны. Осно­ва­ни­ем послу­жил тот факт, что пред­ме­ты искус­ства ввез­ли в стра­ну неле­галь­но, без упла­ты тамо­жен­ных пошлин.

Как сле­ду­ет из элек­трон­ных писем и дру­гих доку­мен­тов, попав­ших в рас­по­ря­же­ние жур­на­ли­стов OCCRP, Поро­шен­ко так­же участ­во­вал в управ­ле­нии Vernon, Linquist и кипр­ской Chartomena Ltd.

Из писем Вла­ди­ми­ра Демчи­ши­на, инве­сти­ци­он­но­го бан­ки­ра, кото­рый в 2014 году стал мини­стром энер­ге­ти­ки Укра­и­ны, сле­ду­ет, что он кон­суль­ти­ро­вал­ся с экс-пре­зи­ден­том насчет сде­лок с уча­сти­ем Chartomena и Proktoremo, свя­зан­ных с вер­фя­ми Поро­шен­ко в Кие­ве и Кры­му. В июне 2013 года пре­зи­дент при­ка­зал Демчи­ши­ну под­го­то­вить кон­тракт, что­бы Chartomena выку­пи­ла долг при­над­ле­жа­щей ему сева­сто­поль­ской вер­фи. В декаб­ре 2013 года по пору­че­нию Поро­шен­ко биз­нес­мен офор­мил через Proktoremo пере­да­чу участ­ка зем­ли, при­над­ле­жав­ше­го киев­ской вер­фи Поро­шен­ко, под стро­и­тель­ство раз­вле­ка­тель­но­го комплекса.

В 2013 году Демчи­шин участ­во­вал еще в одной сдел­ке Поро­шен­ко: пре­зи­дент про­дал мино­ри­тар­ную долю вли­я­тель­ной укра­ин­ской медиа­груп­пы «УМХ» («Укра­ин­ский Медиа Хол­динг») глав­но­му акци­о­не­ру пред­при­я­тия Бори­су Лож­ки­ну, кото­ро­го поз­же назна­чил гла­вой сво­ей адми­ни­стра­ции. Лож­кин про­дал ком­па­нию Сер­гею Кур­чен­ко — дове­рен­но­му лицу Вик­то­ра Яну­ко­ви­ча. И вновь юри­сты согла­со­вы­ва­ли сдел­ку, кото­рую про­ве­ли через яко­бы при­над­ле­жав­шую Зай­це­ву Linquist, напря­мую с Порошенко.

В 2013 году укра­ин­ский инве­сти­ци­он­ный бан­кир Игорь Мазе­па лич­но свя­зал­ся с Поро­шен­ко и пред­ло­жил стать пору­чи­те­лем кре­ди­та Linquist, что так­же дока­зы­ва­ет, что офшор­ную ком­па­нию кон­тро­ли­ро­вал Порошенко.

Raiffeisen Bank в Вене, Австрия.

Нако­нец, соглас­но бух­гал­тер­ским ведо­мо­стям из финан­со­вых доку­мен­тов офшор­ных ком­па­ний, фир­мы были свя­за­ны меж­ду собой дол­го­вы­ми обя­за­тель­ства­ми, кото­рые исполь­зо­ва­ли для пере­во­да денег. Так, в мае 2014 года, при­мер­но в то вре­мя, когда Поро­шен­ко стал пре­зи­ден­том, Chartomena выда­ла кре­дит на сум­му 21 650 200 дол­ла­ров фир­ме Manoushag. Вско­ре после это­го Manoushag выда­ла кре­дит в десять мил­ли­о­нов дол­ла­ров еще одной ком­па­нии, Proktoremo.

Мар­тин Вудс, управ­ля­ю­щий дирек­тор кон­сал­тин­го­вой фир­мы AML Woods и спе­ци­а­лист по про­бле­ме финан­со­вых пре­ступ­ле­ний, гово­рит, что банк «дол­жен делать все воз­мож­ное для защи­ты пер­со­наль­ных дан­ных кли­ен­та, но не содей­ство­вать его непро­зрач­ной деятельности».

По его сло­вам, в слу­ча­ях, когда в деле заме­ша­ны «поли­ти­че­ски зна­чи­мые лица» (этим тер­ми­ном чаще все­го опре­де­ля­ют чинов­ни­ков, зани­ма­ю­щих высо­кие долж­но­сти), «сек­рет­ность бук­валь­но может при­ве­сти к чело­ве­че­ским жерт­вам, ведь у пра­ви­тельств не будет средств на финан­си­ро­ва­ние систе­мы здра­во­охра­не­ния и госслужб».

Источ­ник: https://www.occrp.org/

архивные статьи по теме

Кельдыбаев «дружит» только за миллионы

Казахстанская газета наступила на мозоль КНБ

В Украине осудили 22 сторонника Януковича