10 C
Астана
25 апреля, 2024
Image default

«Брошенным» старикам место в коттеджах

Адми­ни­стра­ция дома-интер­на­та для пре­ста­ре­лых и инва­ли­дов реши­ла защи­тить иму­ще­ствен­ные пра­ва сво­их под­опеч­ных. Руко­вод­ство учре­жде­ния соби­ра­ет­ся напра­вить в суд трид­цать исков на нера­ди­вых детей, сдав­ших сво­их роди­те­лей в дом пре­ста­ре­лых и забыв­ших о них. Ока­зы­ва­ет­ся, десять про­цен­тов ста­ри­ков име­ют соб­ствен­ную жил­пло­щадь, рас­по­ря­жать­ся кото­рой не могут из-за того, что им пре­пят­ству­ют родные. 

 

Автор: Ната­лья САДЫКОВА

 

Айдар­хан Наурыз­га­ли­ев попал в крес­ло дирек­то­ра актю­бин­ско­го дома-интер­на­та после того, как про­явил себя защит­ни­ком прав бом­жей, руко­во­дя цен­тром адап­та­ции для лиц без опре­де­лен­но­го места житель­ства. Напом­ним, этот дом пре­ста­ре­лых несколь­ко меся­цев назад ока­зал­ся в фоку­се вни­ма­ния про­ку­ро­ров. Они выяс­ни­ли, что немощ­ных ста­ри­ков кор­ми­ли про­сро­чен­ны­ми про­дук­та­ми и дер­жа­ли в анти­са­ни­тар­ных усло­ви­ях, после это­го руко­вод­ство учре­жде­ния уволили.

В пер­вый же день рабо­ты на новом месте, в доме-интер­на­те для пре­ста­ре­лых, Айдар­хан Наурыз­га­ли­ев запро­сил доку­мен­ты под­опеч­ных и с удив­ле­ни­ем обна­ру­жил, что у части посто­яль­цев есть дети и недви­жи­мость. В соци­аль­ном учре­жде­нии про­жи­ва­ют 293 пен­си­о­не­ра, из них 26 (то есть прак­ти­че­ски каж­дый деся­тый) долж­ны жить в соб­ствен­ных квар­ти­рах, домах и даже рос­кош­ных кот­те­джах! Прав­да, апар­та­мен­ты заня­ты небла­го­дар­ны­ми детьми и родственниками.

- По уста­ву мы сво­им посто­яль­цам можем ока­зы­вать не толь­ко меди­цин­скую или соци­аль­ную, но и пра­во­вую помощь. Поду­мать толь­ко, госу­дар­ство пла­тит на содер­жа­ние одно­го чело­ве­ка 2800 тен­ге в день! В месяц это при­мер­но 80 тысяч тен­ге! Пусть эту сум­му пла­тят те, кто поме­стил сво­их род­ных сюда. Ведь по зако­ну в дом-интер­нат при­ни­ма­ют­ся исклю­чи­тель­но так назы­ва­е­мые «ста­ри­ки-сиро­ты», — воз­му­щен Айдар­хан Наурызгалиев.

По сло­вам Айдар­ха­на Избас­ка­но­ви­ча, нема­ло фак­тов, когда жильем ста­ри­ков завла­де­ли обма­ном посто­рон­ние люди. Так, 85-лет­няя Пела­гея Лит­вин попа­ла в интер­нат в июне в состо­я­нии край­не­го исто­ще­ния. Пер­вое вре­мя изго­ло­дав­ша­я­ся пен­си­о­нер­ка пря­та­ла под подуш­кой кус­ки хле­ба и саха­ра — ска­зы­ва­лись пол­го­да ски­та­ний по ули­цам. У бабуш­ки Пела­геи умер сын в 2010 году, после это­го она отпи­са­ла свою квар­ти­ру в цен­тре неким граж­да­нам. Им же ста­руш­ка дала дове­рен­ность на полу­че­ние сво­ей пен­сии в 60 тысяч тен­ге. Сей­час руко­вод­ство интер­на­та напра­ви­ло иск в суд, через кото­рый наме­ре­но при­знать дар­ствен­ную неза­кон­ной. Суд уже при­оста­но­вил выпла­ту пен­сии дове­рен­ным лицам, прав­да, на исхо­де раз­би­ра­тель­ства это может никак не отразиться.

- Это про­сто без­за­ко­ние! Моя зада­ча — защи­тить пра­ва ста­ри­ков, воз­вра­тить им квар­ти­ры, назна­чить опе­ку­нов. Пусть живут по-чело­ве­че­ски. Лит­вин вот посто­ян­но упо­ми­на­ет о каких-то род­ствен­ни­ках в Рос­сии, было бы хоро­шо, если б они нашлись и забра­ли к себе ста­руш­ку, — вздох­нул дирек­тор интерната.

В доме пре­ста­ре­лых у каж­до­го ста­ри­ка своя исто­рия. Мария Меня­е­ва — инва­лид по зре­нию, сей­час справ­лять­ся с повсе­днев­ны­ми забо­та­ми ей помо­га­ют не толь­ко мед­сест­ры. Здесь бабуш­ка встре­ти­ла тако­го же, как она сама, оди­но­ко­го ста­ри­ка, с кото­рым теперь делит все горе­сти и радости.

Дедуш­ка Алек­сей даже тро­га­тель­но кор­мит свою спут­ни­цу с ложеч­ки медом. Прав­да, горе­стей в жиз­ни пожи­лой жен­щи­ны пока боль­ше. Адми­ни­стра­ция учре­жде­ния от лица Марии Меня­е­вой соби­ра­ет­ся судить­ся с ее род­ной внуч­кой, кото­рая про­да­ла квар­ти­ру бабуш­ки в цен­тре горо­да, а о ней самой пред­по­чла забыть. Забо­тить­ся о ста­руш­ке пред­при­им­чи­вая внуч­ка реши­ла пору­чить дру­го­му вну­ку, кото­рый живет в Рос­сии. Полу­чив день­ги, поса­ди­ла пен­си­о­нер­ку на поезд, но на вок­за­ле в пунк­те назна­че­ния ее никто так и не встретил.

- Я неде­лю ноче­ва­ла на вок­за­ле, потом мили­ци­о­не­ры ста­ли выяс­нять, кто я да отку­да. Вот назад сюда меня отпра­ви­ли, в Казах­стан. Ни доку­мен­тов, ни денег не было у меня, опре­де­ли­ли сюда, в дом ста­ро­сти, вот и живу теперь, — не сдер­жи­вая слез, рас­ска­зы­ва­ет Мария Меняева.

Айдар­хан Наурыз­га­ли­ев счи­та­ет, что, воз­мож­но, через суд удаст­ся заста­вить нера­ди­вых детей испол­нять свой долг. Воз­мож­но, кому-то ста­нет стыд­но, и оди­но­кие ста­ри­ки дождут­ся эле­мен­тар­но­го — их будут наве­щать. Впро­чем, это мало­ве­ро­ят­но — кое-кто из ответ­чи­ков, по сло­вам адми­ни­стра­ции, уже при­ез­жал с недву­смыс­лен­ны­ми наме­ка­ми: мол, ниче­го вы в суде не докажете.

Что­бы дока­зать и обос­но­вать все про­фес­си­о­наль­но, а не самим, сотруд­ни­ки дома-интер­на­та для пре­ста­ре­лых и инва­ли­дов ищут штат­но­го юри­ста. Прав­да, отста­и­вать пра­ва ста­ри­ков в суде за зар­пла­ту в 35 тысяч тен­ге в месяц пока не нашлось ни одно­го желающего…

See the original post:
«Бро­шен­ным» ста­ри­кам место в коттеджах

архивные статьи по теме

В Казахстане заблокировали Twitter

«Колониальное господство», или Зачем Россия вмешивается в дела стран Центральной Азии

Editor

Почтил память жертв? Плати штраф!