fbpx

Булат Утемуратов и Glencore: правда о бизнесе Glencore в Казахстане

Расследование

Glencore нахо­дит­ся под след­стви­ем Мини­стер­ства юсти­ции США в свя­зи с воз­мож­ны­ми нару­ше­ни­я­ми зако­нов о взя­точ­ни­че­стве и кор­руп­ции. Эти обви­не­ния каса­ют­ся в первую оче­редь опе­ра­ций Glencore в Демо­кра­ти­че­ской Рес­пуб­ли­ке Кон­го (ДРК).

Акции Glencore в 2018 году зна­чи­тель­но усту­пи­ли ана­ло­гич­ной груп­пе из-за обес­по­ко­ен­но­сти рын­ка по пово­ду пред­по­ла­га­е­мой кор­руп­ции и управ­ле­ния. Одна­ко, похо­же, что обви­не­ния в ДРК явля­ют­ся лишь вер­хуш­кой айс­бер­га. Дан­ные, пред­став­лен­ные в этом отче­те, пока­зы­ва­ют, что дело­вые отно­ше­ния Glencore в Казах­стане вызы­ва­ют еще боль­ше бес­по­койств, чем в ДРК, и могут под­верг­нуть ком­па­нию потен­ци­аль­но огром­ным обя­за­тель­ствам.

 • Мест­ным парт­не­ром Glencore в Казах­стане явля­ет­ся Булат Уте­му­ра­тов, мил­ли­ар­дер, кото­рый зани­мал раз­лич­ные пра­ви­тель­ствен­ные долж­но­сти, в том чис­ле совет­ник пре­зи­ден­та и гла­ва лич­но­го каби­не­та пре­зи­ден­та. Пуб­лич­но заяв­ле­но, в том чис­ле в аме­ри­кан­ских дипло­ма­ти­че­ских теле­грам­мах, что меж­ду Уте­му­ра­то­вым и пре­зи­ден­том Казах­ста­на Назар­ба­е­вым суще­ству­ют кор­рум­пи­ро­ван­ные отно­ше­ния. Уте­му­ра­то­ва назы­ва­ют пре­зи­ден­том «кон­си­ли­е­ром» и «лич­ным финан­со­вым мене­дже­ром».

 • Парал­ле­ли меж­ду отно­ше­ни­я­ми Glencore с Дэном Герт­ле­ром в ДРК и Була­том Уте­му­ра­то­вым в Казах­стане пора­зи­тель­ны. Этот отчет пред­по­ла­га­ет, что у акци­о­не­ров долж­ны быть серьез­ные опа­се­ния отно­си­тель­но закон­но­сти и закон­но­сти парт­нер­ства Glencore с Уте­му­ра­то­вым.

Потенциальное мошенничество и коррупция

 • Глен­кор и Уте­му­ра­тов через свою инве­сти­ци­он­ную ком­па­нию Verny Capital заклю­чи­ли серию сде­лок, кото­рые пере­да­ли огром­ное богат­ство казах­ско­му оли­гар­ху за счет акци­о­не­ров. В 2008 году дочер­няя ком­па­ния Glencore в Каз­цин­ке при­об­ре­ла 40% Василь­ков­ско­го золо­то­нос­но­го руд­ни­ка у Verny Capital за 300 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Глен­кор так­же, похо­же, тай­но пере­дал Вер­ни почти треть акций Каз­цин­ка в то вре­мя, когда Уте­му­ра­тов был руко­во­ди­те­лем аппа­ра­та пре­зи­ден­та Казах­ста­на. Эта неза­ре­ги­стри­ро­ван­ная сдел­ка сто­и­ла Уте­му­ра­то­ву сот­ни мил­ли­о­нов дол­ла­ров.
   

 • В 2010 году Glencore выку­пи­ла остав­ши­е­ся 60% «Василь­ков­ско­го» у Verny в рам­ках сдел­ки, в кото­рой Каз­цинк оце­ни­ва­ет­ся в 5,1 млрд. Долл. США — при­рост сто­и­мо­сти за 10 лет. В 2011 году Glencore нача­ла свое пуб­лич­ное раз­ме­ще­ние акций в Лон­доне с рыноч­ной капи­та­ли­за­ци­ей в 60 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. В рам­ках IPO Glencore согла­си­лась выку­пить акции Каз­цин­ка у Verny в рам­ках сдел­ки, кото­рая оце­ни­ла Каз­цинк в 7,6 млрд дол­ла­ров, или 12,5% от рыноч­ной доли Glencore на IPO. Сдел­ка была нако­нец завер­ше­на в 2012 году по несколь­ко более низ­кой оцен­ке.

• Бла­го­да­ря этой серии обме­нов акци­я­ми меж­ду свя­зан­ны­ми сто­ро­на­ми мы видим, что Glencore уда­лось зна­чи­тель­но уве­ли­чить оцен­ку сво­их казах­стан­ских акти­вов:

    • Повы­ше­ние оцен­ки акти­вов Glencore в Казах­стане не под­креп­ле­но логи­кой. В пери­од с 2005 по 2012 год оцен­ка Каз­цин­ка вырос­ла более чем на 1 300% с 500 млн. Долл. США до 7,3 млрд. Долл. США, в то вре­мя как опе­ра­ци­он­ная при­быль вырос­ла на 50% до 2,9 млрд. Долл. США меж­ду 2007 и 2012 гг. Вало­вая при­быль сни­зи­лась на 23% до 800 млн. Долл. США, а чистая при­быль сни­зи­лась на 50% до 329 долл. США. мил­ли­он за тот же пери­од. Таким обра­зом, не было ника­ких суще­ствен­ных изме­не­ний в при­бы­ли, кото­рые мог­ли бы оправ­дать стре­ми­тель­ный рост оцен­ки Каз­цин­ка. Вме­сто это­го уве­ли­че­ние, по-види­мо­му, было достиг­ну­то путем обме­на акти­ва­ми меж­ду свя­зан­ны­ми сто­ро­на­ми. Сте­пень завы­ше­ния была про­де­мон­стри­ро­ва­на все­го через четы­ре меся­ца после сдел­ки 2012 года, когда Вер­ни про­дал остав­шу­ю­ся долю в Каз­цин­ке казах­стан­ско­му суве­рен­но­му фон­ду бла­го­со­сто­я­ния. Эта сдел­ка оце­ни­ла Каз­цинк в 5,6 млрд дол­ла­ров, что на 22% мень­ше по срав­не­нию с тем, что Glencore запла­ти­ла все­го несколь­ко меся­цев назад.
    

• Василь­ков­ская сдел­ка вызы­ва­ет серьез­ные вопро­сы о том, обма­ну­ла ли Glencore сто­и­мость сво­их акти­вов в пред­две­рии IPO. Эта сдел­ка так­же пере­чис­ли­ла Уте­му­ра­то­ву огром­ную сум­му денег, когда он был совет­ни­ком пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва и управ­лял дела­ми пре­зи­ден­та. По нашим оцен­кам, Уте­му­ра­тов и Вер­ни полу­чи­ли око­ло 3,5 млрд дол­ла­ров от Василь­ков­ско­го — акти­ва, кото­рый в насто­я­щее вре­мя оце­ни­ва­ет­ся при­мер­но в поло­ви­ну этой сум­мы.
   

 • Уте­му­ра­тов (через Verny Capital) и Glencore при­об­ре­ли еще один актив под назва­ни­ем Orion Minerals в 2013 году за 200 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. В сле­ду­ю­щем году Glencore купи­ла Vern / s 10,5% акций Orion за 36,5 млн дол­ла­ров налич­ны­ми и отда­ла Verny одну из золо­тых при­ис­ков Orion, на долю кото­рой при­хо­ди­лось при­мер­но 42% акти­вов Orion. В резуль­та­те это­го обме­на акти­ва­ми Glencore запла­ти­ла 239 мил­ли­о­нов дол­ла­ров США за золо­тую жилу, кото­рую она про­да­ла три года спу­стя, за 100 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Меж­ду тем Уте­му­ра­тов полу­чил денеж­ную при­быль в раз­ме­ре 16 мил­ли­о­нов дол­ла­ров и полу­чил актив, кото­рый сей­час сто­ит при­мер­но 300 мил­ли­о­нов дол­ла­ров.
   

 • Обмен акти­ва­ми Orion не был рас­крыт акци­о­не­рам Glencore.

Сдел­ка настоль­ко пло­ха для акци­о­не­ров Glencore, что вызы­ва­ет вопро­сы о том, тай­но ли ком­па­ния тай­но пере­да­ва­ла богат­ство сво­е­му поли­ти­че­ски свя­зан­но­му спон­со­ру в Казах­стане, что­бы про­дол­жать вести биз­нес в стране.

Сомнительные сделки между Glencore и Утемуратовым продолжаются и по сей день.

• Glencore предо­ста­ви­ла Уте­му­ра­то­ву финан­си­ро­ва­ние в раз­ме­ре 250 мил­ли­о­нов дол­ла­ров на стро­и­тель­ство про­ек­та ком­мер­че­ской недви­жи­мо­сти в Астане под назва­ни­ем Talan Towers.

Про­цент­ная став­ка по кре­ди­ту состав­ля­ет 4%, что суще­ствен­но ниже рыноч­ных ста­вок. Наши рас­че­ты пока­зы­ва­ют, что про­цент­ная став­ка, предо­став­лен­ная Уте­му­ра­то­ву, теперь мень­ше, чем соб­ствен­ная сто­и­мость финан­си­ро­ва­ния Glencore, под­ра­зу­ме­вая, что акци­о­не­ры суб­си­ди­ро­ва­ли казах­стан­ско­го мил­ли­ар­де­ра в непро­филь­ном, рис­ко­ван­ном про­ек­те недви­жи­мо­сти.

 • В тече­ние сро­ка кре­ди­та Talan Towers (2014-) на Glencore ока­зы­ва­лось зна­чи­тель­ное дав­ле­ние с целью сни­же­ния уров­ня задол­жен­но­сти. Обес­по­ко­ен­ность по пово­ду леве­реджа при­ве­ла к тому, что ком­па­ния пообе­ща­ла сокра­тить долг на 10 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров США путем выпус­ка новых акций, сокра­ще­ния диви­ден­дов, кон­сер­ва­ции шахт, сокра­ще­ния капи­таль­ных затрат и про­да­жи акти­вов. В то вре­мя как Glencore пред­при­ни­мал эти кри­зис­ные меры, ком­па­ния так­же одал­жи­ва­ла день­ги для раз­ви­тия ком­мер­че­ской недви­жи­мо­сти с огром­ным дис­кон­том к рыноч­ным став­кам.

Мы при­шли к выво­ду, что эта нерас­кры­тая сдел­ка, в совер­ше­нии кото­рой име­ет­ся заин­те­ре­со­ван­ность, была вызва­на не толь­ко дохо­да­ми акци­о­не­ров, но и моти­ва­ми. Мы подо­зре­ва­ем, что это было сде­ла­но, что­бы обо­га­тить Уте­му­ра­то­ва и заво­е­вать рас­по­ло­же­ние пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва.

• Glencore потра­ти­ла 23 мил­ли­о­на дол­ла­ров США на при­об­ре­те­ние част­ной шко­лы в Астане, Казах­стан. Ком­па­ния сра­зу же спи­са­ла эти инве­сти­ции и впо­след­ствии пере­да­ла свои акции в шко­лу Була­ту Уте­му­ра­то­ву на бла­го­тво­ри­тель­ность. Эта сдел­ка не может счи­тать­ся бла­го­тво­ри­тель­ным пред­при­я­ти­ем, учи­ты­вая, что шко­ла обслу­жи­ва­ет детей казах­стан­ской эли­ты и взи­ма­ет пла­ту до 20 000 дол­ла­ров в год (сред­ний ВВП на душу насе­ле­ния в Казах­стане состав­ля­ет 10 800 дол­ла­ров). Труд­но сде­лать какой-либо дру­гой вывод из этой сдел­ки, кро­ме того, что Glencore поку­пал вли­я­ние и услу­ги в Казах­стане, осо­бен­но учи­ты­вая, что дру­гим круп­ным акци­о­не­ром в Haileybury Astana была лич­ная бла­го­тво­ри­тель­ность пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва.
   

 • Сдел­ки меж­ду Glencore и Уте­му­ра­то­вым бес­смыс­лен­ны, цен­ны для инве­сто­ров и повы­ша­ют веро­ят­ность того, что Glencore тай­но пере­да­ет богат­ство сво­е­му мест­но­му вла­дель­цу, что­бы купить услу­ги и вли­я­ние в Казах­стане.

Закон США о кор­руп­ции за рубе­жом (FCPA) гла­сит, что пла­те­жи (счи­та­ю­щи­е­ся цен­ны­ми) пред­на­зна­че­ны для сти­му­ли­ро­ва­ния или вли­я­ния на ино­стран­но­го чинов­ни­ка явля­ет­ся нару­ше­ни­ем зако­на.

Закон Вели­ко­бри­та­нии о взя­точ­ни­че­стве име­ет более широ­кую сфе­ру дей­ствия и вклю­ча­ет все взя­точ­ни­че­ства, в том чис­ле в отно­ше­нии част­ных лиц.

Пол­ный текст рас­сле­до­ва­ния рас­сле­до­ва­ния смот­ри­те на ISSUU