-5 C
Астана
20 апреля, 2021
Image default

Булат Абишев: Я не верил гаранту Конституции, ОН УЗУРПИРОВАЛ ВЛАСТЬ

«За 30 лет сосре­до­то­чив всю пол­но­ту вла­сти в соб­ствен­ных руках и выстро­ив вокруг себя иерар­хию при­бли­жен­ных, Назар­ба­ев, мно­го­крат­но пере­пи­сы­вая Кон­сти­ту­цию, сумел создать кла­но­вую систе­му управ­ле­ния госу­дар­ством, толь­ко лич­но сам назна­чал кад­ры, под­би­рая их глав­ным обра­зом по прин­ци­пу лич­ной пре­дан­но­сти и покор­но­сти», – ска­зал нам в сво­ем интер­вью экс-депу­тат мажи­ли­са пар­ла­мен­та и в недав­нем про­шлом оппо­зи­ци­он­ный поли­тик Булат Аби­шев. Изна­чаль­но, интер­вью пла­ни­ро­ва­лось посвя­тить его 70-лет­не­му юби­лею, одна­ко юби­ляр насто­ял, что­бы бесе­да стро­и­лась вокруг зло­бо­днев­ных вопро­сов, поэто­му и раз­го­вор полу­чил­ся о наболевшем.

– Булат Алим­бе­вич, всё же поль­зу­ясь слу­ча­ем, хотим поздра­вить Вас с юби­ле­ем, и поже­лать Вам креп­ко­го здо­ро­вья и бла­го­по­лу­чия! Все-таки, в отли­чие от поли­ти­че­ско­го пен­си­о­не­ра Иман­га­ли Тас­ма­гам­бе­то­ва, ушед­ше­го на покой по дости­же­нию пен­си­он­но­го воз­рас­та, вы про­дол­жа­е­те свою актив­ность в обще­ствен­ной жиз­ни стра­ны. Недав­но вы при­ня­ли уча­стие в обсуж­де­нии земель­но­го вопро­са в соста­ве дви­же­ния «Ел мен жер». Что дви­жет вами, что­бы не оста­вать­ся в стороне?

– Буду более объ­ек­ти­вен в оцен­ке сво­ей дея­тель­но­сти. От актив­ной поли­ти­че­ской жиз­ни я ото­шёл через год после выхо­да на пен­сию, в 2014 году – сна­ча­ла отка­зал­ся от долж­но­сти зам­пред­се­да­те­ля пред­се­да­те­ля пар­тии ОСДП и вышел из соста­ва пре­зи­ди­у­ма, а потом и вовсе рас­про­щал­ся с пар­ти­ей. Ника­ких заяв­ле­ний в прес­се по это­му пово­ду не делал, так как не счи­таю это боль­шим событием.

Вме­сте с тем, свя­зей со сво­и­ми дру­зья­ми и неко­то­ры­ми быв­ши­ми сорат­ни­ка­ми не пре­ры­вал, и когда воз­ни­ка­ет необ­хо­ди­мость во вза­им­ном обсуж­де­нии вопро­сов, ста­ра­юсь все­гда отзы­вать­ся. Соб­ствен­но, поэто­му я и ока­зал­ся на собра­нии дви­же­ния «Ел мен жер». Там, кста­ти, наря­ду с земель­ны­ми про­бле­ма­ми в боль­шей сте­пе­ни обсуж­дал­ся вопрос стро­и­тель­ства в Казах­стане 55 заво­дов и дру­гих объ­ек­тов соглас­но казах­стан­ско-китай­ским проектам.

– Мы не зря упо­мя­ну­ли Тас­ма­гам­бе­то­ва. Будучи депу­та­том мажи­ли­са вто­ро­го созы­ва (1999−2004 гг.), вы яви­лись участ­ни­ком бур­но­го обсуж­де­ния Земель­но­го кодек­са, кото­рый все­ми сила­ми про­дви­гал пре­мьер-министр того пери­о­да Иман­га­ли Тас­ма­гам­бе­тов. Пред­ла­гаю напом­нить нашим чита­те­лям исто­рию при­ня­тия это­го кодек­са, впо­след­ствии став­шим кам­нем пре­ткно­ве­ния в обществе?

– Дей­стви­тель­но, будучи депу­та­том вто­ро­го созы­ва мажи­ли­са пар­ла­мен­та, я при­ни­мал уча­стие в обсуж­де­нии Земель­но­го кодек­са в 2003 году. Его обсуж­де­ние и голо­со­ва­ние по нему было непро­стым. Сна­ча­ла мно­гие депу­та­ты ока­за­лись про­тив основ­ной кон­цеп­ции зако­на – вве­де­ния част­ной соб­ствен­но­сти на зем­лю. После это­го на мно­гих моих кол­лег сра­зу нача­лось дав­ле­ние и уго­во­ры через теле­фон­ные звон­ки из адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та, от чле­нов пра­ви­тель­ства, област­ных аки­мов и т.д. В ито­ге про­тив кон­цеп­ции кодек­са о вве­де­нии част­ной соб­ствен­но­сти на зем­лю про­го­ло­со­ва­ло толь­ко пять чело­век. Это пред­ста­ви­те­ли ком­пар­тии – Серик­бол­сын Абдиль­дин, Вла­ди­слав Коса­рев, Борис Соро­кин, а так­же Вален­тин Макал­кин и я. Мате­ри­а­лы об этом голо­со­ва­нии мож­но най­ти в сте­но­грам­ме засе­да­ния мажи­ли­са, газе­тах «Прав­да Казах­ста­на», «Рес­пуб­ли­ка», и, навер­ное, если поис­кать, в архи­вах вашей газе­ты. В то вре­мя у прес­сы и у самих депу­та­тов было боль­ше досту­па к сте­но­грам­мам засе­да­ний палат парламента.

Я думаю, голо­сов про­тив было бы боль­ше, но как раз перед этим засе­да­ни­ем боль­шая груп­па депу­та­тов была направ­ле­на в загран­ко­ман­ди­ров­ку (тогда нача­ли изу­чать опыт созда­ния наци­о­наль­ных фон­дов в Нор­ве­гии и Гол­лан­дии). Сре­ди выехав­ших депу­та­тов были те, кто навер­ня­ка про­го­ло­со­вал бы про­тив, напри­мер – Шер­хан Мур­та­за, Серик­бай Али­ба­ев, Толен Тох­та­сы­нов и неко­то­рые другие.

Я так уве­рен­но гово­рю об этом, пото­му что уже на после­ду­ю­щих голо­со­ва­ни­ях коли­че­ство высту­пив­ших про­тив уве­ли­чи­лось до 17–18 чело­век и с каж­дым новым засе­да­ни­ем всё при­бав­ля­лось. Всё боль­ше депу­та­тов убеж­да­лось в том, что закон напи­сан даже не столь­ко для вве­де­ния част­ной соб­ствен­но­сти на зем­ли сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го назна­че­ния, сколь­ко для пере­рас­пре­де­ле­ния их в поль­зу круп­ных ком­па­ний, сосре­до­то­чен­ных у узко­го кру­га лиц. Имен­но поэто­му шла огол­те­лая ата­ка на суб­арен­ду, вво­дил­ся целый ряд ста­тей, кото­рые застав­ля­ли пер­вич­но­го зем­ле­поль­зо­ва­те­ля пере­дать свои земель­ные паи в устав­ные фон­ды раз­лич­ных хозяй­ству­ю­щих субъ­ек­тов – глав­ным обра­зом акци­о­нер­ных обществ.

Уже в ходе обсуж­де­ния кодек­са мно­гие высту­па­ю­щие выска­зы­ва­ли мне­ние о том, что вве­де­ние инсти­ту­та част­ной соб­ствен­но­сти на зем­ли сель­хоз­на­зна­че­ния не при­ве­дет к бур­но­му эко­но­ми­че­ско­му росту про­из­вод­ства на селе. Депу­та­ты ста­ли пони­мать, что ещё дале­ко не были исчер­па­ны воз­мож­но­сти дей­ству­ю­ще­го на тот момент зако­на «О зем­ле», кото­рый регла­мен­ти­ро­вал пере­вод обще­ствен­но­го пра­ва в вещ­ное, защи­щал пра­ва пер­вич­ных зем­ле­поль­зо­ва­те­лей в лице сель­ских жителей.

Одна­ко раз­ра­бот­чи­ки кодек­са в уго­ду круп­ным зем­ле­вла­дель­цам не дали дора­бо­тать ста­ро­му зако­ну до кон­ца. Не был опре­де­лен доста­точ­ный пере­ход­ный пери­од, что­бы госу­дар­ство со сво­ей сто­ро­ны при­ня­ло соот­вет­ству­ю­щие меры, а сель­ские жите­ли исполь­зо­ва­ли бы свое пра­во и воз­мож­но­сти для уза­ко­ни­ва­ния сво­их земель­ных участ­ков. Не была предо­став­ле­на воз­мож­ность при­об­ре­те­ния в част­ную соб­ствен­ность земель сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го назна­че­ния на без­воз­мезд­ной осно­ве тем граж­да­нам стра­ны, кото­рые име­ли пра­во на полу­че­ние услов­ных земель­ных долей для заня­тия сель­ско­хо­зяй­ствен­ным производством.

Депу­та­ты внес­ли боль­шое коли­че­ство пред­ло­же­ний и попра­вок в про­ект зако­на, кото­рые, после рас­смот­ре­ния на засе­да­ни­ях были одоб­ре­ны пала­той, вно­си­лись даже пред­ло­же­ния об откло­не­нии про­ек­та кодек­са цели­ком. Одна­ко, как я уже гово­рил, закон при­ни­мал­ся в усло­ви­ях актив­но­го нажи­ма со сто­ро­ны пра­ви­тель­ства, созда­ния ажи­о­та­жа, поис­ка вра­гов-анти­ры­ноч­ни­ков и нахо­дил­ся на осо­бом кон­тро­ле у пре­зи­ден­та стра­ны, кото­рый даже в пар­ла­мент при­ез­жал. Фак­ти­че­ски после нало­же­ния вето пре­зи­ден­та на вари­ант депу­та­тов и был при­нят пер­во­на­чаль­ный, пра­ви­тель­ствен­ный вари­ант зако­на, без уче­та мне­ний и пред­ло­же­ний депу­та­тов, уче­ных и спе­ци­а­ли­стов сель­ско­го хозяйства.

– Все пони­ма­ли, что за рве­ни­ем Тас­ма­гам­бе­то­ва про­та­щить Земель­ный кодекс сто­ял Нур­сул­тан Назар­ба­ев. Поче­му он так был в этом заинтересован?

– Сего­дня труд­но ска­зать, чем руко­вод­ство­вал­ся Назар­ба­ев, застав­ляя пар­ла­мент при­нять новый Земель­ный кодекс таки­ми уско­рен­ны­ми тем­па­ми, не дав дора­бо­тать до кон­ца дей­ство­вав­ше­му на тот пери­од зако­ну «О зем­ле». Вокруг него все­гда хва­та­ло совет­чи­ков и, навер­ное, ско­рей­шее вве­де­ние част­ной соб­ствен­но­сти на зем­лю им пред­ста­ви­лась как пана­цея для реше­ния всех про­блем сель­ско­го хозяй­ства. Но на деле всё ока­за­лось совсем не так.

При­ня­тие Земель­но­го кодек­са про­хо­ди­ло без долж­ной под­го­то­ви­тель­ной рабо­ты мето­ди­че­ско­го, орга­ни­за­ци­он­но­го, тех­ни­че­ско­го харак­те­ра, без соот­вет­ству­ю­щих науч­ных раз­ра­бо­ток – и ожи­да­е­мо не при­ве­ло к росту эффек­тив­но­сти сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го про­из­вод­ства. По суще­ству, про­изо­шла сме­на моде­ли раз­ви­тия села, изме­не­ние сель­ско­го укла­да жиз­ни. Земель­ный пере­дел обост­рил соци­аль­ную напря­жен­ность в обще­стве и его даль­ней­шее рас­сло­е­ние, уси­лил про­ти­во­ре­чия меж­ду город­ски­ми и сель­ски­ми жите­ля­ми, при­вел к росту убы­точ­ных мел­ких сель­ско­хо­зяй­ствен­ных това­ро­про­из­во­ди­те­лей, кон­цен­тра­ции зем­ли у круп­ных зем­ле­вла­дель­цев, кото­рые спе­ци­а­ли­зи­ро­ва­лись на раз­ви­тии зер­но­вых культур.

Сего­дня мало кто сомне­ва­ет­ся, что от это­го реше­ния выиг­ра­ли толь­ко круп­ные зем­ле­вла­дель­цы и нечи­стые на руку работ­ни­ки аки­ма­тов и учре­жде­ний, зани­ма­ю­щи­е­ся пере­оформ­ле­ни­ем земель – и что имен­но инте­ре­сы новых лати­фун­ди­стов изна­чаль­но лоб­би­ро­ва­лись в пра­ви­тель­стве и в пар­ла­мен­те при при­ня­тии это­го закона.

Вве­де­ние инсти­ту­та част­ной соб­ствен­но­сти на зем­ли сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го назна­че­ния не мог­ло не затро­нуть эко­но­ми­че­ские, поли­ти­че­ские, соци­аль­ные, идео­ло­ги­че­ские и дру­гие инте­ре­сы все­го казах­стан­ско­го наро­да. Не надо забы­вать, что в резуль­та­те затяж­но­го спа­да сель­ско­го хозяй­ства рез­ко обост­ри­лась соци­аль­ная напря­жен­ность на селе. Про­ис­хо­дил отток насе­ле­ния и преж­де все­го моло­де­жи. Уро­вень без­ра­бо­ти­цы никем не под­счи­ты­вал­ся, но по оцен­кам тех, кто бывал на селе, он был угро­жа­ю­ще высо­ким. Прак­ти­че­ски абсо­лют­ное боль­шин­ство сель­ских жите­лей нахо­ди­лась за чер­той бед­но­сти. Уро­вень раз­ви­тия соци­аль­ной инфра­струк­ту­ры села не отве­чал даже мини­маль­ным запро­сам насе­ле­ния. Надол­го оста­лись руб­цы про­ве­ден­ной вла­стя­ми опти­ми­за­ции народ­но­го обра­зо­ва­ния и здра­во­охра­не­ния, от кото­рой сель­чане не могут опра­вить­ся до сих пор. На при­ме­ре сель­ской жиз­ни мож­но было наблю­дать, как про­ис­хо­ди­ли обни­ща­ние людей, дегра­да­ция чело­ве­че­ско­го капитала.

Учи­ты­вая, что почти поло­ви­на насе­ле­ния про­жи­ва­ет в сель­ской мест­но­сти, в чис­ле кото­рой подав­ля­ю­щее боль­шин­ство каза­хов – речь шла не про­сто о про­бле­ме воз­рож­де­нии села, а о вос­про­из­вод­стве казах­ской нации. И реше­ние о вве­де­нии част­ной соб­ствен­но­сти на зем­ли сель­хоз­на­зна­че­ния долж­но было учи­ты­вать все соци­аль­но-эко­но­ми­че­ские послед­ствия тако­го шага для сель­ских жителей.

– Отстав­ка Тас­ма­гам­бе­то­ва как-то свя­за­на с тем, что он не смог про­та­щить Земель­ный кодекс в выгод­ном для вла­сти варианте?

– Я бы не стал «демо­ни­зи­ро­вать» образ Тас­ма­гам­бе­то­ва и выде­лять его осо­бую роль в при­ня­тии это­го зако­на. На тот момент он был пре­мьер-мини­стром и, конеч­но же, желал отли­чить­ся при­ня­ти­ем в пар­ла­мен­те тако­го важ­но­го доку­мен­та. Но сосре­до­то­чив­шись толь­ко на цели – любой ценой про­та­щить закон через пар­ла­мент, без соот­вет­ству­ю­щей пред­ва­ри­тель­ной рабо­ты пра­ви­тель­ства, о кото­рой гово­ри­лось выше, он не смог добить­ся при­ня­тия кодек­са и сам подал в отставку.

– Теперь уже пре­зи­дент Тока­ев сде­лал заяв­ле­ние, что зем­ли сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го назна­че­ния не будут про­да­вать­ся и сда­вать­ся в арен­ду ино­стран­цам. Как вы дума­е­те, дан­ная ини­ци­а­ти­ва исхо­дит от него само­го или за этим вновь сто­ит Назарбаев?

– Дей­стви­тель­но, пре­зи­дент Касым-Жомарт Тока­ев сде­лал заяв­ле­ние о запре­те про­да­жи и арен­ды зем­ли ино­стран­цам и ино­стран­ным юри­ди­че­ским лицам и пору­чил раз­ра­бо­тать соот­вет­ству­ю­щий закон.

Но я не думаю, что за этим сто­ят ини­ци­а­ти­вы дей­ству­ю­ще­го или быв­ше­го пре­зи­ден­тов. Всем извест­но, что дан­ный вопрос посто­ян­но воз­ни­кал после при­ня­тия Земель­но­го кодек­са в 2003 году и ста­вил­ся перед вла­стя­ми прак­ти­че­ски на каж­дом митин­ге по земель­но­му вопро­су. Поэто­му это реше­ние будет более спра­вед­ли­вым отне­сти к побе­де наро­да и здра­во­го смысла.

– Вы допус­ка­е­те сце­на­рий, что «режим Назар­ба­е­ва» вос­поль­зо­вав­шись про­те­ста­ми вокруг Земель­но­го кодек­са, может сме­стить Тока­е­ва с поста пре­зи­ден­та? И что вы дума­е­те о резуль­та­тив­но­сти НСОД в плане диа­ло­га меж­ду вла­стью и народом?

– Что каса­ет­ся каких-то схем по устра­не­нию Касым-Жомар­та Тока­е­ва с поста пре­зи­ден­та с помо­щью ново­го вари­ан­та Кодек­са о зем­ле, я думаю, это чьи-то досу­жие фан­та­зии. В кон­це кон­цов, быв­ший пре­зи­дент нико­гда дале­ко не ухо­дил, и у него и сей­час более чем доста­точ­но воз­мож­но­стей, что­бы в слу­чае чего добить­ся сво­их целей более про­стым и удоб­ным способом.

Я не знаю, есть ли сего­дня где-нибудь такая стра­на, где дей­ству­ю­щий, избран­ный (будем гово­рить) пре­зи­дент был бы так огра­ни­чен в соб­ствен­ных пол­но­мо­чи­ях и был так под­кон­тро­лен и под­от­че­тен сове­ту без­опас­но­сти – и как член сов­беза, и как член пар­тии пред­се­да­те­ля сове­та безопасности.

Уже в самом нача­ле, после сво­е­го «избра­ния» пре­зи­ден­том, Касым-Жомарт Тока­ев не полу­чил долж­ной под­держ­ки от «нуро­та­нов­ско­го» пар­ла­мен­та, ведь сенат тогда воз­глав­ля­ла дочь пер­во­го пре­зи­ден­та, а мажи­лис пол­но­стью состо­ял из чле­нов пре­зи­дент­ской пар­тии «Нур Отан» и её сател­ли­тов. Види­мо, поэто­му ему при­шлось созда­вать НСОД. Это фор­ми­ро­ва­ние со ста­ту­сом сугу­бо сове­ща­тель­но­го орга­на созда­ва­лась очень гром­ко, с широ­ким осве­ще­ни­ем в СМИ, туда назна­ча­лись лица, кото­рые отби­ра­лись адми­ни­стра­ци­ей пре­зи­ден­та по извест­ным толь­ко им кри­те­ри­ям. При этом неко­то­рые из кан­ди­да­тов сра­зу же отка­за­лись, а неко­то­рые вышли из соста­ва позднее.

Зада­ча у это­го орга­на была непро­стая. Озву­чен­ный круг вопро­сов, кото­ры­ми они долж­ны были зани­мать­ся, во мно­гом пере­кли­кал­ся с обя­зан­но­стя­ми и ком­пе­тен­ци­ей госу­дар­ствен­ных орга­нов и дей­ству­ю­ще­го пар­ла­мен­та – и на прак­ти­ке это неиз­беж­но ска­за­лось на эффек­тив­но­сти рабо­ты НСОД. На пер­вых засе­да­ни­ях его чле­ны еще про­яв­ля­ли какую-то актив­ность, а потом всё замер­ло. Ско­рее все­го, этот НСОД выпол­нял роль како­го-то «потеш­но­го вой­ска» для ново­го пре­зи­ден­та, да и эффек­тив­ность этих засе­да­ний сомни­тель­ная. Ведь если на засе­да­нии НСОД дого­ва­ри­ва­ют­ся до опре­де­лен­но­го реше­ния – оно в виде пред­ло­же­ния за под­пи­сью пре­зи­ден­та направ­ля­ет­ся, в основ­ном, в тот же пар­ла­мент или в пра­ви­тель­ство. Сами они ника­ких актов при­ни­мать не могут (ука­зы пре­зи­ден­та по каж­до­му засе­да­нию НСО­Да – это нереально).

При этом вполне оче­вид­но, что все вопро­сы, кото­рые вошли в ком­пе­тен­цию НСО­Да, вполне могут и долж­ны решать­ся в сте­нах пар­ла­мен­та, кото­рый при­зван рас­смат­ри­вать поли­ти­че­ские и соци­аль­но-эко­но­ми­че­ские вопро­сы и при­ни­мать по ним зако­ны. Пар­ла­мент и есть форум для откры­тых деба­тов и дис­кус­сий, здесь фор­ми­ру­ют­ся новые идеи и зако­ны, для это­го депу­та­тов избрал народ и пла­тит им зарплату.

Пар­ла­мент состо­ит из двух палат, в кото­рых име­ют­ся спе­ци­аль­ные коми­те­ты, создан­ные по самым раз­лич­ным направ­ле­ни­ям (в каж­дой пала­те по 7 направ­ле­ни­ям). При этом они могут при необ­хо­ди­мо­сти созда­вать под­ко­ми­те­ты, рабо­чие груп­пы, необ­хо­ди­мые комис­сии с пол­ным набо­ром ком­пе­тент­ных спе­ци­а­ли­стов и при­вле­кать допол­ни­тель­ные силы. Коми­те­ты име­ют пра­во про­во­дить пуб­лич­ные пар­ла­мент­ские слу­ша­ния, где могут обсуж­дать­ся любые вопро­сы, пред­став­ля­ю­щие обще­ствен­ную, соци­аль­ную, эко­но­ми­че­скую зна­чи­мость, а так­же про­ек­ты нор­ма­тив­ных пра­во­вых актов.

Дру­гое дело, если пар­ла­мент не справ­ля­ет­ся со сво­и­ми обя­зан­но­стя­ми – тогда его надо про­сто рас­пус­кать и начи­нать реаль­ную пар­ла­мент­скую рефор­му, целью кото­рой долж­но стать воз­вра­ще­ние пар­ла­мен­ту его ста­ту­са выс­ше­го зако­но­да­тель­но­го орга­на и власт­ных пол­но­мо­чий. Что­бы он мог стать пол­но­прав­ным про­ти­во­ве­сом испол­ни­тель­ной вла­сти и осу­ществ­лять кон­троль за её дея­тель­но­стью, быть насто­я­щим пред­ста­ви­те­лем наро­да во власти.

Но для это­го нуж­ны поли­ти­че­ские изме­не­ния, нуж­ны чест­ные выбо­ры (при­чём 50% по одно­ман­дат­ным окру­гам), нужен новый ЦИК… А согла­сит­ся ли с этим «нуро­та­нов­ский» пар­ла­мент? А как посмот­рит на это пер­вый президент?

Вид­но, что у вто­ро­го пре­зи­ден­та отве­ден­ная ему роль неза­вид­ная и, конеч­но же, он никак не тянет на зачи­на­те­ля каких-либо реформ. Про­ще создать кон­суль­та­тив­но-сове­ща­тель­ный орган, набрать туда лояль­ных к вла­сти пер­сон и созда­вать види­мость борь­бы за свет­лое будущее…

– Как вы оце­ни­ва­е­те скла­ды­ва­ю­щу­ю­ся систе­му управ­ле­ния стра­ной дей­ству­ю­щим пре­зи­ден­том и пред­се­да­те­лем сове­та безопасности?

– Отсю­да воз­ни­ка­ют вопро­сы к нашей систе­ме управ­ле­ния госу­дар­ством. Её и рань­ше нель­зя было назвать иде­аль­ной. При ней пер­вое лицо госу­дар­ства, прак­ти­че­ски нахо­дясь вне вся­ко­го кон­тро­ля, ни перед кем не отчи­ты­вал­ся, не брал на себя ответ­ствен­ность за какие-либо кон­крет­ные про­грам­мы, без кон­ца менял кад­ры и посы­лал наро­ду свои послания.Сейчас этим же будут зани­мать­ся уже двое. При этом реаль­ной ответ­ствен­но­сти не доба­ви­лось ни у одно­го из них.

Мы зна­ем пре­зи­дент­ские рес­пуб­ли­ки, когда пре­зи­дент, обла­дая пол­но­той вла­сти, при этом берёт всю ответ­ствен­ность на себя за поли­ти­че­ские, соци­аль­но-эко­но­ми­че­ские резуль­та­ты дея­тель­но­сти (США, Фран­ция, Тур­ция и т.д.). У нас же пре­зи­дент нико­гда ни за что пер­со­наль­но не отве­чал, при этом любые нова­ции, ред­кие успеш­ные про­ек­ты при­пи­сы­ва­лись толь­ко пер­во­му лицу.

За 30 лет сосре­до­то­чив всю пол­но­ту вла­сти в соб­ствен­ных руках и выстро­ив вокруг себя иерар­хию при­бли­жен­ных, Назар­ба­ев, мно­го­крат­но пере­пи­сы­вая Кон­сти­ту­цию, сумел создать кла­но­вую систе­му управ­ле­ния госу­дар­ством, толь­ко лич­но сам назна­чал кад­ры, под­би­рая их глав­ным обра­зом по прин­ци­пу лич­ной пре­дан­но­сти и покорности.

Одна­ко 30 лет воз­глав­ляя стра­ну, управ­ляя все­ми вет­вя­ми госу­дар­ствен­ной вла­сти, он не смог сде­лать глав­ной зада­чей пра­ви­тель­ства, пар­ла­мен­та, всех чинов­ни­ков чест­ное и доб­ро­со­вест­ное выпол­не­ние сво­их обя­зан­но­стей ради неуклон­но­го повы­ше­ния бла­го­со­сто­я­ния наро­да Казахстана.

При этом мы видим, как он не может рас­стать­ся с вла­стью, несмот­ря на свой пре­клон­ный воз­раст и все­об­щее пони­ма­ние, что его вре­мя уже про­шло, что надо усту­пить управ­ле­ние стра­ной более моло­до­му поко­ле­нию, как это сде­ла­ли в своё вре­мя пра­ви­те­ли Малай­зии, Син­га­пу­ра, Китая и дру­гих успеш­ных стран.

– Прав­да ли, что в 2007 году, будучи депу­та­том 3‑го созы­ва, вы были един­ствен­ным, кто про­го­ло­со­вал про­тив попра­вок в Кон­сти­ту­цию, рас­ши­ря­ю­щих пол­но­мо­чия президента?

– В каче­стве депу­та­та 3‑го созы­ва в 2007 году я дей­стви­тель­но откры­то голо­со­вал про­тив новых попра­вок в Кон­сти­ту­цию, рас­ши­ря­ю­щих пол­но­мо­чия пре­зи­ден­та. Тогда же я про­сил сло­во для объ­яс­не­ния сво­ей пози­ции, но мне не дали воз­мож­но­сти высту­пить. В пер­вый день засе­да­ния (было голо­со­ва­ние в пер­вом чте­нии) сре­ди тех, кто про­го­ло­со­вал про­тив попра­вок, я был один, на сле­ду­ю­щий день ко мне при­со­еди­нил­ся депу­тат Амал­бек Тша­нов. Я пом­ню, как после засе­да­ния у меня бра­ли интер­вью жур­на­ли­сты мно­гих газет и теле­ка­на­лов, одна­ко опуб­ли­ко­ва­ли его толь­ко в газе­тах «Жас казах», «Рес­пуб­ли­ка» и «Акто­бе-Таймс», осталь­ные отмолчались.

Мно­гих тогда уди­ви­ло, что по тако­му важ­но­му вопро­су почти не было обсуж­де­ния, и на при­ня­тие кон­сти­ту­ци­он­но­го зако­на во вто­ром чте­нии пона­до­би­лось все­го 20 минут. Но, к сожа­ле­нию, это был не пер­вый и не послед­ний слу­чай, когда руко­вод­ство пала­ты и чле­ны про­пра­ви­тель­ствен­ных фрак­ций в еди­ном поры­ве демон­стри­ро­ва­ли свою готов­ность выпол­нить любое пору­че­ние выше­сто­я­ще­го органа.

Конеч­но же, я не был про­тив самой Кон­сти­ту­ции, я не про­тив­ник наше­го кон­сти­ту­ци­он­но­го строя, реши­тель­но высту­паю про­тив раз­жи­га­ния любой роз­ни, тем более про­тив под­ры­ва без­опас­но­сти и целост­но­сти госу­дар­ства, но мне не нра­вил­ся гарант этой Кон­сти­ту­ции, кото­ро­му я уже не верил. Не верил, пото­му что он, узур­пи­ро­вав власть, не хотел гаран­ти­ро­вать пра­ва и сво­бо­ды, зало­жен­ные в этой самой Конституции.

Тогда я уже начал поду­мы­вать о том, что­бы, как и неко­то­рые мои кол­ле­ги, уйти в оппо­зи­цию и начать бороть­ся с этой вла­стью поли­ти­че­ски­ми мето­да­ми. В июне 2007 года я так и сделал.

– В свое вре­мя (1992−99 гг.) вы были аки­мом Темир­ско­го рай­о­на Актю­бин­ской обла­сти. Недав­но пре­зи­дент Тока­ев заявил, что с 2024 года аки­мов рай­о­нов ста­нут изби­рать. Зачем ждать до 2024 года, и какие плю­сы и мину­сы суще­ству­ют в выбор­но­сти акимов?

– Будучи аки­миом рай­о­на, в 1998 году я, по соб­ствен­ной ини­ци­а­ти­ве, про­во­дил в трех сель­ских окру­гах выбо­ры сель­ских аки­мов. Мы тща­тель­но гото­ви­лись, дела­ли объ­яв­ле­ния в рай­он­ной газе­те, про­во­ди­ли пред­ва­ри­тель­ное анке­ти­ро­ва­ние сре­ди насе­ле­ния, выбо­ры про­хо­ди­ли толь­ко на аль­тер­на­тив­ной основе.

Что каса­ет­ся выбо­ров рай­он­ных аки­мов, я счи­таю, что такие выбо­ры нужны.

Но давай­те сна­ча­ла отве­тим на вопрос – могут ли про­во­дить­ся выбо­ры аки­мов в отры­ве от той кад­ро­вой поли­ти­ки, кото­рая царит в стране 30 лет? Когда во гла­ву угла ста­вят­ся не ком­пе­тент­ность, рабо­то­спо­соб­ность и дело­вые каче­ства, а лич­ная пре­дан­ность и уме­ние в нуж­ный момент про­де­мон­стри­ро­вать свою покор­ность и готов­ность выпол­нить любое поручение.

В тече­ние мно­гих лет мы наблю­да­ем кад­ро­вую поли­ти­ку Акор­ды, кото­рая постро­е­на на этих каче­ствах – бес­пре­ко­слов­ном под­чи­не­нии, семей­ствен­но­сти, кор­руп­ции. Где здесь место для чест­ных и спра­вед­ли­вых выбо­ров аки­мов или кого-то дру­го­го? Раз­ве допу­стит такой режим, что­бы в аки­ма­ты при­хо­ди­ли чест­ные, неза­ви­си­мые, непод­куп­ные кадры?

И вооб­ще мне кажет­ся, что эти вбро­сы со сто­ро­ны вла­стей по про­ве­де­нию выбо­ров аки­мов, по поправ­кам в зако­ны о полит­пар­ти­ях, о митин­гах и т.д. дела­ют­ся толь­ко для того, что­бы отсро­чить пол­но­цен­ные поли­ти­че­ские рефор­мы и под­ме­нить их пусты­ми, ниче­го не меня­ю­щи­ми поправ­ка­ми, про­ве­де­ни­ем меро­при­я­тий, ими­ти­ру­ю­щих демо­кра­ти­че­ское устройство.

Так что при суще­ству­ю­щей систе­ме пока нель­зя все­рьёз отно­сить­ся к ини­ци­а­ти­вам этой вла­сти по вве­де­нию каких-то циви­ли­зо­ван­ных пра­вил вза­и­мо­от­но­ше­ний со сво­им наро­дом. Мне кажет­ся, что они ещё сами не зна­ют, кто из них где ока­жет­ся в бли­жай­шие пять лет.

-Спа­си­бо за содер­жа­тель­ную беседу!

Аза­мат ШОРМАНХАНУЛЫ,

«D»

Источ­ник: https://datnews.info/

архивные статьи по теме

Вот и году конец, а кто выжил — молодец

Editor

Анализ проекта Конституции Кыргызской Республики

Editor

Как в ФРГ делят нежданные 55 млрд евро